Крымск: забыть нельзя помнить вечно!



Скачать 77.34 Kb.
Дата05.05.2016
Размер77.34 Kb.
Крымск: забыть нельзя помнить вечно!
6 июля исполнился ровно год с момента разрушительного наводнения на Кубани, во время которого пострадали населенные пункты Геленджикского и особенно Крымского района: в страшную ночь с 6 на 7 июля 2012 года тихие, спокойные, мелководные речки Адагум и Баканка вышли из берегов, и на дома людей обрушились 6-метровые волны... Пережив - пусть в гораздо меньшем масштабе - наводнение в нашем городе, геленджичане выезжали в Крымск и п. Нижнебаканский, чтобы хоть как-то помочь пострадавшим от наводнения продуктами, элементарными вещами первой необходимости, одеждой, лекарствами. Наши корреспонденты тоже не остались в стороне - домой вернулись с тяжелым сердцем: сумеют ли жители района восстановить свои дома и имущество, добиться выплат компенсаций, а самое главное - затянутся ли их душевные раны, смогут ли , преодолев боль и сильнейший страх, жить, как будто ничего не было...? Чтобы ответить на эти вопросы, мы снова вернулись в Крымск год спустя.


Все идет по плану?
Небольшой, совершенно не забитый, по сравнению с Геленджиком, беспорядочно припаркованными машинами Крымск живет обычной, размеренной жизнью. За год город привели в порядок, в центре красуются ухоженные цветочные клумбы, еще с федеральной трассы сверкают своей белизной новые жилые микрорайоны – «Надежда» и «Озерки». За более подробной информацией отправляемся в пресс-службу администрации города. Нас встречают радушно, предлагая кофе с печеньем, но на все вопросы отвечают достаточно уклончиво. После терпеливого ожидания и настойчивой просьбы об интервью наконец-то в прямом смысле этого слова ДОБЫВАЕМ информацию: для пострадавших от наводнения в городе построили 29 домов: вышеупомянутые многоквартирные дома на возвышенности и еще одна девятиэтажка в центре Крымска на улице Пролетарской. Всего в новые квартиры заселено около 3000 оставшихся без крова людей. Участки, на которых дома были разрушены водой (нижняя часть города непосредственно на берегу р. Адагум), остались в собственности владельцев. Но отныне эта земля предусмотрена только под разбивку дачных участков - строительство капитальных строений там запрещено, ведь эта территория опасна для жизни. 18 учреждений образования, 9 объектов здравоохранения, 4 объекта культуры и 2 – спортивного назначения, пострадавшие в результате стихии, восстановлены и работают в штатном режиме. Компенсировать потери людей от наводнения государству удалось еще не полностью – суды продолжаются, и люди отстаивают свое право на новое жилье и денежные компенсации.

Конечно, нас интересует, каким образом в районе работает система оповещения. В пресс-службе обещают распечатать интересующий нас документ, но в принтере почему-то не оказывается бумаги! Зато обещают эксклюзив - интервью с представителями ГО и ЧС по г. Крымск, которые как раз именно в это время проверяют гидропосты на реках. Мы спешно выезжаем из преображенного города в сторону Нижней Баканки. Вдруг солнце прячется в серых облаках, небо затягивают грозовые тучи. По иронии судьбы, как и год назад, начинается дождь. Тяжелые капли ударяются о лобовое стекло автомобиля все сильнее и сильнее. И вот уже "дворники" не справляются с потоком воды… В течение 15 минут прибываем на условленное место - поворот на поселок Саук-Дэре, по телефону выясняем, что "гэошники" свою работу спешно свернули, приехав в администрацию Крымска. Тем не менее, разговор между нами состоялся:

- На реках Крымского района Адагум и Баканка установлено 14 гидропостов, оборудованных датчиками уровня воды, которые автоматически отправляют данные о том, насколько она поднялась, на пульт Единой дежурной диспетчерской службы. В случае резкого подъема воды информация в ЕДДС поступает каждые 3 секунды. Когда ситуация становится критической, дежурный оперативно оповещает все службы, ответственные за предупреждение населения. Датчики оснащены видеокамерами. Это позволяет не только отслеживать уровень воды в реках, но и следить, чтобы их русла не засоряли ветки. Все водоемы района от поваленных деревьев и другого мусора расчищены, поэтому безопасности населения ничего не угрожает.

О том, что в июле прошлого года вся долина реки Баканка вплоть до железнодорожного переезда была завалена вывернутыми с корнями деревьями, бревнами, вынесенными на берег грудами мусора, не напоминает ничего, если только не брать в расчет небольшую ветку, которая одиноко плещется в тихом спокойном ручейке под автомобильным мостом.



Я просыпаюсь в холодном поту...

Проливным дождем встречает нас Нижняя Баканка. Асфальтированных дорог там практически нет – песок и гравий. Поселок разделен на две части речкой, которая тихо и спокойно бежит далеко внизу. Берег Баканки крут, и на другой не попадешь: автомобильный мост год назад был смыт, но до сих пор так и не восстановлен.

Ямы и рытвины на глазах наполняются водой – из глубокой лужи тщетно пытается выехать иномарка ведущего немецкого концерна. Мы подъезжаем к открытым воротам стоящего на отшибе дома.

Огромный двор «запрятан» под капитальный навес. Во дворе пожилая женщина (ей, наверное, без преувеличений, лет 100), две девушки и маленькие дети – выходцы из СреднейАзии. Как мы потом узнали, семья перебралась в Крымский район из Ташкента в 1989 году.

Женщины зовут хозяина дома - Руслана Шариева. Глава семьи делится тяжелыми воспоминаниями о страшной ночи 7 июля 2012 г. В это время в доме находились 12 человек, в том числе 5 маленьких детей – семья Руслана и его родственники. :

-Весь день шел дождь, и поздно вечером вода начала прибывать. На глазах поднималась, сначала по колено ее было, потом больше. Около шести вечера отключили свет, связи тоже не было. Минута-две - и мы не смогли из дома выйти.



  • Не успели даже родственников в Крымске предупредить, что нас топит. Системы оповещения никакой не было, - в голос утверждают женщины.

- Вода поднималась все выше и выше. Дверь в дом была закрыта, но вода текла через нее. Мы спаслись на чердаке. Просидели там с двенадцати ночи до семи утра. Когда вода начала спадать, связь появилась. Потом спасатели на лодках нас забрали, довезли до родственников, которые на трассе нас ждали, на своей машине. У родных уже поели, переоделись – ведь остались в чем были, все вода унесла или испортила.

Хозяин дома указывает на стоящий во дворе перекошенный антикварный комод, рассказывает, что его он не выбросил тогда, оставил сушиться – видимо, эта мебель ему чем-то дорога…

- Все, что было, все пропало. Вода была 2 метра высотой, – показывает на оставшуюся на стене четкую полосу хозяин дома. От пола до этой линии стены темнее, чем вверху…

Стены всех пострадавших домов делит такая полоса. Грязь, которую принесла вода, впиталась в конструкции и не смывается ничем. По этой линии можно легко определить, до какого уровня жилье было затоплено. В домах пахнет сыростью и, кажется, этот запах убрать невозможно.

- Комиссия приезжала, сказали, что нужно делать капитальный ремонт. Мы уже трижды ремонтируем дом, а здесь по-прежнему сыро. Зимой топили на полную мощность. Сейчас опять окна и двери открыли – сушим, но все бесполезно. Дом нужно разбирать и новый строить, - говорит Руслан Шариев.

Помощь неравнодушных людей пришла в затопленные районы сразу после трагедии, как только спала вода. Продукты, вещи, моющие средства, чистую воду привозили не только общественные организации, но и обычные люди.

- Люди хорошо помогли – из всех уголков России приезжали, помогали, чем могли. У нас некоторые продукты до сих пор остались – консервы, мука, крупы. Компенсации тоже всем дали – по 160 000 рублей на человека. От газеты «Комсомольская правда» была хорошая помощь. Пока ждали средства от государства, редакция на наш счет деньги перевела. Мы всем очень благодарны, одни бы не справились.

Бабушка Настя из дома № 13 в переулке Малыгина - это центр поселка - рассказывает, что незадолго до наводнения похоронила мужа и сына.

- Из дома я не выходила и до наводнения, и еще три месяца после. Когда вода начала прибывать, думала, я умру. Но страшно мне не было. Вода выше, выше. Я залезла на стол, потом на лестницу, и если бы прижало, полезла бы на чердак. Но вода только до стола дошла. Я перебралась с лестницы на стол. Там сидела. И вскоре рассвет настал. Вода спала. Я попыталась дверь открыть, но не смогла. В окошечко посмотрела, и мне показалось сначала, что люди мертвые под порогом лежат. Я испугалась и снова на стол залезла. Сижу на столе и плачу. Потом солдаты пришли меня спасать. В дверь постучали. Я им сказала, что не выйду – мне же казалось, что там люди мертвые. Мне объяснили, что это к двери бревна вода принесла. Вызволили меня. Я вышла на улицу, весь двор в иле, все в иле. Помощников мне прислали, они все мыли, убирали. Спасибо им.

Наиболее пострадали в результате наводнения прибрежные улицы Нижнебаканского. Дом по улице Пролетарской, 23 находился в самой зоне затопления, до речки около 20 метров. Огромная коряга, подхваченная многометровой волной, в щепки разрушила половину строения, вторая же, построенная позже, выжила, но восстановлению не подлежит. Хозяин гостеприимно приглашает нас домой, показывает владения, и, кажется, не унывает, но в глаза ему смотреть больно – у него не осталось ничего из того, что было нажито десятилетиями трудов, его дом признали опасным для жизни, выдали сертификат на квартиру.

- Мы с вечера стояли возле речки. Вода прибывала, прибывала. Я думал, сейчас вода дойдет до края берега и встанет. А она все поднималась и поднималась. А потом такая волна с гор пошла… Где-то с километр полоса, метра два высотой, перепрыгнула через речку и на нас. Я внуков в машину покидал, соседей, какие рядом были, и рванул к трассе изо всех сил, еле успели выбраться. 21 метр вода не дошла до трассы…

В доме вода стола около 10 часов. Мужчина показывает отметку на стене. Вода была по потолок, 2,5 метра – линия опять же ясно прорезает стены дома. В некоторых комнатах отметки нет - вода доходила до потолка.

- Когда вода спала, ила на полу было толщиной с метр, - вспоминает хозяин дома. - Я теперь гол как сокол: 12 лет в загранплавания ходил, и все, что оттуда привез – все пропало. Две машины на металлолом разрезали – восстановлению не подлежали. И до сих пор по страховке денег добиться не могу. Жду все, жду, уже год. Вот, машинка стиральная осталась, туфли – мы это на память оставили, мыть не стали, - указывает на грязные вещи мужчина.

Дом до сих пор не просох, из мебели один диван, где спит сосед бывшего моряка, Костя. Он до сих пор судится с государством, его дом разрушен полностью, но компенсацию в виде квартиры парню дать пока не хотят. Прошло уже четыре суда - безрезультатных процесса.

Обоев в доме нет, полы в остатках ила, который впитался в линолеум навечно, запах сырости не выветривается…

- Окна с того года не закрывали, - рассказывает мужчина, - а толку никакого, запах сырости не выветривается. В подвале мы еще ничего не делали, там в иле все до сих пор, банки с соленьями-вареньями, все там осталось… Забор у нас почти весь снесло, только укрепленные конструкции остались. Вот, опять же на память оставили часть, - показывает хозяин дома. - Ремонт сделаю, и будет у меня летняя дача, - мечтает мужчина.

Мы уже писали о том, что в рамках уголовного дела о наводнении в Крымске к ответственности привлекаются бывший глава администрации Крымского района Василий Крутько, и.о. руководителя управления по предупреждению чрезвычайных ситуаций и гражданской защиты Крымского района Виктор Жданов, экс-глава Крымска Владимир Улановский и экс-глава Нижнебаканского сельского поселения района Ирина Рябченко.

Все они обвиняются в халатности (ст.293 УК РФ). Кроме того, Крутько, Улановский и Рябченко обвиняются в служебном подлоге (ст.292 УК РФ), а Жданов - в покушении на мошенничество при получении выплат (ч.3 ст.30, ст.159 УК РФ). Даже при условии привлечения их к уголовной ответственности это не смягчит боль от утраты близких, нажитого годами имущества. Кто-пытается восстановить свои дома: в Крымске и Нижней Баканке много новостроек. Отвечая на наш вопрос, как дальше будет жить его семья, Руслан Шариев тяжело вздохнул:

- Вроде привыкли тут, раньше вообще никуда ехать не хотели. А теперь, не знаю... Может, и уйдем: жизнь с чистого листа начать тут как-то не получается: такое не проходит бесследно. Чуть ливень, я уже спать не могу. Такой страх охватывает, хоть уже времени много прошло. Все кажется, что наводнение будет, и мы спастись не успеем…

Ольга Архипова,



Геленджик – Крымск – Нижнебаканский - Геленджик


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница