Книга о трансакционном анализе дает представление о



страница15/15
Дата24.04.2016
Размер2.28 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
демографические данные: возраст тридцать четыре го-
да, протестантка, замужем первый раз, муж механик,
образование среднее. Были заданы также вопросы о
профессии отца, возрасте вступления в брак, братьях
и сестрах и возрастной разнице между ними, воз-
расте ее детей. При этом опросе был выявлен один
из травматических моментов: ее отец очень много пил,
и родители расстались, когда ей было семь лет.

211


Медицинское освидетельствование выявило голов-
ные боли, ригидность руки и ноги, аллергию, за-
болевание кожи; были перечислены все операции,
ранения, тяжелые заболевания. Опрос касался и пси-
хопатологии, начиная с детского возраста: сомнамбу-
лизм, сосание пальца, ночное недержание, заикание
и другие дошкольные проблемы. Было выяснено, какие
медикаментозные средства она употребляла. Затем ее
попросили рассказать о своих сновидениях. Вот одно
из недавних: <Они вытащили мужа из воды. Он был
ранен в голову, я начала кричать>. Она под-
черкнула, что часто слышит голоса изнутри и сна-
ружи. Полученных данных было достаточно для пред-
варительного хронологического изучения.

Примечание. Данные были записаны очень осто-


рожно, вся беседа протекала в духе естественного
любопытства врача к истории жизни пациентки. Она
могла строить свой рассказ свободно, не вовлекая
врача в игру <Первый раз у психиатра>. Так как
она жаловалась на жесткость в руке, ей была реко-
мендована консультация у невропатолога.

II. 8 апреля. Невропатолог установил артрит, но не


назначил никакого специального лечения. На этот раз
пациентка вела беседу в духе психологического об-
зора. Она спонтанно заявила, что любит одобрение,
что иногда бунтует, <как маленькая девочка>, и что
ее <взрослая часть> осуждает ее за это. Ей было
предложено дать больше свободы <маленькой девоч-
ке>. Она ответила, что это довольно стыдно. <Я люблю
детей и знаю, что не. могу жить на той высоте,
которой ждет от меня отец. Я устала -и пытаться>.
Это касалось также и ожиданий ее мужа. Ей объяс-
нили, что такие ожидания называются Родитель-
скими. Она сказала, что главные Родители в ее
жизни муж и отец. У нее была соблазняющая ма-
нера поведения по отношению к мужу и почти такая
же по отношению к отцу. Когда родители разводились,
она думала, что смогла бы удержать, отца.

Примечание. Отношение пациентки к структурному


анализу уже очевидно. Она самостоятельно отличает
<маленькую девочку> от <взрослой части>. Следует
закрепить эту трихотомию не очень директивам пу-
тем. С другими пациентами это можно было бы сде-
лать лишь на четвертом сеансе или позднее.

III. 15 апреля. Она не любит, чтобы ей указывали,


что делать, особенно женщины. Но на родителей
реакция другая. Она говорит, что при ходьбе у нее
ощущение, будто она идет по яйцам. Именно так
ходят маленькие девочки. Речь опять идет о Ребенке.
Она сказала: <Это именно так! Когда я говорила
это, я видела маленькую девочку... Трудно поверить,
но для меня это имеет смысл. Я вспоминаю, что не
хотела ходить. Они тащат тебя за плечо, и ты бе-
сишься... А ведь я делаю то же со своим сыном.
Я знаю, что он чувствует, говорю, что не должна
его упрекать, а сама это делаю. Вероятно, в этот
момент во мне говорит моя мать. Это и есть та
Родительская часть, о которой вы говорили? Мне
даже немного страшно>.

Именно в этот момент было сделано замечание,


что ничего таинственного или метафизического в диаг-
ностическом суждении нет.

Примечание. Пациентка чувствовала феноменоло-


гическую реальность Ребенка и внесла новые элементы
в социальную и историческую картину своего поведе-
ния по сравнению со сказанным ранее. Все позволяет
предположить, что лечение при помощи трансакцион-
ного анализа может дать хорошие результаты.

IV. 22 апреля. <В течение этой недели я была так


счастлива, как не была последние пятнадцать лет.
Мне не надо долго искать Ребенка, я могу видеть
его и в муже, и в других. Но у меня проблемы
с сыном>. Ее игра с сыном была объяснена ей в
подходящий момент в понятиях Родитель, Ребенок
и Взрослый. Ей было предложено попробовать
Взрослый подход (доводы разума) вместо Роди-
тельского подхода (доводы сердца).

Примечание. Пациентка вступила в собственный


трансакционный анализ, и ей была подсказана идея
социального контроля.

V. 28 апреля. Она рассказала, что отношения с


сыном налаживаются. Сделана попытка получить
больше данных из ее детства методом регрессивного
анализа. Она рассказала: <Кошка пачкала ковер, а об-
виняли в этом меня и заставляли чистить. Я говорила,
что это не я, и упрямилась>. Затем в разговоре она
заметила, что ассоциация <Анонимные алкоголики>,
как и англиканская церковь, требует, чтобы люди ис-

213


поведовались в своем свинстве, именно поэтому она
покинула и тех, и других. Когда сеанс закончился,
она спросила: <Быть агрессивной - это хорошо?>
Ответ был: <Вы хотите, чтобы я вам ответил?> Она
понимает утверждение, подразумеваемое в ответе вра-
ча, и отвечает: <Нет, не хочу>.

Подразумевалось, что она должна ответить себе са-


ма с позиции Взрослого.

Примечание. Во время этого сеанса прояснились


некоторые элементы ее сценария. Можно ожидать,
что она повторит с врачом ситуацию с кошкой. Вопрос:
<Хорошо ли быть агрессивной?> является, возможно,
первым этапом подготовки. Это дает врачу возмож-
ность отказаться и тем усилить своего Взрослого.
Пациентка делает такие успехи в постижении струк-
турного и трансакционного анализа, что можно пере-
водить ее в продвинутую по групповой терапии группу.
Группа состоит в основном из женщин.

VI. 4 мая. Сон: <Я смотрю на себя и говорю:


"Это не так уж плохо">. Группа ей понравилась,
но всю оставшуюся часть недели ей было не по
себе. Она рассказывает несколько воспоминаний, и в
том числе два гомосексуальных из своего детства.
Восклицает: <Вот из-за этого я и не любила <Ано-
нимных алкоголиков>! Там были две гомосексуалист-
ки, одна из них все говорила мне, что я секси>.
Она жалуется на влагалищный зуд: <Мы с матерью
спали вместе, и она меня морочила>.

дений предполагает наличие Взрослого и дает надеж-


ды на хороший исход. Участие в группе активизирова-
ло сексуальные конфликты, и это первый знак, что
лечение вышло Tia верный путь.

VII. 11 мая. После сеанса пациентка чувствовала


себя возбужденной. <Все быстро меняется. Почему они
заставляют меня смеяться и краснеть? Дома ситуация
лучше. Я могу обнять своего сына, а дочь впервые
села ко мне на колени. Я не могу быть хоро-
шей любовницей, когда все так монотонно>.

Примечание. Анализ семейных игр привел к уста-


новлению некоторого социального контроля со сторо-
ны Взрослого. Дети почувствовали, что настроение
матери улучшилось и улучшение носит стабильный
характер; они реагировали соответственно. Ее возбуж-

214


денное состояние в группе и замечания о монотон-
ности свидетельствовали о том, что она ввязалась в
сексуальные игры с мужем.

Один случай в группе показал, что она нуждалась


в Родительской фигуре для своих игр. В группе
появился новичок, служащий отдела социальной по-
мощи муниципалитета. На нее произвела большое
впечатление его профессия. Она спросила, какой
смысл он видит в посещении группы. Он ответил, что
она должна больше в этом разбираться, он же здесь
впервые. По разговору было видно, что она пытается
вовлечь его в игру в качестве Родительского пер-
сонажа.

VIII. 18 мая. Она была очень взволнована регрес-


сивным анализом. Она припомнила свой страх безу-
мия и свою мать, проходящую лечение в психиатри-
ческой лечебнице. Во время анализа она говорила о
красивых воротах, за которыми открывался прекрас-
ный сад; это из ее фантасмов. В пятилетнем возрасте
она одинфаз посетила мать в лечебнице, которая нахо-
дилась в парке. Кажется, она сама не против госпи-
тализации, чтобы снять с себя ответственность.

Ей было предложено посетить мать, которую она


давно не видела. Предложение делалось не в Роди-
тельском тоне, а в тоне Взрослого,

без малейшего


порицания. Она должна понимать пользу от такого
визита для своего Взрослого, а также выгоду от
примирения между своими Родителем и Ребенком в слу-
чае смерти матери. Она одобрила это предложение,
доверительно рассказала, что ее муж не любит мыть
голову. Врач ответил, что, выходя за него замуж, она
наверняка знала об этом его недостатке. Она это
отрицала.

IX. 25 мая. Она рассказала, что всегда боялась


больных животных и больных людей, а вот на прош-
лой неделе заболела ее кошка, и она не опасалась ее.
В детстве, когда отец побил ее, собака кинулась на
него.

Она сказала детям, что их бабушка умерла. Когда


она думает о своей матери, то начинает пить. Ей
рассказали, что, когда мать была на восьмом месяце,
отец пытался ее отравить. Тетка, рассказавшая эту
историю, сказала: <С самого рождения твоя жизнь
была сплошной неразберихой>.
1.15

Примечание. Значение всего этого неясно. Очевид-


но, имеется переплетение сложных конфликтов с вме-
шательством матери. Тот факт, что она сохранила
социальный контроль при виде больной кошки, пока-
зывает, что в ближайшее время она сможет навестить
мать.

X. 1 июня. <Если говорить искренне, я не навещаю


мать из-за страха там остаться>. Она задает себе
вопрос: <Разве я существую? Иногда я сомневаюсь
в собственном существовании>. Родители поженились
вынужденно. Ее не покидает мысль, что она была
нежеланна. Врач предложил ей получить копию сви-
детельства о рождении.

Примечание. Пациентка озабочена экзистенциаль-


ными проблемами. Ее Взрослый поколеблен,
потому что Ребенок засомневался в своем праве на
существование. Свидетельство о рождении даст пись-
менное доказательство, что она существует, и произ-
ведет сильное впечатление на Ребенка. По мере уста-
новления социального контроля ее желание лечь в ле-
чебницу исчезает.

XI. 8 июня. Она рассказывает, что ее муж играет


в <Алкоголика>. В ассоциации <Анонимные алкоголи-
ки> ей сказали, что она должна сделать все возмож-
ное для того, чтобы он был счастлив, а ей это
противно. Она попытается сделать кое-что другое. <Я
сказала, что вызову <скорую помощь>, чтобы его от-
везли в больницу, если он уже не может с собой
справиться самостоятельно; он сразу протрезвел и
больше не пил>. На прошлой неделе он очень пил,
она хотела его ударить, теперь у нее болит плечо; вот
тогда она и сделала своё заявление.

Все это показывает, что таков был секретный


контракт их брака: он будет пить, а она играть роль
спасителя. Эту игру ей подсказали в ассоциации
<Анонимные алкоголики>. Когда она отказалась
играть роль, игра была прекращена, и муж перестал
пить.

Ей предложена схема объяснения. Она говорит:


<Это не может входить в наш контракт, когда мы
женились, мы не пили>. Потом она внезапно объявила:
<Я вспомнила, что до замужества знала, что он не
любит заботиться о волосах, но не знала, что он
пьет>. Врач сказал, что плохо вымытые волосы тоже

216


входили в тайный контракт. У нее был скептический
вид, она подумала минуту, потом воскликнула: <Черт
возьми! Это правда, я знала, что он пьет. Когда мы
были в лицее, мы вместе пили>.

Было ясно, что в первые годы брака они играли


в <Алкоголика>, меняясь ролями. Потом они оставили
эту игру, но ее следы очень трудно вытеснить из
памяти.

Примечание. Этот сеанс пролил свет на структуру


брака пациентки. Она подчеркнула также, сколько
времени и усилий надо человеку, чтобы поддержи-
вать супружеские игры, и сколько энергии, чтобы дер-
жать их под контролем.

XII. 6 июля. Интервал в сеансах вызван летними


отпусками. Пациентка вернулась из отпуска с болью
в плече. Она ходила к матери в лечебницу, и та ее
выгнала; это лишило ее надежды, последнее время ее
преследуют запахи. Йога развила в ней воображение.
Она могла очень живо видеть прекрасные сады и
ангелов, все в цвете и очень подробно. В детстве, у
нее было такое же воображение. У нее были также
видения Христа. Теперь она часто видит животных
и цветы. Гуляя в парке, она любит украдкой по-
говорить с цветами. Вместе с пациенткой врач изучает
эти явления, выясняет их художественную природу.
Предложение нарисовать их принимается пациенткой.
Она увидела свое свидетельство о рождении, и экзи-
стенциальные сомнения ослабли.

Примечание. Видения и слуховые галлюцинации не


обязательно должны огорчать. Они говорят о стремле-
нии вновь обрести детство и утраченные связи с
родителями. Прежний ортодоксальный подход реко-
мендовал бы поддержку и общее укрепление. Струк-
турный анализ предлагает другую возможность, тре-
бующую некоторой смелости, а именно позволить
растерянному Ребенку самовыразиться и воспользо-
ваться полученными результатами, если они окажутся
конструктивными.

XIII. 13 июля. Она обращалась к участковому те-


рапевту, так как у нее повысилось артериальное
давление; он назначил ей раувольфию. Она сказала
мужу о тяге к живописи, он посоветовал пастели,
она отказалась, он разозлился и запил. Она понимала,
что это игра <Сцены>, ей жаль, что она в это ввя-

217


залась. Но если она откажется, он будет в отчаянии,

и эту проблему ей трудно разрешить. Она сказала


также, что ворота прекрасного сада, который она все
время видит, похожи на вход в детский сад, куда ее,
совсем маленькую, водила мать. Проблема врача: отли-
чить эффект психотерапии от действия раувольфии.
Пациентка готова к сотрудничеству для решения этой
задачи.

XIV. 20 июля. Ее интерес ослабевает, она чувст-


вует усталость. Она предполагает, что это действие
лекарств. Она рассказывает о семейных скандалах,
о которых раньше никому не. говорила, о том, что
начала пить не из-за болезни матери, а из-за этих
скандалов.

Этим сеансом закончился решающий период лече-


ния. Во время сеансов у пациентки была привычка
сидеть в неловкой позе, с открытыми коленями. Она
опять вспомнила гомосексуалисток из ассоциации
<Анонимные алкоголики>, жаловалась, что мужчины
пристают к ней; она не понимает почему, ведь она
их не провоцирует. Пришлось обратить внимание на
ее позу, это ее удивило. Но ведь она всегда так
сидит, и то, что она называет агрессивностью в других,
плод ее соблазняющего поведения. На следующем
групповом сеансе она молчит большую часть времени
и, когда ее спрашивают почему, рассказывает, что ей
сказал врач и как это ее потрясло.

Примечание. Этот сеанс был решающим. С риском


потерять шанс на нормальную семейную жизнь па-
циентка получила множество преимуществ, первичных
и вторичных, ввязавшись в игры с мужем и другими
людьми. Первичная внешняя выгода состояла в том,
чтобы избежать сексуальных отношений, которые мог-
ли быть источником удовольствия. Шизоидные эле-
менты, присутствующие в ее Ребенке, проявляются
согласно ее симптоматике. Истеричные элементы осо-
бенно ясно видны в игре <Насилие>, откуда и диагноз:
шизоистерия.

В ее случае следует избегать называть игру этим


названием. Сначала надо только описать ее, не
уточняя названия. Ведь это классическая игра исте-
ричных людей. Игра <Насилие> имеет несколько сте-
пеней: первую, вторую, третью. Терапевту прежде все-
го надо понимать, достаточно ли пациентка подготов-

лена, чтобы конфронтация приняла полный размах.


Врач должен также понимать свою ответственность
и верить в успех. Решив бросить лечение, пациентка
будет потеряна для психиатрии, если она согла-
сится на лечение, эффект может быть решающим,
так как эта специфическая игра является единствен-
ным принципиальным препятствием на пути супру-
жеского счастья.

XV. 10 августа. Врач возвращается после двух-


недельного отпуска. Конфронтация дала плоды. Па-
циентка рассказывает об атаке, которую выдержала
в ранней юности со стороны отца. Она связывает
эту атаку со своим провокационным поведением. Она
долго говорит об этой ситуации, что проясняет ее
отношение к сексу как к чему-то грязному и вуль-
гарному. Она говорит, что избегала сексуальных от-
ношений с мужем, потому что они всегда были для нее
ярмом, а не источником удовольствия.

Примечание. Пациентка шокирована откровен-


ностью врача, но благодаря ей она глубже поняла
структуру своего брака.

XVI. 17 августа. Последняя беседа. Пациентка


объявляет, что это ее последняя беседа. Она больше
не боится, что муж считает ее грязной и вульгарной,
если у нее есть сексуальные потребности; она не
спрашивала его, думает он так или нет, она считала это
решенным. В последнюю неделю она изменила отно-
шение к нему, и он был приятно удивлен. Теперь
он возвращается домой бегом, впервые за многие
годы. Она поняла и многое другое. Она часто искала
сострадания к себе как к бывшей алкоголичке, теперь
она отдает себе отчет в том, что это была игра
<Деревянная нога>, и попытается выйти из этой игры
самостоятельно. Она изменила и смягчила свое отно-
шение к отцу. Замечание о короткой юбке тоже пошло
ей на пользу. <Я бы никогда не согласилась с мыслью,
что я хочу секса, я всегда думала, что хочу просто
внимания. Теперь я допускаю, что хочу секса>. На
днях она навестила больного отца, помогла его гос-
питализировать. Рассказывая о визите к отцу, она
сохраняла полную объективность: она сожгла все мос-
ты, у нее нет к нему никаких претензий. А вот
отношения с мужем она будет развивать и улучшать,
в том числе и сексуальные. Благодаря методу пере-

носа, врач в первое время заменил ей отца, теперь


она в этом не нуждается. Она без стеснения может
говорить о возвратившемся сексуальном влечении му-
жа к себе и о своем к нему. Она долго об этом думала
и ночью увидела во сне прекрасную женщину, нежную
и спокойную. Это наполнило ее счастьем. Дети тоже
изменились к лучшему, стали послушными, спокой-
ными.

Артериальное давление стало ниже, ей больше не


требуются лекарства. <Я чувствую, что от лекарств я
больше устаю и нервничаю, а сейчас у меня
совсем другие ощущения, я понимаю разницу>. Она
рассказывает, что занялась рисованием, рисует, что
захочет, как будто заново учится жить. <Я не от-
ношусь теперь к людям жалостливо, я считаю, что
они могли бы поступить, как я, если бы как следует
взялись за дело. У меня нет чувства, что я ниже
всех в мире, хотя это чувство исчезло не совсем.
Я не хочу больше приходить в группу, я хочу
проводить время с мужем. Мы как будто вернулись в
то давнее время, когда везде бывали вместе. Я по-
пробую обойтись без лечения месяца три, а если по-
чувствую себя плохо, вернусь. Я не чувствую себя
такой уж неврастеничкой, могу спокойно говорить о
своих психосоматических симптомах, о чувстве вины,
о страхе перед словом <секс> и о других вещах.
Я не могу объяснить это как следует, но я испы-
тываю чувство счастья; вы и я, мы вместе над ним
работали. Мы с мужем стали ближе друг другу, наши
отношения теперь более гармоничны, он охотно за-
нимается детьми, как и полагается отцу семейства>.

Ее спросили, были ли ей полезны структурный


анализ и анализ игр. Она ответила: <Да, конечно!>
И добавила: <И сценарии тоже. Например, я вам
сказала, что у мужа нет чувства юмора, а вы ответили,
что если вы до сих пор лишь играли в игры и
сцены, то вы просто не знаете друг друга, не знаете,
какие вы настоящие. И вы оказались правы, теперь я
знаю, что у него есть чувство юмора, а если оно не
проявлялось, то это входило в условия игры. Теперь
я интересуюсь своим домом. И я вам за это благо-
дарна. Я даже могу писать стихи и выражать свою
любовь к мужу>.
Сеанс заканчивался. Врач предложил пациентке

Z20


чашку кофе. Она ответила: <Спасибо, нет, я уже пила.
Кажется, я сказала все, что хотела, о том, что я
чувствую. Я с огромным удовольствием приходила
сюда, я это очень оценила>.

Общие замечания. Не следует скептически отно-


ситься к описанному примеру благополучно завершен-
ного лечения. На многие вопросы, которые могли бы
появиться у сведущего читателя, пациентка ответила
сама. Например, она отдавала себе отчет в том, что на
первых порах врач заменил ей отца, а в конце курса
врача заменил муж. Самыми важными моментами
следует считать изменения в поведении детей пациент-
ки и ее мужа. Эти критерии важнее, чем мнение
врача или самой пациентки. Все свидетельствует о том,
что цель, поставленная врачом, была успешно достиг-
нута. Пациентка бросила большинство своих игр, за-
менив их прямыми и интимными отношениями, кото-
рые оказались более удовлетворительными. Ее туалеты
и поведение стали скромнее, и в то же время привле-
кательнее и притягательнее в сексуальном плане.
Можно сделать короткое резюме того, что произошло
на архаическом уровне. Она обратилась к врачу с
фантасмами быть подавленной и загипнотизирован-
ной как и ранее. Но она рассталась с ними, по
мере того как разбирались и анализировались ее
игры, а замечание о провокационном поведении пока-
зало ей, что врач не позволит себя провоцировать.
Опираясь на своего укрепленного Взрослого, она
смогла принять решение расстаться со своими .инфан-
тильными амбициями и взять на себя роль взрослой
женщины. На первый взгляд, возможно, в этом случае
нет ничего, что говорило бы о стабильном улучшении.
Но есть все-таки один бесспорный довод в пользу
этого утверждения: окрепший Взрослый отказался
от игр в пользу реального опыта. Этот аспект трансак-
ционного анализа называется действенным.

За несколько дней до истечения трехмесячного


срока пациентка написала врачу письмо: <Я чувствую
себя хорошо. Я не принимаю никаких лекарств вот
уже месяц. На прошлой неделе мы праздновали мое
тридцатипятилетие. Мы были вместе с мужем на про-
гулке. Деревья и вода были прекрасны. Господи!
Если бы только мне удалось это нарисовать! Первый
раз в жизни я видела огромного касатика. Он был

так прекрасен, так грациозен... Мы с мужем прекрасно


понимаем друг друга. Мы стали ближе, внимательнее
друг к другу, я чувствую себя естественной, не играю
никакой роли. Я очень благодарна вам за то, что под-
сказали мне заняться живописью. Мои рисунки нра-
вятся даже детям, они говорят, чтобы я сделала выс-
тавку. В прошлом месяце я брала уроки плаванья,
до сих пор я не умела плавать. Мой сад великолепен.
В этом вы тоже мне помогли. Я провожу время,
как я хочу, и они меня так даже больше любят.
Я напишу вам о своих успехах в плавании. Мы все
вас обнимаем>. Это письмо порадовало врача по двум
причинам.

1. Улучшение состояния здоровья пациентки про-


должалось, хотя она и не обращалась к терапевту по
поводу давления.

2. Хорошее настроение детей и мужа продолжа-


лось, хотя пациентка уже не проходила психотерапию.
Надо отметить, что ее муж теперь часто моет голову.
Что пессимистического можно отметить в этом случае,
так это уход пациентки целиком в семейную жизнь.
И обычный психотерапевтический курс лечения проиг-
рывает перед трансакционным анализом в том, что
последний в более короткие сроки добивается лучших
результатов. В случае госпожи Энатоски было проведе-
но шестнадцать индивидуальных сеансов и двенадцать
групповых. И еще в порядке сравнения можно привес-
ти слова одного опытного психоаналитика: <То, что
мы можем победить, касается лишь небольшой части
психогенеза, а именно выраженных конфликтов, не-
удач в развитии; но мы не ликвидируем источник
невроза; то, что мы делаем, помогает пациенту превра-
тить невротические недостатки в компенсируемые
достоинства; тот факт, что физическая гармония зави-
сит от многих условий, делает иммунитет недости-
жимой целью. Статья Фрейда <Анализ законченный
и анализ бесконечный> была для тех из нас, кто питал
неограниченные врачебные амбиции, одновременно и
огорчением, и утешением>.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Bern, Е. A Laymans Guide to Psychiatry and Psychoanalysis./
Simon Schuster, New York, 1957.

2. Bern, Е. The Mind in Action./Simon Schuster, New


York, 1947.

Articles.

3. Bern, Е. Ego States in Psychotherapy./Amer. J. Psychoter,
II, 1957.

4. Bern, Е. Primal Images and Primal Judgement./Psychiat.


Quart., 29, 1955.

5. Bern, Е. Psychoanalytic versus Dynamic Group Therapy./


Internal. J. Group Psychoter, X, 1960.

6. Bern, Е. Principles of Group Psychotherapy./indian. J.


Neurol. Psychiat., 4, 1953.

7. Bern, Е. Concerning the Nature of Diagnosis./internat.


Record of Medecin, 165, 1952.

8. Bern, Е. Intuition V: The Ego Image./Psychiat. Quart.


31, 1957.

9. Bern, Е. Intuition VI: The PSychodynamic of Intuition. Loc.


cit.

10. Bach, G. R. Intensive Group Psychotherapy./Ronald Press


Company, New York, 1954.

II. Chandler, A. L. Hartman M. A. Lyseric Acid Diethylamide


(LSD-25) as a Facilitating Agent in Psychotherapy./A. M. A. Arch.
Gen. Psychiat. 2,1960.

12. Freud, S. Abrege de Psychoanalyse./PUF, Paris, 1950.

13. Freud, S. La science des reves./PUF, Paris, 1950.

14. Freud, S. Nouvelles confereces sur la psychanalyse./Gallimard,


Paris, 1936.

15. Freud, S. Fragment dune analyse dhysterie: Dora./Paris,


PUF, 1954.

16. Feidman, S. Blanket Interpretation./Psychoanal. Quart. 17,


1958.

17. Feidman, S. Mannerisms of Speech and Gestures in Everyday


Life./intemational Universities Press, New York, 1959.

18. Fenichel, 0. The Psychoanalytic Theory of Neurosis./


W. W. Norton KЇ, New York, 1945.

19. Fedem.P. Ego Psychology and the Psychoses./Basic Books,


New York, 1952.

20. Penfield, W. Jasper, H. Epilepsy and the Functional


Anatomy of the Human Brain,/Boston, 1954.

223


A.ADLER

Praxis und Theorie


der Individualpsychologie

Fischer Taschenbuch Verlag
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница