Концепция комического во французской авангардной драме: генезис и этапы развития



страница1/4
Дата09.11.2016
Размер0.56 Mb.
  1   2   3   4



На правах рукописи

Киричук Елена Владиленовна



КОНЦЕПЦИЯ КОМИЧЕСКОГО ВО ФРАНЦУЗСКОЙ АВАНГАРДНОЙ

ДРАМЕ: ГЕНЕЗИС И ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ.
Специальность 10.01.03 - Литературы народов Европы, Америки

и Австралии


Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Самара 2009


Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского»
Научные консультанты: доктор искусствоведения, профессор

Тишунина Наталья Викторовна

доктор филологических наук, профессор



Луков Владимир Андреевич
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Ерофеева Наталья Евгеньевна

доктор филологических наук, профессор



Гринштейн Аркадий Львович
доктор филологический наук, доцент

Садомская Наталья Дмитриевна
Ведущая организация: Московский государственный педагогический

университет

Защита диссертации состоится «28» мая 2009 г. В 11 часов на заседании диссертационного совета Д 212.216.03 в СГПУ по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького, 65/67, корп.1, зал заседаний СГПУ (ауд. 9).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Самарского государственного педагогического университета по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького, 65/67.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат филологических наук, доцент Е.Б. Борисова.


Общая характеристика работы.

Диссертация посвящена исследованию эстетики и поэтики комического во французской авангардной драматургии ХХ века. Обращение к явлениям современного зарубежного театра было определено интересом к искусству авангарда и различием понятийно-концептуальных подходов к его осмыслению в отечественной и зарубежной гуманитарной науке. Достоверным фактом является существование форм авангардной драматургии в театре ХХ века, но изучение этой сложившейся на рубеже ХIХ-ХХ веков традиции остается в основном прерогативой искусствоведения, тогда как, особенно в сфере поэтики, драма театра авангарда представляет собой значительный интерес для филолога.



Актуальность предпринятого исследования обусловлена возрастающим интересом к драме авангарда в отечественном театре: с начала 90-х годов ХХ века увидели свет на сцене произведения Э. Ионеско, Ж.Жене, А. Жарри. Возникла достаточно яркая зрительская рецепция этих сложных авангардных явлений в театре, которая сложилась из двух тенденций: особого режиссерского чтения драматургии вышеназванных авторов и освоения нового языка сцены, свойственного нетрадиционному театру.

Представления о смысле понятия и эстетике авангарда искусства уже сложились в современной гуманитарной науке. Отечественные исследования по определению границ и содержания искусства авангарда принадлежат Гаспарову М.Л., Сарабьянову Д.В. , Васильеву И.Е., Балашовой Т. Труды зарубежных ученых Hassan I. (The dismemberment of Orpheus), Weigtman J. (The concept of avangarde), Kramer H. (The age of avangarde) также позволяют сделать выводы о константном интересе к вопросу о феномене авангарда.

Авангардный театр ХХ века рассматривается как часть художественного процесса обновления в мировом искусстве. Экспериментаторская ментальность авангарда распространяется на литературу, живопись, музыку, архитектуру как отрицание традиции и расчлененность, эклектичность художественных форм.

Французская авангардная драматургия ХХ века проходит в этом процессе три основных этапа: возникновения и формирования культуры авангарда в театре, становления поэтики и теории авангардной драмы и период расцвета, когда появляется целая плеяда драматургов, названных М. Ваисом «сценическими писателями» (Б. Виан, Э. Ионеско).

В данный момент, к началу ХХI столетия, мы имеем возможность рассматривать историю становления французской драмы авангарда как завершенный процесс, что дает возможность говорить не только о ее генезисе и истории, но и о родовых особенностях такой драмы. Драматургия театрального авангарда, таким образом, может рассматриваться не только как явление, требующее культурологической или эстетической оценки, но и как этапное событие мирового литературного процесса, имеющее свою историю, практику и перспективу развития.

Среди первых обращений к исследованию современного французского, а также европейского театра в целом, можно назвать работы А.А. Аникста, Т.Б. Проскурниковой, Л.И. Гительмана, Т.К. Якимович, Б.И. Зингермана, которые выявляли специфику разнородных и ярких явлений в драматургии М. Метерлинка, А. Жарри, Ж. Жене, Э. Ионеско, А. Адамова и других мастеров сцены.

В начале 90-х годов ХХ века появляются научные труды, посвященные уже осмыслению теоретических и поэтологических проблем именно драмы авангарда. Сюрреалистическая французская дрматургия 20-х годов становится объектом изучения в работе Е.Д. Гальцовой; проблема театрального гротеска в драматургии А. Жарри затронута в диссертации Н.А. Раппопорт; направления развития модернизма в современном театре, центральным из которых становится учение о «крюотическом театре» А. Арто, исследованы В.И. Максимовым. Н.И. Ищук-Фадеева и Е.И. Горфункель посвящают свои статьи теоретическим аспектам драмы Э. Ионеско «Лысая певица».

При этом собственно понятие границ и специфики драматического авангарда остается до конца не проясненным. Все зарубежные и отечественные исследователи как начало движения авангарда в театре называют премьеру пьесы А. Жарри «Король Убю» 1986 года. Это эпоха расцвета символизма в театре и ставит пьесу лидер театра Творчества О.-М. Люнье-По. Феномен Жарри в основном рассматривается в отрыве от театральной традиции символизма, сформировавшей его драматургию.

Традиция комического, предложенная в творчестве Жарри, связывается только с теорией театра жестокости А. Арто. Цикл пьес о короле Убю не рассматривается даже с точки зрения его жанровой, родовой природы, а, например, как мифологическая драма (Людинина О.Е. Генезис и эволюция французской мифологической драмы первой половины ХХ века).

Достоверные факты говорят о широком интересе к А.Жарри, а именно, к его замечательной комедиографии и прозе. Этот интерес проявлен как со стороны зарубежной филологии и искусствоведения, так и замечательных и успешных драматургов и литераторов, последователей А. Жарри.

Очевидно, что смысл понятия драмы авангарда может быть очерчен только в связи с характеристикой комического, его эстетикой и содержательностью в ранних явлениях символистского театра и драматургии А.Жарри.

Цель нашего исследования заключается в следующем: выявить смысл концепции комического как эстетико-культурной, поэтической и родовой модели функционирования в драматургии французского авангарда.

Методами исследования стали: историко-культурный, сравнительно-исторический, генетический, функциональный и герменевтический, с элементами тезаурусного подхода, которые позволили решить следующие

задачи:

- определить новое содержание комического, сложившееся на рубеже ХIХ-ХХ веков в философских трудах Ф. Ницше, А. Бергсона, эссеистике С. Малларме и О.Уайльда;

- выявить пути формирования авангардной драмы как неканонического жанра, реализующего новое содержание комического;

- показать движение авангардной драматургии от рубежа ХIХ-ХХ веков до 50-х годов ХХ века, для выполнения этой задачи дается периодизация истории развития авангардной драматургии, которая проходит три этапа.



Объектом исследования является драматургия французского театра авангарда (1896-1950). Это корпус драматических произведений, получивших сценическое воплощение и обогативших новаторские традиции драмы ХХ века: цикл драм о короле Убю А.Жарри, комедиография в драматургии М. де Гельдерода, пьесы Ж. Жене «Служанки», «Балкон» и «Ширмы», «антипьесы» и трагифарсы Э. Ионеско. («Лысая певица», «Картина», «Жажда и голод»).

Предметом исследования становится категория комического во французской авангардной драме.

Новизна диссертационного исследования заключается в осмыслении теоретического и эстетико-философкого содержания явлений французской авангардной драматургии первой половины ХХ века. Родовые категории драмы, такие как конфликт, динамика и характеристика действия, диалогическая коммуникация, мимесис и катарсис получают иное наполнение и меняют свою функциональную значимость в произведениях авангардной драматургии. Жанр авангардной драмы определяется как особый вид драматического рода, в котором категория конфликтности может быть утрачена, действие статично, слово становится «темным» символом, эстетика мимесиса отвергнута, а катарсис достигается как реализация стратегии обратимости смысла и образа, через «смех отрицания».

Комическое является художественной основой формирующей поэтику драматических произведений театра авангарда. Концепция комического во французской авангардной драме основывается на идее возврата к формам архаической эстетики, определяемой эффектом обратимости, амбивалентности любого, даже устойчивого, сложившегося образа.

Но пародия не отменяет движения драмы к метафизическому аспекту трактовки действия. Более того, обращение к комедиографии усиливает его. Первоначально представители театра авангарда декларируют свой атеизм и сциентизм, но, в поиске создания травестийного эффекта, обращаясь к поэтике маргинальных форм комического (фарс, ярмарочное представление, клоунада, гиньоли и др.), драматург авангарда, возможно интуитивно, вводит в свои произведения архаические театральные традиции, граничащие по своей эстетической содержательности с ритуалом и мифом.

Методологической основой исследования стали труды О.М. Фрейденберг, М.М. Бахтина, Л.С. Выготского, В.П. Большакова, А.Ф. Лосева, Е.Г. Рабинович, А.Ф. Строева, Н.Д. Тамарченко, Н.В. Тишуниной, В.Е. Хализева, В.И. Максимова, И.Д. Шкунаевой, а также работы зарубежных ученых М. Эсслина, П. Арно, Н. Арно, Д. Бабле, А. Бодена, А. Беара, Р. Бейена, Г.М. Блока, Б. Дора, Ж. Франси, Э.К. Жаккара, М. Лиура, Ж. Шерера, М. Ваиса, Д. Уэллворта и др., которые стали основой для разработки теоретических аспектов изучения драмы авангарда.

Исследования, посвященные теории комического в отечественном литературоведении, явились также важной составной частью методологии. Это научные труды Ю.Б. Борева, В.Я. Проппа, Д.С. Лихачева, Панченко А.М., Понырко Н.В., Дземидок Б., Вулис А.З., Пинского Л.Е., Штейна А.Л., Рюминой М.А., Любимовой Т.Б., Карасева Л.В.

Необходимой составляющей методологической основы следует назвать эссеистику и творческие манифесты самих представителей искусства авангарда, литературы и театра ХХ века С. Маллларме, М. Метерлинка, А. Жарри, А. Арто, Э.Г. Крэга, О. Уайльда, А. Бретона, Ж.-П. Сартра, Э. Ионеско, М. де Гельдерода, Б. Виана.

Особо можно отметить работы, выстраивающие филологическую стратегию анализа драматического произведения В.А. Лукова, Вершинина И.В., И.О. Шайтанова, Г.Н. Храповицкой, Л.Г. Андреева, Г.К. Косикова, Н.Е. Ерофеевой, М.Г. Меркуловой.



Теоретическая значимость диссертации состоит в уточнении содержания понятия авангардной драмы, периодизации развития драматургии авангарда (за основу взята периодизация, предложенная Э.К. Жаккаром); в разработке концепции комического в драматургии авангарда на основе изучения эстетико-философской содержательности этой категории на рубеже ХIХ-ХХ веков.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее материалы могут найти применение при разработке лекционных курсов по истории зарубежной литературы рубежа ХIХ-ХХ веков и ХХ века, истории театра, теории литературы, а также при составлении учебных пособий.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Французская драматургия авангарда сложилась как явление в русле символистского театра конца ХIХ века, непосредственное влияние на возникновение феномена драматургии авангарда оказали Г. Ибсен и М. Метерлинк, а также обращение к эстетике С. Малларме и философским учениям Ф. Ницше, А. Бергсона;

  2. комическое в художественной системе драмы авангарда является важнейшим эстетическим компонентом, на основе которого строится ее видовая природа;

  3. природа комического в драме театра авангарда определяется эффектом создания «жестокого смеха» (Жарри, Гельдерод), провоцирующего новое смысловое и функциональное наполнение понятия катарсиса (очищение через страх), сформулированного в эссеистике А.Арто, такой тип катарсиса продуцирует эмоциональный аффект отторжения, неприятия и отмечен в связи с формами комического (М.М. Бахтин, Л.С. Выготский, О.М. Фрейденберг);

  4. авангардная драма проходит в своем развитии три основных этапа, определяемых развитием во французском театре традиции «жестокого смеха» А. Жарри;

  5. в настоящее время можно утверждать, что процесс становления драмы авангарда завершен: от неканонической жанровой формы она движется к своему художественному канону.

Апробация работы: Основные положения диссертации представлены в докладах: «Авангардный театр и драматургия М. де Гельдерода» на международной научно-теоретической конференции «Культурные традиции Франции: литература, история, искусство. Конец века как социокультурное явление». СПбГУП, Центр Жанны д’Арк – Шарля Пеги, 2000; «Трагическая повседневность в театре М.Метерлинка» на всероссийской научной конференции «Пушкинские чтения – 2003», ЛГОУ им. А.С. Пушкина, СПб, 2003; «Пространство города в драмах М. де Гельдерода как метафизический ландшафт» на международной филологической конференции, проводившейся 11-15 марта при СПбГУ, 2003; «Принцесса Мален» М. Метерлинка как парафраз трагедий У. Шекспира» на международной конференции «Проблема «другого голоса» в языке, литературе и культуре» при РГПУ им. А.И. Герцена, 27-29 марта 2003; «Понятие антикатарсиса во французской драме ХХ века» на международной филологической конференции, проводившейся 11-15 марта при СПбГУ, 2004; «Авангардная драма как архаическая: к вопросу о формировании литературного языка ХХ века» на международной конференции «Старая Европа – новые мифы» при РГПУ им. А.И. Герцена, март 2004; «Жестокая комедия в драматургии А. Жарри.» на международной конференции «XVI Пуришевские чтения. Всемирная литература в контексте культуры», апрель 2004; «Новая концепция персонажа в театре А. Жарри» на международной конференции «Россия и Франция. Культура в эпоху перемен», СПбГУ, 8-10 апреля 2003; «Авангардная драма как архаическая: идея возврата, обращение к театру марионеток» на Всероссийской научной конференции «Семантическое поле культуры: генетические связи, типологические параллели, творческие диалоги», Омск, ОмГПУ им. А.М. Горького, октябрь 2004; «Типология комического: смех и проблема катарсиса (к полемике о природе смеха в трудах М.М. Бахтина)» на международной научной конференции «Святоотеческие традиции в русской литературе», Омск, ОмГУ им. Ф.М. Достоевского, 25-26 апреля 2005.

Структура диссертации: работа состоит из Введения, четырех глав, Заключения, Примечаний и Списка литературы, содержащего 331 название художественных текстов и научных трудов на французском, английском, немецком и русском языках.

Содержание работы.

Во Введении представлена общая характеристика работы, обосновывается ее актуальность и новизна, а также научно-теоретическая значимость.

Глава 1. Драма на рубеже ХIX-XX веков: новые явления (феномен авангарда в театре), эстетика и теория. В этой главе рассматривается предмет исследования – французский авангардный театр рубежа ХIХ-ХХ веков, определяются историко-литературные границы его развития, выявляется объект исследования из широкого числа драматургов, принадлежащих этому театру.

В § 1. «Театр авангарда или «театр насмешки» в конце ХIХ века». - изучены понятия авангарда в искусстве, дано определение авангардной драмы. Явление театра авангарда получает оценку с точки зрения его места в историко-литературном процессе, проанализирована периодизация развития драмы авангарда, сделанная французским исследователем Э.К. Жаккаром, начиная с рубежа ХIХ-ХХ веков.

В § 2. Эстетико-философское содержание понятия комического к

началу ХХ века. - анализируются эстетико-философское содержание понятия комического, сформировавшееся к началу ХХ века в учениях Ф. Ницше, А. Бергсона, эссеистике С. Малларме.

Комическое в работах Ф. Ницше «Веселая наука», «Рождение трагедии их духа музыки» и др. имеет следующие черты: эта категория определяется как форма универсального сознания вне этики и морали. Переходной формой к такому восприятию комического является иллюзия обратимости, двойственности целого, демонстрирующая себя в концепте безумия, шутовства, зеркального отражения. Проблематика такого комического состоит в разладе идеи и представления. Представление об истине искажает ее сущность, тогда искаженное становится комическим, или формой отражения истины нашим сознанием.

Характеристика комического, представленная А. Бергсоном в его работе «Смех на сцене и в жизни» 1900, опирается, прежде всего, на дидактическую функцию смеха. Подчеркиваемая А. Бергсоном социальная природа комического апеллирует к «чистому разуму» и исключает эмоциональную составляющую в его восприятии. Бесчувственный смех, возникающий как реакция не одного человека, но многих, становится механизмом «бичевания нравов», то есть несет морализирующую нагрузку. Все же социальная характеристика смеха также оказывается не единственной в работе А. Бергсона и это выясняется, когда он, определив механизмы возникновения смеха, исследовав типологию комических ситуаций, переходит к проблеме «двойственного характера комического», переводя анализ из области поиска функционального значения в область восприятия комического, Бергсон обнаруживает его метафизическую характеристику. Логика комической нелепости построена на искажении здравого смысла, но «это совершенно особое искажение здравого смысла.» 1 Искажение в этом случае теряет свою дидактическую направленность и становится эстетическим фактором, формирующим иную реальность. Эту реальность Бергсон определяет как реальность грез или сновидческую реальность. В рамках такого подхода к проблеме восприятия комического высвечивается метафизическая концепция памяти самого А. Бергсона и маллармеанская идея эстетизации отраженного образа реальности в сознании поэта – именно этот образ признавался истинной реальностью. Как изменилось бы содержание комического, если бы реальность сна восторжествовала на сцене и освободилась от произвола действительности и необходимости подражания жизни? Тогда формы искажения и обратимости драматического образа создавали бы комический эффект, который исключал бы или уводил на второй план функцию сатирического осмеяния. Комедия обратилась бы к поэтике маргинальных форм, о которых, как низших, упоминает сам Бергсон и к которым можно добавить такие как: театр кукол, балаган, ярмарочный народный театр, народные (дохристианские) праздники – обряды. Подобный процесс мы наблюдаем в символистском театре рубежа ХIХ-ХХ веков, где появляется лирическая «драма для чтения» М. Метерлинка, Ш. ван Лерберга и эпатажная комическая форма в драматургии А.Жарри. В этих образцах драматического искусства очевиден отказ от классического мимесиса: художник предметом искусства делает вовсе не реальную действительность, а реальность «грезы», воображения – символическую реальность несуществующего мира фантазии (в случае Жарри эта реальность может быть достаточно жестокой и устрашающей в зрительском восприятии).

С. Малларме обращался к проблеме театра в некоторых своих критических работах и художественных текстах, таких как «Игитур или безумие Эльбенона», «Бросок игральных костей никогда не упразднит случая» и др. Знаменитый сборник эссе С. Малларме «Блуждания» (Divagations) содержит статью о Рихарде Вагнере, которым восхищается автор, и «Заметки о театре» (Crayonné au théâtre). Малларме заменял понятие художественного текста понятием зрелища и определял свою роль как «распорядителя праздника», режиссирующего спектакль чтения. Здесь книга становилась посредником между человеком и природой, отражая универсум как театр бытия. Критерий универсальности переносится и на само понятие театра и определяется Малларме как: «представление…пьесы, написанной in folio на небесах и отраженной в жестах и страстях Человеком».2 Такой театр может принимать любые формы, быть судьбой индивидуума, книгой, драмой. Всякая форма является отражением попытки человека «расшифровать» таинственные коды Вселенной, именно поэтому Малларме с таким пафосом, действительно несколько высокомерно, оценивает роль писателя в этой мистерии как «спиритуального гистриона». Гистрион, бродячий актер, или «распорядитель праздника» определяет характер и смысл представления, сыгранного по пьесе, «написанной на небесах». Драма, поставленная для такого представления, может быть только ее (пьесы) комическим искажением. Ирония Малларме относительно возможной трактовки скрытого смысла очевидна: гистрион играет в пространстве ирреального, спиритуального. Смысл его игры, его театра в посредничестве между небом и человеком. Попытка прочитать коды «небесной пьесы», или вечной драмы бытия, разворачивающейся как зрелище, переносит критерий универсальности и избранности на самого писателя. Сознание художника – это вечная драма отражений, поиска, его театр, который получает определение «внутреннего», «спиритуального».

Традиционное, близкое к классическому, понимание трагического и комического в эпоху авангарда, которую открывает премьера пьесы А. Жарри «Король Убю», потеряло свое значение, содержание этих понятий глубоко изменилось. Комическое получает метафизическую трактовку, его содержание включает концепты искажения, сна, «зеркального отражения», которые разрушают классицистическую характеристику комического как сатирического, реально-бытового, дидактического начала. Вместо пафосной дидактики комическое предлагает иллюзию комического искажения, ироническую интонацию действия. Драматургия обращается, реализуя эти идеи, к маргинальным жанровым формам. (фарс, балаганная комедия, комедия марионеток или кукольный театр) Создавая пространство инореальности, обращая любую идею по ницшеанскому принципу «Incipit tragoedia» - «Incipit parodia», драма идет по пути универсализации комического начала, возврата к архаическому периоду развития.

В § 3. Комическое и катарсис в драматургии авангарда. - изучаются теоретические аспекты, характеризующие авангардную драму как специфическое художественное явление.

Авангардная драма, являясь модификацией комедии, реформируя видовые категории мимесиса и конфликта, наполняет понятие катарсиса новым содержанием. Катарсис «отрицания», в котором эстетическая модель «умиротворяющей душу развязки» заменяется эстетикой «встречи» (М.М. Бахтин), реализует цель очищения духовного начала и контаминирует с архаическими формами инициационных сакральных ритуалов очищения от «скверны» (О.М. Фрейденберг).

Понятие катарсиса в работах О.М. Фрейденберг, посвященных генезису комического, заменено предшествующим ему определением катартика. Оно соответствует этапу возникновения мифологического мышления, когда «мифологическое очищение еще не имело качественной сути.»3 Это до -пифагорейское, -платоновское и –аристотелевское определение не имеет значения метафоры и связано с бытовым реализмом. Катартические ритуалы переросли позже в культы Аполлона, бога света и смерти. Смысл катартики – «заклание носителей скверны» ради торжества «сияющих тотемов-светил».

Рождение качественности, по Фрейденберг, исключает космологическую характеристику образа, превращает универсальное в бытовое, реальное. Рождение этических категорий добра и зла определяет новое содержание катартики.

Цель ритуала катартики совершенно иная: ввести понятие двойственности, дубля реальности через травестию и искажение. В таком случае отмеченное О.М. Фрейденберг основное качество древней комедии - «мнимость происходящего» становится ее видовым отличием. Древний комплекс комического основан на идее мнимости, т.е. разрыве с реальностью; ритуальный смех жертвоприношения определяет генезис комического через метафоры еды, смерти, отсюда он связан с концептом очищения - катартики. Такой докомический смех мифологичен и еще эпичен. «Итак, эпический ‘комизм’ очень своеобразен. В нем, собственно, нет комического. Смех выполняет какую-то особую, но строго определенную функцию. Она не заключается в том, чтобы забавлять, но и не в том, чтобы осмеивать или «выводить на чистую воду». Она бесконечно далека от того, что мы вкладываем в понятие смешного. Она, прежде всего, глубоко серьезна».4 Архаический смех всегда неожидан, непредсказуем, это его качество объясняется обратимостью осмеиваемого персонажа. Семантика такого персонажа также имеет характеристику бескачественности.

Доэтический комизм возникает из мифологического синтеза космогонии и комического начала. О.М. Фрейденберг считает, что сами образцы такого античного фарса до нас не дошли, но самое верное представление о них дает Аристофан. Основа создания мнимой реальности - пародия на космогонию. Связь комического с катартикой, даже в доэтический период становления мифологического сознания, имеет особое значение. Комическое определяется катартической стратегией и это не отрицает ни его эмоциональной, ни эстетической природы.

Авангардная драма начала ХХ столетия привносит в терминологию свои характеристики действия, которые отвечают, как нам кажется, категории бескачественности. Это - деформация действительности или искажение как восприятие через кривое зеркало обратимости и, в конце концов, симуляция реальности. Космогония, как и симулятивная реальность авангардной драмы (Жарри), не имеют ничего общего с обыденной действительностью. В таком случае «пракомедия» - идеальный концепт профанации и внеэтический, внекатегориальный, первоначальный вид драмы. Идея «возврата» к первоначальным формам искусства драмы рождается именно в начале ХХ века и связана с жанровой реформой в драматургии этого периода. Убеждает в этом установившаяся в авангарде тенденция не только обращения к архаическим образцам драмы, но и стремление к жанровой контаминации, синтез комического и трагического в драматургии авангарда, многочисленные парафразы, «чтения» трагедий посредством комического снижения. (Метерлинк «Принцесса Мален», Жарри «Убю закованный», Гельдерод «Смерть доктора Фауста» и «Дон Жуан», Кокто «Орфей», Виан «Строители Империи», Ионеско «Макбет», Беккет «Сцена без слов I», «Дыхание» и т.д.) Генезис авангардной драмы через архаическую определяет также новую сущность катарсического начала. Классическая комедия опирается на разумный смех, сатирическую категориальность и не всегда может быть катарсической по своей сути. Комическое авангардной драмы катарсично, потому что сущность смехового начала в нем изменена: смех здесь также доэтичен и бескачественен. Это тот комический «пароксизм», которого пытается добиться уже на третьем этапе развития авангардной драмы Э. Ионеско (эссе «О театре») и который сметает жанровые границы классического деления драмы на трагедию и комедию. Вместо них появляется dromena или drama архаического образца. Она примитивна и бесконечно сложна, недоступна для понимания и открыта любым толкованиям.

Сделав протагонистом своей драмы гибриста, драматург театра авангарда не отказывается от катартической стратегии, но далеко не всегда остается в рамках этики и уж тем более дидактики. Катартика гибриста может быть внеэтична, если она основана на смехе разрушения, отрицания. Тогда и возникает катарсис как эстетическая категория на основе эмоционального аффекта отрицания. Именно такую трактовку катарсиса мы находим в работе Л.С. Выготского «Психология искусства». «…закон эстетической реакции один: она заключает в себе аффект, развивающийся в двух противоположных направлениях, который в завершительной точке, как бы в коротком замыкании, находит свое уничтожение. Вот этот процесс мы и хотели бы определить словом катарсис».5 Катарсис эстетической реакции, по Выготскому, распространяется на все виды литературного творчества. Катарсис, понимаемый как аффект, возникающий в результате столкновения противоположных эмоций, в комедии обретает особое значение, поскольку именно восприятие комического строится на пересечении противоречий. В качестве доказательства этого положения Выготский приводит пример из Шекспира – Фальстаф, образ которого строится на противоречии восприятия: с одной стороны он - трус, обжора и бабник, с другой – великолепный шутник.

Эстетика безобразного в искусстве и, в частности, в комедии – одна из основополагающих черт возникновения катартической реакции. Безобразное в жизни и на сцене или в тексте – это далеко не одно и то же. Эстетика безобразного, создающая эффект двойственного восприятия образа, сталкивающая эмоции, «ясно говорит о катарсисе». В целом для искусства характерно использование впечатлений дисгармонии, ужаса и отвращения ради преодоления внутреннего диссонанса и разрешения, т.е. создания катартической реакции. Эти выводы сближают понятие катарсиса у М.М. Бахтина, О.М. Фрейденберг и Л.С. Выготского с типологией комического в драме А. Жарри и эссеистике А. Арто.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница