Конкурс проводится в два тура I тур Золотое кольцо России



страница25/29
Дата22.04.2016
Размер5.06 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

Олег Иванович великий князь Рязанский.

Самый знаменитый рязанский князь Олег Иванович (в крещении — Иаков), похоронен в основанном им Солотчинском монастыре. Тело князя было положено в каменную гробницу Покровской церкви, а спустя три года рядом с князем захоронили супругу, княгиню Евфросинью (в монашестве — Евпраксия). Перед кончиной Олег принял схиму с именем Иоаким (по другим источникам — Иона). Покровская церковь в 1768 или в 1770 году, вместе с гробницей, обрушилась в реку Солотчу. В 1770 году мощи князя Олега и супруги были обретены и перенесены в Рождественскую церковь Солотчинского монастыря. Священник Петр Внуков в своем очерке пишет, что «Олег Иванович жил в обители иноком около двенадцати лет под именем Иоакима, и скончался схимонахом под именем Ионы в 1420 году октября, 9 дня». Известие о постоянном нахождении Олега Ивановича в монастыре явно недостоверно, поскольку все эти годы князь участвовал в походах против татар и Литвы. Последний боевой поход князя совершил в 1401 году, за год до своей кончины. При епископе Палладии останки Олега и Евфросинии перенесены в церковь Рождества Богородицы, «<...> где за правым клиросом подле южных дверей в углу церкви положены под спудом и почивают доныне. Над могилой устроена скудная, деревянная, окрашенная масляной краской рака; на ней шелковый полинялый покров с надписью кругом, которая говорит кто и когда здесь погребен». Рака на гробнице знаменитого князя имеет форму простого грубого сундука, которую следовало бы заменить пристойным монументом с каким-либо орнаментом, поскольку князь, столько потрудившийся для славы Рязанского княжества достоин этих почестей. Над гробницей висит большое полотно с изображением Олега и Евфросиньи. Подле раки в особом ящике за стеклом хранится железная кольчуга князя. Подробно описывает историю перенесения мощей Олега Ивановича В.Н. Любомудров. Он называет три христианских имени Олега: «Во святом крещении Иаков, в иночестве — Иона, в схиме — Иоаким». С восточной стороны гробницы имеется следующая надпись: «Здесь положены мощи благоверного в.к. Ольга Иоанновича Рязанского, во святом крещении нареченного Иаковом, а во иноцех Ионою, и в. его супруги Кн. Евфросинии, во монахинях же нареченной Евпраксии. Они старанием своим и иждевением состроили Солотчинский монастырь в лето от создания мира (6898) от Рождества же поплоти Бога Слова, (1390), при бытности на сем месте двух игуменов Василия и Евфимия; напоследок благоверный князь постригся в монахи в сем Солотчинском монастыре, и житие препроводил лета двенадцат, а княгиня Евфросиния жительство имела в девичьем монастыре, неизвестно каком, только сказывают, что он состроила при Солотчинском селе особливый девичий монастырь, и там окончила жизнь свою». Далее приводится надпись с северной стороны гробницы: «В лето же от создания мира (6910) от Рождества же по плоти Бога Слова (1402) месяца октомврия, в 9, день преставился благоверный в.к. Олег Иоаннович Рязанский, и погребен был с супругою во храме Покрова Пресвятой Богородицы, а в (1770) году месяца майя в 3 день, как с осыпавшегося горою упала и сия Покровская церковь, то были обретены их мощи, и по указу данному из Священного Синода бывшему рязанскому епископу Палладию перенесены в сию соборную Рождества Пресвятой Богородицы церковь, июня месяца в 4 день того же года. Память благоверного князя совершается октябрия в [9 окт., день памяти св. апостола Иакова] и июня 13, день [13 июня день памяти Святителя Ионы митрополита московского[15]] и ианнуария в 2, день, вечная им память». Важно отметить, что в этой надписи даётся иная дата упокоения Олега, чем в летописных сообщениях: не 5 июня/июля, а 9 октября. Как видим, разница в датировке весьма существенная. Если исходить из монастырских записей, в которых указывается, что Олег скончался 9 октября, тогда великую схиму Олег принял за несколько дней до кончины, обретя имя Иона (день памяти ветхозаветного святого — 22 сентября), а малую схиму под именем Иоаким — в первой декаде сентября (9 сентября отмечается день памяти Иоакима и Анны, родителей девы Марии). В 1822 году известный собиратель древностей К.Ф. Калайдович посетил Солотчинский монастырь и отметил, что на черепе Олега, с левой стороны, видна язвина, очевидно, от удара меча. Данное свидетельство говорит о непосредственном участии рязанского князя в сражениях. В мае 1894 года из Рязани в Солотчинский монастырь для обследования гробницы Олега выехала делегация Рязанской ученой архивной комиссии в составе: генерал-лейтенанта Риттиха, археолога Черепнина, фотографа Либовича, глазного врача Талько. Череп Олега и две его ножные кости обследовал доктор Талько, сделавший вывод о том, что князь был среднего роста, волосы имел темные. Он же отметил рану на черепе Олега, на которую некогда указывал Калайдович. Останки княгини Евфросиньи сфотографировать не удалось, они рассыпались на мелкие фрагменты. Кроме этого, в гробнице хранилась кольчуга Олега, которой князь никогда не надевал в сражениях, а носил как вериги, находясь в Солотчинском монастыре. Кольчуга Олега, или как ее называли паломники, железная рубашка, являлась одной из главнейших достопримечательностей Солотчинского монастыря, поскольку прикосновение к ней приносило почитателям великого князя исцеление от различных недугов, в частности, от женского бесплодия. Кольчуга Олега была выполнена в лучших традициях тогдашнего ювелирного искусства, сплетена из мелких железных колец и красиво оторочена медью «под золото». Весит кольчуга 16 фунтов, то есть свыше шести килограммов, и хранится в Рязанском историко-архитектурном музее-заповеднике.

Емельян Игнатьевич Украинцев.

Выдающийся дипломат и опытный администратор, "один из самых бойких дельцов московских" (С.М. Соловьев), думный дьяк Емельян Игнатьевич Украинцев происходил из мелкого провинциального дворянского рода, осевшего на южной "Рязанской украине" государства (отсюда, очевидно, и фамильное прозвище еще во времена великого князя Московского Василия III). Прямые предки Е.И. Украинцева, а также Украинцевы иных ветвей многочисленного рода принадлежали к служилому сословию, участвуя целыми семьями в военных кампаниях российской армии XVI-XVII вв. Многие из них сложили головы на поле брани, в числе последних - отец будущего дипломата, Игнатий Юрьевич, скончавшийся от ран в 1655 г. во время военных действий против войск Речи Посполитой под Брянском. Его старшему сыну в этот момент вряд ли было более десяти лет. Сейчас совершенно невозможно сказать, почему Е.И. Украинцев по достижении совершеннолетия не был поверстан в истинно дворянскую военную службу, как все мужчины его рода, а оказался в штате одного из московских приказов. Так или иначе, впервые имя молодого подьячего упоминается в 1665 г.; в 1672 г. Е.И. Украинцев переходит на службу в Посольский приказ, ведавший дипломатическими контактами России с ее зарубежными соседями. Сразу по вступлении в должность последовало и первое задание - отправиться гонцом с "вестями" в Стокгольм и Копенгаген. В стенах Посольского приказа, каменные палаты которого находились в Кремле неподалеку от царского дворца, Украинцев провел почти четыре десятилетия. Побывав не единожды с дипломатическими миссиями за рубежом (Голландия, Польша, Украина и др.), в 1675 г. подьячий повышается в службе до дьяка, коих в приказном штате было всего трое и на плечи которых ложилась основная тяжесть по претворению в жизнь внешнеполитического курса правительства. В 1681 г. Украинцев стал первенствующим в приказной иерархии и в чине думного дьяка вошел в состав Боярской думы. Одновременно Украинцев "сидел" в ряде менее важных приказных ведомств, связанных с Посольским приказом, в частности в Малороссийском приказе. Единожды Украинцеву довелось принять участие в военных действиях - в качестве командира полка, сформированного из подьячих, когда в 1689 г. трехсоттысячная русская армия вторично ходила походом на Крым. Командовал ею князь В.В. Галицын, с которым Украинцева, похоже, связывали не только служба (Голицын "ведал" Посольский приказ), но и личные симпатии. Поход был не слишком удачным. Последовало крушение правительства В.В. Голицына. Не только его, но и думного дьяка обвиняли в плохом командовании. И все же высокий профессионализм Украинцева при всех колебаниях политической конъюнктуры, столь частых в последние десятилетия XVII в., позволил ему оставаться на своем посту независимо от отношения к нему "сильных мира сего". Не случайно дипломат "пересидел" и время Maтвеевa-Нарышкина, и Софьи - Голицына и сохранил свой пост при Петре I, не очень жаловавшем "старые кадры". Заслуги Украинцева были оценены очень высоко. Трижды, в 1687, 1693 и 1701 гг. его жаловали крупными земельными угодьями (в третьем случае - целой подмосковной волостью с селом и несколькими деревнями). Один из весьма состоятельных москвичей, думный дьяк, владел в столице двумя каменными палатами, одни из которых, в Хохловском переулке, целы по сей день. Не имея собственных детей (дочь Украинцева скончалась ребенком), он умело опекал многочисленных двоюродных братьев и племянников, протежируя их на службы у "государева двора". Думный дьяк был и историографом многочисленного рода Украинцевых, тщательно собирая документы и сведения от родственников о службах предков. Составленная им "родословная скаска" отличается внушительным объемом и редкостной полнотой. "Звездным часом" в дипломатической карьере Украинцева стала миссия в Константинополь 1699-1700 гг., завершившаяся подписанием 30-летнего перемирия с Турцией. Задача отличалась редкостной сложностью. В 1696 г. русская армия под командованием Петра I захватила турецкую крепость Азов; впервые обретенный Россией форпост на море было решено превратить в базу первого русского морского флота. На верфях Воронежа развернулись беспрецедентные по масштабам работы, обещавшие сделать вскоре Россию могучим соперником Турции не только на Черном и Азовском морях, но и в Средиземноморье. Но уже в ходе Великого посольства 1697-1698 гг. Петр убедился в необходимости смены внешнеполитического курса. Более перспективной теперь виделась активизация в Балтийском регионе, сулившем прямой морской выход в Европу. Однако для начала военных действий против Швеции надлежало обеспечить мир на юге, сохранив с минимальными потерями завоеванное. Задачу возложили на опытнейшего в Посольском приказе думного дьяка Украинцева и дьяка того же приказа И.П. Чередеева, "чрезвычайных посланников к его султанову величеству". Прибытие миссии в Константинополь было обставлено беспрецедентно. Посланники приплыли на берега Босфора на российском военном судне "Крепость", недавно построенном для Азовского флота. Под салют корабельных орудий, давших понять туркам, что теперь они имеют дело отнюдь не с прежней, "сухопутной" Россией, начались долгие и непростые 11-месячные переговоры. Результаты усилий Украинцева превзошли все самые радужные надежды Москвы: Россия сохранила за собой основные завоевания, в первую очередь Азов, и право иметь там собственный военный флот. Не дожидаясь окончательного подписания итоговых документов, думный дьяк отправил в Москву с долгожданным известием одного из дворян посольской свиты. По получении депеши в России немедленно начались приготовления к осеннему походу на шведскую крепость Нарву страна стояла накануне начала Северной войны, ставшей своего рода рубежом во внешней политике петровской эпохи. Вклад в нее думного дьяка Украинцева невозможно переоценить.

Путешественники, мореплаватели.

Лаврентий Алексеевич Загоскин (18081890) — русский морской офицер, исследователь Русской Америки — Аляски, Алеутских островов, Северной Калифорнии. Троюродный брат М. Н. Загоскина. В 18421844 гг. руководил исследованиями в районе залива Нортон и Коцебу, в бассейнах рек Юкон и Кускокиум. Открыл горный хребет, отделяющий Юкон от восточного побережья залива Нортон. Летом 1842 г. на бриге приплыл из Новоархангельска в Михайловский острог. Передвигаясь на байдаре, произвел опись побережья залива Нортон до устья реки Уналаклит. Затем зимой 1842-1843 гг. перебрался на собачьих упряжках в редут Нулато, обследовал низовья реки Коюкук. Летом прошел до устья реки Тананы (притока реки Квикпак) и далее уже на байдаре исследовал и нанес на карту Квикпак от порогов до нижней луки. В летние месяцы 1844 г. продолжил обследование низовий Квикпака, а также среднего и нижнего течения реки Кускоквим. В 1846 г. через Сибирь возвратился в Санкт-Петербург. .Автор книги «Пешеходная опись русских владений в Америке, произведенная лейтенантом Лаврентием Загоскиным в 1842, 1843 и 1844 гг. с меркарторскою картою, гравированную на меди» в 2-х частях, в которой дается первое подробное описание глубинных территорий полуострова. В книге также содержатся ценные этнографические сведения о коренных жителях Аляски, указаны ареалы их расселения, имеется составленная Л.А. Загоскиным точная карта нижней части бассейна рек Юкона и Кускоквима, побережья Берингова моря между их устьями. Выйдя в отставку после двадцатилетней службы в Российском флоте, поселился в селе Абакумово Пронского уезда Рязанской губернии, где его жена получила в наследство небольшое имение. А затем в Рязани на Вознесенской улице. В 2008 году в честь 200-летия Лаврентия Загоскина почтовой службой России был выпущен почтовый конверт с изображением путешественника. Торжественная церемония его гашения состоялась 21 мая 2008 года на пензенском почтамте. Эта дата была выбрана потому, что путешественник родился 21 мая по старому стилю. 31 мая 2008 года по случаю 200-летнего юбилея Лаврентия Загоскина в селе Загоскино Пензенского района Пензенской области состоялось открытие мемориальной доски. Она сделана из базальта и прикреплена к 4-метровому кресту, который установлен на месте бывшей часовни, где бывал Лаврентий Загоскин. 200-летие Лаврентия Загоскина также отмечалось в Рязани и на Аляске. В частности, в Рязани состоялась международная научная конференция, посвященная 200-летию путешественника.

Пётр Петро́вич Семёнов-Тян-Ша́нский (до 1906 года — Семёнов; 2 (14) января 1827 — 26 февраля (11 марта) 1914) — русский географ, ботаник, статистик, государственный и общественный деятель. Вице-председатель Императорского Русского географического общества (с 1873) и президент Русского энтомологического общества (с 1889). Почётный член: Императорской Академии наук (1873) и Академии художеств (1874). Сенатор 2-го (крестьянского) департамента Правительствующего сената (с 1882). Член Государственного совета (c 1897). Член Русского горного общества (1900). Действительный член всех Российских университетов. Почётный член Витебской губернской учёной архивной комиссии. В 18561857 годах исследовал Тянь-Шань. Инициатор ряда экспедиций в Центральную Азию. В 1859—1860 участвовал в качестве члена-эксперта и управляющего делами Редакционной комиссии по подготовке крестьянской реформы 1861. Организатор первой переписи населения России в 1897 году. Отец географа Вениамина Петровича Семёнова-Тян-Шанского и географа, энтомолога, колеоптеролога Андрея Петровича Семёнова-Тян-Шанского. Дед епископа Зилонского Александра (Семёнова-Тян-Шанского) (1890—1979). Брат государственного деятеля Николая Семёнова. До 15 лет воспитывался в деревне, развиваясь самостоятельно, с помощью книг семейной библиотеки. Интерес к географии в детстве у него пробудила игра — географическое лото с названиями стран, материков, рек, городов. Мальчика особенно привлёк мир растений. Богатое собрание книг по садоводству помогло ему самостоятельно разобраться в систематике растений, которых было много в домашней оранжерее. Он придумывал им свои названия и старался узнать как можно больше, совершая всё более далёкие экскурсии за пределы усадьбы и ближайшего леса. Затем поступил в школу гвардейских подпрапорщиков и юнкеров, а по окончании курса стал вольнослушателем Санкт-Петербургского университета на физико-математическом факультете по отделу естественных наук. Выдержав экзамен на степень кандидата, в 1849 году был избран в члены Императорского русского географического общества, и с этого времени принял постоянно самое деятельное участие в трудах общества, как секретарь отделения физической географии, потом как председатель того же отделения и, наконец, как вице-председатель общества (с 1873 года). Первой экспедицией стал переход из Петербурга в Москву через Новгород с изучением растительности. Она продолжилась затем в чернозёмной полосе России, в Воронежской губернии, в верхнем течении Дона. В результате была защищена диссертация на звание магистра ботаники. Потом последовало путешествие по Европе и продолжение учёбы в Берлинском университете. Там Семёнов познакомился с выдающимся учёным XIX столетия Александром Гумбольдтом, с которым поделился своими планами исследования Центральной Азии. «Привези мне образец вулканической породы с Тянь-Шаня», — просил его Гумбольдт. В 1851 году совершил поездку в бассейны рек Оки и Дона, результатом которой было исследование «Придонская флора в её отношениях с географическим распределением растений в Европейской России». Этот труд доставил ему степень магистра ботаники. В 1853 году Семёнов отправился за границу и три года слушал лекции в Берлинском университете, тогда же он напечатал работу «Ueber die Fossilien der Schlesischen Kohlenkalkes» в «Трудах Германского геологического общества». Время, остававшееся от кабинетных занятий, было посвящено им многочисленным научным поездкам по Германии, Швейцарии, Тиролю и Италии. Издав в 1856 году первый том перевода «Землеведения Азии» Карла Риттера с дополнениями, равными по объёму самому оригиналу, Семёнов предпринял по поручению Русского географического общества экспедицию для исследования горной системы Тянь-Шаня, являвшейся тогда местностью недоступной для европейцев. В течение двух лет Семёнов посетил Алтай, Тарбагатай, Семиреченский и Заилийский Алатау, озеро Иссык-Куль, первым из европейских путешественников проник в Тянь-Шань и первый посетил высочайшую горную группу — Хан-Тенгри. На Иссык-Куле Семёнов искал упомянутый на каталанской карте христианский монастырь, отождествляемый в настоящее время с археологическим комплексом в Ак-булуне. В это время им были собраны богатые коллекции по естественной истории и геологии страны. Рисунки томского художника П. М. Кошарова, сделанные им во время экспедиции П. П. Семёнова, хранятся в архиве Русского географического общества в Санкт-Петербурге[2]. Императорским указом 23 ноября 1906 года за заслуги в открытии и первом исследовании горной страны Тянь-Шань к его фамилии «с нисходящим потомством» была присоединена приставка — Тян-Шанский. Предварительный отчёт о путешествии его был помещён в «Вестнике Императорского Русского географического Общества» за 1858 год, а затем в 1867 году краткий обзор результатов путешествия появился в «Записках Императорского Русского географического общества» и в «Peterm. Mittheil.». Другие материалы были использованы при составлении дополнения ко II тому «Азии Риттера» и «Географо-статистического словаря Российской империи», изданных Географическим обществом под руководством и при деятельном сотрудничестве Семёнова. В 1858 году Семёнов был приглашён принять участие в занятиях по крестьянскому делу, а в 1859 году сделан членом-экспертом «Редакционных комиссий» и заведующим их делами. Как один из ближайших сотрудников Я. И. Ростовцева, он принимал деятельное участие во всех трудах по освобождению крестьян и составлению Положений 19 февраля 1861 года. В 1864 году в сотрудничестве с В. И. Меллером Семенов напечатал геологическое исследование о переходных пластах между девонской и каменноугольной системами в Средней России в «Bulletin de l’Acad. Imper. des Sciences». В 1864 году назначен директором центрального статистического комитета, которым пробыл 16 лет, а в 1875 году — председателем статистического совета, во главе которого стоял до 1897 года. За это время им устроена правильная система официальной статистики и произведён ряд работ по статистике (например, «Статистика поземельной собственности в России» и ряд докладов на международных статистических конгрессах). В 1882 году назначен сенатором 2-го (крестьянского) департамента правительствующего сената. В 1873 году избран почётным членом Академии наук. Собрав богатейшую коллекцию картин фламандских и голландских художников XVI и XVII веков, вторую по полноте в Европе (хранится в Эрмитаже, часть продана советской властью в 1930-х годах на запад), Семёнов издал обширный труд «Этюды по истории нидерландской живописи». В 1874 году он избран в почётные члены Академии художеств. Участие в деятельности многих благотворительных обществ, в качестве их председателя, дало повод к нескольким статьям Семёнова по вопросам благотворительности. В 1888 году Семёнов совершил поездку по Закаспийской области и Туркестану, результатом чего были обширные энтомологические коллекции, пополнившие его громаднейшее собрание насекомых, и статья «Туркестан и Закаспийский край в 1888 г.». Кроме вышеупомянутых работ, Семёнов написал целый ряд статей и очерков по разным вопросам географии (например, все введения к томам «Живописной России», выходившей под его редакцией) и все статьи по географии в «Энциклопедическом словаре», выходившем в 1860-х годах. В 1893 году он участвовал в составлении сборника «Сибирь, Великая сибирская железная дорога», изданного министерством финансов для всемирной выставки в Чикаго, и в том же году написал статью «Колонизационная роль России». Продолжая редактировать издание «Азии» Риттера, Семёнов в 1894 и 1895 годах выпустил два обширных тома, составляющих громадное дополнение или в сущности совершенно новый труд по географическому описанию Забайкалья, в котором самому Семёнову принадлежит немалая доля. Тогда же вышло в свет «Описание Амурской области» Г. Е. Грум-Гржимайло, составленное по поручению министерства финансов, причём многие главы были написаны Семёновым. В 1895 году был отпразднован 50-летний юбилей Императорского Русского географического общества, по поводу которого Семёнов написал «Историю полувековой деятельности географического общества» (3 тома). В 1896 году Семёнов организовал сибирский отдел нижегородской всероссийской выставки, был организатором окраинного отдела на всемирной выставке в Париже. Первая всеобщая перепись России, совершённая в 1897 году, была подготовлена и выполнена под главным руководством Семёнова, напечатавшего по этому случаю статью «Характерные выводы из первой всеобщей переписи». С 1899 года начал выходить новый обширный труд «Россия», редактировавшийся Вениамином Петровичем Семёновым-Тян-Шанским под общим руководством П. П. Семёнова-Тян-Шанского. С 1897 года Семёнов состоял членом государственного совета, присутствуя в департаменте законов. Пётр Петрович Семёнов-Тян-Шанский умер в Петербурге 26 февраля (11 марта1914 года от воспаления лёгких на 88-м году жизни. Похоронен на Смоленском православном кладбище
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница