Конкурс «Недаром помнит вся Россия про день Бородина!»



Скачать 58.57 Kb.
Дата05.11.2016
Размер58.57 Kb.
Министерство образования и науки РФ

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Новопетровская средняя общеобразовательная школа»

Свердловского района Орловской области

т. (848645)2 – 48 – 10 , 2-20-76 303311 д. Новопетровка, ул. Садовая, 7

__________________________________________________________________



Сочинение

детский творческий конкурс

«Недаром помнит вся Россия про день Бородина!»

Номинация «Письмо с Бородинского поля»

Седова Юлия Сергеевна

11 класс 05.03.1996 г. рождения

Учитель: Волошин Владимир Анатольевич

89208250683

Орловская область

Свердловский район

Д. Новопетровка, ул. Садовая, 23

2012

Милая Элиза, наконец имею возможность послать тебе весточку.



Во – первых, я пребываю в здравии и в скором времени надеюсь побывать дома – в любезной моему сердцу Британии. Сообщаю о самом интересующее тебя: газетные строки сухи и невыразительны. Послушай голос очевидца. Бородино воистину баталия славнейшая. Наши союзники воистину не только выстояли, но и сокрушили ненавистного Буонапарте.

Битва сия - одно из самых памятных событий уже завершившейся – теперь мы можем сказать это с уверенностью - Русской кампании. Конечно, к нынешнему жалкому состоянию и краху французов привело бегство из Москвы - но в этом случае они винят в своих несчастьях не только врага, но и суровую зиму. Однако к моменту сражения при Бородине они еще наступали, стремясь к обещанным им плодам завоеваний с ревностною надеждою и рвением. Таким образом, на Бородинском поле стороны сошлись в равных силах, и исход этого сражения позволяет мне судить о том, чем может закончиться будущее противоборство между французами и русскими, даже если ни один из противников не будет превосходить другого числом. Да, после поражения при Бородине Буонапарте хватило дерзости, чтобы обойти победоносную армию и совершить бросок к Москве - он надеялся, что смелость этого шага загладит позор неудачи и напугает Императора настолько, что он пойдет на быстрое замирение. Но и в этом он обманулся: исход сражения был хорошо понят и по достоинству оценен в Петербурге. И ничто, как я подозреваю, кроме самонадеянного расчета на слабость или измену при русском дворе не могло подвигнуть тирана на столь рискованный шаг, как дальнейшее наступление вглубь страны при том, что защищавшую ее армию он не смог разгромить.

Итак, в Петербурге появился отчет о Бородинском сражении – из коего следующие ниже строки представляют собой краткие выдержки. Считается, что он вышел из-под пера сэра Роберта Вильсона, а потому, как я полагая, представляет собою подлинное свидетельство очевидца этой важной баталии: «После смены Командующего русская армия продолжала отступление вплоть до села Бородино, что расположено на Новой смоленской дороге недалеко от Можайска. Там она получила пополнения - 18000 солдат регулярных войск под командованием генерала Милорадовича и 21000 ополченцев, вооруженных в основном пиками, коих привел генерал Марков. Общая численность русской армии, за вычетом ополченцев, достигала 106000 солдат регулярных войск; неприятельская армия, получив подкрепления из пунктов, где французы оставляли гарнизоны, насчитывала примерно 130000 человек. Буонапарте, вопреки всем ожиданиям - поскольку он недавно упустил благоприятный момент для нападения на русскую армию при повторной переправе через Днепр на марше от Смоленска - 24 августа изготовил армию к сражению. Возможно, назначение главнокомандующим князя Кутузова разрушило его надежды на замирение, и он счел необходимым добиться оного силою, тогда как прежде полагал, что один страх побудит российский Кабинет уступить. Точно известно, однако, что сам он жалел о возможностях, коими прежде пренебрег, и даже сказал: «Я упустил один из самых блестящих шансов в моей жизни!»

На левом фланге русского боевого порядка располагалась армия князя Багратиона, однако она была выдвинута весьма далеко вперед от центра и правого крыла. Передовую позицию армии князя Багратиона - далее я буду называть ее Второю армией - прикрывала батарея из семи орудий, сооруженная на холме.

Дело началось 25-го числа примерно в два часа пополудни; яростная схватка продолжалась почти до сумерек, когда неприятель овладел холмом и батареей, вынудив Вторую армию отойти и встать на одной линии с Первою, имея перед собою несколько холмов, где также были устроены батареи. Утром 26-го французы основными силами снова атаковали князя Багратиона, после отчаянного сопротивления одолели его и заставили отступить в некотором беспорядке. Пришлось перебросить на левый фланг резервы Первой армии, дабы занять багратионовы укрепления (русские назвали их Багратионовы флеши) и остановить врага, что и было исполнено в наилучшем виде; тем временем Вторая армия устроила ряды, снова пошла в бой, и, в свою очередь, поддержала войска, пришедшие ей на подмогу.

Таким образом, на левом крыле русская линия несколько сдвинулась назад, под углом к центру и правому флангу. Вершину этого треугольника образовала батарея, которая, в случае захвата и удержания неприятелем, господствовала бы над всею русскою позицией и вынудила бы армию к общему отступлению. Буонапарте, видя, что русские, несмотря на сильнейший перекрестный огонь его артиллерии, стоят неколебимо, решил захватить упомянутое укрепление. В течение дня было предпринято несколько попыток штурма, как пехотою, так и кавалерией, но все они были отражены ближе к девяти утра,. Однако, генерал Бонами сумел утвердиться на батарее, расположенной на стыке левого крыла и центра, но генерал Ермолов, взяв под команду колонну русских войск (он был штабным офицером), скорым шагом повел ее на редут и вернул оный, переколов всех неприятелей, кроме самого Бонами, едва оставшегося в живых - он получил 20 штыковых ран, в том числе одну в грудь.

Будучи британским офицером, прикомандированном к русской армии, как очевидец событий при Бородине, могу свидетельствовать о небывалом накале баталии. Багратионовы флеши и окрестности их были настолько завалены телами супротивников, что кавалерии нападавших в конце сражения не было никакой возможности полноценно атаковать русских. Разорванные тела лежали повсюду. От запаха крови не было возможности дышать полной грудью. Пороховой дым затянул всё окрест. Боевые лошади, привычные к смертоубийству метались в безумии. Поверженные издавали страшные крики. Но в пылу баталии никто не уделял им должного внимания. Имея подковы без шипов лошади французов часто скользили и падали на лужах крови и телах поверженных. К моему горлу постоянно подступали приступы тошноты. Супротивники виделись мне совершенно обезумевшими. Ярость схватки не утихала до темноты.

К вечеру неприятель отошел, очистив батарею, которую он снова занял примерно в четыре часа пополудни - в тот день сей редут трижды переходил из рук в руки. Основные силы французов постепенно отступили сначала к укреплениям, оказавшимся у них в тылу, удалившись за пределы действия орудийного огня, а затем еще на две с половиною версты; был отдан приказ отвести тяжелую артиллерию и обозы к Можайску. Русская армия оставалась на поле боя до следующего вечера, когда князь Кутузов приказал основным силам отойти на три версты, оставив позиции у Бородина под охраною казаков генерала Платова. Русские казаки – воинство поистине экзотическое. С дикими криками кидаются они в атаку, и отразить её крайне затруднительно.

Лишь темнота развела враждующих…

Так закончилась достопамятное Бородинское сражение: оно сходно с битвою при Прейсиш-Эйлау ходом своим, но не результатами - ибо если последнее позволило отвести угрозу от Кенигсберга, то Бородино ускорило падение Москвы. Я, однако, склонен думать, что теоретически Бородино следует считать более решительной победой русских, чем Эйлау, ведь тогда они покинули поле в ночь после сражения, а теперь - неприятель.


Течением своим сия битва, однако, сильно отличалась от Эйлау: при Бородине схватка шла вокруг отдельных пунктов, а Эйлау была классической баталией по всей линии, накрывавшей стальным саваном всех, кто находился на поле. При Бородине русская армия имела более 600 орудий, но в деле приняли участие лишь 268 пушек.
Потеря русских при Бородине была, по всей видимости, жестокой: насколько можно судить на сегодняшний день, она составила 25000 солдат (половина - убитыми) и сверх того 1500 офицеров. Из генералов в бою пали трое, а еще девять были ранены.
Неприятель, вне всякого сомнения, потерял гораздо больше: пока точных сведений об этом получить невозможно, но, как явствует из французской же корреспонденции, сами они оценивают свой урон в 26 генералов (из коих семеро были убиты) и 35000 офицеров и нижних чинов.

Милая Элизабет, волею Божией я жив и здоров, хотя смертные крыла поистине витали надо мной в день славной Бородинской баталии, при которой был смертельно ранен достославный князь Багратион. Имена погибших русских начальников я не называю более, ибо они ничего не скажут твоему сердцу. При ближайшей возможности жди от меня дальнейших вестей.



За сим пребываю горячо любимый брат Эдвард.


Примечание: Письмо написано от лица английского офицера, прикомандированного к русской армии в 1812 году.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница