Количественные методы оценки влияния участников при принятии коллективных решений



Скачать 185.2 Kb.
Дата11.11.2016
Размер185.2 Kb.
Количественные методы оценки влияния участников при принятии коллективных решений

Соколова А.В., ГУ-ВШЭ
Введение

Наука изучает индексы влияния уже более 50 лет. Одна из первых работ в этой области в рамках теории игр была выполнена Л.Шепли и М.Шубиком в 1954 г. [13], которые предложили свой индекс для оценки влияния участников при принятии коллективных решений. Это работа имела большое значение для развития теории игр, однако, не дала того общественного резонанса, как работа Дж. Банцафа. В 1965 г. Банцаф доказал, что общепринятое предположение о строгой пропорциональности числа голосов партии в парламенте ее влиянию на парламент неверно, хотя ранее из этого предположения формировались правила игры. Например, раньше в некоторых законодательных органах США, для того чтобы удовлетворить требованию «равное население должно быть представлено одинаково» [5] использовалась взвешенная система голосования, которая приписывает каждому депутату число голосов пропорциональное численности населения, которое он представляет. Основное предположение было, что число голосов депутата пропорционально его влиянию на принятие решений. Работа Банцафа [5], опровергающая это предположение, имела колоссальное значение в науке и обществе, подчеркнув практическую важность этой области науки и стимулировав ее развитие.

Банцаф предложил свою меру влияния, основанную на вероятностном подходе, которая сейчас называется индекс (мера) влияния Банцафа и является наиболее известной в этой области. К слову сказать, за 19 лет до этого в 1946 году Л. Пенроуз предложил по существу ту же меру [12], но его работа замечена не была. Кроме индексов Банцафа и Шепли-Шубика известны индексы влияния Джонстона [11], Дигена-Пакела [8], Холера-Пакела [10] и другие.

Данная работа посвящена различным индексам влияния и их практическому применению.


1. Индекс и мера влияния Банцафа для двух альтернатив

Рассмотрим n игроков, которые принимают совместные решения (это могут быть партии в парламенте, министры в совете, члены правления и т.п.). Предположим, что в этой группе нет диктатора, который может принять решение единолично. Тогда игроки для принятия решения должны вступать в коалиции.



Определение 1 Коалиция называется выигрывающей, если она может принять решение без голосов остальных игроков.

Определение 2 Игрок называется ключевым, если при его выходе из выигрывающей коалиции, коалиция становится проигрывающей.

Индекс влияния Банцафа рассчитывается по доле коалиций, в которых игрок является ключевым, т.е. если– это число коалиций, в которых игрок i является ключевым, то индекс Банцафа для игрока i вычисляется следующим образом:



Мерой влияния Банцафа называется отношение к числу всех возможных коалиций, которые содержат игрока i:



Значение индекса влияния Банцафа изменяется от нуля до единицы и является величиной относительной, мера Банцафа имеет тот же диапазон значений, но является величиной абсолютной, в том смысле, что если два игрока А и В по каким либо причинам не будут вступать в коалицию (т.е. возможны все коалиции, кроме коалиции А+В), то может изменится не только индекс Банцафа игроков A и B, но так же индекс Банцафа остальных игроков, тогда как мера Банцафа изменится только для игроков А и B. Объясняется это тем, что сумма всех индексов Банцафа в одной игре равняется единице и, соответственно, если у одного игрока индекс влияния уменьшается, то у других увеличивается, т.е. влияние перераспределяется между игроками. Сумма мер Банцафа не равна единице, и влияние игрока зависит только от него самого, от его способности играть ключевую роль в выигрывающих коалициях.


ПРИМЕР 1.

Рассмотрим парламент на 100 мест, в котором представлены 3 партии A, B, С c голосами 50, 49 и 1, соответственно. Пусть правилом принятия решений является правило простого большинства. Выигрывающими являются следующие коалиции: A+В, A+С, A+B+С.

Тогда индекс и мера Банцафа для партии А, которая является ключевой во всех трех коалициях, вычисляется следующим образом:

,

Аналогично, для партий В и С, каждая из которых является ключевой лишь в одной коалиции (A+B и A+С, соответственно), получаем:




Этот пример показывает, что число голосов игроков может быть не пропорционально влиянию. Индекс и мера Банцафа для игрока А (50 голосов) в три разе выше чем для игрока B (49 голосов).

С одной стороны, индекс Банцафа является более показательным и наглядным, чем мера Банцафа, поскольку дает распределение влияния в процентах и, поэтому, его удобно использовать в рамках одного парламента, для определения соотношения сил в данном органе. С другой стороны в силу своей относительности, индекс Банцафа подвержен ряду парадоксов [9], таких как парадокс новых игроков (когда при добавлении нового игрока в игру и сохранении распределения голосов и правила принятия решений, индекс влияния старых игроков увеличивается, а не уменьшается), парадокс перераспределения (когда часть голосов игрока А передается игроку B, число голосов остальных игроков и правила игры не меняются, при этом индекс влияния игрока А увеличивается, а не уменьшается) и др.

Мера Банцафа, как уже было сказано, является величиной абсолютной и поэтому не подвержена этим парадоксам. Ее удобно использовать при сравнении влияния игроков в разных парламентах или в одном парламенте в разные периоды времени.
ПРИМЕР 2.

Рассмотрим Совет Министров Европейского Союза в 1958-1973 гг. [6]. В это время в ЕС было представлено 6 стран, которые имели следующее число голосов:




Страна

Число голосов

Индекс Банцафа

Франция

4

0,238

Германия

4

0,238

Италия

4

0,238

Бельгия

2

0,143

Нидерланды

2

0,143

Люксембург

1

0

Во второй колонке приведено значение индекса Банцафа для каждой страны. Как видно из таблицы, значение индекса Банцафа для Люксембурга равняется нулю (поскольку Люксембург ни в одной коалиции не является ключевым игроком). Таким образом, на протяжении 15 лет Люксембург, несмотря на присутствие в Совете Министров и один голос, не имел никакого влияния.


ПРИМЕР 3.

Рассмотрим Совет Министров Европейского Союза в 1981-1985 гг. [6]. В это время в ЕС было представлено 10 стран, которые имели следующее число голосов:



Страна

Число голосов

Индекс Банцафа

Франция

10

0,158

Германия

10

0,158

Италия

10

0,158

Великобритания

10

0,158

Нидерланды

5

0,082

Бельгия

5

0,082

Греция

5

0,082

Дания

3

0,041

Ирландия

3

0,041

Люксембург

2

0,041

Как видно из таблицы, индексы влияния Банцафа для Дании, Ирландии и Люксембурга равны, хотя Дания и Ирландия имеют 3 голоса, а Люксембург 2 голоса. Таким образом, Люксембург с населением в 14 раз меньше чем население Дании имел точно такое же влияние, что вряд ли предполагалось при принятом распределении голосов.

Приведенные примеры еще раз подчеркивают практическую значимость индексов влияния и необходимость исследований в этой области.

Индексы влияния Шепли-Шубика, Джонсона, Дигена-Пакела также основаны на доле выигрывающих коалиций, в которых игрок играет ключевую роль. Однако, в отличие от индекса Банцафа, индекс Шепли-Шубика приписывает разным коалициям разный вес. Основная идея индекса Джонсона состоит в том, что если игрок p в коалиции C является ключевым, причем единственным ключевым игроком в данной коалиции C, то это больший показатель влияния, чем, если бы в C все игроки были ключевыми. В этом его отличие от индекса Банцафа, который не учитывает общего числа ключевых игроков в данной коалиции. При расчете индекса Дигена-Пакела учитываются только минимально выигрывающие коалиции (т.е. коалиции, в которых все игроки играют ключевую роль).



2 Индекс Коулмана
Рассмотрим еще раз пример 1. В парламенте на 100 мест представлены 3 партии А, B и С с 50, 49 и 1 голосом соответственно. Выигрывающие коалиции в этом случае А+В, А+С и А+В+С. Партия А содержится во всех выигрывающих коалициях, т.е. без нее не может быть принято ни одно решение. Способность игрока блокировать принимаемые решения также является важной характеристикой влияния. Дж. Коулман предложил индекс влияния [7], оценивающий возможности игрока препятствовать принятию решений, который выглядит следующим образом:

,

где - число коалиций, в которых партия i является ключевой, а - общее число всех выигрывающих коалиций.

Рассчитаем индекс Коулмана для нашего примера:

, .

Таким образом, партия A имеет влияние по Коулману равное 1, т.к. может заблокировать любое решение в данном парламенте.


3. Индекс влияния Банцафа для трех альтернатив

В российском парламенте и многих других органах депутаты могут голосовать за законопроект, против него, а так же могут воздержаться от голосования. Однако, большая часть индексов влияния предполагает только две альтернативы голосования «за» и «против», в частности, потому, что раньше преобладало мнение о нерациональности использования альтернативы «воздержаться». В последнее время исследования, связанные с возможностью голосования по трем и более альтернативам вызывают все больший и больший интерес. Рассмотрим модифицированный индекс Банцафа для трех альтернатив [9].

Предположим, что у n игроков при принятии решений есть 3 альтернативы для голосования: «за», «против» и «воздержаться». Будем называть выигрывающей коалицией множество игроков, которые голосуют «за» и их голосов достаточно, чтобы принять решение без голосов остальных игроков. По-прежнему, игрок называется ключевым, если при его выходе из выигрывающей коалиции, коалиция становится проигрывающей.

Тогда модифицированный индекс влияния Банцафа для трех альтернатив выглядит следующим образом:



где– это число распределений голосов между тремя альтернативами, в которых игрок i голосует «за» и является ключевым.

Мерой влияния Банцафа для трех альтернатив называется отношение к числу всех возможных распределений голосов между тремя альтернативами, когда игрок i голосует «за»:

Вернемся к нашему примеру 1, в котором мы рассматривали парламент на 100 мест, содержащий 3 партии А, В и С с 50, 49 и 1 голосами соответственно. Рассчитаем для партий А, B и С индекс и меру Банцафа для трех альтернатив. Для того чтобы оценить влияние партии А необходимо рассмотреть все возможные распределения голосов, в которых партия А голосует «За»:


«За»
«Против»
«Воздержаться»
1
A
B
C
2
A
B+C
-
3
A
-
B+C
4
A
C
B
5
A+B
C
-
6
A+B
-
C
7
А+С
B
-
8
А+С
-
B
9
А+B+C
-
-
Таким образом, в распределениях голосов 5,6,7,8 и 9 партия А является ключевым игроком и ее индекс и мера Банцафа в этом случае вычисляется следующим образом:



Аналогично, для партий В и С, получим:


В нашем случае индекс и мера Банцафа совпали, хотя в общем случае это, конечно, не так.
4. Индекс влияния, учитывающий предпочтения участников

Индекс Банцафа и другие классические индексы влияния не учитывают отношения игроков между собой, их интересы и т.п. В основе этих индексов лежит предположение, что все коалиции возможны и равновероятны. Конечно, на практике это не так. Таким образом, классические индексы влияния измеряют априорное влияние, определенный потенциал каждого игрока - что он мог бы сделать, обладая тем или иным количеством голосов.

Для того чтобы измерить реальное влияние игроков, апостериорное, необходимо учитывать систему их взаимоотношений и вероятность возникновения той или иной коалиции.

Ф.Т. Алескеров ввел новые индексы влияния [4], имеющие похожую логику с индексом Банцафа, но учитывающие предпочтения участников о партнерах по коалиции. Индексы строятся на основе функции силы связи участника i с другими членами коалиции . Тогда для каждого участника i величина определяется следующим образом

т.е функции силы связи для каждого участника i суммируются по всем коалициям , где i является ключевым игроком.

Тогда индексы влияния строятся следующим образом:

Логика построения является такой же, как и логика индекса Банцафа, с той лишь разницей, что в индексе Банцафа вместо считается число коалиций, в которых игрок является ключевым.

Далее возникает вопрос, как построить функцию силы связи . В [4] считается, что желание партии i коалиционировать с партией j выражается реальным числом , . В общем случае предполагается, что , но для простоты рассмотрим случай, когда эти величины совпадают. Величину можно назвать силой связи i с j и она может интерпретироваться, например, как вероятность для i образовать коалицию с j.

Тогда можно построить функцию силы связи различными способами (в [4] предложено 14 видов функции силы связи). Например, эта функция может иметь следующий вид:



,

т.е. в данном случае сила связи внутри коалиции, является характеристикой самой коалиции и не зависит от игрока, для которого она вычисляется. Здесь сила связи определятся наименьшей силой связи двух участников коалиции, так сказать, ее «слабым звеном». Например, если сила связи (или вероятность коалиционирования) между игроками А и B равна 20%, между игроками A и С – 30%, а между игроками B и С – 50%, тогда функция сила связи коалиции А+B+C будет равна 20% - минимальному значению сил связи между игроками в этой коалиции.


ПРИМЕР 4

Рассмотрим парламент на 100 мест в котором представлены партии А, B и С с голосами 50, 30 и 20 соответственно. Правило принятия решения простое большинство. Сила связи партий имеют следующий вид: , , . Выигрывающие коалиции - А+B, A+C и A+B+C. Рассчитаем значения функции связи для каждой выигрывающей коалиции:



, ,

.

Тогда индексы влияния Алескерова вычисляются следующим образом:



;



Другие подходы к оценке апостериорного влияния см., например, в [1,2].




5.Индекс эффективности влияния

Потенциальное или априорное влияние каждого игрока, которое измеряется индексом Банцафа, зависит только от распределения голосов между игроками и правилом принятия решений. Какое же у игрока будет реальное влияние, зависит только от него самого, каким образом он будет выстраивать политику и систему отношений с другими игроками, конечно, в рамках тех возможностей, которые определяются его потенциалом. Для того чтобы оценить насколько эффективно игрок использовал свое потенциальное влияние в данной игре вводится индекс эффективности влияния, как отношение реального влияния к потенциальному:



.

Для оценки потенциального влияния здесь использован индекс Банцафа, а для оценки реального влияния – индекс Алескерова, хотя, очевидно, вместо индекса Банцафа может быть использован любой другой классический индекс влияния, а вместо индекса Алескерова - другой индекс, оценивающий реальное влияние.

В данном случае индекс эффективности влияния является величиной относительной, поскольку индексы и - величины относительные. Таким образом, реальное влияние игрока может быть больше его потенциального влияния, за счет перераспределения влияния, т.е. если у одного игрока индекс будет меньше индекса , то у другого игрока может быть наоборот. Следовательно, индекс эффективного влияния игрока может быть больше 100% за счет других игроков, которые были менее эффективны в данной игре.

Рассчитаем индекс эффективности влияния для примера 4. Индекс Банцафа для партий А,B и С имеет следующий вид:



,

Тогда индекс эффективности влияния вычисляется как:




Таким образом, партия С является наиболее эффективной в данном парламенте.



6. Государственная Дума РФ 3-го созыва

Рассмотрим для примера, как распределялось влияние в Государственной Думе РФ 3-го созыва (2000-2003 гг.) согласно описанным выше индексам. Распределение мест в ГД 3-го созыва в течении января-февраля 2000 г. выглядело следующим образом:


Название фракции / группы

Число мест в парламенте

КПРФ

91

«Единство»

82

ОВР

46

СПС

32

ЛДПР

17

«Яблоко»

21

Агропромышленная депутатская группа

39

«Народный депутат»

57

«Регионы России»

41

Независимые депутаты

15

Рассчитывать индекс и меру Банцафа для трех альтернатив в данном случае не целесообразно, поскольку как показывает практика наблюдения за голосованиями в Государственной Думе РФ альтернатива «воздержаться» депутатами практически не используется.

Для расчета индекса Алескерова в качестве силы связи может использоваться, например, индекс согласованности позиций двух групп [3], который измеряет, на сколько согласованно голосуют 2 группы по одному голосованию, и вычисляется следующим образом:

,

где и - доля проголосовавших «за» в 1 и 2 группах, соответственно.

Значения индекса равно 1, если позиции групп совпадают (=), и равно 0, если позиции «противоположны» (например, =0 и =1). Например, если и в одной и в другой группе «За» проголосовали по 30%, то индекс согласованности будет равен 1.

Таким образом, в качестве силы связи использовалось среднее значение индекса согласованности по специально отобранным голосованиям в течение января-февраля 2000 г.



Значение индекса и меры Банцафа, индекса Коулмана, индекса Алескерова и эффективности влияния для ГД 3-го созыва выглядит следующим образом:






Индекс Банцафа

Мера Банцафа

Индекс Коулмана

Индекс Алескерова

Индекс эффективности

влияния

КПРФ

0,22

0,49

0,51

0,2

96,12

«Единство»

0,19

0,42

0,44

0,2

102,72

ОВР

0,1

0,22

0,23

0,1

101,63

СПС

0,07

0,15

0,16

0,07

92,88

ЛДПР

0,03

0,08

0,08

0,03

97,95

«Яблоко»

0,04

0,09

0,1

0,04

98,61

Агропромышленная депутатская группа

0,08

0,18

0,19

0,09

100,34

«Народный депутат»

0,13

0,28

0,3

0,14

103,29

«Регионы России»

0,09

0,2

0,21

0,09

103,04

Независимые депутаты

0,03

0,07

0,07

0,03

100,58

Как видно из таблицы наиболее эффективной группой была группа «Народный депутат», ее индекс эффективного влияния равен 103,29%, а наименее – фракции КПРФ и СПС с индексом эффективного влияния равным 96,12% и 92.88% соответственно. Поскольку группа «Народный депутат» занимает центристскую позицию, а позиция партии КПРФ оппозиционна, эти данные, кажутся, вполне достоверными. Что касается низкого значения индекса эффективного влияния для фракции СПС, то оно также связано с оппозиционной позицией СПС в начале 2000 г. С другой стороны, индекс Коулмана для КПРФ равен 0,51, т.е. количество голосов КПРФ позволяло этой партии играть ключевую роль в более чем в 50% выигрывающих коалиций. Индекс влияния Алескерова для фракции «Единство» равен 20%, как и для фракции КПРФ, хотя изначальные возможности партии КПРФ были выше, т.е. фракция «Единство» была более эффективна, ее индекс эффективности влияния равен 102,72%.


Заключение

В работе рассмотрены основные направления для оценки влияния игроков при принятии коллективных решений. Индекс и мера Банцафа и другие классические индексы оценивают потенциальное (априорное) влияние игроков, основываясь только на числе их голосов и правиле принятия решений. Индекс влияния Алескерова оценивает реальное (апостериорное) влияние игроков, принимая в расчет предпочтения игроков по выбору партнеров для коалиционирования. Индекс Коулмана позволяет оценить возможности участников препятствовать принятию решений. А индекс эффективности влияния показывает, насколько игроки использовали свои потенциальные возможности.



Индексы влияния играют важную роль в области принятия коллективных решений. Они используются при анализе и сравнении работы выборных органов, при построении в них правила принятия решений, для оценки влияния участников в различных советах и правлениях, для разработки адекватной коалиционной политики и во многих других аспектах.

Литература

  1. Алескеров Ф.Т., Благовещенский Н.Ю., Сатаров Г.А., Соколова А.В., Якуба В.И, Влияние и структурная устойчивость в Российском парламенте (1905-1917 и 1993-2005 гг.) - М.: ФИЗМАТЛИТ, 2007.-312 с.

  2. Алескеров Ф.Т., Очур О.А. Обобщенные индексы Шепли — Оуэна и распределение влияния в Государственной Думе III созыва. WP7/2007/03. – М.: ГУ ВШЭ, 2007. – 32 с.

  3. Благовещенский Н.Ю. Индекс согласованности позиций групп в выборных органах. WP7/2004/02. – М: ГУ ВШЭ, 2004. – 16 с.

  4. Aleskerov, F., Power indices taking into account agent's preferences, in Mathematics and Democracy, Springer, 2006.

  5. Banzhaf, J. F., 1965, Weighted Voting Doesn’t Work: A Mathematical Analysis. Rutgers Law Review 19, 317-343.

  6. Brams, Steven J.  Game theory and politics.  Free Press, 1975.

  7. Coleman J S, Control of collectivities and the power of a collectivity to act, Social Choice, New York, 1971

  8. Deegan J., Packel E. W. A New Index of Power for Simple n-Person Games. - International Journal of Game Theory, 1978, v. 7(2), p.113-123

  9. Felsenthal D. S. and Machover M., The Measurement of Voting Power: Theory and Practice, Problems and Paradoxes. Cheltenham, UK, and Northampton, MA, USA: Edward Elgar Publishing Ltd., 1998

  10. Holler M. J., Packel E. W. Power, Luck and the Right Index. - Journal of Economics, 1983, v.43, p.21-29

  11. Johnston R. J. On the Measurement of Power: Some Reactions to Laver. - Environment and Planning, 1978, v. 10, p.907-914

  12. Penrose L S, The elementary statistics of majority voting, Journal of the Royal Statistical Society, 109, p.53-57

  13. Shapley L. S., Shubik M. A method for Evaluating the Distribution of Power in a Committee System. - American Political Science Review, 1954, v.48(3), p.787-792







База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница