Культуринтервенция



Скачать 371.47 Kb.
страница1/7
Дата31.10.2016
Размер371.47 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7

Народное Образование 4/02 (стр.203)

КУЛЬТУРИНТЕРВЕНЦИЯ



Наталья Маркова,

руководитель Научно-практического центра Института социально-экономических проблем народонаселения РАН

В 7-м и 8-м выпусках журнала за прошлый год мы ознакомили вас с гипотезой о существовании, о присутствии в нашей повседневной жизни транснациональной корпорации, осуществляющей глобальный маркетинг Наркотиков. Сегодня мы завершаем публикацию на эту тему.

ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ


Демократическая экспансия, проводимая Западом с 1974 года, совершенно справедливо уподобленная Хантингтоном1 «военной кампании, в ходе которой демократические силы освобождают одну страну за другой», к началу 90-х настигла Россию. «Конец Истории», объявленный Ф. Фукуямой2, возвестил о начале давно подготовленного вторжения.

В сравнении с XVIII веком Корпорация D3 обрела более совершенные инструменты власти, но почерк её не изменился. При близком рассмотрении сквозь демократический PR проглядывали старые, отшлифованные в колониях приёмы экономического господства. Главный принцип: Divide et impera4 – безотказно действовал со времён античности.

С запланированной синхронностью на территории СССР разом возникли этнические, религиозные и территориальные конфликты. Не успело общество опомниться, как рассыпался союз государств, существование которого поддержало абсолютное большинство его граждан. Получив независимость от самой себя, Россия едва избежала новейшей феодальной раздробленности. Одновременный разгром, раздел или переквалификация научно-исследовательских институтов, идеологическое раздвоение театров; журналов, газет, предпосылки церковного раскола и непрерывная реорганизация спецслужб хорошо дополняют картину демократизации.

Важное место здесь занимало разрешение деятельности5 различных международных фондов на территории бывшего СССР. Интересы их представительств простирались от способов выращивания дальневосточных водорослей до развития регионального телевидения. Не на шутку озабоченные судьбой медведей Западной Сибири и всхожестью казахстанской конопли, фонды поддержали остроумную систему скрытых воздействий, которая позволяла:



  • легально получать стратегически важную научную информацию в любой области науки, даже из отдалённых регионов страны, выделяя минимальные средства (гранты в 500-1000 долларов) молодым учёным. При этом на полученные сведения фонд всегда мог наложить вето;

  • осуществлять скрытую коррупцию, выделяя максимальные средства (гранты в 25 000-50 000 долларов) для руководства регионов или областей и влиять на события в нужном направлении;

  • создавать и финансировать политические партии, благотворительные и некоммерческие организации, оказывающие запланированное давление на общественное мнение. Денежные вливания и система дезинформации, стоящие за такого рода общественными организациями, гарантировали коррекцию их деятельности в нужном ключе и направляли каждое их движение.

Информационный иммунитет


Демократический бал правила новая элита, тщательно отобранное правящее меньшинство с «западным мировоззрением и идеалами, имплантированными в души и умы» (Тойнби А. Дж. Цивилизация перед судом истории. СПб., 1996. С. 173). Легитимация любых реформ и нововведений обеспечивалась приглашением на привилегированные должности влиятельных людей или их родственников, например, Егора Гайдара, славному имени которого сограждане обязаны своим доверием экономическим реформам.

Характерно, что вину за «российский крах» известный в мире специалист по экономике России Жак Сапир, директор Высшей школы общественных наук (Франция), возлагает на ближайшее окружение Ельцина, состоящее из демократов – Гайдара, Чубайса, Фёдорова, Лившица и прочих, обвиняя их в «глубоком и коренном непонимании самого принципа демократической легитимности»6.

По мнению Сапира, набор методов, навязанный ими государству, подорвал его намного больше, чем их маниакальное стремление к сокращению бюджета и ослаблению рычагов государственной власти. Описание схемы разрушения было бы неполным без упоминания о займах (старая колониальная практика) и рекомендациях Международного валютного фонда, абсурдность того и другого была очевидна для всей мировой экономической элиты; о всемерно поощряемой коррупции чиновников и о системе специальных воздействий, развёрнутых в СМИ. Таким образом, с начала 90-х годов в России осуществляющаяся поведенческая революция, изготовленная по западным образцам.

Секс-пропаганда


Российские информационные каналы переполнены сексуальными стимулами. Как и любое животное, человек проявляет безусловный рефлекс на постоянные сексуальные раздражители. «Многие исследователи отмечают специфические физиологические изменения, возникающие у людей при просмотре порнографических фотографий и фильмов, при чтении или прослушивании текстов соответствующего содержания...» (Мастерс У., Лжонсон В., Колодни Р. Основы сексологии. М., 1998. С. 348).

Специфика и темы секс-пропаганды указывают на внедрение в России идей западной «сексуальной революции». Это не подражательное «западничество», не диффузия, а именно массированное внедрение, культуринтервенция. Об этом говорит и единый стандарт эротических и порнографических тем, волнами перебегающих из газет в журналы и телепередачи, и масштаб явлений, охвативших страну. Секс-пропаганда правится в СМИ единым духом; единой рукой. Её приёмы видны так же отчётливо, как и любой банальный PR. Упорное неприятие закона о цензуре и демагогические высказывания о свободе слова имеют общее происхождение: свобода слова здесь означает свободу внедрения пропаганды, разрушающей нормы цивилизации, неограниченную свободу уничтожения культуры.

В начале 90-х на глазах изумлённой публики обновлённые средства массовой информации отбрасывают все табу и возводят железобетонный секс для подростков в ранг суровой жизненной необходимости. Обществу навязываются давно провалившиеся идеи психоаналитиков о непоправимом вреде воздержания в юном возрасте и страшных неизлечимых болезнях как следствии половой неудовлетворённости. Отсутствие сексуального опыта становится неприличным. Превозносится «опытность», якобы необходимая для начала полноценной сексуальной жизни с избранником. Между тем в мире существует совершенно другое понимание проблемы7. Последствия тщательно спланированного и хорошо оплаченного назойливого сексуального лжепросветительства в России на фоне всеобщей нищеты обществу ещё предстоит оценить. Так, исследования последствий раннего начала половой жизни, проведённые американскими сексологами, показывают, что влияние ранней половой активности на взгляды и поведение в более зрелом возрасте особенно неблагоприятно сказывается на успеваемости школьниках. К тому же подразумевается, что приблизившийся к статусу взрослого подросток способен обеспечить своё существование и выступать в новых, желанных для него ролях, одобряемых обществом. Так происходит социализация. Но сегодняшний среднестатистический российский подросток 12-16 лет экономически всецело зависит от родителей. Он не владеет собственностью, не может добывать средства к существованию, его карманные деньги – милость родителей или случайный заработок.

Вспомним: много примеров ранних браков дают примитивные общества. Однако они демонстрируют и социализацию, происходящую одновременно с заключением брачной церемонии (приобретение ролей, одобряемых обществом). Как правило, к моменту заключения брака будущие супруги обладают некоторым

экономическим основанием (приданым, наследством), а также знаниями и трудовыми навыками, необходимыми для поддержания совместной жизни8.

  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница