Коломенское загородная царская резиденция



Скачать 137.01 Kb.
Дата09.11.2016
Размер137.01 Kb.
Коломенское — загородная царская резиденция

Коломенское широко известно как памятник XV—XVII вв. и в прошлом великолепным царским дворцом — шедевром русского деревянного зодчества, шатровой церковью Вознесения, церковью в с. Дьякове и целым рядом других построек.

Когда-то Коломенское насчитывало до 15 тысяч плодовых деревьев, которые считались долгое время достопримечательностью Москвы. На плане XVII в., тогда, когда еще существовал старый дворец, показана почти правильная геометрическая разбивка плодовых садов, примыкающих с трех сторон к центральной группе сооружений, оставляя сам берег реки открытым. В южной части территории это Вознесенский, а с западной -Казанский, а с восточной, за Спасскими воротами, — Новый сады. Посадки в основном состояли из яблонь, вишен, слив, кустов шиповника, малины, крыжовника, смородины. Кроме плодовых деревьев, по краям сада, на более крутых участках, ближе к постройкам и на некоторых прямых аллеях росли кедры, пихты, вязы, липы и дубы, часть из которых сохранилась до наших дней, достигнув 600-летнего возраста.



Вознесенский сад

Для прогулок чаще всего использовался Вознесенский сад, вплотную примыкавший к царским жилым палатам. Вход в него отмечают сохранившиеся до нашего времени каменные ворота XVII в.. В сторону этого сада был раскрыт и весь южный фасад живописно скомпонованного из высоких (до 50 м) деревянных срубов дворца. В нижней части сада под хорошо обогреваемым солнцем склоном находился овальной формы Нагорный пруд. Вдоль аллей и на лужайках располагались разнообразные садовые «затеи», из которых сохранилось лишь каменное основание солнечных часов, которые можно было когда-то видеть непосредственно из окон царских хором. Обсаженная липами аллея была устроена значительно позднее, уже после сноса дворца. Она связала Передние ворота со Спасскими и выявила ту пространственную ось, которая сейчас воспринимается как главная в ансамбле Коломенского. Имеющиеся рядом с липовой аллеей старые рядовые посадки акации отмечают контуры дворцовых фундаментов. (Вкл. 27.) Вознесенский сад ограничен с восточной стороны склонами широкого Голосова оврага, по днищу которого извивается ручей, с запрудами, устроенными еще в XVII в. У истока ручья находится так называемый Девичий камень, а несколько выше его расположены Дьяковский сад с небольшим Потешным прудом. Этот сад так же, как Казанский и Вознесенский, имел регулярную планировку и использовался позже для захоронений при церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи. Однако обходная аллея по бровке Дьяконского холма имела достаточно свободные очертания и раскрывала панораму Коломенского с юго-востока.




Москва. Коломенское. Вид от церкви Вознесения



Москва. Коломенское. Вид на шатровый храм Вознесения

Садовые аллеи, с которых благодаря их расположению на холме прекрасно просматривалось окружение усадьбы, конечно, имели не только хозяйственное назначение. На пересечениях аллей имелись декоративные «островки», земля под деревьями засеивалась злаками, на наиболее видных местах были устроены расписные беседки-чердаки. Художественное значение садовых пейзажей возрастало еще и от того, что они воспринимались не только с уровня земли, но и с многочисленных гульбищ — галерей и наружных террас, охватывающих здания с нескольких сторон. Такие гульбища были устроены вокруг Вознесенской и Казанской церквей, открытые галереи связывали помещения дворца с домовой церковью. Фиксированные виды на сад открывались также через арочные обрамления церковных и дворцовых подклетов.

Самой лучшей видовой точкой было, конечно, «царское место» — белокаменный резной трон, поставленный на восточной галерее Вознесенского храма. Отсюда открывалась широкая панорама заливных лугов в долине Москвы-реки и всей юго-восточной части столицы. Одновременно это и самая удобная позиция для наблюдения за соколиной охотой.

Не менее эффектна и обратная панорама, с левого берега реки. Когда-то она имела важнейшее значение, ведь парадный подъезд из центра города к летней царской резиденции осуществлялся именно с этой стороны.

Шатерообразный объем церкви, созданный неизвестным зодчим в 1532 г. воспринимается отсюда особенно торжественно, монументально — обстоятельство немаловажное, если учесть, что Коломенское часто служило местом официальных посольских приемов. Интересно, что сам рельеф берега был соответствующим образом сформирован в виде террас-уступов. Было несколько поднято, подсыпано и само земляное основание храма Вознесения, служившее ему как бы постаментом.

Красные сады-огороды, устроенные для «прохлады», не были чисто декоративными, а напротив, включали в себя плодовые деревья, кустарники, аптекарские травы. Они имели прямоугольные очертания, лишь отчасти вычленяющие их из общего фона лесного массива и хозяйственных угодий, что соответствовало исконно сложившимся традициям.

Геометрический рисунок плана существовал не сам по себе, он подчеркивал и выявлял декоративные возможности растений во всем разнообразии их форм, расцветок, запахов. Здесь травы, цветы, кустарники, малые и большие деревья составляли единую композицию, без искусственного размежевания декоративных и плодовых растений.

Русские садовые мастера умели видеть красивое в обыденном, могли, например, сложить выразительный, насыщенный цветом и движением форм и оттенков живой ковер из одних только злаков — овса, пшеницы, проса, ячменя и т. д.

Столь же внимательны они были к декоративным особенностям плодовых деревьев. Цветки, листва, плоды, рисунок коры на стволе, ветвление кроны яблони, вишни, сливы, груши — все это находило свое место в общей картине сада-огорода, оживляло его, образовывало каждый раз новый и по-настоящему художественный образ. Эти сады лишь на плане кажутся обособленными, на самом деле они органично сливаются с природным окружением, а не противопоставлены ему.

Искусственно созданные регулярные композиции невелики но размерам, но они всегда были видны на естественном фоне.

За лабиринтом ягодных кустарников, за квадратами и кругами песчаных дорожек и цветочных грядок в поле зрения почти всегда — лесная опушка, веселая, как бы прозрачная березовая роща, густой массив ельника за прудом,

заливной луг и прихотливо извивающаяся по нему речка.

Использование «полезных» растений в декоративных регулярных композициях царских и боярских вотчин едва ли объяснялось хозяйственной необходимостью. Скорее всего, это было неким символом, данью устойчивой народной традиции. Но очевидно, польза и красота были действительно нераздельны.

Измайлово — образцовый хозяйственный комплекс Алексея Михайловича

Среди подмосковных царских вотчин XVII в. выделялось Измайлово. Это была не просто летняя резиденция монарха, а образцовое по тем временам хозяйство.

Там опробовались новые способы полеводства, проводились опыты с заморскими огородными и плодовыми культурами. Здесь впервые была создана сложная система полива, многочисленные рыбные пруды-сажалки, водяные мельницы. В 1660-х гг. на реке Серебрянке строится новый государев двор Алексея Михайловича, заводятся промышленные мануфактуры. В Измайлове впервые появились увеселительные сады, хотя и территориально ограниченные и не связанные друг с другом, но зато четко спланированные и художественно организованные.





Москва. Измайлово. Схематичный план садов XVII в. Реконструкция С. Палентреер

1 — дворец; 2 — Виноградный сад; 3 — Аптекарский сад; 4 — Круглое озеро с постройками; 5 — Просянский сад; 6 — сад при Потешных палатах

В комплексе со зверинцами, «потешными палатами», «комедийными» теремами они свидетельствовали о приближении другой эпохи, когда иные формы общественной жизни потребуют поисков новых путей в искусстве.

Селение Измайлово лежало в 9 верстах2 от Москвы за Семеновской заставой. В 1609 году оно приобретает значение военного укрепления па ближних подступах к Москве, а в 40-х годах становится вотчиной боярина Н. И. Романова (прадеда Петра I).

В 1663 г. царь Алексей Михайлович «решает завести на этой земле образцовую усадьбу». Усадьба создавалась как пример ведения сельского хозяйства, чей опыт должен был распространиться по всему государству. Царь, выступавший в качестве хозяина-помещика, поощрял нововведения в полеводстве, садоводстве, пчеловодстве. По его распоряжению в виде копа-ней и запруд создается более 30 водоемов для разведения рыбы, птиц. Основываются полотняное, стекольное и чугунолитейное производства, аптекарский огород. Предпринимаются попытки организовать тутовое шелководческое хозяйство, акклиматизировать в условиях Подмосковья южные культуры, такие, как виноград, дыни, арбузы.

На прудах, устроенных на речке Серебрянке и се притоках, ставят мельницы, заводят рыбные хозяйства. Рядом располагают огороды, среди липовых рощ и лугов — пасеки. Царские пашни раскинулись на 2 тыс. десятин земли. Для наблюдения за работой крепостных земледельцев строят на полях башни-смотрильни. На хозяйственных дворах появляются разнообразные постройки—риги, амбары, тока, винокурни и т. д. Известно, что в 1665-1666 гг. из числа стрельцов выбираются люди, имеющие опыт в садоводстве. Они ездят по русским городам, славящимся своими успехами в выращивании фруктов, и отбирают лучшие плодовые деревья для посадки в Измайлове.

Интерес к опытам по внедрению иноземных растений не случаен. Так, еще в 1654 г. Алексей Михайлович велел привезти из Голландии 19 «дерев садовых заморских овощей» (т. е. фруктовых), в том числе апельсины, лимоны, шелковицу, абрикосы, миндаль, сливы, персики, вишни. Через Архангельск они прибыли в Вологду, но в Москву, к сожалению, не попали из-за карантина в связи с «моровым поветрием» (Головкин, 1981, с. 67; Забелин, 1895).



Государев двор

Государев двор расположился на берегу реки Серебрянки, на острове, образовавшемся после строительства в 1667 году обводного канала и нескольких запруд.

На одном из самых ранних изображений Измайловской усадьбы представлен овальной формы остров. В его восточной части — две плотины с мостами и аркой, отмечающей въезд, небольшое поселение, церковь, а также сад-огород на террасах, спускающихся к воде. Государева двора еще пет. Но уже есть Виноградный сад за прудом севернее острова, роща на его южном берегу, часть примыкающего с юга лесного массива. Менее определенно намечены насаждения на месте, вскоре ставшем «внутренним» (т. е. расположенным на острове) зверинцем.

Постепенно на месте ветхих строений появляется живописная группа бревенчатых хором-теремов с высокими кровлями, украшенными декоративными вышками. Дворец окружили сады, галереи-гульбища, хозяйственные постройки. Строения обнесли деревянными стенами с воротными башнями. В последующие два десятилетия дворец и службы многократно перестраиваются.

Композицию этого комплекса можно оценивать только в контексте эволюции русской усадьбы Измайлово, это во многих отношениях явилось переходным звеном от Средневековья к новому времени: при общем традиционном еще решении наметились и свойства, которые позже проявят себя в Головинском саду, Люберцах, Тайнинском и других ансамблях. Как и в других загородных усадьбах, все еще преобладают утилитарные функции. Пространственная организация Государева двора замкнута и обращена от внешнего окружения. Деревянный дворец представляет собою сложный конгломерат хором, крытых переходов, высоких крыш, крылец на колонках, шпилей и т. п. Уступая по размерам Большому дворцу в Коломенском, он, будучи деревянным, раскрашивается под каменный. Появляются признаки перемен: строение поставлено на вершине берегового склона, с верхнего этажа открываются виды на реку. Уже одно это являлось шагом вперед — ранее в загородных хозяйственных усадьбах эстетической стороне внимания не уделялось.

Усадьба начинает выполнять и функции загородной парадной резиденции, поэтому отдельные архитектурные ее элементы обретают черты представительности, значительности. Трехарочные передние ворота подчеркивают торжественность подъезда ко дворцу. Они симметричны и усиливают главную композиционную ось ансамбля; она начинается у монументального пятиглавого собора, проходит через Государев двор и заканчивается на западной оконечности острова у широкого Виноградного пруда. Арочный каменный мост. Мостовая башня, другие постройки обильно декорированы.

Панорама острова нарядна и жизнерадостна. Это как бы сказочный городок в серебристой оправе прудов. Над низкими служебными корпусами и огородами возносятся высокие, пестро раскрашенные крыши дворца, шатры башен, главки церквей, а вокруг — зеленые луга, рощи, арки мостов, веер дорог, связывающих владение Алексея Михайловича со смежными усадьбами: Перово, Кусково, Головинским дворцом.

В комплекс садов Измайлово входили Виноградный, Просянский, Круглый, сад у Потешных палат и др.





Москва. Измайлово. План Просянского сада

Просянский сад

Он был устроен на поляне в глубине лесного массива, в 3 километрах к югу от Государева двора. Представлял собой систему 6 концентрических квадратов и имел трехчастную структуру. В нем выделялись большая центральная площадка и внешний пояс из полевых культур (лен, просо, рожь, овес, горох, конопля, гречиха, пшеница, ячмень). Как явствует из чертежа XVII в., в саду находились раскрашенный терем или беседка с арками, а по углам — фигурные фонтаны, представляющие сказочных зверей. Центральная площадка была оконтурена поясом из 12 цветников. Каждый цветник имел особый рисунок и напоминал орнаменты русских изразцов. Четверо ворот, ведущих в сад, были крыты высокими шатрами.

По мнению С. Н. Палентреер, Просянский сад с внешней стороны окружили изгородью из высоких кустов смородины (а также барбариса, крыжовника, малины), что практически исключало возможность его сквозного просмотра. Сад имел четкую и замкнутую композицию. Несмотря на наличие четырех осей симметрии, в нем не выделили каких-либо сквозных проходов, а лишь наметили концентрические аллеи. Отсутствие явных входов и выходов придавало ему характер орнаментального сада-лабиринта.



План Круглого Аптекарского сада, заложенного в Измайлове

Круглый Аптекарский сад

Он был спланирован по радиально-кольцевой системе и в диаметре составлял 280 м. Его структура имела 10 правильных секторов, разбитых двумя кольцевыми дорожками на трапециевидные участки с различными видами растений. «Декоративный эффект этого сада, заложенного в 1670 г., достигался чередованием овощных культур, цветущих кустарников, трав и деревьев, высаженных концентрическими кругами. Среди кустов шиповника и барбариса выделялись белоствольные березы, рябины, грядки мяты, гвоздики, мака, вастьков, капусты, гороха и т. д. Но преобладали, разумеется, лекарственные растения — такие, как шалфей, девясил, пижма, цикорий, «святого Яна зелье», «цыножная трава» и др. (подробно перечислены в материалах И. Забелина). Дорожки шириной до 6м сходились к центральной круглой площадке — «средине», предназначенной, очевидно, для отдыха посетителей и хозяйственных нужд» (А. Вергунов, В. Горохов).



Сад при Потешных палатах

Наиболее сложной композицией отличался сад при Потешных палатах, выполненный на итальянский манер.





Сад у Потешных палат

В плане он представлял собой прямоугольник «с регулярно высаженными плодовыми деревьями. Четырех- и двухэтажные палаты располагались по углам, в центре находился квадратный лабиринт — Вавилон. Потешный сад, в отличие от Виноградного и Просянского, имел уже четко выраженные продольную и поперечные оси, совпадающие с положением аллеи. Продольная ось соединяла въездные арки и проходила мимо симметрично расположенных квадратных куртин, отличавшихся особой узорчатостью рисунка и засаженных плодовыми кустарниками, душистыми травами, цветами (тюльпаны, белые и золотые нарциссы, пионы и некоторые другие). Всего в саду было 16 таких куртин. Причем ни одна из них не повторяла рисунок другой. В целом эту композицию выделяют большая упорядоченность и тщательность прорисовки деталей. Перед Потешными палатами и у входов имелись открытые, свободные от растительности площадки — дворы. Весь сад ограничивался неким защитным поясом деревьев и, возможно, нешироким каналом. Следует отметить, что водные устройства включались в композицию сада довольно активно. В самом центре Вавилона, на скрещении аллей, находился фонтан («ключ, из чего вода бежит»). Основную, продольную аллею украсили двумя декоративными бассейнами, фигурными мостиками через обводной канал. Но даже и в этих условиях композиция все же имеет вполне обособленный, замкнутый вид, характерный для своего времени.



Виноградный сад

Самым крупным из Измайловских садов является Виноградный сад, размер его — 16 десятин3. Он находился к северу от Государева двора за широким прудом и состоял из фруктово-ягодных насаждений. Сад был в виде ряда концентрических квадратов с четырьмя большими круглыми площадками по углам.

В одной из них — деревья, посаженные правильными концентрическими кругами. Это были груши, белые и красные вишни, сливы. Квадраты, оконтуренные концентрическими дорожками, заняты рожью, овсом, коноплей, пшеницей, маком, кустами смородины и малины, а также «немецкими» цветами и травами. О хозяйственной роли сада напоминали навесы для хранения плодов.

«Виноградный сад, несомненно, выполнял и эстетические функции: в нем устроили деревянные галереи — гульбища для прогулок в ненастную погоду. Входы в него отмечались четырьмя резными шатровыми воротами. Об этом же говорит декоративность рисунка плана, «видное» расположение сада на берегу пруда и, главное, обдуманность цветовых сочетаний злаков, пло-довых деревьев и кустарников, цветов. Центральная часть выделялась яркой полосой цветущего мака шириной 10-12 м, расположенной между пшеницей и смородиной. Здесь же возвышались увеселительные терема, украшенные «точеными столбцами и резными образцами, писаны красками» (А. Вергунов, В. Горохов).

Сохранились некоторые ценные сведения об Измайловских зверинцах.

«Один из них занимал всю западную оконечность острова на реке Серебрянке и примыкал непосредственно к стенам Государева двора. По свидетельству иностранцев, посетивших царскую усадьбу в 60-70-х гг. XVII в., в нем содержались лоси, кабаны, волки, медведи, лисицы, соболи, дикобразы, сибирские и американские олени, лошаки, а также хищные животные — львы, тигры, барсы, рыси. (Снегирев, 1877, с. 33-34.) Рядом с ним располагались Псарный и Сокольничий дворы.

Этот, самый богатый, и другие малые из-майловские зверинцы, созданные царем Алексеем Михайловичем, существовали довольно долго, до конца XVIII в. Можно считать, что весь большой лесной массив (размером до 2 тыс. гектаров) к югу от Государева двора также являлся зверинцем, но предназначался главным образом для охоты. На особых охотничьих дворах в лесу разводили дичь, содержали царских оленей, устраивали псовые охоты на волка, зайца и кабана, пользуясь специально созданной системой просек, троп и полян и регулярно возобновляя запас дичи. Живность содержалась также и в огороженных дворах. В описанных выше водных садах на притоках Серебрянки водились павлины, царские лебеди, китайские гуси, утки и другие редкие птицы. На чертежах прудам также свойственна узорчатость планировки. Очевидно, на них смотрели, как на своеобразные садовые затеи, забавы, показывали их гостям. Территория сада при Круглом озере была разгорожена на пять секторных участков — вольеров, сообщавшихся между собой воротами, причем каждый из них имел свой собственный круглый прудок, соединявшийся с озером притоком. У каждого прудка — по пять теремков, возможно, для содержания лебедей, которых в усадьбе насчитывалось несколько сот. Другой водный сад (местоположение до сих пор не установлено) также имел узорчатую планировку. В центре его — островок, отделенный круглым каналом. Рядом — четыре вольера с домиками для птиц, имеющие сложные, строго симметричные очертания в плане и весьма напоминающие сочетания геометрических фигур традиционного русского орнамента. Подобную орнаментальность, узорчатость, без сомнения, можно причислить к самым характерным чертам русского садово-паркового искусства допетровского периода» (А. Вергунов, В. Горохов).

Интересно отметить, что «потешная» рота юного Петра I, положившая начало будущей лейб-гвардии, была набрана из крестьян смежных с Измайловым сел — Преображенского и Семеновского. Именно здесь, на Измайловских прудах (Лебединском, Виноградном и др.), устраивались им первые «водные потехи», затем переросшие в увлечение всем тем, что так или иначе связано с морем и флотом.

Измайлово сыграло очень важную роль в развитии русского садоводства. Здесь разводили новые сорта плодовых деревьев и кустарников, а лекарственные травы поставлялись во все аптеки России.

Опыт Измайловских мастеров использовался для устройства сложных систем каскадов-водоемов, т. к. именно в России создали систему плотин, каналов, больших и малых прудов на разных уровнях.

Говоря о достижениях русского садово-паркового искусства XVI-XVII вв., можно выделить следующие особенности:

1) сады в большинстве своем были фрагментарны и не несли определенной художественной идеи;

2) связь с архитектурой не развита, и в своем устройстве сады отражают умирающие формы бытового уклада;

3) европейское влияние было незначительно;

4) появляются в садах новые декоративные элементы: беседки-«чердаки», терема, шатры, галереи-гульбища, скамьи («сиделки»), кресла («троны»), богато расписанные и украшенные резьбой, пруды-сажалки, деревянные скатные горы, катки на озерах, хороводные поляны — вообще все то, что для «чужестранца» являлось достопримечательностью;

5) сопоставление декоративных садовых форм и «дикой» природы, зрительное их взаимопроникновение;6) своеобразная, обусловленная суровым климатом флора;

7) склонность к художественному осмыслению утилитарной основы сада;

8) окружение сада высокими стенами, окрашенными или расписанными «обманными перспективами» (обманками);

9) широкое распространение рощ из искусственно посаженных деревьев одной породы;

10) устройство верховых садов в кремлевских и монастырских комплексах;

11) наличие регулярных элементов, их свободное размещение в плане и отсутствие осевого решения в планировке;

12) свободное расположение всех планировочных частей усадьбы с учетом природных условий территорий.

Во всем этом видна самобытность русских садов, которая в дальнейшем повлияла па формирование русских усадеб, возникших на рубеже XIX-XX вв.

' 1 сажень — 3 аршинам - 7 футам = 2,13 м.

- 1 верста - 500 саж. = 1,0668 км.

До XV11 в. была межевая верста - 1000 сажень - 2,1336 км;

сажень = 3 арш. - 7 дут. = 2,13 м;

маховая сажень - 1,76 м;



косая сажень - 2,48 м;

3 1 десятина (каченная) = 2400 кв. саженей = 1,09 га. В XVIII — начале XIX в. 1 десятина (владельческая) = 3200 кв. саженей = 1,45 га.Садово-парковое искусство России XVIII в.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница