Коммунистическая оппозиция в ссср, 1923-1927, том 3



страница1/32
Дата09.05.2016
Размер5.64 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
Коммунистическая оппозиция в СССР, 1923-1927, том 3

---------------------------------------------------------------

Редактор-составитель Ю. Фельштинский

Email: y.felshtinsky@verizon.net

Date: 20 Mar 2004

---------------------------------------------------------------

"ТЕРРА"-"TERRA" 1990

Редактор-составитель Ю. Фельштинский

ББК 66. 61(2)27 К 63

АРХИВ ТРОЦКОГО

том 3

Ответственный за выпуск С. А. Кондратов Редактор В.Н. Пекшев Художник



И. Е. Сайко

Репринтное воспроизведение

Подписано в печать 16.04.90. Формат 60x90 1/16. Бумага офсетная.

Печать офсетная. Усл. печ. л. 16,0. Усл кр.-отт. 16,25. Уч. изд. л.

19,13.

Заказ 987. Тираж 100 000 экз. Цена 6 руб. 90 коп.



Ассоциация совместных предприятий международных объединений и

организаций.

Издательский центр "ТЕРРА". Москва, 2-ой Новоподмосковный переулок, 4.

Отпечатано на Ярославском полиграфкомбинате.

Ассоциация совместных предприятий международных объединений и

организаций.

Издательский центр "ТЕРРА". Copyright 1988 by Chalidze Publications

СОДЕРЖАНИЕ

От составителя 7

1927 год


Л. Троцкий. Не надо мусору!

21 апреля. [3051] 9

Л Троцкий. Заметки для Вардина

26 апреля. [948] 14



В. М. Смирнов. Кто страдает "горячечным бредом"

Апрель. [939] 15

Л Троцкий. Заявление на пленуме ИККИ

Начало мая. [3060] 39



Ф. Гетье. Письмо Н. И. Троцкой

4 мая. [949] 41

Л Троцкий. Политбюро. Президиуму ЦКК

16 мая. [3059,4693] 43

Л Троцкий. Борьба за мир и Англо-Русский комитет

16 мая. [3058] 46

Л Троцкий. Письмо Н. Крупской

17 мая. [951] 57

Л Троцкий. Записка Пятницкому

18 мая. [952] 59

Л Троцкий. В секретариат ЦК

18 мая. [953] 59

Л Троцкий. В секретариат ЦК. В Президиум ЦКК

18 мая. [954] 60

В Центральный Комитет ВКП (б). Заявление 83-х

25 мая. [941] 60

В Политбюро ЦК ВКП (б)

25 мая. [955] 72



Л. Троцкий. Пора понять, пора пересмотреть, пора изменить

27 мая. [3064] 73



К Радек. Термидорианская опасность и оппозиция

Июнь. [956] 74



Г. Зиновьев. Заявление 83-х и наши задачи

Июнь. [957] 81



Л. Троцкий. Две речи на заседании ЦКК

Июнь. [3160, 3161] 87

Л Троцкий. В секретариат ИККИ

4 июня. [958] 127



Л. Троцкий. В президиум ИККИ

9 июня. [959] 127



Л. Троцкий. Резолюция против демократического

централизма. Июнь. [961] 129



Л. Троцкий. Заявление

Июнь. [3069] 129



Л. Троцкий. Почему мы не требовали до сих пор

выхода из Гоминдана. 23 июня. [3072] 130



Г. Зиновьев. В Политбюро ЦК. В президиум ЦКК

В ИККИ. 25 июня. [962] 131



Л. Троцкий. Заметки

25 июня. [3073] 132



Л. Троцкий. Письмо в ЦК

27 июня. [3074,4691] 134



В. М. Смирнов. Под знамя Ленина

27 июня. [963,964] 1.37



Л. Троцкий. Г. Евдокимов. Заявление

28 июня. [966,3075] 211



Г. Зиновьев. Записка Троцкому

28 июня. [966] 218



Л. Троцкий. Записка Зиновьеву

28 июня. [966] 218



Л Троцкий. Председателю ЦКК тов. Орджоникидзе

28 июня. [965] 219



Л. Троцкий. В секретариат ЦКК

29 июня. [967] 219

ЦК Всероссийского союза рабочих-металлистов

1 июля. [970] 220

Новый этап китайской революции. От Чан Кайши к Ван Тинвею

2 июля. [971] . ... 223



А Зильберман. "Школа" Ярославского

8 июля. [975] 249



Г. Зиновьев. В секретариат ЦК ВКП (6)

Июль. [976] 250



Г. Зиновьев, Л. Троцкий. В Политбюро ЦК ВКП (б)

И июля. [977,4693] 251

Я Троцкий. В редакцию "Правды". В Политбюро

11 июля. [978] 251

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Третий том четырехтомного издания "Коммунистическая оппозиция в СССР,

1923-1927" охватывает документы апреля-июля 1927 года. Принципы публикации,

изложенные в предисловии к первому тому, сохранены и для этой книги. Как и в

предыдущих томах, документы расположены в хронологическом порядке и

печатаются по копиям, хранящимся в Архиве Троцкого в фонде bMs Russ. 13 Т.

Значительная часть материалов публикуется впервые и почти все - впервые на

русском языке. В оглавлении в квадратных скобках указаны архивные номера

документов. Определенные составителем даты и авторы документов также даны в

квадратных скобках. Примечания, сделанные составителем, обозначены как

"Прим. сост.".

Документы публикуются с любезного разрешения администрации Хогтонской

библиотеки Гарвардского университета (Бостон), где хранится архив Троцкого.

Ю. Фельштинский

1927 год (апрель--июль)

В Центральный Комитет ВКП (б) В Бюро ячейки Института Красной

Профессуры

НЕ НАДО МУСОРУ!

Вчера, 20 апреля, в ячейке Красной Профессуры, при обсуждении вопроса о

китайской революции, в качестве "принципиальных" доводов приведены были

следующие исторические справки и соображения:

1. Оппозиция предлагает организовать в Китае Советы. Между тем (?!),

осенью 1923 года Троцкий был против организации Советов в Германии. Этот

сногсшибательный довод повторялся уже и в других местах, ему, очевидно,

суждено разделить судьбу "доводов" насчет того, что оппозиция призывает к

выходу из профсоюзов, или считает британскую компартию тормозом рабочего

движения, или боится урожая и пр. и пр. Население гоголевского городка в

"Ревизоре", как известно, пользовалось каждым новым забором, чтобы нанести к

нему мусор. Так и некоторые публицисты, полемисты и "теоретики" нашей партии

пользуются постановкой каждого нового серьезного вопроса, чтобы завалить его

кучей мусора. Если даже допустить, что Троцкий в 1923 году был против

организации Советов в Германии, то ведь из этого совсем не вытекает, что их

в 1927 году не надо создавать в Китае. Советы не являются сверхисторической

формой организации. Чтобы выяснить, прав был пли неправ Троц-

кий в 1923 г., надо проанализировать тогдашнюю немецкую обстановку во

всей ее конкретности. Если бы при этом оказалось, что Троцкий был неправ,

это еще ровно ничего не говорило бы против создания Советов в нынешнем

революционном Китае.

На самом деле, утверждение, будто я был против Советов в 1923 г., само

по себе вздорно. Речь шла вовсе не о том, создавать или не создавать Советы,

а о том, как их создавать. В 1923 году фабзавкомы приняли в Германии в

значительной мере функции и значение Советов. Вопрос стоял так: создавать

ли, наряду с революционными фабзавкомами, стоявшими под руководством нашей

партии, Советы, или же развернуть в Советы уже готовую форму фабзавкомов. Я

был сторонником этого второго решения по целому ряду политических и

организационных соображений, которые слишком долго было бы излагать.

Достаточно будет сказать,что, после всестороннего обсуждения этого вопроса,

Политбюро приняло мое предложение о том, чтобы фабзавкомы превратить в

Советы и перейти к открытому созданию Советов лишь на известном этапе

вооруженного восстания.

Ни для кого, во всяком случае, не было сомнения в том, что для

руководства революцией в 1923 году, отнюдь недостаточно было наличия

коммунистической партии или ее блока с левой социал-демократией.

Необходимость революционной массовой выборной организации, тесно связанной с

цехом, заводом, городом, районом, никем не оспаривалась. Только это и

позволило прийти к общему решению насчет необходимости развернуть фабзавкомы

в Советы, чтобы затем открыто поднять знамя Советов, когда восстание

развернется полностью.

2. На том же собрании ячейки читали письмо Чан Кайши, или просто

цитировали устное заявление Чан Кайши в том смысле, что он согласен с

Зиновьевым и Троцким, а не со Сталиным и Рыковым. Это сообщение ("документ")

должно было, очевидно, углубить представление будущих красных профессоров о

китайской революции. На такой смехотворной глупости, как "солидарность" Чан

Кайши со взглядами оппозиции, вряд ли стоило бы останавливаться, если бы эту

глупость не подмешивали к тому мусору, которым кое-кто стремится завалить

каждый новый забор, то бишь каждый новый серьезный вопрос.

Верно ли, что Чан Кайши действительно говорил или писал то, что ему

приписывают? Я этого не знаю. Допустим, что говорил. В чем же он

солидаризируется с оппозицией? Оказывается, в том, что хочет разрыва между

Гоминданом и компартией. Стоит на минуту вдуматься в это, чтобы все стало

понятным. Чан Кайши читает в наших газетах утверждение, будто оппозиция

хочет разрушить сотрудничество между компартией и Гоминданом, будто

оппозиция хочет враждебно противопоставить их, будто оппозиция хочет войны

между компартией и Гоминданом, будто оппозиция хочет отвести компартию от

руководства революцией для "малых дел". Такого рода грубо карикатурное

изображение взглядов оппозиции должно встречать несомненнейшую симпатию Чан

Кайши. Если, таким

образом, Чаи Кайши с чем-нибудь солидарен, то не с оппозицией, а с той

чепухой, которую ей приписывают. Дело для нас идет не о войне компар

тии с Гоминданом, т. е. с его революционными элементами, с его действи

тельно левым крылом, а о таких формах сотрудничества с ним, при кото

рых компартия располагала бы полной самостоятельностью, какая только

и подобает партии пролетариата. Когда Китай требует равноправных дого

воров с другими государствами, то империалисты кричат, что Китай

насилует их права. Когда мы требуем для китайского пролетариата равно

правных договоров (блоков) с другими классами, то мелкобуржуазные

идеологи кричат, что мы призываем пролетариат к измене революции.

Теснейший блок пролетариата с мелкой буржуазией и крестьянством

отнюдь не должен еще означать лишения Пролетарской партии самостоя

тельности и подчинения ее дисциплине буржуазной партии. Это мы уже не

раз разъясняли в других документах и речах, которые, правда, не увидели

света, что только и дает возможность рассказывать всему свету, - в том

числе и Чан Кайши - будто оппозиция за разрыв сотрудничества с Го

минданом.

Вопрос можно, однако, расширить, И иные критики оппозиции его

действительно расширяют. Они пускают в оборот формулу, будто наша политика

вообще "помогает правому крылу". В той же ячейке Красной Профессуры

пространно доказывалось и разъяснялось, что в вопросе об Англо-Русском

комитете оппозиция поддерживает Томаса, желающего разрыва Англо-Русского

комитета, что в вопросе китайской революции оппозиция идет навстречу правым

гоминдановцам, желающим разрыва между Гоминданом и коммунистами и т. д. и т.

п., без конца. Говорят, что наша политика служит правым.

3. Слушая такого рода аргументы, даешься диву: ведь вся история

большевистской партии идет при этом насмарку, ибо все развитие большевизма в

России шло под аккомпанимент меньшевистских обвинений в том, что большевики

служат реакции, что они помогают правым кадетам против левых, кадетам в

целом - против эсеров и меньшевиков, правым эсерам - против левых, правым

меньшевикам - против меньшевиков-интернационалистов и т. д. и т. п. без

конца. Независимые социал-демократы в Германии обвиняли Ленина в том, что

своей политикой он оказывает лучшую помощь Шейдеману. Нас обвиняли в том,

что мы помогаем нашей непримиримой тактикой Реноделю. Ренодель обвиняет

французских коммунистов в том, что они помогают Пуанкаре. Ведь это же

обвинение не только штампованное, но и насквозь проплеванное! Как можно

революционеру унизиться до того, чтобы поднять такое обвинение, которое

валяется на улице, выпав из дырявого меньшевистского кармана?

Французские коммунисты обвиняют французских социалистов за их блок с

радикалами. "Тан" изо дня в день обвиняет радикалов за их блок с

социалистами. 'Тан", т. е. руководящий орган империалистической буржуазии,

стремится во что бы то ни стало добиться разрыва блока

между радикалами и социалистами. Радикалы отвечают: мы не хотим толкать

социалистов влево в объятия коммунистов, и обвиняют Пуанкаре в том, что он

работает "в пользу Москвы". Социалисты отвечают, что они не хотят

отталкивать радикалов в лагерь правых, и обвиняют коммунистов в том, что они

работают в пользу реакции. Факт, во всяком случае, налицо - и реакционная

партия, и коммунистическая партия одинаково стремятся - с разных концов --

разорвать блок радикалов с социалистами. Аргумент ли это против

коммунистической партии, против коммунистической политики?

Если бы наши советские профсоюзы решили сейчас вступить в Амстердам,

подчинившись его дисциплине, то руководящая капиталистическая печать всего

мира подняла бы бешеный вой против амстердамских главарей за их блок с

московскими красными, В этом уже, во всяком случае, никто не может

сомневаться. Отсюда для школы Мартынова вывод: наше невхождение в Амстердам

- есть услуга мировому капиталу.

Как известно, Лиге Наций доверяли, отчасти доверяют и сейчас, больше

всего средние мелкобуржуазные, пацифистские, социал-демократические партии

Европы. Серьезные капиталистические, открыто империалистические партии (за

вычетом разве Англии, которая непосредственно командует в Лиге) относятся к

Лиге скептически, подозрительно или прямо враждебно. Таковы, например,

немецкие националисты. Они прямо одобряли нас за невхождение в Лигу Наций. И

наоборот, европейская социал-демократия не раз обвиняла нас в том, что наше

невхождение в Лигу - есть работа на пользу националистов и вообще

империалистов.

Во время империалистской войны правительства всех стран Европы

требовали от социал-патриотических партий очищения их рядов от

интернационалистов, изгнания пораженцев и пр. С другой стороны, Ленин

требовал от революционных интернационалистов беспощадного разрыва с

социал-патриотическими партиями. Каутскианцы обвиняли Ленина в том, что,

отрывая революционных интернационалистов от социал-патриотов, он выполняет

заказ империалистов.

Можно отойти несколько дальше в прошлое и напомнить тот период, когда

социал-демократия была еще принципиально-оппозиционной партией и голосовала

в парламенте против "либеральных" законопроектов, причем, при подсчете,

голоса ее соединились с голосами крайних правых, также голосовавших против

предложений либерального центра. Стенографические отчеты старых парламентов

пестрят обвинениями оппозиционной социал-демократии в том, что она идет в

одной упряжке с реакцией.

А 1905 год? А 1917 год? Чем политически жила либердановщина с апреля по

октябрь? -- Обвинениями большевистской партии в том, что, обособляя

пролетариат, противопоставляя его "революционной демократии", большевики

оказывают величайшую услугу реакции. Ленин отвечал, что самостоятельной

классовой политикой большевики, "изолируя" авангард пролетариата от

верхушечного социал-оборончества, прокладывают дорогу к настоящему союзу

пролетариата с многомиллионным крестьянством.

Пошленькие, насквозь реакционные, филистерские жалобы на то, что

подлинные революционные партии помогают реакции, означают в устах

либералов и нынешних социал-демократов лишь одно: если бы пролетариат не

сознавал себя как пролетариат, если бы он не вел самостоятельной политики,

если бы он соглашался добровольно поддерживать мелкобуржуазную демократию,

эта последняя чувствовала бы себя гораздо тверже и гораздо смелее боролась

бы против реакции. Это правильно. В этом не может быть никакого сомнения. Но

вся "беда" в том, что пролетариат существует, и что история отнюдь не

сводится для него только к борьбе "демократии" с реакцией; пролетариат имеет

свои исторические задачи гораздо более грандиозного масштаба. Пролетарский

авангард знает, что если его самостоятельная политика и ослабляет

промежуточную "демократию", то зато вокруг него объединяются такие массы, во

главе которых он представляет неизмеримо более грозного врага для реакции,

чем так называемая "демократия". Кто не усвоил себе этого основного начала

революционной политики и не научился применять его к конкретной обстановке

каждой страны и каждой эпохи, тот неизбежно будет сбиваться на пошлости об

"единстве революционной демократии", в духе блаженной памяти Церетели. Это

мы сейчас и наблюдаем на каждом шагу. Или, может быть, развитые выше

соображения применимы ко всем странам, кроме колониальных или

полуколониальных? Может быть, нам скажут, что иностранный национальный гнет

оказывается сильнее логики классовых отношений и диктует поэтому для

китайской партии и пролетариата линию развития и действий, принципиально

отличную от нашей собственной? На это придется прежде всего ответить, что

такого рода абстрактная ссылка на национальное "своеобразие" по отношению к

Китаю не заключает в себе решительно ничего "своеобразного". Свою тактику

1905-1917 годов меньшевики защищали именно ссылками на своеобразие России.

Теперь эту тактику, растоптанную ходом вещей в России, школа тов. Мартынова

предлагает для Китая, ссылаясь на своеобразие китайских условий. (Мы же

считаем, что борьба против национального гнета есть классовая борьба. Школа

тов. Мартынова исходит из того, что национальный гнет преодолевает классовые

противоречия и что эти последние обостряются только ультралевыми

"крайностями" со стороны пролетариата. Но ведь такова вся философия

знаменитого меньшевистского пятитомника, посвященного революции 1905 года.)

Там ссылались на царизм, здесь - на империалистский гнет. Доводы остались

теми же самыми, слово в слово, буква в букву. Только там, где 20 лет тому

назад стояло слово самодержавие, теперь вставляют в текст слово империализм.

Британский империализм, разумеется, отличается от самодержавия, но

меньшевистские ссылки на него ничуть не отличаются от ссылок на

самодержавие. Борьба против иностранного империализма есть классовая борьба.

Неужели это не очевидно теперь, после переворота? Ведь все построение школы

тов. Мартынова насчет единого фронта пролетариата и буржуазии против

империализма, встретило сейчас возражения со стороны... Чан Кайши. Ведь он

из единого фронта вышел и вышел довольно серьезно. Его можно, если угодно,

назвать "предателем" По отношению к революции он не только предатель, но и

палач. Но по отношению

к своему классу, т. е. к буржуазии, он не "предатель", а слуга и

исполнитель. Класс этот не хочет идти в блоке с поднимающим голову

пролетариатом и с восставшим крестьянством, несмотря на все рассуждения

школы тов. Мартынова. Хотелось бы надеяться, что красные профессора, о

ячейке которых идет речь, твердо усвоят эти уроки китайских событий, ибо

китайская революция, помимо всего прочего, есть для младших поколений нашей

партии незаменимая школа. Немало было в прошлом и есть в настоящем людей,

которые выучивали всякие принципы назубок, а встретившись с

действительностью, жалко попадали впросак. Надо учиться узнавать принципы в

действии.

Л. Троцкий 21 апреля 1927 г.

ЗАМЕТКИ ДЛЯ ВАРДИНА
1. В заявлении Залуцкого есть специфическая вороватость. Он гово

рит о сближении взглядов двойственно - чтобы нельзя было понять,

Залуцкий ли приблизился к взглядам ЦК, или ЦК приблизился к взгля

дам Залуцкого.

2. Необходимо резче поставить вопрос: если разногласия изживаются,

если руководящая политика отклоняется влево, то почему разгрому под

вергается левое крыло? Проведение левых или полулевых резолюций

руками правых, т. е. принципиальных противников этих самых резолю

ций, и есть то внутреннее противоречие, от которого наиболее тяжко за

последний период страдает партия.

3. Тот довод, что классовые враги за разрыв Англо-Русского комите

та, не нашел достаточной оценки. Разумеется, капиталисты против Англо-

Русского комитета. Но они совершенно также против Генсовета нынеш

него состава. Мы боремся против реформистской линии, чтобы заменить

ее революционной. Капиталисты борются против реформистской линии,

чтобы Держать реформистов в узде.

4. Надо, мне кажется, прямо отметить, что вопрос об Англо-Русском

комитете не есть личный вопрос Томского, который по долгу службы

проводит здесь общую линию. Можно не сомневаться, что будут сделаны

попытки взвалить ответственность именно на Томского. Этому помогать

не надо.

5. На странице 14-й сказано: "по рабочему вопросу". Это выражение

дает законный повод к придиркам. Рабочим вопросом у нас является

вопрос о диктатуре пролетариата в международной революции. Вы же

имеете в виду вопрос о материальном положении рабочих в настоящий

момент.


6. Качание политики сознает каждый "политически грамотный" че

ловек. Это звучит немножко аристократично. Гораздо важнее то, что эти

колебания чувствует на своей спине каждый неграмотный человек.

7. Слово "советизм" звучит нехорошо, как варварский перенос с

иностранного языка.

А в общем хорошо. Л. Троцкий

26 апреля 1927 г.

КТО СТРАДАЕТ "ГОРЯЧЕЧНЫМ БРЕДОМ" •

Передовая статья No 4 "Большевика" и помешенная в том же номере

статья тов. Микояна с торжеством заявляют, что оппозиция на последнем

пленуме ЦК отказалась от своих прежних взглядов по вопросу о полити

ке цен и даже объявила их "горячечным бредом". К числу экономистов,

защищавших "горячечно-бредовые" идеи в этом вопросе, обе статьи, на

ряду с тт. Пятаковым и Преображенским, относят и автора этих строк.

Я не был на пленуме и не могу судить, насколько верно, что товари-

щи из оппозиции, выступавшие там, действительно объявили свою

прежнюю позицию "несуществовавшей" и "несуществующей", не могу

судить тем более, что ни в той, ни в другой статье речи этих товарищей

не цитируются. Поэтому я считаю необходимым, совершенно независимо

от тех или иных выступлений, имевших место на пленуме, еще раз напом

нить, что я в свое время говорил по этому вопросу и еще раз проверить

на фактах нашей экономики, действительно ли я занимался "горячечным

бредом".

1. Общая постановка вопроса

Свои взгляды по. вопросу о политике цен я подробно изложил почти год

тому назад в статье "Наши хозяйственные затруднения" в No 5 "Красной нови"

за 1926 год. Основное положение, из которого я исходил тогда, было

сформулировано так:

"При данном соотношении различных видов товарных масс (хлеба,

мануфактуры, железа, угля и пр.) величина цен на эти товары уже дана, и

притом независимо от их стоимости. Но, в свою очередь, это отклонение цен от

ценности дает возможность (и стимул, но главное, возможность) развивать те

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница