Кому нужны звёзды



Скачать 321.6 Kb.
Дата07.05.2016
Размер321.6 Kb.
Кому нужны звёзды.

Опубликовано в журнале «Человек». 2010, №6. С. 90-108.

О.О.Савельева

Сначала – стихи, которые отдельными строчками памятны многим ещё со школы:

Послушайте!

Ведь, если звезды зажигают -

значит - это кому-нибудь нужно?

Значит - кто-то хочет, чтобы они были?

Значит - кто-то называет эти плевочки

жемчужиной?

И, надрываясь

в метелях полуденной пыли,

врывается к богу,

боится, что опоздал,

плачет,

целует ему жилистую руку,



просит -

чтоб обязательно была звезда! -

клянется -

не перенесет эту беззвездную муку!

А после

ходит тревожный,



но спокойный наружно.

Говорит кому-то:

"Ведь теперь тебе ничего?

Не страшно?

Да?!"

Послушайте!



Ведь, если звезды

зажигают -

значит - это кому-нибудь нужно?

Значит - это необходимо,

чтобы каждый вечер

над крышами

загоралась хоть одна звезда?!
В. Маяковский, начало 1914 г.
Здорово! Но непонятно! Кому нужно, чтобы звёзды зажигались? Кто их зажигает? Кто обладает властью называть плевочки жемчужиной? Писал Маяковский о своём, но критики и читатели до сих пор думают – о чём? О любви? О мечте, недостижимой как звезда? О страхе человека перед необъятностью мира? О взаимоотношениях Бога и человека? О повседневном чуде звёздного неба? «Открылась бездна, звезд полна, звездам числа нет, бездне дна». Впрочем, это уже Михайло Ломоносов – «Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния», 1743 год. И ещё о звездах: «Звезды — черви (гнойная живая) сыпь!» Д. Бурлюк. Нет уж, лучше перечтём Ломоносова! Или Маяковского, про плевочки-жемчужины…

Звёзды зажигают, потому что это кому-нибудь нужно… «Кому-нибудь» - значит «каким-то людям». Замените «люди» на «публика» (а на латыни «публика» и есть «люди») и становится понятно, что почти столетней давности стихотворение даёт, вольно или невольно, точный анализ того специфического социокультурного феномена ХХ века, который получил название сelebrity сulture1 – «культура звёзд», культура знаменитостей. Суть её – превращение с помощью коммуникационных технологий реального человека (живого или уже умершего) в «звезду» - брендированный объект, обладающий особо значимым для публики символическим капиталом. Конечная цель - использование звезды в различного рода коммерческих, социальных, политических проектах, рассчитанных на определенную целевую аудиторию. Организаторы повышают за счёт звезды популярность своего проекта у публики, привлекают внимание к нему и получают выгоды в том или ином поле социальной деятельности. Звезда же получает гонорар и, при участии в успешных, престижных проектах, ещё более повышает свою популярность. Публика получает…. Ответ на этот уже вопрос более сложен.

Поскольку базовым элементом культуры звезд является человек-бренд, то исследование её желательно начать с рассмотрения другого феномена ХХ века - бренда. Сказано и написано о брендах много, но чаще всего анализируют их с практической точки зрения – как построить «сильный» бренд, как наиболее эффективно использовать его на рынке и т.д. При этом слово это используется часто как само собой разумеющееся понятие, без углубления в его социокультурную интерпретацию. Но для нас бренд интересен именно с этой точки зрения.

В древности в Скандинавии было слово «brandr» - «жечь, огонь». Оттуда оно перешло в Британию, где видоизменилось (brand) и стало означать тавро для клеймения скота. Товар-бренд – это, в самом прямом смысле слова, «заклейменный» товар, товар, снабженный идентифицируемым аудиторией опознавательным знаком или знаками (фирменным названием, логотипом). Эти знаки – суть информация о том, кому принадлежит право на изготовление товара, кто гарантирует его качество и пр. В такой трактовке понятие «бренд» не отличается от понятия «зарегистрированная торговая марка», принятого в нашей стране. Кстати, в России юридически понятие «бренд» вообще не существует, в законодательных актах фигурирует именно «торговая марка».

Торговая марка может опознаваться только с помощью обязательных при её регистрации названия и логотипа (условного графического знака, обозначающего фирму или товар). Но маркетолог может разработать и целую логосистему (фирменный стиль), включающую ещё и слоган (рекламный лозунг, например «Бриллианты вечны» компании DeBeers), фирменные цвета (черно-желтая гамма «Билайн»), мелодию (вспомните Рио-Риту, сопровождавшую рекламу финансовой пирамиды МММ). Один из самых интересных элементов логосистемы - рекламный персонаж. Это какой-то реальный или выдуманный герой, который становится неотъемлемой частью рекламы данного товара или фирмы, коммуникатором, убеждающим публику в преимуществах данного товара перед аналогами. Таким рекламным персонажем является, например, нарисованный впервые в конце Х1Х века человечек из шин по имени Бибендум, до сих пор олицетворяющий компанию Michelin. (1) Американский кошачий корм «Девять жизней» с 1968 г. рекламирует вполне реальный рыжий кот по кличке Морис. Сегодня в рекламной индустрии трудится уже Морис IV или даже V. (2) Само собой, рекламным коммуникатором может стать и человек. «Рекламным лицом»2 сигарет Winston в 1960-70-х годах ХХ века был актер Ален Лэндерс (настоящая фамилия -Левин). Он обрел популярность именно за счет этой рекламы, за ним даже закрепился псевдоним Winston man3. (3) А вот лицом новой линии духов фирмы Guerlain стала и без этой рекламной кампании известная во всем мире модель Наталья Водянова.(4) Итак, рекламный персонаж – важная, иногда даже решающая часть логосистемы (5) бренда. Запомним этот непреложный факт и вернемся к вопросу о соотношении бренда и торговой марки.

Одна точка зрения – любая зарегистрированная в должном порядке торговая марка и есть бренд. Вторая: бренд – это торговая марка, имеющая значимый в глазах целевой аудитории символический капитал. Поскольку мы придерживаемся именно второй позиции, напомним немного о теории капиталов известного французского социолога П.Бурдье в целом и о символическом капитале, в частности. Бурдье называл капиталом ресурсы, которые позволяют агенту оперировать в различных полях социального пространства (экономическом, политическом и т.д.). Структура и объем капиталов агента и определяют, в конечном счёте, его позицию в социуме. Очень важными для этой позиции Бурдье считал экономический, культурный и социальный капиталы. Экономический капитал - это те ресурсы, которые прямо могут быть задействованы агентом в экономическом процессе (финансы, собственность и т.п.). Культурный капитал – знания и навыки, усвоенные индивидом в процессе социализации и используемые им при взаимодействии с другими людьми. Этот капитал помогает своему обладателю налаживать коммуникацию, адаптироваться в среде, понимать партнеров по социальному взаимодействию. Социальный капитал - это, упрощенно, система социальных связей агента, дающая ему возможность привлекать ресурсы других людей для решения своих задач. Но самым значимым Бурдье считал символический капитал – определенную систему социальных представлений, увязанную достаточно прочно с данным агентом. Репутация, престиж, авторитет – всё это проявления символического капитала. Обладая ими, агент способен навязывать мнения, представления и действия другим участникам социальных взаимодействий, например, целевой аудитории рекламной кампании. Бурдье считал, что все прочие виды капитала зависят от символического капитала, что именно он придает иным капиталам «легитимность», т.е. обеспечивает добровольное согласие участников социальных взаимодействий признать за данным актором право принимать решения, высказывать значимые советы и мнения. Один из крупных итальянских бизнесменов как-то сказал, что он, не задумываясь, заплатил бы за рекламу своего товара миллиард, если бы в рекламе согласился принять участие папа римский. Так этот бизнесмен оценил символический капитал главы католического мира.

Кстати, об оценке. Как определить самую-самую звезду? Да и можно ли это вообще определить? Есть два понятия – «известность» и «репутация». Первое характеризует количество людей, которые слушали хоть что-то о данном человеке. Не важно что: дурная слава – тоже слава. Репутация - устойчивое мнение публики о человеке, здесь уже важен знак – плюс или минус. Рейтинги звезд (такие существуют в большом количестве) различаются, в основном, тем, оценивается ли только известность, или ещё и репутация звезды. Популярен метод «медийной популярности», когда подсчитывается количество публикаций о персоне за определенный период. Но иногда технологии подсчёта довольно сложны. Российский исследовательский холдинг Romir Monitoring уже несколько лет ведёт исследование «Биржа звёзд», в которой определяет рейтинг популярности персон отечественной индустрии развлечений. Комплексный рейтинг («Индекс ITI») определялся на основе суммирования ранговых мест по пяти параметрам:

1. Популярность у населения России (понравился больше всего за последние 3 месяца). Метод: личное формализованное интервью по домашним адресам респондентов.


Объем выборки составляет 1500 респондентов.

2. Популярность у жителей столицы, имеющих доступ в Интернет (понравился больше всего за последние 3 месяца).


Метод: формализованное онлайн-интервью среди участников онлайн-панели в возрасте 14 лет и старше.
Объем выборки составляет 1000 человек.

3. Информационная привлекательность для телевидения.


Метод: подсчет количества упоминаний в новостном эфире пяти каналов (Первый канал, «Россия», НТВ, ТВ-Центр, РЕН-ТВ) за 3 месяца.

4. Информационная привлекательность для центральных газет.


Метод: подсчет количества упоминаний в 134 изданиях за 3 месяца.

5. Информационная привлекательность в Интернете.


Метод: подсчет количества упоминаний и ссылок подсчитывалось в 57 интернет-изданиях за 3 месяца.
Дополнительно, по каждой персоне, измеряется психо-семантический дифференциал, а так же, в рекламе каких товаров и услуг респонденты хотели бы увидеть конкретную звезду.

Конечно, для каждой страны, социальной группы характерен свой рейтинг популярности. Например, накануне 2010 г. британские журналисты подсчитали количество публикаций в британской прессе о знаменитостях и составили «рейтинг десятилетия»: Мадонна, Роби Уильямс, Бритни Спирс, супруги Бекхэм, Кейт Мосс, Виктория Бекхэм, Дэвид Бекхэм, Майкл Джексон, Саймон Ковелл, Пол Маккартни. В России же не так много людей, которые знают, кто такой, к примеру, С.Ковелл4. В США медийный «рейтинг нулевых» выглядит так: Бритни Спирс, Анжелина Джоли, Брэд Питт, Дженнифер Энистон, Кэти Холмс, Линдси Лохан, Джессика Симпсон, Николь Ричи, Том Круз, Пэрис Хилтон. Мадонна же занимает только 34 место. Вряд ли жителям России пришло бы в голову посчитать самой влиятельной женщиной мира 2009 г. американскую телеведущую Опру Уинфри (версия журнала Forbs). Для России этот журнал выдал следующий рейтинг звёзд массовой культуры за 2010 г. : Мария Шарапова, Алла Пугачёва, Александр Овечкин, Ксения Собчак, Андрей Аршавин, Дима Билан, Филипп Киркоров, Евгений Плющенко, Григорий Лепс, Валерия5. Самое любопытное, что на 45 месте в этом списке – Михаил Горбачёв.

Вернемся к брендам. С 30-х годов ХХ века на Западе развивается концепция брендинга как процесса формирования устойчивой системы социальных представлений по поводу определенного товара6. При этом под товаром имеется в виду объект любой природы, предложенный аудитории для социального обмена. Это может быть вещь, услуга, идея, персона, место и пр. В результате целенаправленных и системных действий по продвижению этого товара («раскрутке»), бренд становится не просто идентификатором конкретного товара, а знаком (в семиотическом смысле слова), ассоциирующимся с целой системой чувств и мыслей по поводу товара. Так, многолетняя кампания по продвижению мотоциклов марки Harley-Davidson, совпавшая на начальном этапе (в 50-е годы ХХ в.) с социальными настроениями значимой субкультуры американской молодежи (так называемых «битников»)7, привела к тому, что данная марка мотоциклов стала в массовом сознании гораздо большим, чем машина для передвижения. Это свидетельство определенного стиля жизни, разделяемых ценностей, самоидентификации. Harley-Davidson - это сильный бренд, т.е. объект, имеющий на рынке не столько прагматическую, сколько символическую ценность. Один из известных американских маркетологов писал по этому поводу так: «Если Suzuki стоили бы вдвое меньше Harley, ездили бы в два раза быстрее, были бы на 20 лет долговечнее, они бы все равно остались просто долбаными мотоциклами. Harley-Davidson вообще ничего общего с мотоциклами не имеет…. Люди любят идею свободы и они любят Harley»8. И не случайно в июле 2010 г. В.Путин появился на съезде байкеров под Севастополем за рулём трехколёсного Harley-Davidson, а не, к примеру, его ближайшего отечественного аналога – мотоцикла «Урал» с коляской. Но премьер-министр не собирался в данном конкретном случае поддерживать отечественного производителя. Его больше устраивала устойчивая символическая связка «Harley- это свобода». (6)

Количество брендов на сегодняшний день поистине неисчислимо. Этот факт творчески использовали авторы французской мультипликационной короткометражки «Логорама».(7) Все декорации и персонажи фильма – логотипы хорошо известных западному потребителю брендов. По сюжету злодей Рональд Макдональдс борется с полицейскими Мишлен. Всего же режиссеры (бывшие клипмейкеры) использовали 2500 брендов для визуального ряда картины. Ирония над современным потребительским миром удалась: фильм получил в 2010 г. премию «Оскар» в разделе короткометражной анимации.

Почему существует феномен приверженности человека брендам. В основе тенденции к агломерации какого-либо сообщества на основе бренда лежит, во-первых, потребность человека в групповой принадлежности. По выражению Ф. Фукуямы, «связь с внешним миром – уже не просто средство, но и важная жизненная цель. Ибо насколько человеческой личности присущ эгоизм, настолько ей присуща и потребность быть частью того или иного общественного целого»9. Вследствие брендинга как продуманной системы действий по раскрутке марки в определенной социальной среде, вокруг товара формируется некоторая социальная группа, для которой товар имеет особо высокую символическую ценность. Эта символическая ценность проявляется при социальных взаимодействиях, принося членам группы определенные преимущества в том социальном пространстве, в котором они оперируют. Очевидным примером такой социальной агломерации на основе бренда может служить фан-клуб популярного исполнителя. Обладатели престижной марки чемоданов или дачи по определенному направлению от МКАД также объединяются в своего рода «воображаемое сообщество»10. Социальный феномен под названием «Рублёвка» - из этого ряда.

Бренды как аттрактор социальной связи – это относительно новое явление, связанное с процессом атомизации человека в массовом урбанистическом обществе. Если в традиционном социуме человек был с рождения вписан в очень плотную сеть прямых и опосредованных социальных связей, то в урбанистической среде эти связи приходится выстраивать специально, в том числе, становясь владельцем Лендровера или фанатом Димы Билана. «Сообщество покупателей, связанных маркой, есть наиболее плотный сгусток людской массы на рынке, особая энергетическая камера в теле рынка… Благодаря им мертвый предмет становится товаром, объединяющим людей, и тогда продукты человеческого труда превращаются в автономные сущности, одарённые собственной жизнью и находящиеся в определенных отношениях к людям и между собой… Человеческая масса и масса товаров упорядочивают друг друга таким образом, что их взаимодействие в наиболее благоприятном случае приобретает черты морали»11. Так объясняют роль брэнда на современном рынке социальные антропологи, сравнивая «приверженцев марки» с «общиной» в понимании Ф. Тенниса. Выразительно сказал о том же и Ж. Бодрийяр “вещь получает ту психическую нагрузку, которую должны были взять на себя отношения с людьми”12.

Вторая причина приверженности человека к брендам - потребность в структуризации окружающего его мира, в представлении его как набора некоторых упорядоченных и легко опознаваемых стереотипов. Вспомним известный эпизод, когда в толпе, собравшейся у квартиры умирающего Пушкина, толкался мальчик-мещанин и спрашивал публику, кто же теперь в России будет при стихах? И нами с детства усвоено: фрукт - яблоко, поэт – Пушкин…. Самый представительный автомобиль - Rolls-Royce, самый глянцевый журнал - Vogue, самый …… и т.д. Формируются эти стереотипы в процессе первичной и вторичной социализации, мезофактором которой является, среди прочего, реклама.

Тот или иной символический капитал «зарабатывается» рекламируемым товаром отчасти за счёт его объективных свойств. Так, вряд ли Harley стал бы товаром-символом, если бы он имел очевидные конструктивные недостатки или плохое качество сборки. Но в большей мере сильные бренды формируются за счет приписываемых товару ценностей, не присущих самому товару как таковому. Такое приписывание, в случае удачи, выливается в возможность повысить цену товара на 20-30% по сравнению с аналогом. Символический капитал трансформируется, в полном соответствии с концепцией Бурдье, в экономический. Героиня современного романа (сама редактор глянцевого журнала), рефлексируя по поводу денег, отданных ею за сумку Prada, пытается определить, сколько ею заплачено собственно за сумку, а сколько – за пять букв на этикетке13. Любые сигареты – это бумажная трубочка, набитая сушеной травой. Символом «свободы», «гламура», «исторических традиций» и т.п. эту трубочку делает реклама, соединяя «имя вещи» в нашем сознании с определенными ценностными представлениями.

Наиболее очевидный способ приписывания товару символического капитала – использование в рекламной кампании персонажа, уже символизирующего в глазах аудитории требуемую систему ценностей. Пушкин – поэт, Толстой - писатель. А вот Н. Водянова в глазах публики –современная Золушка, суперуспешная во всех областях жизни молодой женщины ХХI века. И в любви, и в семье, и в профессии, и во внешности, и в светской жизни. Солидная парфюмерная фирма Guerlain избрала в качестве целевой аудитории новой линии духов молодых женщин «около 30», ассоциирующих себя (точнее, свой идеал) с такой гендерной моделью. Естественно, что проще всего создать нужные ассоциации с помощью самой Водяновой.(8) Она и стала «рекламным лицом» этой линии парфюма. Духи для девочек-подростков из среднего класса рекламировал бы другой персонаж, духи для зрелых женщин, желающих представить себя в роли «вамп» – третий, а для видящих себя холодной недоступной аристократкой - четвертый. Очевидный вывод – различные области социальной практики, и прежде всего - индустрия потребительских товаров и услуг, нуждается в персонажах, обладающих широкой известностью и, при этом, ассоциируемых с определенным устойчивым набором социальных представлений. Иными словами – массовой потребительской индустрии нужны разнообразные звезды, олицетворяющие собой те или иные системы ценностей целевых аудиторий. Вот, в конечном счете, самая важная причина существования «культуры звезд»: звезда олицетворяет определённый тип символического капитала. Маркетологам остается выяснить, какой именно символический капитал особо значим для избранной целевой аудитории. Так рождается схема: целевая рекламная аудитория – её ценности – звезда, олицетворяющая эти ценности – реклама товара с участием звезды.

Исходным пунктом является, обратите внимание, не товар и не звезда, а аудитория, которая будет этот товар покупать. Её система представлений, идеалы, предпочтения определяют необходимый в данном конкретном случае тип звезды. Многозначителен следующий недавний пример. Министерство регионального развития РФ в 2010 г. решило выпустить серию роликов для таджикских трудовых мигрантов (мигранту желательно знать русский язык, иметь представление о правилах поведения в России, обычаях и т.д.). Сама таджикская диаспора сочла такие ролики нужными и полезными. Но вот то, что рекламным лицом этой кампании был выбран Михаил Галустян, вызвало резкие негативные отклики целевой аудитории. Как было сказано в соответствующем заявлении, «печально известный исполнением роли Равшана» артист не выглядит символом таджика в глазах тех, кому данная социальная реклама была предназначена. По их мнению, худший выбор «рекламного лица» - только скинхед.

Кстати, специалисты обращают внимание, что разные национальные аудитории обладают разной чувствительностью к звёздной рекламе. В США такой приём воспринимается однозначно положительно. Протестантская этика сформировала культ успеха как такового, любая известная личность уже является образцом для подражания. Совершенно естественной выглядит там и трансформация своей известности в экономический капитал любым разрешенным законом способом. Реклама сарделек или слабительного «не в укор» известному всей стране лицу, она не девальвирует его символический капитал в глазах аудитории. В России привлечение для рекламы известного человека-бренда далеко не всегда приводит к позитивному результату: зрители «не верят», что Карелин и впрямь пьёт сок «Чемпион», Орбакайте пользуется жвачкой Dirol, а Пугачева ест чипсы. Но даже если и так, широкая публика полагает, что лучше бы известные люди держали свои маленькие пристрастия при себе, а не обнародовали бы их за большие деньги. Кстати, неоднозначное отношение к участию известных личностей в рекламе – не новый для нашей страны феномен. В начале 70-х годов популярнейший актёр Е.Леонов снялся в рекламном ролике новинки - рыбы нототения. За это был публично унижен главным режиссёром театра, в котором тогда работал ( «Народному артисту не хватает денег и он публично ест нототению»). Леонов очень обиделся и перешёл к Марку Захарову в Ленком, где и сыграл свои лучшие роли.

«Если звёзды зажигают, значит это кому-нибудь нужно…». Первый, самый очевидный ответ - звезды нужны рекламодателям. Они заинтересованы в так называемом ко-брендинге: временном присоединении к своему бренду ещё и бренда звезды, в заимствовании её социального и символического капитала. На сегодняшний день 30-40% рекламных кампаний предполагают участие звезды. Помню, как один из наших спортивных деятелей, комментируя скандальную ситуацию с вручением на Олимпиаде вторых золотых медалей в фигурном катании американской паре и «засуживании» Ирины Слуцкой, сказал: «А что вы хотите? Америке нужны свои герои для рекламы. На кону огромные коммерческие интересы, многомиллионные контракты». Порой приходится зажигать звёзды «рассудку вопреки, наперекор стихиям». Кстати, основные потребители описанного выше исследования Romir Monitoring – рекламодатели и рекламисты.

Но почему нужна именно звезда, а не просто подходящий типаж? Звезда проще идентифицируется аудиторией, с помощью звезды до публики быстрее и очевиднее «дойдёт», что ей, собственно, хотят сказать. Реклама – не ребус, она должна пониматься целевой аудиторией быстро, массово и однозначно. С этим фактором, кстати, связана частая коммерческая неудача рекламы, выигравшей различные креативные конкурсы. Она интересна, престижна для своего создателя, но… не продаёт.

Кроме того, мощный фактор, определяющий поведение человека – желание подражать кому-либо. Помните, у Маяковского: «Строить бы жизнь с кого….». Причём этот кто-либо должен являть собой позитивную для подражателя ролевую модель. В качестве такой модели Маяковский предлагал советской молодежи Феликса Дзержинского. Сегодня рекомендуемые модели изменились, но принцип, в общем-то, остался прежним: образец для подражания должен занимать более высокое, чем подражатель, положение в действующей системе социальных координат. Сегодня это означает, что он должен иметь более высокий статус, быть богаче, успешнее, красивее, чем целевая аудитория. Не удивительно, что согласно опросу, проведенному британской ассоциацией преподавателей в начале 2009 года, 53 % учеников средних школ Великобритании мечтают стать такими, как Дэвид Бекхэм, а 30 % учениц — быть похожей на его жену Викторию Бекхэм. Звезда уже сама по себе олицетворяет социальный успех, не нужно доказывать аудитории наличие у неё соответствующего символического капитала. Поэтому для целей ко-брендинга она очень удобна.

Наконец, природа символического капитала звезды иная, чем у квази-звезды (просто популярного персонажа), её капитал более высокого качества (если в данном случае подходит такое слово), он сильнее притягивает аудиторию, более значим для неё. Если первые два пункта понятны, третий нуждается в пояснении. Есть достаточно тонкая грань между «настоящей звездой» и «квази-звездой» - человеком, ставшим социально известным именно за счёт участия в рекламе. Вспомним, как почти мгновенно привлёк внимание всей России провинциальный актер Владимир Пермяков, снявшийся в роли Лёни Голубкова (9) (реклама финансовой пирамиды МММ). Есть ли принципиальное отличие между ним и, скажем, Натальей Водяновой, тоже начавшей карьеру с рекламных съёмок? Есть: первый остался «квазизвездой», вторая сумела стать «настоящей звездой». Истинная звезда обладает самоценностью, собственной репутацией, независимой от рекламных контрактов, широкой публике известны какие-то её собственные незаурядные навыки, знания, свойства, достижения, неординарная жизненная история за пределами рекламы. Итак, звезда интересна людям сама по себе. Квази-звезда не представляет интереса за пределами своей узко профессиональной роли. И вот здесь уже много зависит от качеств самого человека, хотя, конечно, и от обстоятельств тоже. Понятно, что у Водяновой есть такая жизненная история (бедная провинциальная девочка, ставшая женой лорда и т.д.). Но ведь и у Пермякова она была: парень из глубинки, мечтавший стать актёром, отвергнутый всеми театральными ВУЗами, случайно найденный режиссёром и гениально воплотивший архетипический образ сметливого Ивана-дурака. Но его попытки выйти за пределы «лёни голубкова» успеха не имели. Публике он оказался не интересен за пределами рекламы.

Кстати, это достаточно старый спор в рекламном и PR-сообществе. Одни считают, что можно “сделать президентом” любого, были бы деньги на раскрутку объекта. Они искренне уверены, что удачной рекламной кампанией можно довести общественный спрос и общественный интерес до любого нужного уровня. Вопрос только в том, возместят ли будущие прибыли расходы на такую кампанию. Но факты доказывают, что это не совсем так. Как сказал известный английский имиджмейкер, работавший с М. Тэтчер, “шелкового кошелька из свиного ушка сделать все же не удается”. Не каждый плевочек становится в глазах аудитории жемчужиной. Поэтому не вполне прав, на наш взгляд, известный американский историк Д.Бурстин, назвавший звезд «ходячими псевдособытиями», знаменитыми лишь тем, что они знамениты. Пресловутые «15 минут славы» могут быть у каждого, но вот звёздный статус доступен очень немногим.

Возможная причина того, что В.Пермяков не стал звездой - его ролевая модель оказалась непригодна в качестве социального образца. Вспомним – востребован образец, желательный для самоидентификации, для подражания. Кто захочет самоидентифицироваться с обманутым Иваном-дураком. Вот окажись МММ долгосрочным успешным проектом, получи Лёня полцарства за счёт акций МММ – возможно и сложилась бы звездная судьба у актёра Пермякова. Ведь и рабочие-мигранты из Таджикистана не хотят идентифицировать себя с неудачливым Равшаном.

Приведём противоположный пример – когда «всё сложилось». Одна из самых известных рекламных кампаний – сотрудничество фирмы Nike с звездой баскетбола Майклом Джорданом. Кампания шла под лозунгом "Air Jordan", была рассчитана на мужчин от 13 до 25 лет и позволила за короткий срок повысить объем продаж кроссовок почти в 5 раз. Но мало кто знает, что на момент заключения контракта Джордан был никому не известным новичком Национальной Баскетбольной Ассоциации (НБА). Если бы он не стал в скором времени первым баскетболистом Америки, вряд ли бы и Nike стал лидером мирового рынка спортивной обуви. Но рекламное лицо фирмы стало лучшим баскетболистом всех времён и большинство американских мальчишек стали мечтать о кроссовках Air Jordan, позволяющих почувствовать себя «как Майк”.

Рекламная индустрия вполне может стать звёздным трамплином, но для этого должно совпасть множество обстоятельств. Показательна, в этом смысле, история первой «настоящей» топ-модели14 – Твигги. Профессию манекенщицы создал основатель первого «дома высокой моды» - работавший во второй половине Х1Х в. в Париже английский модельер Чарльз Фредерик Ворт. Он решил, что эффектнее предлагаемые им модели будут выглядеть не на картинках или манекенах, а на красивых женщинах. Первой манекенщицей стала жена Ворта – Мари. Существенную роль в становлении профессии модели, в придании ей социальной значимости, элитарности сыграли русские девушки, оказавшиеся в эмиграции после революции. Именно они – с хорошими манерами, интеллигентными лицами, чувством собственного достоинства, - подняли эту профессию на уровень престижного для женщины занятия. Но первой моделью, получившей широкую социальную известность, ставшей «звездой», считается Лесли Хорнби, более известная как Твигги («тростинка»). (10) Угловатая, длинноногая, по подростковому «зажатая» шестнадцатилетняя девочка среднего роста (1м 69см), очень худая (вес 40 кг, параметры 80-55-80) кардинально отличалась от прежних моделей – великосветских молодых женщин, статных и уверенных в себе. Но именно Твигги в мини-юбке воплотила в себе новые социальные и культурные реалии 60-х: эстетику молодежного бунта, сексуальной революции, свободы самовыражения. Она стала первой моделью, принадлежащей не только миру модных показов и рекламных съёмок, но и всей массовой культуре. Ей подражали, ей поклонялись, как «Битлз», у нее брали интервью для прессы не по вопросам моды, а как у кумира молодежи. Но и сама Лесли вышла далеко за пределы «вешалки». В начале 70-х она получила два «Золотых глобуса»15 за роль в фильме «Бойфренд», сыграла в театре роль Элизы Дулитл в «Пигмалионе», выпустила свою линию одежды, вокальные альбомы и т.д. Из рекламного лица она стала звездой.

Повторим: звезда – человек, пользующийся устойчивой и позитивной для целевых аудиторий социальной известностью. Но есть множество социально известных людей, которых язык не повернётся назвать «звезда». Любовь Орлова? Конечно звезда! А Фаина Раневская? Известна? Известна! Популярна? Популярна! Интересна за пределами своих ролей? Ещё как интересна! Звезда? Да нет… Скорее - великая русская актриса. При всей своей социальной успешности она не являлась в глазах массовой аудитории однозначным символом успеха, прямым примером для подражания. Звезда же должна быть открыта даже не для подражания – для прямого копирования. И сама Раневская, и созданные ею образы слишком «неформатны», говоря языком современных масс-медиа. Звезда же, напомним, несёт на себе функцию наиболее яркого и полного воплощения определенного человеческого архетипа: поэт – Пушкин, фрукт – яблоко, сексуальная женщина – Мэрилин Монро, учёный – Эйнштейн, романтик революции – Че Гевара …. Известного советского актёра П.Кадочникова вполне можно назвать звездой. После фильма «Подвиг разведчика» (1947) он стал воплощенной женской и мальчишеской мечтой. Видимо, актёр хорошо понимал природу и меру своей популярности и, не желая рисковать, отказывался в дальнейшем от любых отрицательных ролей. У звезды – четкая позиция в системе человеческих стереотипов, большой же талант, тем более гений плохо стереотипизируется. Он для этого слишком значителен. Кстати, рекламистам хорошо известно, что великие актёры не очень желательны в качестве рекламных персонажей. Такая работа считается зрителями недостойной их статуса «продажей за деньги», доверия как коммуникаторы, продвигающие пылесос или соковарку, они не вызывают. Кроме того, зрители часто не запоминают рекламируемый ими товар – запоминают то, как его рекламировал актёр. Так получилось в начале 90-х с Юрием Никулиным, Арменом Джигарханяном, Евгением Леоновым… Не вышли из великих актёров технологичные рекламные персонажи.

Впрочем, и великий человек может быть преобразован в звезду, пригодную для рекламных целей. Но тогда он должен в массовом сознании утратить реальные черты и стать только брендом, в котором символический капитал абсолютно преобладает над реальными свойствами. Так произошло, например, с … Моцартом, ставшим постоянным участником ко-брендинга в Австрии. В этой стране именем Моцарта маркируются только что не ночные горшки, есть кафе, гостиницы, конфеты, вино, пиво, колбаса, полотенца с именем и портретом великого композитора на ярлыке…16. У нас что-то похожее пытаются сделать, во всяком случае в Санкт-Петербурге, с Петром Первым. Есть и забавные примеры. В год столетия битвы при Бородино – в 1912 г. – на рынок России поступило множество образцов «юбилейных» товаров, в названии и на упаковке которых фигурировал … Наполеон. Кстати, использование великих имен для продвижения товара в дореволюционной России было популярно. Были папиросы Суворов, конфеты Гоголь, водка «Генерал Скобелев», вино «Пушкинское» ….(11) (12).

Впрочем, любая персона, претендующая на звёздный статус, должна выносить на аудиторию только свой индивидуальный бренд, а не свою личность во всей её полноте. Этот бренд должен зафиксировать в массовом сознании только определенные характеристики, «работающие» на целостное и социально востребованное восприятие образа. Приведём в качестве примера одну из рекламных кампаний последних лет. В 2007 году производители аксессуаров премиум-класса Louis Vuiton пригласили для рекламы своих сумок Михаила Горбачева, Кэтрин Денев, Штеффи Граф и Андрэ Агасси. Все эти персонажи на Западе воспринимаются как позитивные символы, олицетворение политики, искусства, спорта. Реклама имела ошеломительный коммерческий успех в этих странах. В России восприятие фигуры Горбачева гораздо сложнее и плакаты с Михаилом Сергеевичем, едущим в лимузине вдоль остатков Берлинской стены в сопровождении дорогой сумки Louis Vuiton, удостоились многих нелестных комментариев в Сети. Не помогло и то, что гонорар от съемок ($ 700 тыс.) был направлен им на благотворительность. (13)

Ведь если звёзды зажигают…. «Зажигание звезды» предполагает, прежде всего, конструирование социально привлекательного для массовой аудитории образа (в глянцевой прессе его называют look), порой достаточно далеко отстоящего от реального человека. Именно необходимость в строго определённом look заставляет продюсеров включать в свои контракты с претендентами на звёздный статус довольно экзотические пункты: не жениться, не стричь волосы или, наоборот, побриться наголо, сделать зубную операцию, заняться определённым видом спорта, придерживаться предложенного распорядка дня и т.д. Затем необходима его раскрутка, т.е. распространение желательной системы представлений в массовой аудитории, создание объекту социальной известности.

Если звезду удается превратить в массовый бренд, то она сама становится особым товаром, начинает продаваться как самостоятельный продукт, а не только как символический капитал, добавленный к другому товару в процессе рекламной кампании. (14).(15) Наиболее очевидное проявление этой стороны «культуры звезд» - публикации о «жизни звезд», составляющие главное, а порой и единственное содержание глянцевых медиа, таких, как журнал «Караван историй» или ток-шоу «Ближе к звездам» на канале МузТВ. На это же работают такие мероприятия как церемонии вручения разнообразных премий в области массовой культуры, светская часть кинофестивалей и прочие «свадьбы и похороны». Звёздные истории превращаются в самостоятельный продукт массового потребления, порождают соответствующую инфраструктуру. Культура звезд практически невозможна без системы масс-медиа, технологий быстрого тиражирования звука, текстов, изображений. Но, с другой стороны, звёзды во многом формируют эти отрасли: звукозапись, массовое кино, телевидение, радио. На звездах держатся «глянцевые» масс-медиа. Пресловутые папарацци – тоже часть звёздной инфраструктуры. Вот и второй ответ на вопрос «кому это нужно?» - достаточно большому кругу людей, задействованному в «индустрии звёзд» (обслуживании процесса создания и продвижения звезды).



Третий ответ на вопрос «Кому это нужно, чтобы загоралась звезда?» достаточно очевиден – самим звездам. «Звёздные полуфабрикаты» готовы предпринять гигантские усилия по наращиванию своего символического капитала до истинно звёздного статуса. Здесь присутствует и «желанье славы», и вполне прагматичное желание преобразовать символический капитал в экономический, в первую очередь - за счёт рекламных контрактов. Характерен пример российской теннисистки Анны Курниковой. Будучи всего лишь восьмой в мировом теннисном рейтинге, и то один раз, Курникова на рубеже веков стала для иностранцев олицетворением мифологической русской красавицы с косой. Интернет-портал TerraLycos17 заключил с ней рекламное соглашение на $10 млн., фирма Аdidas - $ 3,15 млн. и 14 тыс. отдельно за каждый опубликованный снимок в фирменной экипировке, компания Berlei заплатила $2,8 млн. за рекламу бюстгальтеров и т.д. Часы Omega, теннисные ракетки, мобильные телефоны, крем от загара, а отнюдь не теннисные гонорары позволили стать Анне весьма состоятельной молодой женщиной. В списке Forbes «100 мировых звезд спорта и шоу-бизнеса, получивших самые высокие доходы в 1999 г.» Курникова заняла 58 место. Такое положение спортсменки из второго десятка мирового рейтинга – следствие продуманной политики по продвижению своего индивидуального бренда в коммерческую сферу. Но для этого потребовалось вести жизнь напоказ, держать своё имя постоянно на рынке светских новостей, в том числе и за счёт скандала с родными мамой и папой, фальшивой помолвки со звездой хоккея Сергеем Фёдоровым, слухов о тайном браке с певцом Энрике Иглесиасом и пр. Теннисная карьера Анны закончилась в 2003 г., но рекламные контракты, хотя и в гораздо меньших объёмах, заключаются её до сих пор.(16) Возможно, рекламная карьера Курниковой сложилась бы ещё более успешно, если бы в 2004 г. ей на смену не пришла другая «русская красавица» - более молодая и современная по типажу Мария Шарапова. Теннисная карьера Марии уже на сходе (24 место в рейтинге 2010 г.), но рекламная - в самом разгаре. Даже действительно выдающийся спортсмен Майкл Джордан, получающий астрономическую заработную плату как баскетболист, основную часть состояния составил за счет поступлений от рекламы спортивной обуви, газировки, нижнего белья, гамбургеров. Но симбиоз бизнеса и звезды взаимовыгоден. Фирма Nike получила дополнительно более $2 млрд. только за счёт рекламы Джорданом её кроссовок.

Четвертый ответ на вопрос о том, у кого есть нужда в существовании культуры звёзд, уже не так очевиден, как первые три. Наличие звезд для массового потребления желательно тем, кого французский социолог А.Турен называл «правящим классом»18. Звёзды - это часть современной системы социального управления. А.Турен и другие обществоведы выделяют специфические черты современного общества. Во-первых¸ это общество потребления, в котором системообразующим является потребительская, а не производственная активность его членов19. Во-вторых, социальное господство правящего класса сегодня менее грубое, чем в обществах прежнего типа, более разнообразное, но и более проникающее. Один из наиболее действенных технократических методов обеспечения такого господства – формирование спроса в зависимости от контролируемого «правящим классом» предложения. В-третьих, эта схема господства реализуется, прежде всего, через формирование и представление членам общества, рассматриваемым, прежде всего, как потребители, некоторых культурных моделей - совокупности смыслов и средств, на основе которых члены общества затем формируют своё потребление. Кто контролирует «культурные модели», тот, фактически, управляет общественной практикой20. Звезда, как мы уже говорили, и представляет собой некоторую социокультурную модель. Представляя обществу тех или иных звезд, можно не только повышать спрос на определенные блага, но и формировать ценностные системы массовых аудиторий. Постоянная эмиссия звёзд с теми или иными характеристиками как бы ориентирует члена общества, каковы сегодня социальные модели успеха. Если в индустриальном обществе такие модели, в конечном счете, концентрировались вокруг производственных успехов (вот что он сделал), то в обществе потребления эти модели связаны, прежде всего, с потребительской активностью (вот что он имеет).

Итак, в «программируемом обществе» (термин А.Турена) информация в значительной степени представляет собой «эмиссию» информационных моделей потребления, в том числе и «звёздных моделей». Создает эти модели и предоставляет их управляемому классу (непривилегированным слоям населения) правящий класс, кристаллизировавший для этого особый технократический аппарат культуры звёзд: рекламистов, продюсеров, журналистов и редакторов глянцевой прессы и т.д. Свойство же «управляемого класса», согласно А.Турену, – приспосабливаться к этим ценностным и потребительским моделям потребления. Повторим, звёзды – своеобразный инструмент управления в руках правящего класса.

Итак, звёзды жизненно необходимы рекламодателям, работникам индустрии звёзд, самим звёздам, правящему классу. Но самое главное – звёзды нужны «непривилегированным слоям населения». Пятый ответ на наш вопрос: звёзды нужны народу. В конечном счёте, этот ответ – главный. Действительно, если бы продукты культуры звёзд не пользовались бы массовым спросом, звёзды бы и не «зажигали». Не использовали бы их образы, несмотря на повышенные затраты, в рекламе21, не издавали бы журналы со звёздными историями, не печатала бы отчёты о светских вечеринках так называемая «качественная пресса», не появлялись бы на свет в таком количестве звёздные мемуары.

Селебрити-культура порождает у массовой аудитории иллюзию причастности к жизни на более высокой социальной позиции, на ином уровне бытия и бытования. «Жизнь звёзд» обладает основными чертами мифа, который, как известно, является как раз концентрированным воплощением жизни поверх обыденности. Эти истории, при всей их, на первый взгляд, примитивности, обладают довольно значительными возможностями в области социальной интеграции – они способны нейтрализовать социальное беспокойство, частично «сгладить» социальную дифференциацию. Делают они это, включая непривилегированные социальные слои в общее с привилегированными поле знаний и представлений, смысловых и визуальных стереотипов. Аналогично действует, например, реклама престижных брендов: девушка из рабочей семьи, читая «Космополитен», оказывается в той же знако-символической системе потребления, что и реальные покупательницы этих брендов. Соответственно, у части аудитории формируется иллюзия относительной доступности таких стилей жизни, жизненных путей, моделей потребления и конкретных благ при определенном «везении», «стечении обстоятельств», «усилиях», а фактически – иллюзия приобщенности к единому социальному миру. (17).

Почему зажигают звёзды – более-менее понятно. Осталось поискать ответ на ещё один поставленный в самом начале вопрос: кто зажигает звёзды? Самый исчерпывающий ответ – все те, кто хочет, чтобы звёзды зажигались. К примеру, рекламисты, создавая «звёздную» рекламу, ещё более популяризируют саму звезду, наращивают её символический капитал. Так, участие в рекламе пива «Толстяк» сделало артиста МХТ Владимира Семчева всенародно известным, на Московском международном фестивале рекламы актёра признали «Рекламным лицом года», он вошёл в число персонажей «звёздных историй», зрители стали ходить специально на его спектакли. Но в 2002 г. фирма Sun Interbrew отказалась от участия Семчева в рекламе. Причина – звездой стал Семчев, а не пиво22.

Огромную роль в создании звезды играет сегодня «индустрия звёзд», в первую очередь – продюсеры. (18) (19). В массовой культуре звезда - это, как правило, продюсерский проект, авторские права на который принадлежат продюсеру, а не актёру. Так, права на псевдоним «Дима Билан» принадлежат не реальному Виктору Николаевичу Билану, а его первому продюсеру – Юрию Айзеншпису. Начав работать после его смерти с другим продюсером, Виктор был вынужден официально сменить в паспорте имя Виктор на Дима, иначе нельзя было использовать уже наработанный персональный бренд. В 2010 г. проходил громкий судебный процесс: Роб Фусари, бывший продюсер американской певицы Стефани Джерамонты, требовал выплаты ею компенсации в $35 млн. за использование придуманного им псевдонима леди ГаГа. Взял же он его по названию песни «Радио Га Га» рок-группы Queen. Ещё более значимы в деле производства звёзд средства массовых коммуникаций, вся инфраструктура массовой культуры, создающая и распространяющая звёздный контент. Так, первыми настоящими звёздами в России стали Федор Шаляпин и Вера Холодная: один – за счёт граммофонных записей и многочисленных газетных статей о нём, вторая – за счёт кинематографа.

Сами звёзды, как уже говорилось, предпринимают немалые усилия, чтобы «зажглась» именно их звезда. Для этого используется и реальное совершенствование в своей профессии, и наращивание системы связей (социального капитала), и различного типа презентационные технологии, цель которых – привлечь повышенное внимание к данной персоне. . Один из достаточно распространенных способов – скандал. (20) Когда Майкл Джордан, будучи мало известным баскетболистом, стал рекламировать кроссовки Nike, руководство НБА запретило будущей звезде выходить в них на площадку, сочтя данную обувь слишком яркой и отвлекающей внимание. «Лицо фирмы» сознательно пошел на скандал: Джордан играл в “запрещенных” кроссовках, НБА штрафовала его за каждую игру на $1000, болельщики с нетерпением следили, чем же закончится эта эпопея, всё больше любили Джордана и всё чаще покупали запретные кроссовки.

Наконец, и высший класс не остаётся в стороне от «стармейкерства», включая постепенно претендующих на звёздный статус персон в политику, в бизнес, в круг светского общения. Но легитимизирует претензии какой-то персоны на звёздный статус только публика ( в широком понимании этого слова). Сколько случаев, когда профессиональные и дорогостоящие усилия «зажечь звезду» не приводили к успеху – публика отказывалась признавать предлагаемого кандидата звездой. И наоборот. Популярность певца Петра Налича началась именно с востребованности его песен, выложенных в Сеть, широким слушателем. Затем уже в дело вступила индустрия звезд в виде Евровидения.

Ведь, если звезды

зажигают -



значит - это кому-нибудь нужно?
Да всем они нужны, хотя и по разным причинам. Поэтому «каждый вечер» совместными усилиями и зажигается хоть одна звезда. А затем уже зажженные нами звёзды начинают влиять на нашу же земную жизнь, формируя собой новый тип социальной элиты информационного общества – «людей известности»23. Но это уже другая история.



1 Термин celebrity от латинского celebrare – «восхвалять, отмечать, прославлять, упоминать».

2 «Рекламное лицо» – термин в маркетинге. Это человек, постоянно участвующий в рекламной кампании определенного товара на основе долговременного контракта. Так, в конце 90-х лицом косметики Revlon были известные фотомодели Клаудиа Шиффер и Синди Кроуфорд. А ещё раньше – Одри Хэпберн, Брук Шилдс, Опра Уинфри.

3 Он скончался в 2009 г. от рака горла, посвятив всю вторую половину жизни борьбе с курением .

4 Английский шоумен.

5 Место в рейтинге — результат объединения трех факторов: доходов за год, внимания прессы и интереса, который звезда вызывает у аудитории

6 Одним из её первых разработчиков является Д.Аакер. См.:Аакер Д.А. Создание сильных брендов. – М.: 2003.

7 Эти настроения, как и сама «культура мотоцикла» нашли классическое воплощение в произведениях американского писателя Джека Керуака, особенно в его романе «На дороге» (1951 г.).

8 Котин М. «По правде, я был просто в ужасе!». Интервью с Кевином Робертсом// Секрет фирмы. – М.:2005. - № 41.

9 Фукуяма Ф. Доверие. Социальные добродетели и путь к процветанию. –М.: Аст, Ермак, 2004. – С. 19.

10 Воображаемые сообщества — концепция, разработанная английским социологом Б. Андерсоном. Это некоторая группа, являющаяся исключительно результатом социального конструирования, воображённая людьми, воспринимающими себя как его часть. Первое издание книги Андерсона «Воображаемые сообщества: размышления о природе и распространении национализма» вышло в свет в 1983 году. Русское издание: Андерсон Б. Воображаемые сообщества. - М.: Канон-Пресс-Ц, Кучково поле, 2001.

11 Дайксель А., Шпакова Р.П. Торговая марка как система образов//Социология и социальная антропология. – СПб: Алетейя, 1997.- С. 121-122. Говоря об «упорядочивании масс маркой» , некоторые весьма смело говорят о том, что и религиозные символы – тот же крест – это, по своим функциям, так называемый «верообразующий бренд». Маркированные им объекты вызывают соответствующие представления у наибольшей в истории массы приверженцев. Как бы то ни было, Русская православная церковь зарегистрировала в качестве товарных знаков некоторые свои названия, например, Свято-Троицкая Сергиева лавра и Свято-Троицкая Александро-Невская лавра.

12 Бодрийяр Ж. Система вещей. – М.: 1995.- С. 82.

13 Осс Н. Антиглянец. Роман о том, что вы всегда хотели купить. – М.: Эксмо, 2007.

14 В индустрии моды — это человек (мужчина, женщина, ребёнок), демонстрирующий модели одежды на показах; стремится подчеркнуть преимущества демонстрируемой модели одежды, участвует в рекламных съемках и процессе изготовления вещей в рабочих примерках. Примерно до конца ХХ — начала XXI века в этом значении употреблялся ныне реже употребляемый термин манекенщица. В рекламе фотомодель — это профессиональная модель, которая позирует для иллюстрированных журналов, рекламных фильмов, видеоклипов. Супермодели (топ-модели) — модели, достигшие высшего профессионального уровня и, как правило, широкой социальной известности за пределами модной индустрии. Сегодня формальным критерием супермодели считается контракт на рекламирование всемирно известного бренда, сумма которого превышает $1 млн.

15 «Золото́й гло́бус» ( Golden Globe Award) — американская кинопремия, присуждается Голливудской ассоциацией иностранной прессы с 1944 года за кинофильмы и телевизионные картины. Считается второй после «Оскара» кинопремией в США. Твигги в 1971 г. получила премии как «самая многообещающая актриса» и «за лучшую женскую роль в комедии, мюзикле». На следующий год после Твигги премию «за лучшую роль» получила Лайза Минелли за фильм «Кабаре».

16 По поводу использования бренда «Моцарт» в коммерческих целях см. статью Н.А.Михеевой «Имя Моцарта как брэнд и его использование для успешного развития туризма в Австрии»//Социальные проблемы современного города в визуальной культуре. – Омск: 2010.


17 На рубеже веков Анна Курникова стала лидером среди запросов в мировой сети, обходя даже звезду баскетбола Майкла Джордана.

18 Турен А. Возвращение человека действующего. – М.: Научный мир, 2009.

19 Сегодня самый важный показатель для оценки экономических перспектив страны - индекс потребительской активности её жителей, а не ВВП или уровень занятости.

20 Турен А. Возвращение человека действующего. - С. 40.

21 На сегодняшний день примерно 35-40% рекламных кампаний проводится с участием звёзд.

22 Кстати, феномен «рекламного вампира» хорошо известен рекламистам. Забавный (но не рекламодателя) случай произошёл в Японии в конце 90-х. Ведущее японское агентство Dentsu рекламировало одну из популярных марок автомобилей. Снятый в Австралии ролик демонстрировал машину на фоне большой оранжевой ящерицы с раздутым капюшоном. После этой рекламной кампании в Японии выросли продажи …. ящериц, но не автомобиля.


23 Так их впервые назвал социолог Л.Е.Гринин. См.: Гринин Л.Е. Люди известности – новый социальный слой// СОЦИС, - 2004, декабрь. – С. 46-54.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница