Кредо 3 (235­) Оглавление



страница5/6
Дата10.11.2016
Размер0.6 Mb.
1   2   3   4   5   6

Св. Екатерина Сиенская,


äåâà è Ó÷èòåëü Öåðêâè

29 апреля

Св. Екатерина Сиенская, дева и учитель Церкви, по-кровительница Италии

29 апреля – праздник

Сиена, 25 марта 1347 г. – Рим, 29 апреля 1380 г.


Вступив в Третий орден св. Доминика, проводила свою жизнь в покаянии и любви к осужденным и больным. Будучи глубоким мистиком, она удостоилась стигматов. Находилась в доверительных отношениях с крупными деятелями своей эпохи, в том числе и с Папой Григорием XI, которого она убедила перенести папскую резиденцию из Авиньона в Рим и от которого получила различные привилегии для своего ордена. Ее важнейшие труды содержат синтез доминиканской, августинской и францисканской духовности и мистицизма, о котором знала не понаслышке благодаря своему внутреннему единению с Богом. Вместе со св. Франциском почитается как покровительница Италии.

Покровительница: Италии, Европы (Иоанн Павел II, 1.10.1999 г.).

Имя: греч. – «чистая женщина».

Символ: кольцо, лилия.


Сегодня для многих как великое открытие звучат слова: «Кризис праведности – кризис государства». Но об этом еще в XIV в. говорила одна юная девушка: «Ни одно государство не может остаться в своих гражданских законах в состоянии благодати без святой праведности». И этой девушкой была Екатерина Сиенская. Она была младшей из 25 детей (не считая сестры-близнеца, умершей вскоре после рождения) почтенного красильщика Джакопо Бенинказа и дочери поэта Лапы Пьяченти. Поскорее и поудачнее выдать замуж – вот о чем мечтали ее родители, когда по обычаям того времени стали беседовать с 12-летней девочкой о браке. Но неизменно отвечала «нет», не взирая ни на какие наказания. И добилась своего. В конце концов, она попросила выделить ей всего лишь одну комнатушку, которая должна была стать ее «кельей» монахини Третьего ордена св. Доминика.

Комнатушка со временем стала местом собраний художников и ученых, монахов, правоведов – все ее гости были более образованы, чем она, и все прислушивались к нежным советам своей «Катюши», как они ее называли. Она старательно училась читать, а затем и писать, но большинство ее писем написаны под ее диктовку чужой рукой. В них она обращалась к Папам и монархам, кожевникам и генералам, домохозяйкам и королевам, и даже к заключенным сиенской тюрьмы, никогда не слышавшим от нее ни единого слова осуждения за совершенные преступления. Нет, Екатерина несла им радость и надежду. Она ставила их страдания рядом со страданиями невинного Иисуса и хотела, чтобы они уподобились Ему: «Смотрите, какой добротой вооружен этот рыцарь!» В насыщенном драматическими событиями XIV в., посреди войн и чумы, Италия и Сиена могут рассчитывать на Екатерину, как на нее рассчитывают жертвы различных несчастий и приговоренные к смерти преступники, например, житель Перуджи Николо ди Тульдо, ужасное отчаяние которого она облегчила перед казнью: «Он подошел, как кроткий агнец, и увидев меня, стал улыбаться, а затем попросил, чтобы я осенила его крестным знамением».

Она ходила в Авиньон как посланница Флоренции с миссией мира к Папе Григорию XI и… побудила понтифика в 1377 г. вернуться в Рим. Екатерина говорила руководителям Церкви все, что думала. Остийскому кардиналу Пьетро она писала: «Я говорила, что хочу видеть мужественного человека, а не труса…, и больший упор в разговоре со Святым Отцом делала на гибель души, нежели города; ведь Богу более нужны души, а не города». Однажды во Флоренции, когда она была со своими друзьями, к ней пришел человек, который должен был убить ее. И она сама представилась ему: «Екатерина – это я. Убей меня и оставь их в покое!» Она подставила шею, и побежденный убийца бежал. Потом Папа Урбан VI вызвал ее в Рим, где часть кардиналов устроила бунт, положивший начало Западной схизме. Но там заболела и умерла в возрасте 33 лет. Екатерину Сиенскую причислил в 1461 г. к лику святых Папа-сиенец Пий II. В 1939 г. Пий ХII провозгласил ее покровительницей Италии наряду со св. Франциском. А в 1970 г. Павел VI присвоил ей титул Учителя Церкви.

1 апреля доминиканцы отмечают праздник стигматов св. Екатерины.


Доменико Агассо

Для Духа

Этот человек

в деревянных башмаках 9




Краков, 10 ноября 2014 г.
Воспоминание о св. Иоанне Павле II (в то время Кароль Войтыла), который работал в годы гитлеровской оккупации (1940-1944) на фабрике «Сольве» простым рабочим.

Пани Богуся Тихонь приехала ко мне с телевизионной группой взять интервью о св. Иоанне Павле II, ее интересовала работа Кароля Войтылы на фабрике «Сольве» в годы гитлеровской оккупации. Она задала мне такой вопрос: «Встречалась ли я когда-либо с кардиналом Каролем Войтылой?». Я ответила, что никогда. Лишь однажды я имела с ним контакт, когда он был в нашем приходе с душпастырским визитом. Лично – никогда.

Я сказала пани Богусе, что воспоминания лет оккупации я записывала по просьбе Господа Иисуса Христа.


Он так тихонечко просил меня: «Я прошу тебя, сделай это для Меня». Он просил меня, поскольку я оставила это дело. Можно было бы предположить, что мотивацией был юбилей 50-летия рукоположения в священники отца настоятеля Рыбы, 1000-летие Крещения Польши и, наконец, просьба о прощении к отцу епископу Каролю Войтыле за то, что его сотрудники с фабрики соды подписали резолюцию, полную негодования, что отец епископ вместе с другими польскими епископами обратился к немецким епископам со словами: «Мы прощаем и просим о прощении».
Но истинной мотивацией была смиренная просьба Господа Иисуса Христа: «Я прошу тебя, сделай это для Меня».
На вопрос редактора Богуси Тихонь: «Разговаривала ли я когда-нибудь с кардиналом Каролем Войтылой?», я ответила, что никогда. Просто я не была готова к визиту телевидения. И тут мне припомнилось.

Был 1963 год.

Отца епископа Кароля Войтылу я знала по рассказам настоятеля прихода Матери Божьей Победительницы в Борек-Фаленцком (район Кракова). В 1940-1944 годах отец епископ работал на фабрике «Сольве» в Борек-Фаленцком простым рабочим. В приходе святого Иосифа, в Подгорье, в 1963 г. проходила епископская визитация, которую проводил епископ Кароль Войтыла. На одну из встреч пошла и я, и приняла участие в Святой Мессе, которую совершал отец епископ. Он произнес короткую проповедь, а в конце вспомнил, что посещает больных на дому. В моем подъезде жила семья Ксёнжек. У них был малолетний сын Антось, он вместе с моим Юреком ходил в садик, который вели сестры францисканки Семьи Марии. Пани Ксёнжек была красивой женщиной, доброй, сердечной, любезной. Когда у нее разболелись суставы, я часто проведывала ее. Она не вставала с постели и очень страдала. Пани Ксёнжек рассказала мне, что во время войны оказалась в лагере Равенсбрюк в Германии. Она была еврейкой, принявшей Святое Крещение. Пани чудом избежала смерти. После войны вышла замуж, тоже за крещеного еврея. У них было пятеро детей, четверо из которых умерли в результате несчастных случаев. Остался сынок Антось. Несмотря на то, что пани Мария была крещеной, она верила слабо. Она испытывала обиду на Господа Бога за то, что должна была столько выстрадать в лагере уничтожения. Она не умела молиться. Антось еще ходил в начальную школу, когда семья Ксёнжек получила жилье на улице Жемесльнича (Ремесленная). Там я тоже посещала пани Ксёнжек. Услышав, что отец епископ посещает больных, я побежала к пани Марии спросить, хотела бы она, чтобы отец епископ посетил ее. Тронутая известием о такой возможности, она, под впечатлением, даже села на кровати. На следующий день, рано утром я пошла к настоятелю с просьбой, чтобы отец епископ посетил Марию. Но он ответил мне, что епископ уже закончил посещение больных. Когда же отец настоятель выслушал историю пани Ксёнжек, то сказал: «Придите около семи вечера и сами попросите отца епископа об этом». Я терзалась сомнениями: «С какими словами я должна обратиться к епископу, будет ли он благосклонен к моей просьбе? Найду ли я подходящие слова?».


В страхе я остановилась перед Церковью. Приехал отец епископ, и я подошла к нему и убедительно попросила о пани Марии, рассказала о ее пребывании в лагере Равенсбрюк во время войны и о том, что там она заработала себе болезнь суставов и теперь очень больна. Отец епископ ответил, что он уже закончил посещение больных, что у него нет времени, и что он не может посетить пани Ксёнжек. Я отошла огорченная. Дети, одетые по-краковски, уже начинали читать стихи, когда отец епископ обернулся и сказал: «Завтра я там буду». Настоятель сказал мне, что отец епископ будет между восемнадцатью и девятнадцатью часами, скорей всего, ближе к девятнадцати.

Следующий день был днем приготовления к посещению епископа. Я принесла Марии мою самую красивую блузку и скатерть на стол. И уже с восемнадцати часов мы ждали прихода епископа. Около девятнадцати часов приехал отец епископ в сопровождении священника. Он долго разговаривал с Марией, гладил ее по волосам и целовал в голову. Утешал ее, плачущую, и обещал молиться. На следующий день от отца епископа пришли две женщины с поручением: пойти с Антосем за покупками. Они должны были купить ему одежду для школы, обувь и другие необходимые вещи. Также пришла сестра монахиня, заботящаяся о больных в приходе, она помыла Марию, причесала и принесла обед на всю семью.


Солнце засияло в этой бедной семье, и явилась любовь, в образе отца епископа Войтылы. У Марии высохли слезы, а на ее устах появилась улыбка.
Спустя некоторое время, я отправилась навестить Марию Ксёнжек. Двери мне открыл ее муж и сказал: «Жены нет». Мне пришла в голову мысль, что, может быть, она умерла. Через несколько дней я снова пошла навестить ее. Я застала ее дома, и она начала мне рассказывать. Отец епископ взял ее на реколлекции для больных в Тшебине. В день выезда двое клириков прогуливались перед ее домом. За Марией Ксёжек приехал пан адвокат. Клирики на руках перенесли ее в машину. В Тшебине она получила уютную комнатку. На столе каждый день были свежие цветы. При комнатах больных дежурили сестры. Ребятишки, нарядно одетые и с цветами в руках, читали больным стихи. Царила атмосфера любви, доброты и приветливости. Мария вернулась оттуда преисполненная счастья, мир ей казался прекрасным. Она сердцем прильнула к Богу и была счастлива, что может страдать ради Господа Иисуса Христа. В последний день реколлекций Господь Иисус Христос был выставлен в Пресвятых Дарах, и епископ Кароль Войтыла, держа монстранцию в руках, благословил больных. Марии выпало счастье поблагодарить отца епископа за его любовь и заботу от имени всех участников реколлекций. Это был 1963 год. С тех пор пани Ксёнжек находилась под постоянной опекой Церкви. Она была преисполнена счастья, когда ее любимый отец епископ стал митрополитом Краковским, в 1968 году – кардиналом, а 16 октября 1978 года – Папой, Святейшим Отцом Иоанном Павлом II. Пани Мария Ксёнжек отошла к Господу, когда кардинал Войтыла стал Папой. Она была святым человеком. После многих лет я встретила ее сына Антося у отцов-редемптористов на Неустанной Новенне. Он пришел в Церковь с четырьмя сыновьями.


1968 г.

Посещение Матери Божьей Ясногорской в образе свечи прихода Матери Божьей Победительницы в Борек-Фаленцком 5 мая 1968 г.

5 мая 1968 года в вечерние часы в нашем приходе должно было начаться Посещение Матери Божьей Ясногорской. Святую Мессу должен был совершить отец архиепископ Кароль Войтыла. У меня было удивительное предчувствие, что во время приветственной речи он обратится к воспоминаниям со времени оккупации, когда он, будучи молодым студентом, работал на фабрике соды в качестве рабочего. Здесь он получил от Господа Иисуса Христа благодать священнического призвания.

Тем вечером в Борек-Фаленцком пронесся ураган. Ветер срывал покровы на полевом алтаре. Песок засыпал нам глаза, а свечи погасли. Я хотела сохранить это приветствие отца архиепископа и решила стенографировать. Я знала, что это будет очень важно. Я уселась на ступеньках, ведущих к ризнице, взяла тетрадь, но писать не могла. Ветер вырывал листы. Мне не удалось записать много. А это было важно, поскольку отец архиепископ говорил о своей работе на фабрике соды в период оккупации. На следующий день один из священников, работающих в курии, позвонил к настоятелю Владиславу Рыбе, чтобы узнать записал ли он эту проповедь.

Отец настоятель об этом не подумал. Все были очень расстроены, потому что отец архиепископ очень редко говорил в проповедях о себе, а на этот раз рассказал многое. На следующий день я возвращалась из Церкви со знакомыми: Юзефой и Станиславом Хебдами. Я призналась им, что очень огорчена, что мне не удалось записать речи отца архиепископа. На это супруги Хебды ответили мне, что их сын Рышард, именно 5 мая 1968 г. купил катушечный магнитофон и взял его с собой в Церковь на торжество приветствия Матери Божьей Ясногорской, чтобы проверить, работает ли он. Он намеревался сразу по возвращении записать песни. С бьющимся сердцем поздним вечером я пошла к Хебдам, – что же мне скажут?.. Если их сын не записал на кассете песни, то на ней должна была сохраниться речь отца архиепископа. К счастью, их сын не успел записать песни. Итак, к нашей радости, на кассете была речь отца архиепископа. Со временем я переписала речь с магнитофонной ленты.

Господь Бог воспользовался этим удивительным случаем, чтобы приветствие отца архиепископа Кароля Войтылы Матери Божьей Ясногорской было сохранено.


Это свидетельство записала 25 февраля 1997 года Каролина Беджыцка.

Проповедь отца Архиепископа-митрополита Краковского кардинала Кароля Войтылы, произнесенная в храме в Борек-Фаленцком помещена в конце книги «Папа с фабрики Сольве». Книга была издана издательством М, Краков, 2004 г.

А описание того, как появились воспоминания, находится в конце книги «Этот человек в деревянных башмаках», которая вышла в свет в издательстве Сестер Лоретанок, Варшава, 2011 г.
Еще одно воспоминание, дорогое моему сердцу, связанно с Каролем Войтылой уже как со Святейшим Отцом Иоанном Павлом II. 8 июня 1979 г. я участвовала в завершении епархиального синода на Вавеле. После Святой Мессы Святейший Отец направился к саркофагу Королевы Ядвиги, которую он канонизировал на Краковских Блонях 10 июня 1979 г. Я находилась рядом с саркофагом и имела счастливый момент, когда Святейший Отец, проходя мимо меня, задержался. Тогда я сказала ему, что я – автор книги «Гнездо, из которого я вышел». Святейший Отец погладил меня по голове и по лицу. Я была очень счастлива.

Каролина Беджыцка – прихожанка Матери Божьей Победительницы в Кракове. Мать пятерых детей, бабушка 16 внуков, прабабушка 23 правнуков. Пани Каролина – редактор воспоминаний рабочих с фабрики «Сольве» о Кароле Войтыле.

Проживает в Кракове.
История

Евгений Стариков


1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница