Конкурс творческих работ «Я иду искать»



Скачать 149.21 Kb.
Дата06.11.2016
Размер149.21 Kb.
МКОУ Павловская основная общеобразовательная школа

Районный конкурс творческих работ



« Я иду искать»

(история дома)


Старый дом, он теплее, чем новый.

Старый дом, он, конечно, добрее…

Выполнила:

ученица 8 класса,

Клюева Дарья Анатольевна

(14 лет)

Руководитель:

учитель физической культуры и технологии,

Симкина Лидия Викуловна


Павлово-2012
Содержание
Введение 3

Глава 1. Семейная реликвия рассказывает 4

Глава 2. Повесть о родном доме

Глава 3. Здравствуй, милый старый дом

Заключение

Источники



Введение
История моего дома не была изучена, хотя в его старых стенах выросло не одно поколение. Сам дом вызывает, пристальное внимание, и даже удивление у всех людей, которые впервые бывают в дерене Пашня. Это единственный сохранившийся двухэтажный дом. А благодаря увлечениям моего дедушки он превратился в частный «музей старых вещей». Я с малых лет интересовалась историей дома, слышала разные рассказы о нём, и постепенно это переросло в увлечение.

Цель – подробно узнать историю родного дома.

Задачи:

  • посетить районный архив;

  • опросить старожилов дома;

  • обобщить и систематизировать материал;

  • оформить работу.

Практическая значимость: материалы работы можно использовать во внеурочных занятиях обучающимися нашей школы, при проведении Дня села, для сохранения памяти о моём родном доме для потомков.

Характеристика источников. Старый дом, кто жил в нём, кто построил, какова твоя история? Эта информация не сохранилась в архивных документах, а существует только, как выяснилось только в личных архивах. Оказывается, есть люди, которые могут ответить на мои вопросы, которым дорог этот дом, дорога память о людях, живших в нём, о событиях, происходивших под его крышей. Поэтому основными источниками информации для меня стали личные воспоминания старожилов дома Родикова Николая Ивановича и Симкиной Лидии Викуловны, а также их семейные архивы. В архивах сохранились фотографии, старые письма и вещи которые позволили мне проиллюстрировать историю моего родного дома.

Глава 1. Семейная реликвия рассказывает
Старый дом на ветру разворчался

Старый дом на ветру покосился

Вспоминаю, что было когда-то

Он как ива к реке наклонился.

Старый дом, он теплее, чем новый

Старый дом, он, конечно добрее.

Я сама растоплю здесь печурку

И озябщие руки согрею.

(слова из песни)
Я, Клюева Даша, живу в деревне Пашня, которая до 25-х годов прошлого века называлась Обыдаев Мыс, и места вокруг по старинке имели свои названия. Например, где начало яра с несколькими елями и кедрами имело название Мыс, а где огромные сосны у оврага и истока, называется Поджеребище, а где длинное озеро и в него ручей втекает, называется Подимпаткой. Жил здесь в горе в землянке Импатий. За Длинным озером есть Круглое озеро, полное карасей. Протекает здесь и река Парабель.

С Лидией Викуловной Симкиной я посетила архив, с целью узнать что-либо об истории дома, но выяснилось, что в архиве хранятся документы только с 1937 года. Никаких документов о доме не сохранилось. В архиве я узнала, что основание деревни Пашня относится к 1600 году. Оказалось, история моего родного села уходит в глубину веков.

Историю дома я пишу со слов моих дедушки и бабушки. Этот волшебный дом – замок сыграл большую роль в моей судьбе. Меня забрали в детдом, когда мы жили в г. Анжеро-Судженске. Дедушка с бабушкой решили взять надо мной опеку. Но органы опеки, проверив жилищные условия, им отказали, так как домик был маленький. Тогда они решили переехать сюда, в дом родителей деда. После проверки из отдела опеки и попечительства дали заключение, что ребёнка можно сюда взять, условия позволяют. Я помню, как сюда приехала и ещё два года ходила в детский сад в Павлово, а когда я достигла школьного возраста, пошла в Павловскую школу. Сейчас я учусь в 8 классе.

Дом, в котором я живу с дедушкой Николаем и бабушкой Светланой, очень древний. Это дом моего прапрадеда. В Пашню он был перевезён из деревни Ильино в 1890 году, а в Ильино он простоял несколько лет. Так что дому нашему, наверное, лет 150! Делался он прапрадедами для двух сыновей, Василия и Каленида. У Каленида был сын Иван (это мой прадед) и две дочери. У Ивана были три сына: Николай (1939 г.р.) Иван и Фёдор и дочери Александра и Людмила. Фамилия их Родиковы.

У матери моего дедушки Николая, моей прабабушки Раисы Павловны фамилия была Батурина. Батурины – первопроходцы из дружины Ермака в 1570 годах были в числе первых поселенцев в Ильино. Фамилия эта знаменита, на Дону и сейчас есть станция Батуринка.

Что касается вещей в доме, то они в большинстве своём - реликвии, а хранитель их - мой любимый дедушка. Каждую вещь он бережно хранит и может многое о них рассказывать. Вот, например, стул, на котором сидел хозяин дома Родиков Иван Каленидович. Всю войну по ночам скрипел, пока хозяин воевал, сжигая танки врага из противотанкового ружья – ПТР.



Что удивительно, когда хозяин вернулся с войны на двух костылях в 1944 году, то стул скрипеть перестал. Да его и невозможно расшевелить, чтобы он заскрипел, он как из пластмассы вылит. А скрипел он, наверное, потому, что его делал мастер, обладающий магической силой.

Против стула на столе стоит домик, называемый «Разборный домик». Вывезен он из блокадного Ленинграда по «дороге жизни». Принадлежал этот домик мальчику Алёше Медведеву. Его дядя Петя был агрономом, а бабушка Горталири Марфа преподавателем Казанского университета. Она владела десятью иностранными языками. После окончания Великой Отечественной войны они снова уехали в Ленинград, а домик так и остался у нас. С ним выросли все дети в этом доме. Я с ним с удовольствием играла. У него есть секрет. Фундамент у дома - это шкатулка.

Есть детская люлька – раньше её ещё называли зыбкой. Она имеет пружину, которую хозяин купил в Томске, на базаре, когда детей ещё не было. Впоследствии все девять детей выросли в люльке с этой пружиной. Попала пружина в Томск с декабристами, а декабристы были дворянского рода. У них быт, включая разговорную речь, был поставлен на французский лад. У простых людей дети качались на черёмуховом или еловом стержне, подоткнутом под перекладину потолка. Так что эта пружина, возможно, из самого Парижа!

Есть монета стоимостью 5 копеек, которую быть может, Александр Сергеевич Пушкин носил в кармане. Дедушка нашёл её в поместье Пушкина, в Михайловском, на еловой аллее в двух метрах от голубой скамейки, на которой Александр Сергеевич часто сидел. И так как музей был закрыт, монета у дедушки так и осталась.

Почему же мы храним эти вещи? Они интересны нам как память о наших родных. Порой семейные реликвии могут рассказать об истории семьи больше самых подробных родословных. Семейные реликвии – это дорогие по воспоминаниям вещи, частицы семейного единения, связующее звено между поколениями.
Глава 2. Повесть о родном доме

(Рассказывает Николай Родиков, мой дедушка)

Шёл 1867 год. Мой прапрадед Иннокентий задумался о сохранении рода Родиковых, старинного рода сибирских купцов. В семье Иннокентия не было сыновей. Поехал он в деревню Ильино, чтобы найти молодого парня для своей единственной дочери Авдотьи и уговорить его жениться на ней и взять фамилию Родиковых. Запрягая Соловка, он ему говорил: «Повезёшь меня, Соловко, по серьёзному делу». Приехав в Ильино, дед Иннокентий быстро нашёл парня без семьи и без родни. Обратившись к нему, спросил: «Как зовут, и пойдёшь ли ты жить к нам, женившись на единственной моей дочери Авдотье, перейдя на нашу фамилию?». «Да хоть к чёрту на рога» - ответил Яша и даже привстал со скамейки, на которой сидел, и стал искать глазами шубёнку с шапкой. Он продолжал: «Я всё – равно тут по деревне в наёмниках–батраках живу и работаю». Договорившись с Яшей Елизаровым, на Соловке приехали они в Обыдаев Мыс. Иннокентий поженил Якова с Авдотьей. Жили в добротной крестьянской избе все вместе.

Хозяин Иннокентий задумался об улучшении жилищных условий, чтобы избавиться от тесноты, потому что Яков отлично исполнял роль мужа Авдотьи и семья быстро пополнилась. Родились два сына: Каленид и Василий и дочь Феофанья. Все росли крепкими и здоровыми. Время шло. Женились Каленид и Василий, и проблема с жильём стала ещё острей.

Жили раньше славяне семьями, а с близкими родичами поддерживали добрые отношения. Несколько связанных родственными узами семей держались вместе и составляли род. Главным в роду был дед. Ему беспрекословно подчинялись все остальные. Когда дед умирал, его место занимал тот, кто был следующий по старшинству: или брат, или старший сын. Хозяином в доме и повелителем в семье был мужчина – отец семейства. Последнее слово всегда оставалось за ним. Жена и дети не смели его ослушаться.

Дед Иннокентий серьёзно задумался о нормальном доме, где смогли бы жить всё его семейство. И опять он отправляется в деревню Ильино, которая была богата не только женихами, но и домами.

Образовалась деревня Ильино в 1557 году оставшимися зимовать дружинниками Ермака Тимофеевича, которые пришли в Обдорино из Тобольска, в то время считавшегося столицей Сибири (там даже есть Кремль и Красная площадь, а рядом с проспектом похоронен Кюхельбекер). В Ильино в числе первых поселенцев был казак Батурин. Люди там были мастеровые. В обширных лесах этого региона древесины достаточно. Этот строительный материал легко использовать. Не нужно владеть специальным ремеслом, чтобы строить деревянные дома, и нет необходимости в специальном инструменте - достаточно примитивного инструмента в виде топоров и пил. Этими инструментами можно легко исправлять любые повреждения деревянных строений и заново строить деревянные дома после пожарищ.

В качестве сырья используется всё та же старая сосна, признанная лучшим материалом. Неслучайно в сельской местности можно увидеть старые бревенчатые срубы. В течение многих поколений они выдержали не одну бурю, потому что конструкция, в которой используется один материал, технически функциональна и прочна. Как строительный материал, бревно со временем становится только лучше, сохраняя ценность строения на века.

Тем временем дедушка Иннокентий опять едет в Ильино по очередному очень важному делу уже на Савраске. Там он купил добротный двухэтажный деревянный дом, стандартный с двумя подъездами и перевёз его в Пашню. На место, где он до сих пор стоит, его полностью поставили в 1890 году. Собирали его наёмные работники – плотники. Некоторые брёвна пришлось заменить новыми. В то время избы, рубленные из елового или соснового леса, устанавливали на 20-50 сантиметровый подклет. Реже были так называемые поземные избы, где пол был ближе к земле.

К этому времени моя бабушка уже три года живёт замужем за Каленидом Яковлевичем. Фамилия её девичья Панова Килина Дмитриевна. На ней лежала обязанность кормить плотников и ремонтировать одежду, а иногда и шить, швейная машинка у них была. Вклад её огромен, потому что голодный и холодный работник не поднимет бревно и вообще ничего не сделает. Она варила обеды и ужины часто в соседнем доме через дорогу напротив. Он был тогда двухэтажный, а хозяева - Иван Корнилович и Феоктистий Павлович Голещихины. Последними хозяевами этого дома была семья Серяковых Иван и Людмила с детьми Александром, Владимиром, Ниной, Петром и Сергеем.

Вот, наконец, наш дом собран, но внутри кое - где идёт отделка. Была суббота, натопили баню и все помылись. Поздно вечером обнаружили, что нет деда Иннокентия. Начали искать, нашли его в бане мёртвым. Так как он все дела вёл сам, то и деньги золотые носил с собой на поясе в мешочке. Когда его обнаружили мёртвым, то денег с ним не оказалось. Естественно, поднялся шум, ругань и подозрение в краже коснулось плотников. Примета плохая, и вообще всё плохо. Ведь дом не достроен, а покойник в семье. Так всё с руганью и закончилось.

Старший из плотников, его тогда называли уставщик (теперь прораб или бригадир) пошёл, когда его совсем рассчитали и, повернувшись к дому, сказал, показав рукой на дом: «Чтоб в этом доме дети не стояли». И это не пустословие.

У дедушки Василия было десять детей и ни одного не могли вырастить. Однажды я спросил у своего отца Ивана Каленидовича: «А сколько было у дедушки Василия детей?» Он ответил: «Десять». Я говорю: «Да они жеребят и телят что ли больше любили, чем детей?» Так отец говорит: «Нет, Коля, ты не прав. С ними всегда сидела бабушка Авдотья. Одну девочку вырастили до пяти лет, но всё-таки умерла». У моих родителей Ивана Каленидовича и Раисы Павловны первая девочка Фина тоже умерла. Тогда мама привела знахарку Деревягину и она три дня читала молитвы и три осиновых кола в подполье вбивала под божницей, так сказать в «посвятом» углу.

А плотников оскорбляли напрасно, прапрадед Иннокентий умер своей смертью. Трудился он много, всё доставалось большим, а порой неимоверным трудом. Он был жаден и золотые деньги он зарыл в подполье, в глиняном горшочке, видимо чувствуя свою кончину. Эти деньги дедушка Василий нашёл.

В 1922 году уже в Томск ездили на своих лошадях – пять запрягал дедушка и пять мой отец. Дедушка Василий во времена НЭПА обменял золотые червонцы на нормальные деньги и купил тяжеловоза Савраску и сенокосилку американскую. Нанял двух человек, они напилили доски и обшили дом. Это стоило больших денег. Одни гвозди с буквой «М» на головке гвоздя сколько стоили. Это гвозди с Мариинского завода. А название дал царь Александр Второй в честь своей жены Марии. Он и начертал: «Да быть этой станции Мариинской», когда доложили, куда прошли с «железкой».

Вот так и стоит, как настоящий замок этот дом. Много воды утекло с тех пор. В одной половине дома постоянно проживала семья Родиковых Ивана Каленидовича и Раисы Павловны и их дети Иван, Николай, Фёдор и Людмила. В другой же половине дома хозяева менялись.
Глава 3. Здравствуй, милый старый дом

(рассказывает Симкина (Дюкова) Лидия Викуловна)

Память бережно хранит былое.

Думаю, абсолютно у каждого человека есть детские воспоминания, которые он бережно хранит, сберегает в памяти. Как светлый островок доброго и беззаветного времени – детства. Мы с сёстрами часто вспоминаем, как жили в своём двухэтажном доме. Сколько человек собиралось на праздники в нашем доме. Он стал для меня самым родным, дом моего детства, юности, зрелости. Здесь родилась моя семья, мои дочери.

Я помню, когда мы переезжали в этот дом. Мне было два годика, но момент переезда, когда перевозили вещи на лошади, у меня в памяти остался. До сих пор дом часто снится мне, сёстрам и моим детям.

Дом деревянный, двухэтажный – один такой в посёлке. В одной половине верх и низ занимала семья Родикова Ивана Каленидовича. Это родовое гнездо семейства Родиковых. Ему, этому дому, давно уже за 100. А вторая половина дома досталась нам, Дюковым


После войны колхозу «Заря коммунизма», в который входили хозяйства Русановки, Павлова, Пашни, Старого Каргаска нужен был хороший кузнец. А наш отец Дюков Викула Павлович был именно таким. И вот по приглашению председателя колхоза Каминского Иосифа Антоновича в 1956 году многодетная семья Дюковых переехала в д. Пашня из Кедрового Мыса Парабельского района. Поселились в небольшом домике. Семья большая восемь человек, места маловато. Днём ещё ничего, а ночью спали кто на печке, а кто на полу. Семья постоянно увеличивалась. Ещё родились дети. Дали дом попросторнее. Но и там было тесно. В 1960 году родилась я Лидия – 12 ребёнок в семье. Опять встал вопрос о расширении.

В то время в половине дома на первом этаже жила семья Шель Марии с сыновьями Владимиром и Николаем, дочерьми Галиной и Любавой. Второй этаж занимала семья Рудаковых: Мелита Степановна, дочь Галина, сын Валерий и внук Владимир. Эта квартира была колхозной. Когда семья Рудаковых переехала в другой дом, в этой квартире поселилась семья Родиковых (приехавших из Сосновки однофамильцев): Евгения Порфирьевна с детьми Татьяной (сейчас Тверетина) и Людмилой (сейчас Паздерина). Семья Шель построили особняк и переехали, освободив нижний этаж второй половины дома. Мои родители купили у Шель Марии освободившуюся квартиру. Но этой квартиры для нашей большой семьи тоже было мало. В администрации колхоза было принято решение об обмене. Родиковым было предложено переселиться в нашу прежнюю квартиру, что они и сделали. Таким образом, вся вторая половина дома: первый и второй этаж стали принадлежать большой и дружной семье Дюковых.

Семья наша была большая, но в нашем доме всегда находилось место и для родственников, попавших в трудную жизненную ситуацию, и даже для чужих людей. То друзья брата Ивана приезжали и месяцами проживали у нас. Степанов Василий, приехавший из Кургана, прожил в нашей семье больше года, пока не женился на Нояковой Галине. Когда в поселке Русановка закрылась школа, две девочки: Эрика и Галя тоже жили у нас, обучаясь в Пашенской школе. Делалось это абсолютно бескорыстно. Никто и никогда ничего за проживание не платил.

Мама, милая моя мамочка, Анастасия Захаровна! Ей никто не мешал. У нее хватало душевного тепла обогреть и своих и чужих. Для всех она варила, стряпала хлеб в русской печке… Как он вкусно пах! Светлая, добрая, мудрая, удивительно терпеливая она с самого утра и до позднего вечера хлопотала по хозяйству. О ней я еще напишу более подробно.

В 1971 году не стало нашего отца. Мне тогда было 10 лет. Вскоре братья и сестры выпорхнули из родительского гнезда и разлетелись по свету. Мы с мамой остались одни, да еще брат Виктор – инвалид детства. Нам приходилось все делать самим: и мужскую, и женскую работу. Вручную косить и убирать сено, колоть дрова, носить воду с реки, ремонтировать изгородь, копать погреб, который сгнил и завалился. Держали большое хозяйство, рыбачили сетями на реке Парабель и зимой и летом. Жили на пенсию по потере кормильца. Летом я доила коров, ухаживала за телятами на совхозной ферме. Начальную школу я закончила в селе Пашня, а с 4 по 8 класс училась в Павлово. Теперь работаю учителем в Павловской школе. Шагать от дома до школы приходилось 2 километра. Зимой, в мороз, долгим казался этот путь. Занятия начинались в 8.30, а еще нужно успеть накормить и напоить скотину. Тогда поить скотину гоняли на озеро утром и вечером. Вставать приходилось очень рано. Ну, такова жизнь на селе.

Уже в те годы я мечтала посвятить свою жизнь воспитанию детей. Этому способствовал пример мамы, и то, что каждое лето в гости к нам приезжали братья и сестры со своими маленькими детьми. Хотя в семье я была самая младшая, но по отношению к своим многочисленным племянникам и племянницам я чувствовала себя вполне взрослой. Играла с ними, рассказывала сказки, читала книги, купала в баньке и в реке.

Бывали дни, когда за наш стол садились обедать до тридцати человек. Приходилось помогать маме, готовить еду.

В долгие зимние вечера оставались мы с мамой вдвоем. Переделав домашние дела, играли мы в нехитрые настольные игры. Любили ходить в гости к маминым подругам-старушкам играть в карты. Очень мне нравилось, как они общались между собой. Часто в их речи присутствовали поговорки, прибаутки, пословицы да присказки какие-то.

В этом доме родилась моя семья Симкиных. В 1979 году я вышла замуж за Станислава Симкина, и мы, по его желанию, остались жить в нашем старом доме. Места нам хватало. Семья стала расти. Очень скоро, в 1981 году родилась Инна. А в январе 1982 года – Лиля.

В декабре 1982 года мы переехали в Павлово, в новый дом. Мама осталась одна. Грустно, тоскливо и непривычно ей было. За стенкой умер сосед – Иван Каленидович. Остались в старом доме две бабушки: Анастасия Захаровна и Раиса Павловна. Нужно было воду носить и дрова, чтобы печь топить. Да и Дом требовал ремонта, то тут гниет, то там заваливается. Мама стала часто болеть и бояться оставаться одна. Мы сделали для нее пристройку в своем доме и забрали ее к себе. Умерла Раиса Павловна. А старый дом осиротел. Стали собираться в нем местные пьяницы да хулиганы. Растащили все, что осталось. Жалко было и обидно.

Но вот вернулся в отчий дом Николай Родиков с семьей и занял весь дом. В своей половине живет сам, а в нашей половине сделал своеобразный музей старых вещей. Собрал разные старые вещи, историю которых охотно рассказывает всем гостям. И у нас на душе стало спокойно. Мы всегда можем прийти в наш старый дом и вспомнить о былом.

Такой дом просто обязан хранить наши детские (и не только) тайны . В нем было много интересного: на чердаке играли с куклами девчонки. Там были настоящие жилые комнаты-домики. Зыбки, люльки, кроватки для кукол, сундуки с кукольной одеждой, столы, стулья, кресла из собачьих шкур, посуда и много разного добра. А еще было очень интересно заглядывать за перегородку к соседям. Там так не играли, но старинные необыкновенные вещи всегда притягивали наше внимание: это прялка-самопряха, картины, ковры, резные полочки, сундучки и другое. К нам приходили подружки и мы часами играли на чердаке.

Мои сестры Валя и Мария очень любили играть там. Магазинных кукол у них не было. Сестры делали их из тряпок. Рисовали им лица, шили одежду, пеленки, одеяла из кусочков ткани. Каждая кукла имела свое имя, и девочки их очень любили. Ходили с ними в гости к Нояковым, у которых на чердаке тоже был такой игрушечный домик. В летнее время сестры работали на ферме: доили коров, ухаживали за телятами. На дойку вставали очень рано, в 5-6 часов утра. Потом очень хотелось спать. Мама думала, что девочки спят после дойки, а они заберутся на чердак (мы его называли верхнее крыльцо) и играют себе, пока их не хватятся. Своих кукол они поили, кормили, купали и т.д.

Так мы росли, учились, работали, а, играя в куклы, учились быть хорошими хозяйками, заботливыми мамами. Зина родила и вырастила 5 детей, Валя – 2, Мария – 3 детей, а теперь растит внуков. У меня тоже выросли 3 дочери. Делать умеем все: шить, вязать, мастерить, готовить, выращивать урожай и многое другое.

А еще мы умеем ценить и понимать друг друга. Можем похвастаться тем, что мы 5 сестер, будучи взрослыми, не ссоримся между собой, ничего не делим. Во всем стараемся друг друга поддерживать. Часто собираемся вместе, вспоминаем о былом, делимся своими тайнами, советами.

Мы, дети, родившиеся и выросшие в этом доме, очень благодарны нашему дому, родителям, односельчанам.

Хотелось рассказать о доме, а получился рассказ о семье, о людях, о времени. И это не удивительно, потому что наш старый дом – это наши корни, наша опора в этом непростом мире. Полезно иногда остановить свой бег в вихре забот, оглянуться на истоки, подумать о жизни. До сих пор в окнах нашего старого дома горит свет, живут люди. Я счастлива, что его не постигла участь многих старых домов, разобранных на дрова, или стоящих с пустыми окнами.



Заключение

Собирая и обобщая информацию о доме, я узнала много интересного из истории села, страны. Узнала, как жили люди сто и двести лет назад. Много забытого, неизвестного из истории нашего рода стало теперь для меня близким и родным. Я познакомилась со своими предками, их жизнью, интересами.

Зарисовать, описать, сфотографировать – всё это под силу любому, кто хочет сохранить в памяти историю своего родного края. Не зная прошлого, нельзя любить настоящее, думать о будущем.

Выполняя работу, я достигла поставленной цели.



Новая жизнь старого дома. Сейчас второй этаж старого дома отремонтирован. Там живёт мой папа со своей семьёй, я этому рада. Ещё долги годы стены нашего дома будут хранить тепло семейного очага.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница