Книга, несмотря на ее художественную форму, базируется исключительно на исторических фактах. Все в ней подлинно или произошло в действительности. И все это началось всего год тому назад. Э. Э



страница22/27
Дата22.04.2016
Размер4.9 Mb.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

Длинный переход пешком, и Хейдьюк опаздывал к месту встречи на четыре дня. Он мог бы удрать пешком, даже отсюда, где-то внизу должно быть место, откуда он мог бы спуститься по веревке с обрыва, но это означало бы бросить на произвол его призовой джип, со специальными дополнительными причиндалами, наклейкой «Гуру Магараджа», широкими колесами и приспособлениями для езды по пересеченной местности, топографическими картами, Библией, Книгой Мормонов (похищенной в мотеле «Пейдж»), и другими сокровищами, которые достались бы банде стражей порядка, охотящихся за ним. Не выйдет. Если бы только он мог удержаться от этого. А мог ли? Он снова посмотрел вниз со скалы. Это в самом деле был нависающий обрыв. И высота была действительно минимум сто пятьдесят футов. Он вспомнил поговорку доктора Сарвиса: «Когда ситуация безнадежна, волноваться не о чем.»

Он повернулся, чтобы посмотреть на своих преследователей. Епископ и его команда были в двух милях позади, поднимаясь медленно, но уверенно, на гребень. В тишине он мог слышать рычание восьмицилиндровых двигателей. Старые машины, зато мощные. Хейдьюк прикинул, что у него есть около десяти минут.

Епископ Лав был терпелив. Терпеливый, методичный и скрупулезный. Несмотря на то, что его лицо и шея пекли от ожога кофе, он не мог позволить ненависти повлиять на его озабоченность, беспокойство об этом человеке. Он видел, что волосатый ариец был в западне, хотя и на расстоянии, поэтому связался по радио, чтобы получить инструкции, и остановился. Ожидая остальных, он вышел из машины, и изучал в бинокль место, где должен был находиться джип, но, к сожалению, джип был скрыт большим можжевеловым деревом на краю скалы.

Лав знал, чтó лежит за скалой. Он сам когда-то обследовал эту самую дорогу, десятилетия назад, когда он участвовал в первой урановой лихорадке в 52-м году. Ты, дикий сукин сын, думал он, тут мы тебя поймаем. Он обнаружил какое-то движение в месте, где располагался беглец. Спокойно, сказал он сам себе, он вооружен и опасен.

Его люди подъехали и присоединились к нему. Они переговорили. Епископ Лав посоветовал приблизиться еще на милю, остановившись на дистанции ружейного выстрела. Отсюда они могли идти пешком, при оружии, идя широкой линией, чтобы избежать возможного побега беглеца вдоль гребня. Согласны? Его вопрос был простой формальностью, его предложения, учитывая иерархию церкви, имели силу приказа. Его напарники, все взрослые люди, имеющие свой бизнес, кивнули, как хорошие солдаты. Все, кроме младшего брата епископа, который, к сожалению, был джек-Мормоном.

И будьте осторожны, эта грязная скотина может иметь оружие. И может в запарке выстрелить.

Может связаться по радио с шерифом? сказал брат. Возможно неплохо будет иметь поддержку с воздуха. На случай если этот шельмец сподобится спуститься со скалы.

Пятидесятипятилетний епископ посмотрел с юмором и сарказмом на младшего сорокашестилетнего брата.

Думаешь, нам нужна помощь, Сэм? Как он спустится вниз?

Я не знаю.

Может позвонить в полицию штата? ВВС? Национальную гвардию? Вертолеты? Танки?

Их напарник хихикнул, сбившись с шага от смущения. Крупные мужчины, сильные, сообразительные; двое из них держали бензоколонки и станции техобслуживания в Бландинге; один держал мотель в деревне Блафф; один держал ранчо и загон для откорма скота в засушливом месте возле Монтичелло; брат епископа работал главным инженером на насосной станции газовой компании Эль Пасо в Анет, юго-восточнее Блендинга (очень ответственный пост).

Что касается епископа Лава, поисково-спасательная деятельность была для него только хобби; он был не просто епископом в церкви, он также служил председателем в совете округа, планировал быть избранным в Ассамблею штата Юта и выше, владел агентством Шевроле в Блендинге, несколькими урановыми шахтами  действующими и закрытыми (включая старую в Дир Флэт над Нэчурал Бриджес), и половиной акций в пристани для яхт в Холл Кроссинг. И восемь детей. Занятой человек, возможно, слишком занятой. Его врач, глядя на кардиограммы епископа, советовал ему дважды в год отдыхать, а он отвечал, что отдохнет, когда будет время.

Ладно,  сказал младший брат,  я пошутил. Все равно надо звонить в офис шерифа.

 Мне не нужна ничья помощь,  сказал епископ.  У меня есть депутатские полномочия, которыми я собираюсь воспользоваться. Я хочу самому разобраться с этим патлатым хулиганом там наверху, и я сделаю это сам, если придется. Вы, парни, можете ехать домой, если хотите.

Ладно, епископ,  сказал владелец мотеля,  не возвращаться же. Мы все идем с тобой.

 Точно,  сказал владелец ранчо.

 Только скажи что ты задумал, когда мы его возьмем?  спросил брат.

Епископ улыбнулся, и бережно, осторожно дотронулся до своего горящего лица.

 Сначала я возьму свои кусачки и удалю пару его ногтей с пальцев ног. Потом его задние зубы. Потом я спрошу его, где Редкий Гость, и доктор Сарвис, и та маленькая шлюха, которую они везде таскают с собой. Возможно мы поймаем всех на Манн Экт, подумайте  пересечь государственную границу с аморальными целями. Затем мы доставим всю банду сами, и нам не нужна ни помощь шерифа, ни полиции. Больше мне сегодня делать нечего. Вы, ребята, со мной?

Все согласились, кроме брата.

 А ты?  спросил епископ.

 Я иду,  сказал он. Кто-то должен сдерживать тебя, Джей Дадли, или следующее, что мы услышим, это то, что ты баллотируешься в губернаторы.

Все, включая епископа, улыбнулись.

Я вернусь к этому позже. Сейчас давайте выгоним кролика из кустов.

Они вернулись в машины и сделали, как планировали. Около мили до точки, где скрывался беглец, они вылезли из машин. Все были хорошо вооружены  винтовки, карабины, пистолеты. Лав отдал распоряжение, и все члены его команды растянулись цепью на всю ширину гребня. Он взял бинокль и посмотрел где дичь, но рельеф мешал обзору. Он посмотрел с другой стороны  его люди были готовы, глядя на него. Он сделал движение вперед правой рукой, сигнал капитана команды к началу действий. Все пошли вперед, пригибаясь, прячась за можжевеловыми кустами, держа оружие наготове. Брат епископа, Сэм находился ближе к нему.

Жара полудня в округе Сан Хуан  в воздухе пахло грозой, облака на юговостоке были чем-то бóльшим, чем просто декорацией, солнце отражалось в камне, деревьях, острых листьях юкки. Ни один не заметил пустынные бархатцы, пурпурные астры, цветущие подсолнухи там и сям, в песчаных островках среди скал. Команда была занята более интересной игрой.

 Ты взял свои наперстянки сегодня, Дадли?

 Да, Сэм, взял.

 Я просто так спросил.

 Ладно. А теперь заткнись.

Епископ Лав загнал патрон в патронник своего карабина и взвел курок. Он получал удовольствие; так он себя не чувствовал со времен дней зачисток в Окинаве. Тогда он был лейтенантом Лавом, командиром взвода, Бронзовой Звездой, завоевывая хороший военный стаж, чтобы потом использовать его. В глубине души он даже на мгновение испытал симпатию к пойманному японцу, который прятался на краю скалы, замочив штаны от страха.

Поисково-спасательная команда наступала тактически грамотно, двое шли впереди, крадучись, пока остальные стояли, готовые открыть огонь прикрытия в случае необходимости. Но никакой стрельбы со стороны, где скрывался беглец, не было. Команда приближалась, до края оставалось меньше четырехсот ярдов, деревья стали реже. Шестеро людей крались, видя друг друга, прислушиваясь, останавливаясь, выжидая.

 Я слышал мотор,  сказал брат.

 Это невозможно, Сэм,  ответил епископ. Он хотел использовать бинокль, но было так близко, что он не решился опустить оружие.

 Я ничего не слышу.

Они прислушались. Ничего не было слышно, ни одного звука, только шум ветра в можжевельника да случайное чириканье птиц.

Мне кажется, я слышал,  сказал брат.  Ты сказал, что он за тем деревом?

Да.

 Я не вижу джип.



Он там, не волнуйся, епископ посмотрел налево, затем направо на своих людей. Они ожидали, глядя на него. Все были вспотевшие, краснолицые, но твердые. Епископ повернулся в сторону края обрыва, к последнему можжевеловому дереву, которое было почти закрыто остальными деревьями. Он сложил ладони рупором и крикнул:

 Эй, наверху! Рудольф, или как там тебя! Слышишь меня?

Никакого ответа, кроме дуновения ветра, удаленной трескотни соек, мягкое уханье большой совы из-под обрыва.

Епископ снова крикнул:

Спускайся лучше вниз, Рудольф. Нас шестеро. Отвечай, или мы будем стрелять,  он подождал.

Никакого ответа, кроме еще одного уханья совы.

Епископ поднял оружие, кивнул своим людям. Они прицелились и выстрелили, все, кроме брата, по высокому можжевельнику, который затрясся от попавших пуль.

Епископ поднял руку.

Прекратить огонь.

Эхо от выстрелов прокатилось вдаль, вниз, через Долину Богов, затихнув перед стенами и выступом плато в пяти, десяти, двадцати милях отсюда.

-Рудольф!!!крикнул епископ.Ты спускаешься? – он подождал. Ничего в ответ, кроме птиц. Прикрой меня,  сказал он брату.  Я хочу вытащить этого дьявола оттуда.

 Я пойду с тобой.

Останься,  шепотом,  это приказ.

Не говори ерунду, Дадли. Я иду с тобой.

Епископ Лав сплюнул на землю.

Ну ладно, Сэм, убьют тебя, не обижайся.

Он крикнул остальным четырем:

 Прикройте нас.

Брату:

Идем.


Они крались от дерева к дереву до последнего клочка земли, пока не дошли до края обрыва. Никого.

Не было сомнений в том, что он исчез. Рудольф скрылся. Его джип также испарился. Ничего не осталось, кроме одинокого можжевельника, потрескавшегося куска песчаника у его основания и несколько капель смазки, кусочков металла на земле.

Его нет, сказал брат.

Это невозможно.

Даже джипа нет.

Я вижу, не слепой, черт побери.

Епископ Лав поднялся на колени, уставившись на определенное, явное, ощутимое, почти прощупываемое, очевидное наличие отсутствия. Пот капал у него из носа. Но это же невозможно!

Они подошли к краю и заглянули вниз. Все видели то, что было внизу: уступ из голого камня футах в ста ниже, изрытая бесплодная земля, ущелья, овраги, сухие русла ручьев, пески и валуны до Комб Вош, высокий отвесный фасад Комб Ридж за стеной, горы за грядой. Сэм улыбнулся брату:

Ну что, губернатор..?

Заткнись. Я пытаюсь понять…

Впервые за это время…

Заткнись. Давайте присядем здесь в тени и подумаем, что могло произойти.

Может быть сейчас связаться по радио с шерифом?

Епископ Лав вырвал стебель травы и стал ковырять им в зубах. Сидя на корточках он чертил палочкой на земле.

 Я позвоню шерифу, когда поймаю этого гада,  сказал он. Его и его чертовых друзей. Тогда я позвоню шерифу. Не раньше.

Ладно, отлично. Давай поймаем их. Как?

Епископ прищурился на солнце, нахмурился, глядя на брата, еще раз посмотрел на дерево и снова на каменистую землю под своими ботинками. Он жевал, чертил на земле и думал.

 Я работаю над этим.

25

Остановка для отдыха.



Эй, ну и что случилось потом? она смотрела на него влюбленными глазами, разинув рот от изумления.

Ты был там, сказал Док,  в западне на краю стофутовой скалы…С епископом и шестью его фанатичными сторонниками, вооруженными до зубов и с местью в сердцах…

Да, было дело,Джордж откупорил шестую банку «Шлица» за последние полчаса.

 Нет пути вниз и нет пути назад…

Да, точно. Шестеро против меня одного. Да. Дерьмо,  он опрокинул банку себе на лицо. Они слушали ужасные глотающие звуки, смотрели на его прыгающий кадык, Смит, поворачивая вертел с их ужином, задумчиво улыбался, глядя на пламя. Доктор Сарвис потягивал «Вайлд Терки» с дорожной водой, Бонни Абцуг курила свой «Овалтайн».

В вечерних тенях, под пятнами света и тени, отбрасываемой маскировочной сеткой с сосен, стоял припаркованный пикап Смита; рядом с ним был помятый, голубой джип, его багажник, крытый брезентом грузовой отсек был покрыт дюймовым слоем темно-рыжей пыли. Кроме того, в лобовом стекле была неровная зазубренная пробоина, размером с футбольный мяч.

 Ну?

 Что ну?



 Что ты сделал?

 Когда?


 Ладно, Джордж!

Джордж выпил банку пива. Смит смотрел на него. Он подмигнул Смиту, посмотрел на Бонни и Дока.

 О, Боже, это сложная история. Вам не понравится слушать ее целиком. Скажем так  я спустился оттуда, и доехал до Комб Вош, выехал на дорогу, и вот я здесь.

Они уставились на него в тишине. Бонни передала сигару. Док закурил свежую «Марш-Вилинг». Редкий Гость повернул вертел.

 Ладно,  сказала Бонни,  забудем об этом. Поговорим о чем-нибудь еще. О чем мы поговорим?

 Но если вы настаиваете…

 Нет, нет, все в порядке.

 Если вы настаиваете,  сказал Смит,  ты спустил его вниз на лебедке.

 Конечно. Как же иначе.

Джордж гордо улыбнулся им всем после короткой паузы, последовавшей за очередной банкой пива. Он выглядел истощенным, грязным, голодным, его глаза были красными от солнца и переутомления, с кругами вокруг глаз, как у енота. Тем не менее он не был готов сдаться. Слишком устал, чтобы спать, объяснил он.

Так что там насчет девушки?

 Лебедки,  сказал Хейдьюк, вон та штуковина спереди. Там есть сто пятьдесят футов веревки. Больше ничего.

 Подожди-ка,  сказал Док.  Ты хочешь сказать, что спустил этот джип вниз на лебедке со скалы?

 Ага.


 С отвесной скалы?

 Не очень-то просто это было.

 Это то, что скалолазы называют «свободный спуск»,  объяснил Смит.

 Свободный спуск? сказал Док. Что ты имеешь в виду?

 Спуск на веревке. Rappel de corde, пояснила Бонни. C'est un moyen de descendre une roche verticale avec une corde double, récupé­rable ensuite.

 Точно,  сказал Хейдьюк.

 Мы часто это делаем,  сказал Смит. Но не с джипами. Вообще-то с джипом никто этого раньше не делал, насколько я знаю, и если бы я не знал, что Джордж  честный человек, я бы пожалуй был бы склонен подозревать искажение фактов. Не ложь, нет, я никогда не подозревал Джорджа в чем-то похожем, но, может быть, ну…

 Упрощение правды,  предложила Бонни.

 Да, может быть даже переупрощение в какой-то мере.

 Ага,  сказал Хейдьюк. Не хотите верить, не надо. Но вот джип, перед вашими чертовыми глазами.

Он вернул Бонни ее косяк.

 Выглядит как тот самый джип,  признал Смит. Но не должен быть. Это может быть один из тех, называемых reasonable fact-similes. Но я не говорю что это невозможно. Я вытаскивал на лебедке мой пикап вверх и вниз по крутым склонам, но я никогда не делал свободный спуск на веревке с пикапом.

 Отлично, сказал Док. Давайте допустим, только из-за новизны метода, что Джордж не врет. Но у меня есть несколько технических вопросов. Я не знал, что лебедку можно использовать в обратном направлении.

 Это не было бы большим недостатком, если бы даже и было невозможно,  сказал Хейдьюк.

 И ты закрепил трос за можжевеловое дерево?

 Именно.

Бонни открыла рот, чтобы перебить его.

 Но… Хейдьюк опустошил очередную банку и взял следующую.

 Слушай, ты хочешь услышать всю историю целиком? Тогда закрой рот и слушай. Когда я увидел епископа и его людей и прикинул, что у меня есть время, я вынул мою горную веревку и измерил высоту спуска. Длина веревки сто двадцать футов. Высота обрыва была примерно сто десять. Если бы спуск был семьдесят пять футов или меньше, я не смог бы спустить джип. На лебедке было сто пятьдесят футов троса, запомните это. Я не мог перебросить трос за ствол можжевельника и зацепить крюком движущийся конец троса за раму и спустить джип вниз…

 И спилить дерево,  сказал Смит.

 Да. Возможно. И когда я спустился бы вниз, я не смог бы отсоединить трос и забрать его без проблем. Но было слишком высоко. Это значило, что мне пришлось бы оставить конец троса наверху, зацепленным за дерево. Это значило, что мне нужно было придумать что-то другое, чтобы забрать трос, когда я спущу джип вниз.

 Почему ты не захотел отсоединить трос от лебедки когда достиг бы земли?спросил Док.

 Не уверен хватило ли бы мне времени. Кроме того, этика скалолаза не разрешает оставлять трос наверху когда ты достиг низа. Кроме того, я не хотел, чтобы епископ Лав узнал где я, или как я спустился, или спустился ли я вообще. Я хотел бы, чтобы он подумал над этим несколько следующих лет. Поэтому мне нужно было забрать веревку с собой. Единственный вопрос был как именно. Пока я над этим думал, я прочно закрепил все внутри джипа, и повернул джип, чтобы он стоял между деревом и обрывом. Все это время епископ и команда приближались к краю скалы, но у меня было как минимум пять минут времени. Они не спешили. Затем они остановились в миле от меня, вышли и начали трепаться, затем пошли к скале, готовые к бою, но не очень ловко, я мог бы убить любого из них, если бы захотел. Но, вы знаете.. плохой ПиАр.

 Заканчивай свой сказ, сказала Бонни,  и давай поедим.

 Так вот, время у меня было. Я зацепил трос лебедки вокруг ствола можжевельника. Привязал конец моей веревки к крюку троса  там такой большой крюк, можете посмотреть, если все еще не верите мне.

 Не отклоняйся от мысли.

Улыбаясь, сияя от нескрываемой любви, Бонни обглодала рыбину и спрятала остатки в коробку из-под «Тампакса».

 Продолжай.

 Я перевел джип на нейтральную, завел мотор и подал джип назад к краю достаточно, чтобы подтянуть провисшую часть троса  около четырех футов. Лебедка сейчас на замке, посмотрите, и джип повис так, что передние колеса были на скале, а задние нет, двигатель на холостом ходу. Затем я запустил лебедку на реверс и поехал вниз.

 Ты поехал вниз? По воздуху?

 Да.

 А если бы лебедка отказала?



 Она не отказала.

 Нет, ну а если бы отказала?

 Я бы спустился по веревке.

 Понятно,  сказал Док. – Сколько весит твой джип?

 Около трехсот пятидесяти футов со всем барахлом и топливом.

 И лебедка выдержала?

 Это хорошая лебедка. Боевая. Конечно, мы слегка вращались по ходу спуска и это меня очень беспокоило. Я боялся, что трос перекрутится дважды, но мне повезло.

Смит свернул себе кебаб (мясо, дольки помидоров, перец, лук  не слишком хорошо для людей с деревянной обувью) посмотрел вниз на края каньона, поросшие лесом плато, удаленную дорогу, ведущую с востока.

 Джордж, сказал он,  ты  это что-то с чем-то.

Хайдьюк открыл еще пива. Предпоследняя банка. Была еще одна. Каждая следующая банка была предпоследняя. Он сказал:

 Я слегка вспотел, могу вам сказать. Мы шлепнулись прилично о землю, но ничего не поломалось. Я затормозил джип, дал лебедке отмотать трос, чтобы он ослабел, хорошо дернул за мою веревку, освободил крюк и отпустил веревку. Трос брякнулся, как тонна кирпичей, и веревка упала следом. Падая, крюк пробил мне ветровое стекло и разбил кое-что внутри, но я не жалуюсь.

Может мне следовало спрятать джип под карнизом, но я не мог тогда думать ни о чем. Я чувствовал себя чертовски хорошо. Когда трос упал, я закатил джип под карниз, чтобы сверху не было видно, и втащил трос. Потом мы ждали. Долго ждали.

 Кто это мы?спросила Бонни.

 Я и мой джип.

Смит стал снимать ужин с вертела.

 Угощайтесь, друзья.

Док сказал:

 Они тебя там внизу не могли увидеть?

 Там была такая ниша в скале. Как пещера. Они никак не могли увидеть меня или джип со скалы. Но они торчали там целый день. Я слышал как они там ругались, в основном больше всех говорил, конечно, Джей Дадли. Моя основная проблема была сдержаться от смеха. Под вечер они уехали. Я слышал шум их моторов. Потом я намотал трос на лебедку и поехал вниз в Комб Вош. Это заняло у меня остаток ночи. Утром я спрятался под тополями. Когда ничего не случилось до обеда, я приехал сюда. Давайте ужинать.

 Джордж,сказал Док.

 А?

 Джордж…



 Ну?

 Джордж, ты что, в самом деле думаешь, что кто-то поверит твоей истории?

Хейдьюк улыбнулся.

 Конечно нет. Давайте есть. Но когда ты увидишь сыщика, спроси, что случилось с Рудольфом Рыжим.

Deus ex machinn – сказала Бонни.

Они ели и пили, смотрели на зарево заката в сумерках. Доктор Сарвис прочел лекцию о мегамашинах. Огонь стал угасать. Самодовольный и победительный Хейдьюк, погрузившись в раздумья, смотрел на тлеющие угли можжевельника и вспоминал лицо епископа. Он рисковал своей жизнью для смеха? Да, и это того стоило. Редкий Гость был спокоен, но внимателен, он смотрел на запад на спокойный закат, южнее в сумеречные каньоны, восточнее в ночные холмы, Элк Ридж, горы Эйбахо. Не боясь, не волнуясь, но будучи настороже.

Слишком уж было хорошо, и это ему не нравилось.

Хейдьюк зевнул, наконец успокоившись. Бонни открыла еще одну банку пива для него.

 Есть время отдохнуть, старик.

Доктор Сарвис вытер руки тряпкой и пристально посмотрел на красно-золотистое облачное небо.

 Молодец, Яхве.

 Погода налаживается, сказал Смит, проследив за взглядом доктора. Он послюнил палец и выставил его на ветер. Ветер в порядке. Будет небольшой дождик, а может и нет. Нельзя зависеть от погоды, как говорил мой отец, когда ему не о чем больше было говорить, что случалось довольно часто.

 Я иду спать,  сказал Хейдьюк.

 Что я хотел сказать,  продолжил Смит,  считаю, мы должны быть настороже с этого момента, я буду сегодня первый на карауле.

 Разбуди меня в полночь,  сказал Хейдьюк, и я тебя сменю.

 Джордж, ты лучше поспи, я подниму Дока.

 Как насчет небольшой дружеской игры?сказал Док.  Очко, орлянка, кости?Ответа не последовало.

 Док пьян,  сказала Бонни, разбуди меня.

 Вы с Джорджем будете сторожить завтра ночью.

Бонни уложила Хейдьюка в гнездо, любовно приготовленное ею накануне  их спальные мешки, застегнутые молниями вместе на паре шкур под сладким воздухом сосен.

 Я не знаю,  сказал Хейдьюк.

 Не знаю что?

 Нужно ли нам делать это. Сегодня.

Голос Бонни задрожал.

 Почему нет?

Хейдьюк колебался.

 Ну… Док здесь.

 Ну и?


 Ну, не будет ли ему… Я хочу сказать  Док ведь все еще тебя любит, да? Я имею в виду… о Господи Иисусе!

Бонни насмешливо посмотрела на Хейдьюка, глаза ее широко раскрылись. Он мог чувствовать запах ее одеколона  как она это называет  L'Air du Temps. Это значит  северный край. Кейп Ройал. Пойнт Саблим.

 Такая деликатность,  сказала она. Она сгребла его за рубашку. Слушай, Хейдьюк, ты слюнтяй, дурачок. Док не такой как ты, он  взрослый мужик и принимает тот факт, что мы  любовники, нам нечего прятаться.

 Ему что, все равно?

 Все равно что? Ему не все равно, что со мной и что с тобой. Он достойный человек. Чего ты боишься?

 Я не знаю. Он не ревнует?

 Нет, он не ревнует. Давай, ты или спишь со мной, или тратишь весь вечер на разговоры. Определяйся быстрее, мне противны хлипкие мужики.

Хейдьюк обдумывал ситуацию еще пару секунд. Грубое и жесткое лицо смягчилось, он застенчиво улыбнулся.

 Ладно, черт… Я малость устал.

Позже, среди ночи, когда Док варил кофе, медленно доводя его до кипения на тлеющих углях, Хейдьюк внезапно проснулся оттого, что несколько легких капель упало ему на лицо. Он очнулся от беспокойного сна и уставился на чернильное небо без звезд. На мгновение он почувствовал ужас. Потом он почувствовал мягкое теплое тело Бонни возле себя, и покой и мир вернулись к нему вместе с чувством юмора.

 В чем дело, Рудольф?сказала она.

 Дождь.


 Ты с ума сошел, какой дождь? Спи.

 Был дождь, я чувствовал.

Она высунула голову из мешка.

 Темно, все в порядке, но дождя нет.

 Минуту назад был. Я уверен.

 Тебе приснилось.

 Я Рудольф Рыжий, или нет?

 Ну и?


 Ну и, черт побери, Рудольф Рыжий знает, что такое дождь, дорогуша.

 А ну повтори?

Рано утром, в облачном солнечном небе они услышали звук самолета.

 Не двигайтесь,  сказал Смит. Все, за исключением Хейдьюка, завтракали под деревьями, под углом маскировочной сетки.И не смотрите вверх. Где Джордж?

 Спит.

 Он под сеткой?



 Да.

Смит посмотрел на угли вчерашнего костра. Холодные и потухшие. Завтрак они готовили на примусе. Он прогудел, пролетел мимо на небольшой высоте в сторону Хайт Марина на Лейк Пауэлл, Смит проводил его глядя в бинокль.

 Ты что-то увидел?сказал Док. Он думал об инфракрасных датчиках на самолете. Он них не спрячешься.

 Не смог прочесть опознавательные знаки. Но это не полиция или Эс Оу. Возможно кто-то из поисково-спасательной службы. Элдон летает на самолете. Лав тоже, подумайте об этом.

 Так что нам делать?спросила Бонни.

 Оставаться под деревьями и смотреть за дорогой внизу. Прислушиваться к самолетам.

 Я бы сказал, нам надо как-то развлечься, чтобы убить время, сказал Док. Как насчет поиграть в карты?

Ответа от жертв не последовало.

 По 25 центов? Тут есть стол…

Смит вздохнул.

 Три правила, которым учил меня мой отец. Сынок, говорил он, во первых, никогда не ешь в заведении под названием «У мамы». Во-вторых, никогда не играй в карты с человеком по имени Док, он остановился.  Сдавай на меня.

 А третье правило?спросила Бонни.

 Я никогда не могу его вспомнить, и это меня беспокоит.

 Хоть изредка, положи свои деньги себе в рот и заткнись.

Док смешал карты, они шелестели, как осенние листья, как шторы в испанском борделе, венецианские жалюзи, в пятницу вечером в Тонопа, журчащий ручей, приятный и невинный.

 Нам нужно еще одного игрока.

 Пусть парень поспит. Поиграем, пока он не проснется.

Десять минут спустя самолет вернулся, медленно пролетел в двух милях к северу и скрылся над Елк Ридж, полетев в сторону Блендинга или Монтичелло. Тишина восстановилась. Игра продолжалась, в жаре и влажности в тени деревьев под мрачным небом, вдали от поросшей лесом равнины за дорогой в Хидден Сплендор. Хейдьюк присоедился к ним около полудня.

 Где магний?

 Похоронен.

 Кто?!

 Док.


 Все равно, сдавай.

Тот же, или другой самолет снова пролетел мимо и возвратился, в четырех милях к югу.

 Сколько еще раз этот долбанный самолет будет тут летать?

 Спорим. Четыре раза.

 Десять центов.

 Повышаю.

 Согласен. Что у тебя?

 Тузы.


 Флеш. Кто смотрит за дорогой?

 Я смотрю. Сдавай.

 Сколько?

 Три карты.

 Три.

 Одну.


 Сдающий берет две.

 Смотри за этим ублюдком. Твоя ставка, Абцуг.

 Не трогай меня, я нервничаю.

Итог игры: Абцуг проиграла все.

 Это нечестная, скучная, дурацкая игра, сказала она,  и если бы у меня был мой набор «Скраббл», я бы вам, пижонам, показала настоящую игру.

Следующим должен был сторожить Хейдьюк. Было время сиесты.

Все, кроме Смита спали. Он поднялся на холм над рудником, сел на валун в тени сосен, достал бинокль и стал смотреть.

Он мог видеть пространство миль на сто. Воздух был чист, небо было покрыто тяжелыми облаками, было безветренно. Покой впечатлял. Пятна солнца лежали на незнакомой земле, волны тепла, дрожащие как вода, плыли над каньонами. Было около ста десяти градусов в тени там внизу. Он видел Шипрок, гору Ют, Монумент Вэллей, Навахо Маунтейн, Кайпаровиц, рыжие стены каньона Нэрроу, темный желоб реки Дёрти Девил Ривер. Он видел пять пиков гор Генри  Эллсворт, Холмс, Хиллерс, Пэннелл и Эллен  торчащих позади лабиринта каньонов, куполов песчаника и башенок Глен-Каньона. Гиблое место потерять здесь корову. Или сердце. Гиблое место, думал Редкий Гость, что-то здесь потерять… точка.


26

Мост: пролог перед финальной погоней.

Ладно, ладно, ладно, давай устроим это чертово шоу на дороге. Подними задницу, Док, вылезай на солнце, Абцуг, сваргань нам поужинать. Где Смит?

Сам сваргань, если так спешишь.

Черт подери, где Смит?

На холме, сейчас придет.

Сколько можно спать, солнце садится.

Что ты хочешь, чтобы я сделала? Спрыгнула с холма или еще что?

И то и другое.

Хейдьюк, лихорадочно возвращаясь к жизни после двадцати четырех часов реабилитации, качал примус, чтобы зажечь горелку. Он заглянул в их большой голубой общественный, видавший виды, кофейник, высыпал оттуда мусор и остатки кофе и мокрую дохлую мышь.

Как она попала сюда? Не говори Бонни.

Бонни – это я.

Не говори ей.

Он всыпал восемь столовых ложек кофе, залил воду, поставил кофейник на огонь.

Химикаты, химикаты, мне нужны химикаты.

Ты даже не собираешься промыть кофейник?

Зачем?

Там была дохлая мышь.



Я выкинул эту дрянь. Ты видела меня. О чем волноваться? Она была дохлая. Давай, почисть картошку. Открой банку чили. Нам надо как-то поесть, в конце концов, – вытащив похожий на армейский нож из ножен, Хейдьюк порезал двухфунтовый кусок бекона ломтями, положил их на сковороду. Они тут же начали шипеть.

Кто это все будет есть?

Я. Ты. Мы все. Нам предстоит трудный вечер.

Он начал открывать четыре банки чили.

Ты откроешь чили, или я должен все делать сам? Свари яйца, ты женщина, должна в этом понимать.

Почему ты в таком паршивом настроении?

Я нервничаю. Я всегда в таком настроении, когда я нервничаю. Ты меня заставляешь нервничать. Скажу больше, выводишь из себя.

Извини.


Извини? Я не верю своим ушам, это первый раз, когда я от тебя слышу это слово. Это все, что ты можешь сказать?

Я забираю его обратно.

К ним присоединились Редкий Гость Смит и доктор Сарвис. Они начали обсуждать План. Для Хейдьюка и Смита предполагалась работа с мостом, или мостами, в зависимости от времени, материалов и «местных условий», для Абцуг и Сарвиса  работа на карауле, по одному с каждого края. Какой из трех мостов разрушить вначале? Они сошлись на наименьшем  мост через Белый Каньон. Второй, если хватит времени  будет мост Дёрти Девил. После этих двух обрушенных мостов центральный мост через Нэрроу Каньон, Лэйк Пауэлл, вышедшую из берегов Колорадо, станет бесполезным  к нему невозможно будет проехать. С ним или без него дорога  хайвей 95, соединяющий Хэнксвилл с Блендингом, восточный и западный берег озера Пауэлл, западный и восточный края каньона будут эффективно отрезаны друг от друга. Разделены. Разломаны. На несколько месяцев. Возможно лет. Возможно навсегда.

А если людям эта дорога нужна?спросила Бонни.

Эта дорога нужна только местным, сказал Смит, а также буровым фирмам и людям, вроде епископа Лава. И департаменту дорог, ведь строительство дорог  их религия. Никто больше никогда не слышал о ней.

Я просто спросила,  сказала Бонни.

Вы закончили свою дурацкую философию? сказал Хайдьюк. Окей. За работу. Док и Бонни, найдите что-нибудь, из чего можно изготовить дорожные знаки. Нам нужно четыре больших знака «ДОРОГА ЗАКРЫТА: МОСТ». Нам не нужны туристы в Виннебагосе, сующие нос в Дерти Девил Ривер. Не хотелось бы увидеть поисково-спасателей в своих летающих жестянках над Уайт Каньон Гордж, правильно? Или мы хотим? Краски нам хватит?

Почему мне вечно поручают нудную и неинтересную работу?заныла Бонни.

У нас целый ящик аэрозольных красок,  сказал Смит.

Хорошо. Я и Редкий начинаем работать с термитным тиглем. Нам понадобится примерно около…

Почему?заныла она.

Потому, что ты женщина. Около четырех картонных круглых коробок. Возможно, шесть. Где барахло?

В тайнике.

Так я и думала, сказала Бонни.

Послушай,  терпеливо объяснил Хейдьюк,  господи, ты бы лучше ползала там под мостами, внизу, где крысы и скорпионы.

Я лучше буду рисовать.

Тогда заткнись и работай.

Хорошо. Кто будет мыть посуду?

Все этим всегда кончается, сказал Док,  я помою тарелки. Хирург должен иметь чистые руки… как-нибудь.

Надо спрятать наш лагерь, сказал Хейдьюк,  чтобы никто не знал, что мы здесь были.

На чем поедем?спросил Смит.

Хейдьюк подумал.

Возьмем оба. Возле Каньона разделимся, если нас засекут. И будем иметь замену, если один сломается. Нам много чего надо тащить с собой.

Спокойно, без спешки и хаоса, они погрузили свои вещи в пикап Смита, оставив напоследок огромную камуфляжную сетку. Они сожгли и расплющили консервные банки и бросили их в яму на месте костра (удобрили землю). Они зарыли угли в эту же яму, подмели это место и прикрыли его можжевельником. Почерневшие камни они побросали в пропасть.

Бонни и Док слезли возле старой шахты, держа молотки и краски в руках. Они нашли листы фанеры и фибролита и изготовили знаки, шесть на десять футов, гласящие: «ВНИМАНИЕ! ДОРОГА ЗАКРЫТА, СПАСИБО.»

Они сделали несколько стоек, два на четыре фута, чтобы повесить на них знаки и привязали знаки к трубам каркаса джипа Хейдьюка.

Хейдьюк и Смит выкопали материалы для термита из тайника под деревьями: 45 фунтов стружки оксида железа, 30 фунтов алюминиевой пудры, 10 фунтов перекиси бария, 22,5 фунта порошка магния, все это упаковали в круглую коробку с металлическими торцами.

Это все, что есть?спросил Хейдьюк.

Этого что, не хватит?

Надеюсь.

Что ты имеешь в виду?

Я имею в виду, что я не знаю, сколько понадобится, чтобы прожечь секции моста.

Почему бы не взорвать их?

Для этого понадобилось бы в десять раз больше динамита,  Хейдьюк поднял две картонки. Давайте перенесем это в джип. Нам понадобится что-то вроде большой кастрюли с крышкой, чтобы перемешать в нем состав.

Банки из тайника подойдут?

Да.


Почему не смешать все здесь?

Безопаснее будет смешать состав на месте,  сказал Хейдьюк.

Они запихнули, сколько влезло, в джип Хейдьюка  порошок, взрыватели, остатки динамита, остальное сложили в пикап Смита. Солнце зашло, закат угасал на темно-сером горизонте. Они сложили маскировочную сеть. Хейдьюк замел последние следы можжевеловым веником.

Поехали,  сказал он.

Смит и Док ехали в пикапе впереди, они вели машину очень медленно, с выключенными фарами, на протяжении десяти миль по грунтовке к хайвэю. Хейдьюк и Бонни ехали позади на перегруженном джипе. Разговоров не было, все было предусмотрено заранее. Если одна группа попадает в переплет, она предупреждает другую световыми сигналами.

Бонни переживала тяжелое чувство фатализма, вновь поселившееся в ней, оно отдавалось в сердце, под ложечкой. Она радовалась, что сегодняшний ночной рейд будет последним на долгое время. Я не чувствую ничего, кроме опасности, повторяла она про себя. Она покосилась на Хейдьюка, и не смогла подавить в себе рефлекс, выбросив банку из-под пива в окно. Она услышала, как алюминий звякнул о камень дороги. Ты, дрянь, подумала она, грязная падаль. Она вспомнила ночь и утро в застегнутом спаренном спальнике: другие ощущения. Принимала ли я таблетки сегодня? О, Боже! Короткое мгновение паники. То, что нам не нужно сейчас  маленький сбой с небес.

Она стала рыться в своей вышитой аптечке, нашла то, что нужно, бросила маленькую таблетку в рот и взяла открытую банку пива, открытого Хейдьюком. Его рука  чувствительное растение  неохотно выпустила банку.

Что ты приняла?подозрительно спросил он.

Кусочек радости, ответила она, полоща рот «Шлицем».

Лучше бы ты шутила.

Волнуюсь.

Мне бы твои заботы.

Фанатик зла. Никто никогда не говорил Джорджу о Большом Плане. План приостановить операции после сегодняшнего нападения на станцию энергоснабжения. Не прекратить, а приостановить. Никто никогда не осмеливался. И сейчас, определенно, было не время.

Также был вопрос межличностных отношений. Бонни не могла помочь им, с таблетками или без; она думала о днях и неделях, даже о месяцах и годах, которые пройдут. Что-то глубоко внутри нее жаждало смысла того, что предстоит впереди. Чего-то созревающего, такого, как свой дом, если такое могло прийти ей в голову. С кем? Действительно, с кем? Абцуг нравилось жить одной, часть времени, но она никогда не представляла, что она может провести остаток жизни в таком немыслимом изгнании.

Мы одиноки. Я одинока, думала она. Только ее нищета и любовь защищали ее от одиночества  темнота, окружавшая костер лагеря, это горькое страдание утраты. Джордж… если только этот гад захочет говорить со мной.

Скажи мне что-нибудь,  сказала она.

Отдай мое пиво.

Громадные стены песчаника вырастали слева от них, к югу от дороги. Дорожное покрытие закончилось; они ехали сквозь пыль от пикапа Смита, следуя за ним на запад сорок миль по грунтовой дороге, ведущей к трем мостам. Не было машин на этой заброшенной дороге, хотя вагонетки с рудой из урановых рудников оставляли изрытую как стиральная доска поверхность. Шум от джипа и грохочущего груза делали беседу затруднительной, но, поскольку беседы все равно не было, она знала, что он не возражал бы, угрюмый и погруженный в себя, сукин сын.

Они проехали заправку Фрай Каньон, продуктовый магазин, купающийся в мертвенно бледных огнях ртутных паров «огней безопасности». Никого. И езда по ветреному уступу из пустынных скал и песков в сторону Глен Каньона, Нэрроу Каньона, скалистой пустыни. Появились звезды, немного, в дымке облаков. Она с трудом видела дорогу.

Может фары включить?

Он не обратил внимания, или не расслышал. Хейдьюк смотрел на что-то впереди, вне дороги. Большие черные силуэты чего-то стального на фоне зеленого заката. Он включил и выключил фары четыре раза. Сигнал остановки. Он съехал с дороги и припарковался за небольшой группой деревьев. Он выключил двигатель, и услышал унылый монотонный звук далеко впереди.

Что это?спросила она.

Бульдозеры,он снова ожил, мрачность пропала. Два. Большие.

Ну?


Помножим их на ноль.

О, нет. Не сейчас Джордж. Как же мосты?

Подождут. Это ненадолго.

Ты всегда это говоришь. А потом исчезаешь на неделю. Черт!

Бульдозеры,  хрипло пробормотал он, сверкая глазами, потянулся к ней, воняя «Шлицем»,  это наш долг.

Он потянул к себе ящик с инструментами из-под сидения, поцеловал ее и вылез из машины.

Джордж!

Скоро буду.

Она сели и стала ждать в безумном отчаянии, глядя на голубой свет его фонаря в кабине бульдозера, который казался гигантом. Железные тиранозавры… Смит подошел к ней.

Что случилось?

Она качнула головой в сторону бульдозеров.

Так и думал,  сказал Смит. Я думал…

Его голос прервался рычанием двенадцатицилиндрового «Камминса».

Извини.

Смит испарился. Она слышала как они переговариваются: двое мужчин, кричащих под рев огромного двигателя. Смит спустился из бульдозера, где был Хейдьюк и залез в кабину другого; она видела свет его фонарика возле панели управления и услышала рев второго мотора. Через минуту оба трактора погромыхали параллельным курсом в темноту. Они были в пятидесяти футах друг от друга. Между ними была автоцистерна, рекламный щит фирмы БЛМ на столбах, и что-то вроде металлического ангара на салазках. Эти объекты внезапно ожили, приводимые в движение невидимой силой, и поехали между двух тракторов, как будто связанные невидимыми оковами. Рекламный щит упал, ангар покачнулся, автоцистерна покатилась в сторону, все это уменьшалось по дороге к краю пропасти (как она узнала позже) каньона Армстронга.

Сумеречные силуэты, пыльные Хейдьюк и Смит сидели за рулем тракторов, двигаясь вперед. Внезапно они оба очень быстро выпрыгнули из кабин, трактора уже неуправляемые, грохоча как танки, поехали в сторону каньона и неожиданно исчезли из вида. Цистерна, ангар, рекламный щит последовали за ними. Пауза для свободного падения. Яркая вспышка взрыва за обрывом, затем еще одна и еще. Бонни слышала грохот катящегося железа, деревьев, вырывающихся с корнем, камней и скал, падающих в каньон. Облака пыли поднимались над краем, превращались в пылающие красные и желтые огни, растущие откуда-то снизу.

Хейдьюк вернулся в джип, его слезящиеся от дыма глаза сияли от счастья. На голове у него была кепка с безобидной надписью, вышитой спереди:
CAT®

DIESEL POWER


Я хочу такую!она выхватила у него кепку и примерила на себя. Она сползла ей на глаза. Он открыл еще одно пиво.

Подтяни ленту сзади.

Он завел двигатель, вернулся на дорогу, и повел в холодную темень.

Ладно,  сказала она,  что там произошло? Где Редкий?

Хейдьюк объяснил. Они натолкнулись на лесоповал. Два бульдозера были связаны якорной цепью, прочной настолько, чтобы корчевать деревья.

Таким простым способом правительство очищало сотни тысяч акров можжевеловых лесов на Западе. Этой самой цепью, таким точно способом Хейдьюк и Смит очистили и сбросили в каньон все оборудование, которое было там. Что до Редкого, он ехал впереди в своем пикапе.

Хорошо,  сказала Бонни, но я не уверена, что этот фокус был очень умно выполнен.

Она оглянулась. Огонь пожара в каньоне становился ярче, в темноте ночи.

Этот пожар виден за пятьдесят миль. Команда сейчас примчится сюда, это точно.

Нет, сказал Хейдьюк,  они будут очень заняты расследованием пожара. И пока они тут будут заниматься этим, мы будем за тридцать миль в черной лагуне, занимаясь у них под носом плавкой мостов.

Они подъехали к первому мосту. Наконец-то. Смит и Док ждали их в темноте. Под мостами было по-видимому бездонная пропасть Белого Каньона. Перегнувшись через парапет Бонни услышала шум воды внизу, но ничего не увидела. Она взяла валун двумя руками и бросила вниз с моста, но слышала только бурлящую воду внизу. Она уже пошла было прочь, как вдруг снизу раздался грохот удара камня о песчаник, и несколько всплесков донеслось из ущелья. Склонная к боязни высоты, Бонни задрожала.

Абцуг!


Голубой свет затанцевал перед ней, выписывая восьмерки. Она повернула голову в сторону, чтобы глаза привыкли к свету.

Да?


Дай нам руку, детка.

Она нашла Хейдьюка и Смита, смешивающих состав в большой закрытой канистре: три части оксида железа к двум частям алюминия. Затем зажигающая смесь  четыре части перекиси бария к одной части порошка магния. Крепкое блюдо. Док Сарвис стоял поблизости, сигара дымилась у него в зубах.

Бонни была напугана этим безрассудством. Ее мальчики, казалось, забыли об опасности, окаменев от иллюзии власти.

Кто на часах?спросила она.

Ждали тебя, моя радость,  сказал Док.  Ты у нас как катализатор для этой пока не потревоженной смеси. Эта реторта порочит доброе имя этих химикатов.

Давайте что-то делать,  сказала она,  кто установит дорожные знаки?

Мы,  сказал Док. Ты и я. Но, одну секунду, я хочу посмотреть доктора Фауста за работой.

Эта партия готова,  сказал Хейдьюк.  Сейчас мне нужен караул. Мне нужно прожечь пару отверстий в проезжей части над основной аркой моста, по одной с каждой стороны. Идея в том, что мы доберемся до арок, установим термиты в отверстиях, подожжем их и дадим им протечь вниз на сталь. Они должны прожечь их, если смеси окажется достаточно. Может не получиться, так что будем смотреть внимательно.

Ты не уверен сработает или нет?

Я не уверен в том, что именно произойдет. Но должен быть шум и белое пламя.

Какая температура горения?

Три тысячи по Цельсию, около шести тысяч по Фаренгейту, правильно, Док?

Нет-нет,  сказал Док. Формула пересчета выглядит так: градусы по Фаренгейту эквивалентны девяти пятых градусов Цельсия плюс тридцать два. Три тысячи по Цельсию будет, так, прикинем, будет пять тысяч четыреста тридцать два по Фаренгейту.

Все правильно,  сказал Хейдьюк. Я хочу чтобы по всему периметру было безопасно. Караульные, ставьте дорожные знаки.

Команда начала работать. Док и Бонни вытащили два дорожных знака из джипа Хейдьюка и погрузили их в пикап Смита. Хейдьюк достал все, что ему было нужно  динамит, воспламенители, огнепроводные шнуры  из джипа, затем Смит увел его на запад. Док и Бонни проехали около мили на восток от моста на пикапе, и установили первый знак, затем еще четверть мили, где они установили второй. Они ждали.

Звук трех отрывистых свистков: опасность. Через секунду они услышали звук, сильный глухой удар  хорошо заглушенный  сильного взрыва.

И что теперь? спросил Док. Это значит что мост уже взорван? Как мы вернемся назад?

Бонни снова объяснила план. Они с Доком охраняют эту точку, с которой видно десять миль пустыни. Они будут ждать сигнала Хейдьюка что термиты приведены в действие и готовы к воспламенению. Смит, тем временем делает то же самое на западе от моста. После этого  звук второго взрыва.

После этого,  продолжила Бонни,  мы подбираем предупреждающие знаки с западной стороны и перевозим их через средний мост, через мост Дерти Девил и ставим их к западу от моста Дерти Девил. Затем Джордж работает с мостом Дерти Девил.

Просто,  сказал Док, просто.

Что за средний мост?

Мост через реку Колорадо.

Мне кажется Джордж сказал, что Колорадо временно перенесли.

Горящий глаз Дока, горящая дешевая сигара, огонек и затем расползающиеся клубы дыма, летящие к звездам.

Река все еще там, но она сейчас течет через водохранилище.

Что ты имеешь в виду?

Молчание.

Бонни, детка, что мы здесь делаем?

Молчание. Они смотрели на дорогу, на пыльный пикап на черном фоне земли, плато, гор. Старый месяц на небе позже, чем обычно. Вокруг ни одного огня человеческого жилья, ничего, ни звука. Только шепот ночного ветерка в перегретых за день скалах. Далекий-далекий звук реактивных двигателей на высоте 29 тысяч футов в небе на севере. Никуда не убежать от этого звука. Бонни посмотрела в сторону, откуда доносился звук и увидела маленькие движущиеся огоньки между звездами Кассиопеи. Возможно он летит в Сан-Франциско, может даже в Лос-Анджелес! Она почувствовала внезапный приступ желания.

Свист. Длинный, короткий, длинный. Надо возвращаться.

Оставив свои знаки на месте, Бонни и Док влезли в пикап и поехали обратно к мосту Белого Каньона, Бонни за рулем. Они нашли бетонную дорогу, по которой Бонни повела пикап вниз.

Посредине моста она остановилась, чтобы посмотреть на два стержня арматуры, вывернутых наружу как наэлектризованные волосы  черные, изогнутые, дымящиеся и горячие, воняющие нитратами и испаренной древесной массой. В этих кратерах силовые элементы моста выглядели незащищенными, огромные балки, которые должны были прослужить века. Здесь Хейдьюк установил свои «тигли», пятигаллоновые картонные коробки наполовину выглядывающие из отверстий. Каждая коробка на две третьих была полна термита, на верху каждого термита был двухдюймовый слой зажигательной смеси. В центре смеси был конец зажигательного шнура, примотанный лентой к краю коробки, чтобы он случайно не оторвался. Шнуры были отдельно протянуты к западному краю моста, где Джордж делал знаки фонариком вверх-вниз, а эти два идиота припарковались в центре моста. Зажигалка для шнуров была в его левой руке, сверкая как бенгальский огонь на 4 июля.

Где Джордж? сказал Док, оглядываясь вокруг сквозь очки.

Может быть это он там машет фонарем.

Чего ему надо?

Эй,  заорал Хейдьюк,  валите оттуда!

Это Джордж, сказала Бонни, нервничая. Она переключилась на пониженную передачу, но слишком быстро отпустила сцепление. Пикап дернулся и заглох.

Давай же!снова крикнул Хейдьюк, гневный, как живая бомба. Где-то позади него Редкий Гость Смит ждал, смотрел, слушал.

Дорогая Бонни,  сказал Док с симпатией.

Она завела пикап и поехала по обломкам. Они остановились в нескольких футах позади Хейдьюка посмотреть как он зажжет шнур.

Отъедьте,  сказал он.

Мы хотим посмотреть.

Отъедьте!!

Нет.


Ну ладно, Бог с вами.

Хейдьюк поднес зажигалку к первому шнуру, затем ко второму. Струйка дыма поднялась от каждого конца; порошок внутри лакированной оплетки горел быстро приближаясь к цели.

Что случится потом?спросила Бонни. Оно взорвется?

Хейдьюк пожал плечами.

Ты раньше не пользовался термитом?

Хейдьюк нахмурился, не ответив. Док курил сигару. Бонни ломала пальцы. Они втроем смотрели на две трубы термита в центре моста. Шнуры были не видны, только тусклый след горящего воска показывал движение огня.

Губы Хейдьюка двигались, он считал секунды.

Сейчас,  сказал он.

Сначала из одного, затем из другого контейнера появилось пламя. Зашипело. Пламя усиливалось, становилось ярче, стало ослепительно белым как сварочная дуга, так, что было больно смотреть глазам. Мост по всей длине осветился. Они слышали один за другим два глухих хлопка, крышки цилиндров вылетели наружу. Поток расплавленного металла, чистый и яркий как солнечный свет полился вниз на стальные балки. Было хорошо видно все внизу, каждая деталь скал была ярко освещена, вплоть до воды на дне каньона. Куски и брызги шлака падали в пропасть, ярко сверкали, разгоняясь, и падали в поток воды, поднимая брызги. За ними последовали куски горячего бетона и стали.

Расплавленная масса росла, как ужасная опухоль на балках моста, затем постепенно она начала охлаждаться, свет стал угасать, снова стали видны звезды.

Мост стоял по-прежнему, невредимый, простираясь над водой, над темной пропастью каньона.

Красный отблеск, похожий на огонек сигары Дока, оставался виден под мостом, как два красных глаза сквозь глазницы дороги. Были слышны звуки шипения, тихое потрескивание, сопровождаемое плеском огненных частиц, падающих в воду.

Ну,  сказал Док,  выдыхая дым, на мгновение два красных светлячка мелькнули в стеклах его очков, что ты думаешь, Джордж? Получилось или нет?

Хейдьюк нахмурился.

Мне кажется, что мы влипли. Пойдем, посмотрим.

Не ходи туда,  сказала Бонни.

Почему?

Может он вот-вот рухнет, весь мост.

Это именно то, что я хочу узнать.

Хейдьюк ступил на мост, попрыгал, прошел к тлеющему центру и заглянул в один из рукотворных вулканов, его лицо стало розовым. Бонни пошла туда же, за ней медленно шел Док.

Ну?

Далеко на востоке в небе зажглась зеленая звезда, упала и медленно погасла.



Падающая звезда,  сказала Бонни. Она загадала желание.

Они стояли и смотрели, как дети.

Больше похоже на ракету,  сказал Хейдьюк. Мне интересно, что там у нас, черт побери…

Они смотрели вниз в дыру на красный бледный шарик тепла и стали, глядя на светящуюся массу жевательной резинки на арке моста.

Не прожегся,  пробормотал Хейдьюк,  не прожегся насквозь.

Он посмотрел в другую дыру.

Все, что мы имеем, это всего лишь два пятна на балках моста. Мне кажется, я сделал сильнее, чем раньше,  он пнул дымящийся стальной прут.

Ладно, ладно,  сказал Док,  не горячись. Прочность этой стали уже не будет такой же. Вдруг кто-нибудь попытается перевезти трактор по мосту? Или бульдозер?

Сомневаюсь. Вряд ли. Нужен пластид, пластид, около двухсот фунтов пластида.

А если еще попробовать термит? Сколько осталось?

Я использовал ровно половину, остальное оставил для другого моста.

Бонни увидела пару фар, приближающихся с запада, со стороны плато Грязного Дьявола.

Это Редкий.

Так вот, – продолжил Док,  почему бы не сделать еще одну попытку с термитом? Полное и интенсивное лечение термитом? Лучше иметь один мост, чем ни одного. Прокатим по нему большой грузовик. Дорожный грейдер, возможно. Что угодно, что мы сможем найти со стороны Хайта.

Попробуем,  сказал Хейдьюк, глядя на приближающиеся огни.  Это не мой джип.

Три длинных сигнала прозвучали в воздухе со стороны поста Смита, сопровождаемые миганием фар. Потом еще один сигнал фар, и еще.

Пошли,  сказал Хейдьюк.

Куда?  спросила Бонни,  С другой стороны тоже кто-то едет.

Они повернулись и посмотрели. Две пары фар прыгали с восточной стороны.

Я думал, вы сказали, что тут нет движения по этой дороге ночью,  сказал Док Хейдьюку, смотревшему на огни.

Мне кажется нам лучше убраться отсюда,  сказал Хейдьюк. Он нащупал кобуру своего револьвера. По моему мнению, нам лучше будет уехать,  он побежал к пикапу.

Куда?! закричала Бонни на бегу, спотыкаясь об острый кусок бетона.

Док трусил сзади, держа свою шапку, сигару, очки, его большие ноги шлепали по дороге.

Нет причин для паники, нет причин для паники.

Хейдьюк и Бонни попрыгали в пикап, Хейдьюк завел мотор, Док залез последним и хлопнул дверью.

Куда?


Спросим Редкого,  сказал Хейдьюк, руля в темноту не включая фары, в сторону описывающего круги фонаря Смита.

Они нашли его стоящим на дороге возле работающего джипа, с тревожной улыбкой на лице, напоминающем клюв хищной птицы.

Как мост?

Все еще на месте.

Но ослабленный,  настаивал Док,  структурно ослабленный и на гране разрушения.

Может быть,  сказал Хейдьюк, но я сомневаюсь.

Эти люди приближаются,  напомнила Бонни,  обсудим мост позднее.

Какой план побега? спросил Хейдьюк у Смита.

Смит улыбнулся.

План побега? сказал он. Я думал Бонни отвечает за план побега.

Это не смешно,  огрызнулась Абцуг,  как отсюда уехать, Смит?

Не нервничай, он посмотрел на дорогу на запад. Огни, мигающие за возвышенностью, медленно приближались.  У нас есть пара минут, так что мы сделаем петлю туда и подождем, пока они проедут мимо. Затем мы вернемся на дороге и доедем до Мейз и Робберз Руст. Там мы может прятаться хоть десять лет, если придется, или мы спрячемся где-то еще, где вам больше нравится. Или мы можем разделиться за средним мостом и половина из нас позаимствуют лодку в Хайт и спустятся в лагуну со сточными водами,  он уставился на огни, приближающиеся с востока. Будь я проклят, если это не целая миссионерская бригада, епископ Лав, который баллотируется в губернаторы, болтливый сукин сын. Что скажешь, Бонни?

Я бы сказала: давайте ехать. И я не хочу, чтобы мы разделялись.

Могла бы и поумнее сказать,  сказал Хейдьюк.

Что скажете, Док?спросил Смит.

Доктор Сарвис вынул сигару.

Давайте останемся вместе, друзья.

Смит счастливо улыбнулся.

Это мне подходит. Теперь следуйте за мной. И без фар.

Он залез в джип и поехал вниз, срезая изгиб дороги. Хейдьюк поехал следом. Через пятьсот ярдов, на дне сухого русла, Смит остановился. Хейдьюк остановился тоже. Все ждали в темноте, широко открыв глаза, с учащенным сердцебиением, не глуша двигатели.

Погасите лучше сигару, Док.

Конечно.

Огни обогнули холм  первый, второй. С востока от моста приближалась другая группа, но медленно, проехав первый знак ОПАСНОСТЬ. В середине моста было видно красное свечение. Охлаждающееся, умирающее, 5432 °С горячего термита, пятно магмы в ночи и ничего больше.

Передние и задние фары двигались по дороге дальше. В неясно освещенных кабинах были видны винтовки, глаза мужчин смотрели вперед. Был слышен шум моторов, поршней и клапанов, колес по камню и песку. Пятна света от фар плясали по мосту, откосам холмов над их головами.

Третья машина не поехала за остальными. Она свернула влево от реки, съехала с основной дороги вниз и поехала по другому маршруту. Медленно но верно по этому пути. Исчезла.

Придется стрелять,  пробормотал Смит, который вылез из джипа и присел за передней решеткой пикапа.

Хейдьюк вытащил свой ствол, зарядил.

Что случилось?

Третья группа думает, что умнее всех. Положи пистолет назад. Он едет прямо по этой дороге.

Ну,  сказал Хейдьюк,  я думаю нам просто придется размазать его, раздавить, как виноградину.

Смит смотрел в темноту, его умные глаза койота прочесывали пространство.

Вот что мы сделаем. Ему придется ехать по этому холму спереди от нас, и он нас не увидит, пока не окажется над нами. Но он нас и потом не увидит, потому, что в этот самый момент мы включим фары и проедем прямо за ним слева, сквозь кусты до того, как он заметит кто мы.

Какие кусты?

Те кусты. Просто рули за мной, ты, Джордж, старая лошадь. Включите полный привод, включите фары-искатели, направьте на него и держите пока мы не проедем оба. Затем мы съедем в каньон. Просто делай как я.

Смит вернулся в джип.

Хейдьюк вышел, закрыл ступицы колес, включил полный привод, завел двигатель.

Какой фонарь?спросила Бонни.  Этот?

Это управляющая ручка.

Он показал ей как светить вперед.

Свети в глаза человеку возле водителя, если что, стрелять будет он.

А мне что делать?спросил Док.

Возьми это, Хейдьюк дал ему свой «Магнум – 357».

Нет.

Возьми, Док. Ты будешь со стороны огня.



Мы договорились давно,  сказал Док, что не будем применять физическое насилие.

Я сделаю это,  сказала Бонни.

Нет, нет,  сказал Док.

Держитесь, мы готовы ехать,  сказал Хейдьюк.

Ежи!крикнул Док.

Что?


Они сзади в багажнике. Вот что я сделаю  разбросаю ежи,пикап уже ехал, пустите меня назад.

Используй люк, Док.

Что?

Ничего.



Смит спереди включил фары джипа и стал подниматься на дальний берег сухого русла. Хейдьюк ехал следом сквозь клубы пыли, включив свои собственные фары.

Включи фару-искатель, Бонни.

Она нажала включатель; мощный луч упал на шею Смита.

Убери луч с него.

Бонни направила луч точно между парой огней, приближающихся с другой стороны. Они достигли верха, огни ударили им в лицо. Хейдьюк повернул пикап влево, с дороги приближающегося автомобиля. Свет фары ослепил водителя  Хейдьюк мельком увидел перекошенное лицо епископа Лава  и затем человека рядом с ним, в надвинутой на глаза шляпе. Треск кустов, визг тормозов, Лав остановил свой «Блейзер», ослепленный.

Вырубите свой чертов фонарь!заорал епископ, когда они пронеслись мимо него.

Вспышки металла ружей, сыпавшиеся проклятия, щелканье затворов смешались позади. Даже сквозь рев двигателей Хейдьюк услышал знакомый шум.

Пригнитесь!крикнул он.

Что-то горячее, тяжелое и злое, просвистело в кабине пикапа, оставив пару звездочек на заднем и переднем стекле и рваную дыру в шторе. След от выстрела.

Пригните головы!

Хейдьюк взял ручку управления фарой-искаталем и повернул его на 180 градусов в лицо преследователя. Вторая звездочка появилась на небьющемся лобовом стекле, в шести дюймах от правого уха Хейдьюка. Паутина трещин легла поверх следа от первого выстрела. Хейдьюк переключился на пониженную передачу, вдавил газ так, что чуть не обогнал Смита.

Он посмотрел в заднее стекло и увидел сквозь плотную завесу пыли и плавающий свет от фар машину епископа, которая дергалась взад-вперед, пытаясь развернуться на узкой дороге.

Так, думал Хейдьюк, они едут за нами. Естественно. Радио здесь не работает. Это стадо возле моста, получит приказ и поедет сюда. Точно. Что еще? Вот что: погоня началась. Снова началась. А чего ты ожидал, цветов, лент и медалей? Док что-то говорил насчет ежей? Ежи?

27

Пешком. Погоня начинается.



Да, ежи, средневековое оружие времен Эры Чести. Доктор Сарвис пытался объяснить Хейдьюку о чем он говорит, но затем сдался и полез назад. Его голова скрылась, затем плечи, спина, широкая задница, ноги, ботинки. Они слышали как он рылся в багажнике пока пикап прыгал, качался, трещал и грохотал по грунтовой дороге за джипом Смита.

Бросив взгляд в зеркало, Хейдьюк видел всю поисково-спасательную команду на хвосте у себя: восемь пар фар в четверти мили позади. Он сильнее нажал на газ, но тут же сбросил, чтобы не протаранить джип. Может быть надо как-то поддержать его, он приблизился ближе, осторожно коснулся передом пикапа задний бампер джипа и нажал на газ. Смит в джипе почувствовал поддержку сзади как будто у джипа появилось второе дыхание, выросли крылья.

Снова появилась голова Дока в люке.

Дайте мне фонарь.

Ему дали фонарик, он снова исчез.

Где бы там они ни были, лучше бы он нашел их побыстрее,  сказал Хейдьюк.

Он тебя не слышит,  сказала Бонни.

Держи фонарь направленным на переднюю машину сзади,  сказал Джордж,  ослепи ублюдков.

Я пытаюсь, но они нас нагоняют.

Хейдьюк дал девушке свой револьвер.

Если они приблизятся, стреляй.

Она взяла.

Я не хочу никого убивать, хотя я и не думаю, что смогу попасть, она повертела оружие в руках, заглянула в ствол, он заряжен?

Конечно заряжен. На кой черт нужен незаряженный револьвер? Что ты делаешь? Не делай этого! Господи, Боже! Целься по фарам, по колесам.

Джип и толкающий его пикап ехали вместе сквозь изгибы дороги, по колеям, над скалами, сквозь песок. Бамперы щелкали, бряцали, сцепились и сомкнулись. Хейдьюк с глубокой досадой внезапно понял, что они сцепились, и стали одной плоть. Возник вопрос о том, чтобы разъединиться в Дерти Девил. Их преследователи становились ближе, ближе, сквозь облака пыли до конца длинного подъема перед спуском в Колорадо.

Бонни высунула пистолет из окна со своей стороны, прицелилась видимо в горы и нажала на спуск. Ничего не произошло. Она не могла нажать на спуск.

Что-то с оружием, крикнула она,  оно не работает.

Она втащила его назад, направив ствол в пах Хейдьюка.

С ним все в порядке и ради Бога, держи его нацеленным в сторону.

Я не могу нажать на спуск, смотри.

Надо взвести курок сначала, о господи!

Какой курок?

Дай сюда,  Хейдьюк выхватил револьвер, сюда, порули за меня.

В этот момент грунтовка закончилась, началась асфальтовая дорога. Они приближались к мосту Колорадо. Больше никакого шума и грохота сцепившихся машин, никакой пыли  и никакого шанса спастись.

Вперед,  скомандовал Хейдьюк.

Все в порядке.

Подождите.

Хейдьюк заметил как задняя дверь пикапа открылась и Док начал горстями сыпать что-то черное, он напоминал человека, кормящего в парке голубей. Он закрыл дверь, влез обратно в кабину поверх хаотично разбросанных вещей, весел для каноэ и банок от арахисового масла. Его голова показалась в кабине. Со стороны Хейдьюка он казался отрубленной головой  лысой, потной, бородатой, с блестящими зубами и очками, видение, которое можно было терпеть так как голова была знакомая.

Мне кажется я их остановил,  сказал он.

Они посмотрели. Огни все еще были там и приближались.

Не похоже,  сказала Бонни.

Сейчас, потерпите,  Док повернул голову посмотреть сквозь пробитое пулями окно задней двери.

Через несколько секунд стало ясно, что команда в самом деле стала отставать. Их фары замигали, свернув на обочину. Было смешение разных цветов фар  белых, красных, оранжевых посередине дороги. Постепенно преследователи остановились, очевидно для перегруппировки. Хейдьюк и Смит в пикапе и джипе, со сцепленными бамперами, неслись вместе как сиамские близнецы по асфальту между опорами центрального моста. Они не останавливались еще около мили до поворота, ведущего на север, грунтовки в сторону Мэйз и того, что было за ним. Съехав с асфальта и проехав немного Хейдьюк остановил пикап, вынудив и Смита тоже затормозить. Они выключили фары, вышли отдохнуть и осмотреться, они видели огни за средним мостом, где целая команда почему-то остановилась.

У них не могло одновременно закончиться топливо,  сказал Смит. Он подозрительно посмотрел на Хейдьюка.Ты стрелял по ним, Джордж?

Нет.

Шины,  сказал доктор.  У них у всех пробиты шины.



Что?

Спущенные шины,  Док развернул свежий «Морш-Виллинг», глядя с удовлетворением на хаос, произведенный им.

Ты имеешь в виду, что у них у всех одновременно спустили шины?

Именно,  он покрутил сигару во рту, откусил кончик, прикурил. Может и не у всех.

Как это случилось?

Ежи,  Док вынул из кармана нечто, размером с шар для гольфа с четырьмя шипами. Рыба-еж. Терновый венок. Он дал его Смиту.Древняя штука, старо, как войны. Оружие против кавалерии. Как бы он не упал, один шип обязательно будет торчать вверх. Это проколет любую шину, до десяти витков корда.

Где вы это взяли?

Док улыбнулся.

Заказал у одного друга.

Давайте отцепим эти дурацкие бамперы и поехали скорее отсюда.

Бонни и доктор повисли на одном бампере, пока Смит и Хейдьюк подняли другой. Машины освободились от своей неестественной сцепки. Водители поменялись местами; Хейдьюк сел в свой джип, Смит вернулся в пикап, к великому облегчению доктора Сарвиса, который сидел рядом. Бонни села в джип.

Этот парень заставляет меня нервничать  признался Смиту Док.

У Джорджа не все в порядке,  признал Смит, это ясно, и меня радует, что он на нашей стороне, а не с епископом. Хотя, если посмотреть на это все с чисто практической стороны, надо признать, что лучше держаться от них обеих подальше. Пристегните ремень, Док, дорога ухудшается.

Избыток весьма отчаянного… пижонства.

Точно, Док. Чего он ждет?Смит посмотрел назад в сторону моста. Две пары фар отделились от обездвиженной группы и поехали.

Поехали, Джордж,  сказал Смит мягко, заведя мотор

Хейдьюк тронул джип. Без фар, следуя колеям при свете звезд два автомобиля ехали на север, медленно и осторожно в темноте, по дороге, которая после грунтовки казалась шелковой лентой.

Получится ли у нас?спросил Док. Почему бы не включить фары и не ехать как можно быстрее?

Может да, а может и нет,  сказал Редкий.Старик Лав остановится и найдет наши следы на повороте и будет у нас на хвосте через пять минут. Но мы не можем ехать намного быстрее по этой дороге.

По какой дороге? Я не вижу никакой дороги.

Я тоже, Док, но я знаю, что она здесь есть.

Ты был здесь раньше?

Несколько раз. Это было недели три назад, ты вспомнишь, я и Джордж привели нашего друга Лава сюда наверх. Я слышал, что Лав до сих пор с болью в душе говорит об этом. Никакого чувства юмора у этого епископа. Подлый, как пес со свалки, когда имеешь с ним дело. Смотри!

Гора пыли поднялась, когда Хейдьюк и джип угодили в выбоину на дороге. Смиту пришлось нажать на тормоза, и сзади вспыхнули красные фонари. Хейдьюк остановился чтобы переговорить.

Поломал что-то?спросил Смит.

Вроде нет. Видел огни за нами?

Пока нет. Лав видимо поехал вниз к пристани для пластырей для шин своих парней. Но он знает, что мы тут, наверху. Он глупый, но не так глуп, как мы.

Может попробуем дорогу на старую шахту, как в прошлый раз?

Нет, если только ты не хочешь провести полночи разгребая скалы, которые ты набросал. Кроме того, ты хотел спрятаться в Мэйз.

Ладно. Хорошо. Но как мы узнаем, что епископ не пригонит сюда отделение национальной гвардии или заместителей шерифа из Флинт Трейл, чтобы они нас встретили? Или пару рейнджеров из Лендс Энд?

Мы не знаем, Джордж, но это шанс, которым надо воспользоваться. Если это кто угодно, кроме парковой службы, им придется проделать весь путь от Зеленой реки или Хэнксвилла, так что мы их сделаем до развилки Мейз без проблем, если только сукины дети не прилетят на своих чертовых вертолетах. Кроме того, старик Лав слишком упрям, чтобы звать на помощь, он хочет поймать нас самостоятельно, если я хорошо знаю этого дубоголового барана, а я думаю, что знаю. Чего мы тут стоим?

Где холодильник?

Зачем?

Мне нужно пива, пару банок. Сколько еще ехать до Мейз?



Около тридцати миль по воздуху или сорок пять по дороге.

Я вижу огни,  сказала Бонни.

Я тоже, малышка, и я сказал бы, что это намек на то, что мы должны ехать наверх по колее.

Хейдьюк уже ехал. Включив фары, Смит следовал за красными задними огнями джипа, которые мигали, когда Хейдьюк время от времени нажимал на тормоз.

Дорога становилась хуже и хуже. Песок. Скалы. Кустарники. Ухабы, колея, выбоины…Сорок пять миль по такой дороге?думал Док. После легкой победы с помощью ежей, он чувствовал как усталость наваливается на его веки, мозговые клетки, позвоночник. Смит говорил…

Что это?сказал Док.

Я сказал,  говорил Редкий Гость,  что очень хорошо, что у нас был день, когда мы отдохнули, в тени в Дир Флэт. Сколько времени прошло, а, Док?

Док посмотрел на часы. Они показывали 16:35. Время Роки Маунтайн. Это не могло быть точное время. Он поднес часы к уху, они стояли. Конечно, он опять забыл завести часы. Подарок Бонни ко дню его рождения. Девчонка должно быть сэкономила месячную зарплату, чтобы купить эту безделицу. Он завел часы.

Не знаю,  сказал он Смиту.

Смит высунул голову наружу и посмотрел на луну.

Около полуночи,  сказал он. Он посмотрел назад. Парни повисли у нас на хвосте. У тебя этих ежей не осталось?

Нет.


Мы могли бы еще ими воспользоваться,  сказал Смит и начал напевать под нос мелодию.

Это сумасшествие, думал доктор. Белая горячка, бред. Ущипни себя, Док. Это я, доктор медицины Сарвис, Американский Колледж Хирургов. Хорошо известный, хотя и не очень любимый член врачебного братства. Принятый, хотя и без доверия, в двадцать второй округ, Дьюк Сити, штат Нью-Мексико. Скорбящий вдовец с двумя взрослыми сыновьями, стартовавшими в свою жизнь. Шалопаи и никудышные люди, оба, как и их отец. Но когда я стану старым, лысым, толстяком и импотентом, будете ли вы меня любить, мои малыши? Это было ясно, так ведь? Док смотрел на пыльный зад машины Хейдьюка, парень и девушка, скрытые за кучей багажа под брезентом. Он посмотрел в сторону, увидел затаившиеся кусты среди неясных очертаний скал, пыли и песка. Он оглянулся и увидел две пары фар, сверкая как пожар в плывущей пыли, довольно далеко, но ползущих за ними, не теряя и не увеличивая дистанцию. Что это?думал Док про себя. Чего я боюсь? Если смерть это в самом деле наихудшее, что может произойти с человеком, то бояться нечего. Но смерть это не самое худшее. Он задремал, проснулся, задремал и снова проснулся.

Они ползли вперед, милю за милей, по камням и бороздам. Неприятели следовали на осторожной дистанции, довольно далеко, хотя и все видимости. Смит, изучая упрямые огни в зеркало, сказал:

Ты что-то знаешь, Док. Я не думаю, что парни хотят нас здесь поймать, они хотят просто не терять нас из виду. Может кто-то нас ждет в Флинт Трейл. Что означает, что я не удивлюсь, если увижу кого-то, ждущего нас впереди на рассвете.

Ты сказал, что мы их обгоним возле поворота на Мейз?

Правильно, но они не думают, что мы поедем на Мейз.

Почему?

Потому, что Мейз, это тупик, Док. Конец дороги. Большой соскок. Никто и никогда не ездит в Мейз.

И поэтому мы туда едем?

Док, ты сам догадался.

И почему никто никогда не ездит в Мейз?

Потому, что там нет бензина, нет дорог, нет людей, нет пищи, большую часть времени нет воды, и нет пути оттуда, вот почему. Как я сказал, это тупик.

Здорово, подумал доктор. И это место, где мы будем прятаться следующие десять лет.

Но у нас будет там немного еды,  продолжил Смит. Мы спрятали часть в Лизард Рок и часть в Френчи Спринг. Мы будем в порядке, если доберемся до них раньше, чем команда доберется до нас. У нас будут проблемы с водой, хотя если будет дождь сегодня или завтра, а я уверен, он будет, то на несколько дней нам хватит. Если команда нас не прижмет слишком сильно.

Не так плохо, подумал Док. Наполовину не так плохо. Я боюсь эта ночь не кончится никогда. Он посмотрел на восток, на полную выпуклую луну. Там было не много надежды. Он увидел кролика, перебежавшего дорогу сквозь пыльные колонны света фар. Смит дернул рулем, чтобы не сбить его. Док подумал, что он не видел ни коров, ни лошадей многие мили. Почему?  спросил он.

Нет воды,  ответил Смит.

Нет воды? Но целая река Колорадо вон там справа, около двух миль на восток.

Док, река внизу, но если ты не жук и не бабочка, ты не сможешь спуститься вниз. Если ты не лебедь, который ныряет с высоты двух тысяч футов со скалы.

Ясно. Нет дороги вниз.

Едва ли есть хоть одна, Док. Я знаю одну дорогу вниз с Лизард Рок в Спаниш Боттом, но больше я не видел,  Смит посмотрел в заднее зеркало. Все еще на хвосте. Эти ребята просто так не сдадутся. Подумай, может стоит спрятать наши машины здесь и дальше пойти пешком.

Док повернулся на сидении, посмотрел назад сквозь люк и пробитое пулями стекло и заднюю дверь пикапа. В миле, возможно в пяти милях позади, точнее определить дистанцию, ехала пара фар, поднимаясь и опускаясь на скалистой дороге. Он уже было повернулся вперед, как вдруг увидел зеленую ракету.

Ты видел это?

Да, я видел, Док. Они сигналят кому-то еще. Нам лучше оглянуться вокруг.

Смит мигнул фарами. Хейдьюк остановился, выключив фары, но оставив мотор работающим. Смит сделал то же самое. Все четверо вышли.

В чем дело? спросила Абцуг.

Они пускают ракеты.

Где мы, вообще, черт возьми?сказал Хейдьюк. Он выглядел усталым и подавленным, его глаза были красными, руки тряслись. Мне нужно пиво.

У меня тоже пересохло,  сказал Смит, глядя вперед в сторону темных стен плато, затем в сторону преследователей. Огни на мгновение остановились. Дай мне тоже одну, Джордж, он посмотрел в небо, прикрывая глаза ладонями, на запад, на север, на восток,  так и есть. Забудь про пиво, Джордж, у нас нет времени.

Что ты там увидел?

Самолет, я думаю.

Они посмотрели в сторону, куда он показал пальцем. Один маленький красный огонек проблескивал в темно-синей темноте ночи, пролетая сквозь ручку ковша Большой Медведицы. Слишком далеко, чтобы услышать, он кружил в небе на северо-востоке.

Это вертолет,  сказал Хейдьюк,  я чувствую вибрацию. Он будет здесь через минуту. Вы услышите.

Так что нам делать?

Я выпью пива,  сказал Хейдьюк, открывая заднюю часть багажника. Он вынул теплую упаковку. Льда в холодильнике не было.Кто-нибудь еще будет?

Еще одна зеленая ракета поднялась от врагов сзади, описав красивую параболу. Все посмотрели, на мгновение застыв.

Почему ракеты? Почему они не используют радио?

Не знаю, дорогая. Может быть разные частоты.

Шпок! Фонтан теплого «Шлица» поднялся, как ракета, и обрушился душем на Дока, Бонни и Смита. Хейдьюк угомонил фонтан пива, припав губами к отверстию банки. Послышался звук всасывания.

Ну, давайте что-то делать,  сказала Бонни. Тишина.Что-нибудь.

Я вижу,  начал доктор.

Чап-чап-чап-чап: лопасти в воздухе. Сюда, товарищи.

Нам видимо лучше продолжить дорогу пешком,  сказал Смит. Он обеими руками залез в багажник и начал вытаскивать разнообразные пакеты, свертки, сумки и рюкзаки, полные еды и вещей. Кое-то думал об этом (Абцуг); по меньшей мере одно было правильным. Он выбросил солдатские фляги, с полдюжины, большей частью наполненные. Он отыскал маленький походный ботинок и дал его Бонни.

Это твой ботинок, малыш.

У меня две ноги.

Вот еще один.

Хейдьюк тупо глазел, открыв рот, на Бонни, надевающую ботинки, на Дока, возившегося с шестидесятифунтовым рюкзаком, на Смита, закрывающего тент на багажнике. Хейдьюк держал пенящуюся банку пива в одной руке, остальные пять из упаковки  в другой. Что делать? Чтобы работать ему нужно было положить пиво. Но чтобы работать, надо выпить пиво. Тяжелое положение. Он поднес пиво ко рту и залпом выпил, попытался всунуть оставшиеся пять на верх своего рюкзака. Не получается, нет места. Он привязал их снаружи.

Надо спрятать машины,  сказал он Смиту.

Я понимаю, но куда?

Хейдьюк махнул в сторону черного каньона Катаракт.

Там, внизу.

Смит посмотрел на вертолет, выписывавший большой круг в нескольких минутах от них к северу. Охотится за кем-то.

Я не уверен есть ли у нас время, Джордж.

Но мы должны. Все наше барахло здесь  оружие, динамит, химикаты, арахисовое масло. Это все нам понадобится.

Смит снова посмотрел на кружащий вертолет, снижающийся на дорогу в нескольких милях к северу, на огни машин, приближающихся с противоположной стороны, в двух или трех милях от них. Засада в процессе подготовки, закрывающиеся челюсти.

Ладно, давайте отгоним их так далеко от дороги, как сможем. В эту сторону, где скала, и колеса не оставляют следов. Может мы найдем густые кусты, куда мы сможем загнать машины.

Хорошо, поехали,  Хейдьюк смял пивную банку в руке.  Ты и Бонни ждите здесь,  сказал он Доку.

Мы останемся вместе,  сказала Бонни.

Хейдьюк бросил смятую банку на дорогу, где епископ Лав удобно ее подберет.

Быстро в пикап.

Нет повода паниковать,  сказал Док, вспотев,  нет повода для паники.

Снова все на борту. Смит ехал впереди, объехав Хейдьюка и его джип, с дороги по сказал между пустынными кустами на открытую площадку из песчаника. Хейдьюк ехал за ним. Без фар, они ехали вниз по склону в сторону края каньона. В лунном свете расстояния и глубины были неясными, неопределенными, но не дающими защиты.

Нет убежища, думал Хейдьюк, ища в небе вертолет; нас опять поймали на открытой местности. Сейчас пойдет напалм. Смит медленно остановился перед ним. Не желая жать на тормоз, чтобы не засветились задние фары, он притормозил ручным тормозом и слегка стукнулся в заднюю часть пикапа Смита.

Смит вылез посмотреть на окрестности. Посмотрел, вернулся за руль, снова поехал. Хейдьюк ехал близко от него на пониженной передаче. Они ехали в поисках места для убежища. Вертолет, видимо приземлившийся на дороге и выключивший огни, больше был не виден.

Хорошо, подумал Хейдьюк. Они ждут нас там. Ладно. Пусть подождут. Он открыл еще один «Шлиц». Когда ты без «Шлица», ты без «Шлица». Впереди длинный марш без жидкости, когда нарастают камни в почках, которые невозможно растворить пеной от пота и дорожной водой.

Что еще? Он быстро прикидывал в уме. Что тащить: рюкзаки, пистолет и двадцать боевых патронов, снайперский прицел, карабины, веревка, крепеж.. что еще? что еще? Сейчас нельзя забывать ничего важного. Все должно быть с отличием, любой ценой. Что еще?

Смит снова затормозил. Снова Хейдьюк ткнулся ему в бампер. Не глуша двигатель он вылез, подошел к худощавой руке, висящей со стороны водителя из окна. Шесть глаз и огонек сигары смотрели на него в темноте кабины пикапа.

Ну?

Смит показал.



Прямо там внизу, старина.

Хейдьюк посмотрел вниз, куда показывал Смит. Ущелье разрезало скалу, может десять а может и тридцать футов глубиной, трудно сказать в лунном свете. Песчаное дно. Много кустов  можжевельник, полынь, карликовый дуб. Отвесная стена с той стороны, закругленный склон с этой. Может получиться, подумал Хейдьюк, может быть.

Ты думаешь, мы можем спрятать их там внизу?

Ага.


Пауза. В тишине они слышали только… тишину. Никаких огней не было видно. Все джипы, «Блейзеры», грузовики, вертолеты стояли и не работали. Команда в этот раз уже не даст так просто себя обмануть. Там, в темноте, в этих тенях под стеной плато ждали поисковики-спасатели. Или не ждали.

Возможно уже послали группу добровольцев в обе стороны дороги, и они смотрят, ищут.

Слишком тихо,  сказала Бонни.

Они примерно в миле от нас,  сказал Хейдьюк .

Ты надеешься.

Я надеюсь.

Мы надеемся,  сказал Док, красный огонек вспыхнул.

Окей,  сказал Хейдьюк,  давайте опустим их в ущелье. Хотите, чтобы я вас спустил?

Нет,  сказал Смит,  нельзя заводить мотор, они могут нас услышать. Я съеду на тормозах.

Тормози ручным тормозом.

Слишком круто, можно сорваться.

Тормозные фонари зажгутся,  сказал Хейдьюк,  разбей их.

Сделано. Смит спустил пикап вниз, двадцать футов до песчаного дна, и пристроил его в тень дубов и можжевельника. Хейдьюк сделал то же с джипом. Неясный свет падал на стену наверху, свисающую округлость камня в пятнах окислов марганца и железа, но внизу под отвесом была темнота. Они развернули маскировочную сеть, натянули ее над деревьями и привязали, спрятав пикап и джип от наблюдения с воздуха. Хейдьюк сложил в коробку запасное оружие и спрятал в гроте в стене, над линией подъема воды. Потоп? Песок был сухим, как пудра, скала была безводной. Однако, это место, где течет вода.

Нам ужасно не повезет, если это место затопит,  сказал Хейдьюк.

Мы понесем потери,  сказал Смит, и жаль, что у нас нет времени найти место получше. Ясно, что дождь собирается.

Сейчас довольно ясно.

Видите кольцо вокруг луны? Завтра вы увидите сплошную облачность, а послезавтра будет дождь.

Это что, прогноз погоды?спросила Бонни.

Ну, уклончиво ответил Смит,  как ты могла заметить, есть две вещи от которых человек не может зависеть. Одна из них это погода, и я не могу сказать, какая вторая.

Три низких совиных крика раздались от Дока, который стоял на карауле.

Надо идти, – сказал Джордж, взваливая рюкзак на спину и застегивая поясной ремень.

Хейдьюк закинул ружье на спину и рюкзак сверху. Ружье легкое, переламывающаяся спортивная модель, но оно делала груз неудобным, вклиниваясь между ключицей и рамой рюкзака. Он мог бы взять его на плечо, но сейчас ему нужны были свободными обе руки, чтобы карабкаться по песчанику. Он думал: Готов, я надеюсь, если человек вообще может быть к чему-то готовым.

Подкрепление подъехало к Команде. Еще три пары фар приехали с юга. Шины у них были в порядке. Остальные машины были закрыты, невидимы, их экипажи были не видны. То же самое с вертолетом.

Я думаю, они рассредоточиваются, сказал Смит,  нам лучше держаться этого ущелья и потом повернуть на север, одной группой, если вы пойдете за мной. Ступайте по камням и не оставляйте следов, и все будет в порядке, по крайней мере пока под ногами будет скала, а на всем пути будет разная земля. А?

Я сказала,  сказала Бонни,  как далеко до Мейз?

Недалеко. Смотри не уколись о кактус, милая.

Это сколько?

Ну, Бонни, мы сейчас в двух  трех милях от поворота.

Ты имеешь в виду поворот на Мейз?

Да.


Ладно. Какое расстояние от поворота до Мейз, сколько миль?

Приличный конец пешком, но сейчас красивая ночь.

Какое расстояние?

Мейз, это приличная по площади территория, и если ты имеешь в виду его ближайший пункт и дальний конец, то будет очень серьезная разница. И это без учета спусков и подъемов.

Каких спусков и подъемов?

Склоны каньонов.

О чем именно ты говоришь?

Я имею в виду, в основном это неровная местность, иногда ты стоишь на ровной поверхности, но чаще ты либо спускаешься, либо поднимаешься. Ты можешь упереться в стену или быть окруженной стенами, что очень часто случается. Это означает, что обычно длинный путь вокруг и есть самый короткий. Обычно, это единственный путь.

Как далеко, скажи пожалуйста.

Идешь десять миль, чтобы пройти одну, если ты понимаешь, о чем я говорю.

Сколько?

Тридцать пять миль до Лизард Рок. Там мы спрятали немного воды. Мы может быть срежем часть дистанции, но я не знаю таких путей. Это сложная территория, и никогда не знаешь, что ты найдешь.

Так мы сегодня туда не доберемся?

Не будем и пытаться.

Хейдьюк, замыкающий группу, остановился, чтобы снять рюкзак и перевесить ружье. В рюкзаке он нет еду, шесть кварт воды, амуницию и еще много чего. Плюс ружье на плече, патронташ и револьвер, нож в ножнах на поясе. Полная выкладка и это тяжело, но он слишком упрям, чтобы хоть что-то оставить.

Они шли след в след в неясном свете луны, ступая по камням, по краю обрыва, тянувшегося справа от них. Смит часто останавливался, чтобы послушать и посмотреть, затем снова шел. Никакого признака врагов вокруг, тем не менее, враги были где-то там, в тени стапятидесятифутовых скал, среди шуршащего можжевельника.

Голова Бонни была полна вопросов. Кто прилетел на вертолете  полиция, шериф, служба парка, другие члены поисково-спасательной команды? Если мы не доберемся до Мейз сегодня, что мы будем делать когда взойдет солнце? Еще я голодна и мои ноги начинают натираться, и кто положил чугун в мой рюкзак?

Я проголодалась, сказала она.

Смит остановился и цыкнул на нее. Он прошептал:

Здесь вокруг люди, Бонни. Мы приближаемся. Потерпи минутку.

Он положил свой рюкзак и пошел, как фантом, тень, через море завороженных дюн в сторону дороги. Бонни смотрела на его тощую фигуру, удаляющуюся в лунный свет, теряющуюся в лунном свете, исчезнувшую совсем. То его видно, то нет. Редкий стал Отсутствующим. Бонни и остальные сняли рюкзаки. Она расстегнула боковой карман и достала мешочек с ее личной смесью из изюма, орехов, М&Мс, подсолнечных семечек. Док жевал травинку. Хейдьюк стоял и смотрел, глядя на Смита. Он снял ружье, ослабил резиновую накладку на своем ботинке.

Зачем ружье?прошептала Бонни.

Это?  Хейдьюк уставился на нее, это ружье, он улыбнулся. Это мое оружие.

Не груби.

А ты не задавай дурацких вопросов.

Зачем ты взял это ружье?

Док вмешался, чтобы успокоить их.

Ну, ну, перестаньте.

Минуту или около того они стояли тихо, прислушиваясь. С неопределенного расстояния раздался крик совы. Один крик. Большой совы. Они услышали второй крик.

Два крика?сказала Бонни.Что это значит, я забыла.

Подожди.

С далекого расстояния, или не очень далекого, но с другой стороны донесся крик еще одной совы. Вторая сова крикнула три раза. Это означало опасность, внимание; тревога, нужна помощь. Или на совином языке: я знаю, что ты здесь, маленький кролик, под кустом, и мы оба знаем, что я тебя поймаю.

Иди сюда.

Который из криков был настоящий? Какая сова фальшивая? Ни одна? Обе? У них не было плана по поводу настоящих сов.

Послышался легкий шум шагов по скале, Редкий Гость появился из лунного света, глаза его сияли, зубы и уши, кожа и волосы, часто дыша, он тихо сказал:

Пошли.


Ахая и охая они надели рюкзаки.

Что ты видел?спросил Хейдьюк.



1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница