Книга о трансакционном анализе дает представление о



страница12/15
Дата24.04.2016
Размер2.28 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
проанализирован следующим образом.

Вначале девочка становится очень подвижной.


Это раздражает мать, которая ее одергивает. Когда
ребенок совсем разволнуется, начинается приступ
астмы. Это окончательно выводит мать из себя,
потом ее мучают угрызения совести, она берет себя
в руки и старается загладить вину перед дочерью.
Здесь сценарий заканчивается, приступ астмы пре-
кращается.

Доктор К. Я думаю, здесь много моментов,


размышляя над которыми, госпожа Амбер могла
бы решить, сценарий это или нет. Если она не под-
дастся сценарию дочери, дочь будет волноваться
еще больше. Например, что будет делать дочь, если
госпожа Амбер не станет сердиться из-за ее беготни?

Амбер. Другими словами, я должна на все


закрыть глаза?

Э с меральд а. Он не то хотел сказать.


Он хотел сказать, что вы не должны делать то,
что требуется по ее сценарию.

Доктор К. Совершенно верно. Вы можете


закрыть глаза, или не обращать внимания, или
поощрять ее, можете делать то, что вам будет удоб-
нее, только не то, чего она ждет от вас. Вы должны
попробовать не сердиться, когда начинается приступ,
или сделать так, чтобы она этого не видела. Если
это ее сценарий и вы его нарушите, она будет угне-
тена, упрямо постарается его продолжить, и приступ
будет серьезнее других; или же, в самом благоприят-
ном случае, она может просто остановиться и поду-
мать. Вот это уже будет вашей заслугой, шагом
вперед.

Э с меральд а. Один раз ничего не даст,


вы должны это повторить несколько раз, в разной

форме, пока она не усвоит, что вы не будете потакать


ее игре.

Спинел ь. Я уже не вступаю в игру со своим


сыном, и пока все идет хорошо. На днях он вошел
в комнату, заявил: <Я буду играть в Дальтона, граби-
теля>, вытащил свои пистолеты, завязал лицо плат-
ком. И вот, вместо того чтобы устроить, как обычно,
сцену, я все пропустила мимо ушей, а он в конце
концов бросил пистолеты, снял платок и вышел
из комнаты.

Доктор К. Это прекрасный пример хода


игры. Взрослый сына госпожи Спинель сказал:
<Я буду играть в Дальтона>, но его Ребенок хотел
играть в <Сцены>, и, когда она отказалась играть
с ним в <Сцены>, он бросил и другую игру. Госпожа
Гарнет, вы сегодня мало говорили.

Гарне т. Мой муж настоящий ребенок, и до


сих пор я участвовала в его играх.

Доктор К. Может быть, вы даже подтал-


кивали его к этим играм. Продолжайте, если вам
обоим это во благо. Если вы играете в <Папочку
и мамочку>, вам это нужно не меньше, чем ему.

Гарнет. Я всегда снимала скорлупу с яйца


всмятку, которое он ест по утрам, но однажды я
отказалась играть в <Мамочку> и больше не чистила
Я поняла, что мне осточертело подчиняться его
игре. Шаг за шагом я отказываюсь от роли матери,
а он все больше сердится, и я в отчаянии.

С п кнель. Кажется, вы тоже что-то для


себя открыли.

Доктор К. Следует углубить тему. Если его


сценарий нарушен, это должно иметь отрицательный
эффект, и он может захотеть вас оставить. Может
быть, не стоит толкать его на крайности.

Гарнет. Да, он хочет каких-то изменений,


потому что обратился в клинику за медицинской
помощью.

Доктор К. Следовательно, у него есть


другой выход, и вы не очень рискуете, что он оставит
вас, отказываясь играть. Должен сказать, что этот
сеанс был для меня особенно интересен, вот почему
я выступал чаще и дольше обычного. Теперь вы
очень хорошо усвоили то, что я старался вам объяс-

нить и показать. Вы знаете, что такое Родитель,


Взрослый, Ребенок, которые находятся в каждой
из вас, вы научились даже различать их проявления.
Вы отчетливо понимаете, что такое игры, практи-
куете их и дома, и здесь; и, как сегодня показала
Эсмеральда, ваши семьи играют в игры полным
составом, включая детей. С большой пользой для
всех мы можем говорить теперь и о ваших детях
потому что знаем их действительные трудности и
подходы к их разрешению; думаю, что теперь вы
будете решать их несколько иначе, чем предполагали
раньше. Когда я отсутствовал несколько месяцев,
вы отказались играть в <Ассоциацию родителей>,
решив, что можно употребить время с большей
пользой.

Спинель. Да. Мы с мужем решили, что


должны посещать сеансы вдвоем. Это возможно?

Доктор К. Вы хотите сказать, что следовало


бы трансформировать вашу группу в группу супру-
жеских пар?

Лазул и. Мой муж тоже мог бы приходить,


если можно.

Доктор К. Хорошо, если ваши мужья обра-


тятся к ассистентке И., мы рассмотрим этот вопрос.
Пусть кто-нибудь проявит инициативу.
Дискуссия после сеанса.

Присутствовали: госпожа И., наблюдатель, док-


тор К.

И. Вы и в самом деле говорили больше, чем


обычно.

К. Меня взволновал этот сеанс, ведь это завер-


шающий этап двадцати одного месяца работы. Я
думаю, что основную часть успехов следует отнести
на счет групповой терапии; двое проходили еще и
индивидуальную терапию, но ориентация здесь
разная.

И. Они в самом деле Получили точные и ценные


знания, которые смогут применить на практике.
Меня особенно поразил их энтузиазм. Я слышала,
как они разговаривали в кафетерии, некоторые
решили обратиться ко мне. Интересно, как будет
решать свои проблемы Амбер. Вы, наверное, тоже
задаете себе такой вопрос. Что касается Лазули,
то она будет бороться за своего мужа.

К. Да, это даже любопытно. Ведь до настоящего


времени вопроса о ее отношении к мужу не стояло,
но когда речь пошла о ее покровительственном
отношении, я испугался за нее: ведь она играет
два варианта <Папочки и мамочки>: в одном ее
муж - отец, в другом - маленький мальчик.

И. Я задаю себе еще один вопрос: как изменения


в их поведении повлияют на их детей, но, вероятно,
это такая бесконечная многовариантная проблема,
которую надо обсуждать отдельно.

К. На данном этапе нас должен удовлетворить


тот факт, что многие женщины признали, что их
поведение благоприятно повлияет на детей.

7. Последующие успехи (прогресс)

Из приведенного отчета можно сделать вывод,
что, благодаря групповой терапии, женщины научи-
лись тому, что им следует делать в многочисленных
жизненных ситуациях; в некоторых случаях можно
отметить все признаки социального контроля в
семейной и повседневной динамике. С клинической
точки зрения налицо уменьшение фобических отвра-
щений, более активное участие в жизни, ослабление
проявления симптомов, благодаря социальному конт-
ролю, осуществляемому при социальных связях.
Образцы поведения стали более произвольными и
свободными. Если раньше поступки были неприми-
римыми, ведущими к стереотипной бесплодной раз-
вязке с нагромождением клинических симптомов,
связанных с acting-out пациента и его близких (игры),
то теперь они могли прервать игру сразу в любой
критический момент, как предлагала госпожа Амбер
своей дочери; это было сознательное действие, и
результат его она предвидела. Взрослый
стал рассматриваться как мускул, укрепляющийся от
тренировки. Этот вывод подтверждают последующие
успехи пациентов. По мере продвижения лечения
Взрослый становится все более способным контро-
лировать Ребенка и вмешиваться не только во внеш-
ние, но и во внутренние конфликты, особенно на
уровне Ребенок - Родитель. Обогащается и социаль-
ный опыт Взрослого. Можно наблюдать социальные

и симптоматические улучшения и у близких пациента,


включая детей.

Даже не поражая воображения, перечисленные


достижения представляют огромный интерес для са-
мого врача, потому что свидетельствуют о том, что,
использовав рассчитанный, точный, понятный и конт-
ролируемый метод, он достиг намеченных целей; и не
только врач, но и пациенты на каждом этапе лечения
имели точное и ясное представление о ситуации и
могли ее контролировать.

На девяносто первом сеансе пациентки без под-


сказки врача начали проявлять интерес к изучению
выгод (бенефисов) внутренних и внешних (первич-
ных, вторичных, социальных и биологических).

Гарне т. Однажды я заметила, что чувствую


себя счастливой, я мыла ванну и пела. Вдруг мне
в голову пришла мысль: <А если мой сын убит?> Я
остановилась и спросила себя, почему я об этом поду-
мала. И поняла, что не могла просто так чувствовать
себя счастливой, что мне как будто необходимо было
все испортить. Заглянув в свое прошлое, я осознала,
что не раз со мной случалось нечто похожее, что в
этом и есть моя проблема, но раньше я просто этого
не понимала.

Л азул и. Со мной такое тоже бывало.


Другие пациентки тоже стали вспоминать случаи
из прошлой). Те игры и сценарии, которые расска-
зали Лазули и Амбер, теперь стали изучать с другой
точки зрения: не как операции, обеспечивающие мак-
симум внешних выгод и преимуществ, а как попытки
разрешить внутренние конфликты, извлечь внутренние
выгоды, где удобства, завуалированные сексуальные
награды, защищенность выступали на первый план.
(Механизмы, которые принято называть защищен-
ностью или мерами безопасности, очень существенны,
чтобы не сказать более. Их функцией является обес-
печение и провокация импульсов удовлетворения.
Без этого люди лишь изредка обменивались бы сло-
вами, считая молчание лучшей мерой защиты.)

Знания и опыт, приобретенные пациентками в


группе, не только позволили им достигнуть личных
терапевтических целей, но и подготовили их к новой
ступени лечения. И опыт врача подсказал ему, что
дальнейшая терапия должна состоять в развернутом

IS8
трансакционном анализе, основанном на следующих


моментах.

1. Возникновение возрастающего количества игр,


которые внешне отличаются друг от друга, но в даль-
нейшем обнаруживают сходную арматуру, характер-
ную для каждого пациента.

2. Игра, в которую играет пациент, по его мнению,


лишь изредка оказывается ежедневной с тем же
кругом людей.

3. Игра входит в один очень длинный сценарий,


воспринимаемый в трех аспектах: протокол, собст-
венно сценарий и адаптация.

4. Структурный анализ второй степени (см. гла-


ву XVI).

Понадобилось время, чтобы распознать в группе,


например, тонкую игру госпожи Амбер, но, когда она
была разгадана, стало ясно, что госпожа Амбер вела
свою игру непрерывно весь сеанс, и другие матери
быстро поняли, какой эффект такая игра могла про-
изводить на двенадцатилетнюю дочь госпожи Амбер.
Эту игру можно назвать <Поставить в неловкое
положение, или Загнать в угол>. Она комментиру-
ется так: <Хорошо, сейчас я тебе так отвечу, что
тебе нечего будет сказать>. Она играла в различные
варианты этой игры, поэтому ее долго не замечали.
Но игра восходила к эдиповскому протоколу: она
и ее отец противостояли матери, или она противо-
стояла родителям, чтобы взять верх над своей
сестрой. Вскоре стало возможно обнаружить и <учи-
теля>: смесь Взрослого с хитрым Ребенком. Но в
данном случае <учитель> был иезуитом и талму-
дистом, доктором софизмов и казуистики.

8. Уход из группы

Уход пациента из группы зависит от того, на-
сколько успешно проходят в группе его игры. Семь
участниц покинули группу матерей, потому что
по разным причинам их игры не проходили удовле-
творительно для них и они не могли побороть воз-
никающую на этой почве неприязнь. Это можно
показать на двух простых примерах.

Госпожа Гэй, как старожил клиники, хотела


играть с психиатром в <Психиатрию>, принимая

других пациентов за зрителей. Врач, не имевший


еще достаточного опыта, отказался; в ответ паци-
ентка сказала, что не намерена играть роль прихо-
дящей няни, и объявила о своем уходе. Больше
о ней никто не слышал.

Госпожа Вав была просто невыносима, она


хотела играть только в <Это ужасно>. С психоло-
гической точки зрения это был Родитель - палач
детей. Она удалилась с обиженно-укоризненным
видом, когда группа отказалась играть с ней.

Примечания

Я уже выражал благодарность медицинскому
персоналу психиатрической больницы в Атаскадеро,
куда меня пригласили вести психотерапевтическую
программу. В течение девяноста сеансов наблюда-
телем в группе матерей была Эльза Зисович, затем
ее заменила Барбара Розенфельд.

Материальные вопросы работы терапевтических


групп близко касаются рассматриваемых здесь тем,
и можно коротко на них остановиться. Сеансы
проходили в комнате, где последние два года не
было стола, пациентки сидели кружком, и обмен
мнениями был еще непосредственнее, чем ранее.
Количество пациентов в группе вырабатывалось
эмпирическим путем, начиная с десяти в 1928 году
у Григана Бюррова, который первым применил
групповую динамическую терапию. Теперь боль-
шинство врачей считают, что лучшее количество
пациентов восемь, некоторые уменьшают его до
шести. Для восьмерых часовой сеанс мал, а двух-
часовой длинен. Шесть человек и часовой сеанс -
это оптимально.

Семнадцать женщин посещали группу матерей,


которая работала четыре года, семь из них покинули
группу, не встретив понимания, что немного превы-
шает ожидаемый процент отсева. Г. Баш, один из
тех, кто много сделал для групповой терапии,
вывел из своего опыта некоторые принципы, касаю-
щиеся игр. То, что он называет операциями кон-
такта, находится в прямой связи с тем, что назы-
вают ангажементом.

Часть четвертая


ГРАНИЦЫ
ТРАНСАКЦИОННОГО АНАЛИЗА

Прежде чем приступить к чтению этой части,


читателю рекомендуется усвоить то, что было сказа-
но ранее.

Глава XVI


ПОДРОБНАЯ СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ

Можно допустить, что определение структуры


личности, приведенное в предыдущих главах, будет
удовлетворять врача на протяжении всей его карье-
ры, как оно оказалось достаточным доя автора
этих строк в течение первой фазы клинического
формирования этих идей.

Однако, проявив больше любознательности и


хорошо овладев структурным анализом, наблюда-
тель вскоре почувствует необходимость дальнейшего
усовершенствования, чтобы разрешать сложные
проблемы, которые могут встретиться в практике.
Госгодин Детер, пациент двадцати трех лет,
рассказал врачу сон: <Мне снилось, что я малень-

Ь. Эрик Берн 161

кий мальчик и сосу палец, хотя знаю, что я большой.
и боюсь, что скажет мама, когда увидит. Вы знаете,
я всегда чувствую вину при одной мысли ее огорчить>.

Ясно, что сон рассказывает Взрослый, главным


действующим лицом является Ребенок, а обвини-
телем - Родитель, который внушает пациенту чув-
ство вины при мысли, что он огорчает мать. Сон
ставит структурную проблему, которая может быть
решена, если понаблюдать за ребенком в обычной
жизни.

Мальчик начал сосать палец в четыре года, после


появления в семье второго ребенка. Мать Арона
рассказала, что он сосал палец до двух лет, потом
прекратил и вновь начал, когда у него появилась
сестра; он чувствует свою вину, но всякий раз, когда
дела у него идут плохо, он это делает. Его сестре
было три года, и, когда все шло спокойно, они
дружно играли. Арон учил ее складывать кубики.
Если она бегала или пачкалась, он говорил ей:
<Нельзя этого делать, надо убирать игрушки на
место> и так далее. Мать рассказывала это гостям,
и, приходя в детскую, они видели Арона в одном
из трех состояний: либо сердитым, либо играющим
с сестрой, либо in loco parentis.

Не составляет труда диагностировать эти три


состояния Арона: Ребенок, Взрослый и Родитель.
Наблюдая за детьми, можно заметить в самом ран-
нем возрасте разницу между функционированием
неопсихики и археопсихики, когда ребенок начинает
воспринимать предметы отдельно, самостоятельно
существующими. Позднее парантализм (parent -
родитель) начинает проявляться в форме подра-
жания реальным родителям.

Арон проявлял детские черты характера, свой-


ственные его возрасту: покровительственное отно-
шение к сестре, бережное отношение к вещам и
людям; в зависимости от положительных или отри-
цательных эмоций был заботливым или сердитым,
и в последнем случае проявлялась регрессивная
привычка: он сосал палец. Эти ра-тоаидности пове-
дения позволяют пхтроить дааграмму структуры
личности зтого ребенка (ряс. 1~;,и. 1..0и":ельское
состояние Я. a KJTCVOM он подменял для сестры
родителей; Взрослое состояние Я, в котором он

б) Структура Ребенка


горой степени

в) Структура Ребенка г) Структура Взрослого


третьей степени второй степени

ж) Паяный структурны


второй степени

Рис. 17. Детализированная структура личности

играл в кубики, разговаривал с людьми и проявлял
характерные для своего возраста реакции; и нако-
нец, Детское состояние Я, в котором он возвра-
щался к манере поведения очень раннего возраста.
Именно Родитель заставлял его стыдиться, когда
он сосал палец, а Взрослый, который изучал это
поведение, понимал, что, тем или иным образом,
сам он смещен. Короче, Арон походил на образ,
который господину Детеру рисовался-в снах.

И вот что случилось с господином Детером.


Когда он был в таком состоянии, как будто ему
шесть лет, в комнату вбежала его взрослая сестра
и объявила, что их мать попала в аварию, она ранена.
Психологическая структура целиком была зафикси-
рована травматическим способом. И когда позднее
проявлялся Ребенок господина Детера, обычно в
ситуациях, когда он жульничал, эта психологичес-
кая структура оживала, восстанавливалась цели-
ком.

Чтобы представить это в структурной диаграмме,


надо включить внутрь Ребенка не только привычку
сосать палец, но и чувство вины и объективную
оценку. Это тот Ребенок, который появлялся во
сне. Состояние, в котором пациент рассказывал
сон, - это Взрослый, а Родитель представлен со-
знанием вины за те огорчения, которые он доставлял
матери.

Следовательно, на рис. Ч,б Ребенок показан,


как на рис. 17,а, то есть дана полная структура
регрессивной личности, сосущей палец, в то время
как Взрослый и Родитель господина Детера могут
быть представлены обычным образом.

Основное и главное значение сказанного заклю-


чается в следующем: при подробном анализе вы-
ясняется, что Ребенок состоит из архаического
Родителя, архаического Взрослого и еще более
архаического Ребенка. В момент, когда Ребенок
был травматически зафиксирован, он представлял
собой уже завершенную личность, содержащую
все эти три элемента. С клинической точки зрения
в большинстве случаев лучше рассматривать Ре-
бенка как неделимое единство, но в редких особых
случаях уместно анализировать этот аспект лич-
ности более подробно. Именно эта внутренняя

структура решительным образом отличает феноме-


нологического Ребенка от концептуального психо-
аналитического Это. Можно сказать, что рис. 17,6
представляет структурный анализ второй степени.

В очень редких случаях можно выполнить струк-


турный анализ третьей степени. Ребенок, который
в два-три года сосет палец, может иметь примитив-
ного Родцтеля (эмбрион Родительского состояния
Я) и Взрослого и может иногда возвращаться в
1 состояние Я, которое, предположим, воспроизводит
( травматизм ранее произошедшего отнятия от груди.
1 Таким образом, мы будем иметь (рис. 17,в) Ребен-
1 ка (травматизм отнятия от груди), который сам
- является архаическим аспектом Ребенка (ребенок
шести лет). Ситуация, сходная с картинкой на
пачке дрожжей: девушка держит пачку дрожжей,
на которой изображена девушка, держащая пачку
дрожжей, и так до бесконечности. Рис. 17,в вос-
производит анализ третьей степени такой серии
развития.

Если теперь перейти к анализу Взрослого, ока-


жется, что во многих случаях некоторые Детские
черты интегрированы в состояние Я Взрослое не
в форме процесса заражения. Механизм этой инте-
грации еще до конца не прояснен, но можно за-
метить, что некоторым из этих качеств свойственны
обаяние и открытость, характерные для детей.
И рядом наблюдается такое чувство ответственности
за все человечество, которое называется классичес-
ким словом <пафос>. С другой стороны, наличеству-
ют такие моральные качества, которые присущи
людям, объединяющим в себе и взрослую ответ-
ственность, и мужество, и искренность, и честность,
и справедливость (кроме местных предрассудков).
В этом смысле можно говорить, что Взрослый со-
держит Детские и этнические качества, но это оста-
ется самой туманной областью структурного анализа;
не было возможности прояснить эти вопросы и
в клиническом плане. Тем не менее в академических
целях, а также для объяснения некоторых клини-
ческих явлений было благоразумно разделить Взрос-
лого на три зоны (аспекта). С трансакционной
точки зрения это значит, что каждая личность,
функционирующая как Взрослый, в идеале должна

проявлять три типа тенденций: персональную жи-


вость и привлекательность, объективную выработку
данных и этическую ответственность, что должно
выражаться в элементах археопсихики, неопсихики
и экстеропсихики, интегрированных в неопсихическое
состояние Я, может быть, в форме таких влияний,
которые описаны в главе XX.

Эта предположительная формулировка представ-


лена на рис. 17,г. В своем Взрослом состоянии
интегрированная личность очаровательна и так далее,
мужественна и так далее, каковы бы ни бьйи ка-
чества, которыми она обладала или нет в своем
Детском и Родительском состояниях Я. Личность
неинтегрированная может вновь стать очарователь-
ной и может чувствовать, что должна быть муже-
ственной.

Случай господина Труа иллюстрировал подроб-


ную структуру Родителя. Отец пациента, как прочие
человеческие существа, имел три типа поведения:
экстеропсихический, неопсихический, археоприхи-
ческий, и господин Труа в обычном Родительском
состоянии Я их воспроизводил. Как и у его отца,
у него были стройкие иррациональные предрассудки,
особенно в отношении детей; в то же время он
демонстрировал повышенную проницательность от-
носительно женщин, также воспроизводившую пове-
дение его отца; а по отношению к некоторым типам
женщин он впадал в своего рода садистскую игри-
вость, похожую на ту, которая заставила его мать
развестись с отцом.

Эти детали схематично представлены на рис. 17,д,


где фигурируют одновременно горизонтальное раз-
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница