Кирилл крастошевский. Перевернутый



страница5/19
Дата06.05.2016
Размер2.66 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

- А завтра я вам покажу моих лошадей. Поедем на них в горы. Там так красиво, что и возвращаться порой не хочется. - сказал украинский бизнесмен.

- Так не возвращайтесь. - лихо парировал Бойко.

- А кто будет поднимать родной Кривой Рог.

- Так он и так кривой.

- Нет, там мой родной завод. Я ведь от простого рабочего, до его хозяина прошлепал. Целый марафон с препятствиями. Сколько я верных дружков в той мясорубке потерял. Так карта легла!

Принимающий подмигнул Сталику.

- Я хочу здесь купить себе небольшую фазенду. - обнимая Сталика наиграно громко, что бы хозяева ее услышали проговорила Полина.

- Это сделаем. Будем соседями. Вон ту гору желаете. Нет проблем!

- А если проблемы вспыхнут. Наши говорят надо спасать свои деньги. Уходить от кредитов.

Сталик завелся.


  • Старик, ну ты прям в натуре патриот, если не фашист какой-то. Ха-ха. У власти НАШЕ правительство, НАШИ люди, им только коммуняки в Думе мешают, а так всё ништяк. Перспективы отличные, глаза разуй. Правительство Молодые реформаторов!.. Ты рейтинги банков погляди, чего эксперты говорят – чистокровные либертарии-монетаристы, а не совки какие-нибудь.

  • - Верю. Не будем о зелени... здесь и так красиво.

Все засмеялись. Потом пели под гитару какие то старые песни. Горел костер. Рядом шумело море и все было по фигу!

Утро понедельника 17 августа 1998 было ветреным и да же немного прохладным.

В общественном сознании воспоминания о 1998 годе тусклы и невнятны. Постарался либеральный агитпроп, который старательно стирает это грязное пятнышко с ослепительно белого кителя российского либертарианства. Впрочем, какое пятнышко?! Печальное стечение нелепых обстоятельств, что ещё было ждать А между тем «дефолт» 1998 года имел определяющее значение для появления теперешней Путинской России.

Телефон Сталика прямо таки расплавился от звонков. Звонили из компании, из банка, Сокольников с дачи и многие другие заинтересованные и испуганные голоса. Сталик взял наконец трубку и услышал такое от чего чуть не потерял сознание. Его кинули. Он оказался под раздачей. Все его Ценные Бумаги - пепел. Компания банкрот. Это конец.



  • Полнейший дефолт. Мы банкроты. - кричал в трубку Сокольников.

  • Срочно подумай о возврате кредита. - кричал один знакомый ему банкир.

- Премьер-министр РФ С.В.Кириенко заявил о дефолте, которое он огласил 17 августа. Государство отказывается погашать ГКО, банкам временно дозволяют отказываться от исполнения обязательств перед клиентами, ЦБ отменяет «валютный коридор» и политику поддержки курса рубля.

Сталик звонит Серову. Телефон молчит. Он в панике летит в Москву. Там все его контора накрыта несметным количеством кредиторов. На бирже полный крах. Серов молчит. Его словно нет.

- Меня отдали на съедение. Как мышку удаву. - прошептал Сталик. Он вспомнил все.
Через некоторое время офисные либералы стали иметь жалкий вид. Большинство из них увольняют, остальным урезают зарплаты.

- Их не надо жалеть, они никого не жалели. Мнили себя коммерческими сверхчеловеками среди моря русского быдла. Полагали, что хорошо оплачиваемая работа в офисе коммерческой фирмы их бесспорная личная заслуга, которая их возвышает над Этой страной. Теперь бывшие брокеры и клерки «бирж и банков», ловко обобранные своими вождями толпами отправлялись на улицу. Понимаешь, Сталик. - кричит в сердцах на него один из Банкиров у которого он взял огромный кредит под свою покупку.

В стране происходит общий финансовый крах. Неплатежи, банки лопаются, кидают клиентов, – средства находящихся в частных банках, пропадают, ограблены миллионы людей (по оценкам пострадало 15-20 миллионов человек). Курс рубля с 6 рублей за доллар до конца года падает в 4 раза. Резкий спад экономики, разорение предприятий, безработица Экономическая катастрофа. В наибольшей степени страдает сектор Новой Рыночной Экономики и тот самый «средний класс», которому либералы клялись в любви и верности, чье благополучие было объявлено целью Реформ. Это средний класс настолько дезориентирован либеральной пропагандой, что большинство его в первое время (довольно долго) вообще ничего не понимает, не догадывается о размахе бедствия и сколь дорого оно ему обойдется. Многие были уверены, что треволнения с «дефолтом» продлятся пару недель и их не коснутся. Ну, вырастет курс доллара до 7-8, максимум 9 рублей, – неприятно, но переживем. В массе либерально настроенные менеджеры и прочие офисные работник процветающих коммерческих предприятий никак не ожидают, что либеральная политика и политики цинично лишат их сбережений и безжалостно выкинут на помойку. Впрочем, многие из них до сих пор так и не поняли, что и кто с ними тогда сделал.

В истории российского «дефолта» 1998 года следует обратить внимание на одно ключевое обстоятельство.

- У государства не было никакой необходимости отказываться от своих обязательств по ГКО. ЦБ имел возможность эмитировать необходимый объем рублей и оплатить все предъявленные ГКО. Это привело бы к значительным экономическим трудностям, но катастрофы, при грамотном использовании кредита МВФ, не случилось бы. Однако либералам, кроме спасения олигархических капиталов, было важно подставить российское государство, прикрыться им, свалить на него свою вину. Так поступает вор, когда поджигает обворованный дом, чтобы скрыть следы преступления. - сказал в доверительной беседе один из министров Сталику, когда тот просил его помочь вырваться из кредитной петли, которая стянула его шею.

Время пролетит быстро и лишь оставит свой кровавый след на теле страны. ....Испуганный размахом кризиса Ельцин идёт на крайний шаг – назначает премьером Примакова. Даже незначительное оттеснение либералов от власти приводит к небольшому экономическому чуду – при правительстве Примакова-Маслюкова впервые в истории РФ наблюдается реальный экономический рост. Напуганные успехами и популярностью Примакова весной 1999 года олигархи и либералы добиваются у Ельцина его отставки. Однако это была пиррова победа либерально-олигархического блока. Кризис 1998 года, что у «либерализма» в России нет никакой конструктивной экономической программы (в стране почти всё уже украдено) и нет реальных политических перспектив. Ельцин в свою очередь безжалостно кинул цинично подставивших его либералов. Ельцин сделал своим наследником полковника госбезопасности Путина, который мог реально гарантировать безопасность самому Ельцину и его близким. Так что Путинская Россия выросла из кризиса 1998 года. Но это будет потом....

Через десять дней упорных звонков Сталик пробивается к своему «крестному отцу». Серов берет трубку у себя в кабинете. У него усталый и подавленный голос.

- Геннадий Иванович, можно к вам заехать?

- Я в командировке.

- Так что же мне делать?

- Вы ошиблись номером. Ни чем не могу вам помочь. По личным вопросам я принимаю в четверг. Запишитесь у секретаря.

И длинные гудки похожие на звук отключенного кислородного аппарата в палате реанимации.

- Надо сбрасывать бумаги. - советует Сокольников.

- Да кому они нужны.

- Хоть, что то спасем.

И начинаются долгие звонки и переговоры с кредиторами и банкирами. А там ни кто не хочет уступать. Когда тонет корабль все спасаются по одиночке. В кабинете у банкира, того, что был чуть пониже Сталику намекнули, что он сильно рискует если не станет погашать кредиты.

- Дружба дружбой, но нам надо затыкать дыры. Банк лопается.

- Но это форс мажор. - борется за свое спасение Сталик.

- Ничего. Продашь дачу и квартиру. Выпутаешься.

- А как же Полина? - вдруг спросил Сталик.

- Прости, брат. У нас тут такая запарка. Ты заходи потом, как соберешь деньги. - Сказал Махач Джабраилович, один из крупных бизнесменов работающих со Сталиком на бирже и доверивший «своему брокеру» очень большую сумму денег, которые Сталик использовал не по назначению. - В Махачкале сейчас то же неспокойно. В порту корабли застряли с разгрузкой. Вай. Вай!

- Сколько у меня времени?

- Неделя. Потом “джихад”. Шучу, брат. Ни как не могу выучить, кем ты работал.

- Брокером.

- Вот, а у меня брат птицефабрику под Москвой взял. Так там то же брокеры.

- Бройлеры. Махач Джабраилович.

- Не все слова на русском знаю. Школа у нас маленькая была в горах. Один учитель на всех. Как мог так преподавал. Братья все большими людьми стали. Слава, Аллаху!

- Но скоро нефть подорожает. И я смогу развернуться. Я отдам вам половину. - не сдавался уставший от многих бессонных ночей Сталик.



  • Половину мне не надо. А лошадей твоих возьму. Дам хорошие деньги. Свои.

На том и расстались. Но брокер понял, предупреждение последнее... Потом у него была встреча уже в своем офисе.

- Да. Сталик, у нас то же плохие времена. Банковская система тю тю. Ты сам знаешь какие у нас убытки. Мы банкроты. Будем уходить отсюда. - сказа банкир, который был пониже ростом.

- Забирайте все. -тихо сказал Сталик и пошел на выход. В секретариате своей фирмы он увидел как здоровые молодые люди пакуют коробки с документами. Сокольников шел за ними.

- Отдавай им все и закрывайся. - пробормотал Сталик. Его качнуло вправо и он слегка потерял ориентацию. Сокольников прихватил его под руку.

- Ничего. Прорвемся. Это временные трудности.

- Они меня сдали. Надо было кого то подставить и перемолоть в этой мельнице. Серов отдал меня. И не только меня. Нас много таких сгоревших водин день мотыльков.

- Не может быть?

- Может. Он все знал. Но за два дня до дефолта болтал со мной о чем угодно. О своей собаке, о даче на острове в Карелии, о новом фильме Михалкова. Он знал... но не предупредил.

- Мог и не знать.

- Наивный ты человек, Сокольников. А кто это сделал. Они получили такие деньги и что бы их спрятать и устроили этот дефолт! Да с нами не одна страна мира не будет разговаривать лет так с десяток.

- Все перемелется. Уйдет в песок. И последние станут первыми...

- Не станут. Я в Бога не верю. Нет его, если он так поступает со своими детьми.

- Очищение. Не думал.


  • Нет.

  • Я человек не богатый. Я то же потерял свои сбережения. И ничего. Выплыву. Просто тебя, Сталик Аркадьевич волна накрыла покрупней. Потерпи.

- Не могу. Не могу терпеть. Я шел к этому всю жизнь. - Сталик перешел на крик. - Шел, понимаешь. За мной вся моя семья...

- К этому. К этим бумажкам. - Сокольников оттолкнул лежащую на столе кипу исписанных бумаг. - Нет. Это моя судьба. Я нотариус. От бумажной пыли уже почти ослеп. И что? Дети меня не любят. Я для них скучный старик. А теперь и деньги тю тю.

- Я тебе заплачу.

- Чем? Вам бы себя спасти. Жена знает?

- Да

- И что?


- Истерика. Я то же теперь изгой. Дочка и та звонила из Лондона, чуть матом не послала. А рядом с ней ее ухажеры. Жуют, смеются, пьют и радуются. Я для нее никто. Современная молодежь. Хотят все сразу и побыстрей. Американская мечта. А я неудачник....

- Не так.

- Пустой мешок. Нефтяная пустая скважина. Лох.

- Ты хороший человек, Сталь Аркадьевич.

- Биржа и та закрылась. На сколько. Ни кто не знает. Трое в психушке. Один жену чуть не убил. А Лекин с деньгами сбежал куда то. Ни кто не знает куда. Шок. Бардак. Колапс. Как они нас всех так ловко... вновь раскулачили.

- Как все просто.

- За один день я попал на три миллиона долларов. Самое интересное, что я звонил на работу и интересовался ситуацией, мне говорили, что все спокойно, даже поднесли трубку телефона к телевизору, где выступал Борис Ельцин и обещал, что дефолта не будет. Зачем он в пятницу говорил, что дефолта не будет, а в понедельник все началось? Я до сих пор не понимаю, зачем было так подставлять свою репутацию и подрывать авторитет власти.

- А Министр Министров?

- Уйдет в отставку. Поедет Послом куда нибудь. Им нужны были жертвы. Вот они. Смотри Сокольников.

Сталик побрел к еще принадлежащему ему автомобилю.

- Его то же продавай... - он открыл дверь и сел на нагретое от солнца сидение. Было жарко и неуютно. Сталик включил кондиционер. Повеяло прохладой.

Дома его уже ждали. Весть о том, что все имущество уходит с молотка, собрало вместе всех домочадцев и их обслуживающий персонал.

- Доигрался? - первое что услышал Сталик, лишь он перешагнул порог своего загородного имения.

- Сама знаешь. Тут уж ничего не поправишь. - Сталик не раздеваясь прошел в зал и сел на диван. Впервые он не снял ботинки при входе. Это заметили все присутствующие. Сталик был человеком аккуратным и следил за качеством уборки в доме.

- Так что же делать? - крикнула с лестницы Алиса. - У нас студия заказана и договор о проплате эфиров. Где бумаги, Сергей.

Христосов вынул из портфеля пачку договоров.

- Ответа нет. - тихо сказал Сталик и посмотрел себе под ноги.

- Ответ всегда есть. - поднялась со своего места Полина. - Надо думать о дочери. Она в самой раскрутке сейчас. Надо найти средства.

- Где их взять? У меня нет оборотных средств. Меня прижали кредиторы. Ты же знаешь, что я использовал деньги своих клиентов. А это огромная сумма. Не до песен сейчас.

- Вот так всегда. Но мы не остановимся. Я продам свои... что там у меня есть?

- Не беспокойся, Алиса. Все получится. У меня то же на неделе тренировочную базу закрыли. У народа нет денег. Какие сейчас коньки. - спокойно произнес грызя сухарики фигурист Бойкин. - Но искусство вечно. Рушились Империи и цивилизации. А искусство живо. Ты верь...

- Вот так, Алиска. - улыбнулся Сталик. - Верь и все вернется.

- Не могу я ждать! - заныла Алиса. - Это не солидно. Меня пригласили на Рождественские встречи и Звуковую дорожку.

- Гаспарян, интеллигентный мужчина. Поймет. - спокойно ответил Бойко.

- Какой кошмар. До чего мы дожили. А Мельник говорил... - Полина прошла через весь зал и начала подниматься на второй этаж.

- Что он говорил?

- Не помнишь?

- Нет. Хотя, что то там про дым. Про пруд с отражением.

- Дым отечества, нам сладок и приятен. - пошутил Христосов. Алиса пошла наверх вслед за мамой. Бойкин подошел к Сталику.

- И что нет никаких вариантов?

- Нет. Клиенты на меня в большой обиде. Я бы сказал, хорошо, что живой. Я же их деньги все профукал. А отдавать надо. И сразу. А не можешь, счетчик пошел. И в банках все рухнуло. Брал то рубли, а отдавать валютой. Был рубль шестеркой, а стал очком.

- В смысле?

- Вместо шести рублей, двадцать один. Посчитай разницу. Тут и домов моих не хватит. Да я то что. Переживу. Они не переживут. Львица и артистка.

- Бардак. - прокричал попугай в зимнем саду.

- Бяшу к себе возьми? А то пропадет он здесь.-попросил Сталик и посмотрел в унылые глаза фигуриста.


  • Возьму. - Бойко пожал вялую руку Сталика. - Мне очень жаль.

  • Мне то же.

  • Я свою машину продавать не намерена. - послышался отчаянный крик Полины на втором этаже. - Это не обсуждается.

В парадную дверь вошел Салим. Он был уныл и растерян. В руках конюх держал чугунный котелок Мельника . В нем лежало несколько камней. Он поставил котелок у одной из колон зала.Отошел в сторону.

- Нашел Мельника? - тихо спросил Сталик.

- Нет его. Пропал. Еще вечером окно горело. А сейчас никого. Все на месте. И одежда и вещи, а самого нет. Охрану то теперь не сыскать. Сняли пост. Кого спросить? Салима не знает.

Полина крикнула сверху. Она услышала слова Салима.

- И этот сбежал. Все пожертвования собрал и улетел.

- Как дыма! Вчера свет горела, а сейчас не горела... - затараторил Салим. -Там за Огоньком приехали, хозяйка. Брать будут. Салима с собой зовут. Конюха им нет. Пойду я.

- Иди с богом, Салим! Спасибо тебе. -Сталик поднялся и сунул в руку Салима немного смятых рублей. - На время. У Махмудыча тебе будет хорошо.

- Огонек, мой. - запричитала наверху Полина. - Я это тебе никогда не прощу!



  • Мама у меня и так голова лопается. - перекричала ее Алиса.- Помолчи. К черту твоих лошадей. Кто тебе дороже?

  • Ты, родная. - вдруг спокойно сказала Полина.

- Берегите связки. Алиса Сталевна. - пропел из угла продюсер Христосов. - У нас сегодня работа в клубе.

  • Я забыла! Прости. Я работаю.

  • Кормилица.

Наверху зазвучала музыка. Кто то включил аудио систему. Запели Ю ТУ. Салим пошел на выход. За ним Бойко, пошел посмотреть что там с Мельником, его учителем случилось. Салим провел руками по лицу и отбросил неприятности в небо.

  • Прощайте люди добрые. Хорошие вы. Салим добро помнит.

Он еще немного постоял на пороге и тихо прикрыл за собой дверь.

- А баню сегодня топили? - спросил сам себя Сталик. - А я бы попарился сегодня!

- Нашел время. Ты думай, что делать. Поезжай упади Серову в ноги. Еще кого нибудь напряги. Спасайся.

- Только если Ельцину позвонить!

- Звони. - совершенно серьезно ответила Полина.

Сталик подошел к котелку с камнями, тронул его ногой и немного сгорбившись побрел к входу в подвал.

- Прощай, Мельник. Вот и отразилось твое солнце.... вот и сбылось проклятие....

- На метро поедешь, папа? - спросила сверху Алиса.

- Теперь всегда на метро! - ответил папа дочке и скрылся в подвальном помещении.

- Глупая шутка!

- Это не шутка.

- Я в метро только в детстве была. Там воняет. Я туда не хочу. Мы же звезды, верно Христосов!

- Всегда.

- Что всегда?

- А что про звезды?

- Ну, скажи, я звезда?

- Безусловно. На Российском небе одна из немногих избранных.

- Вот. Что я говорила, мама.

Они все не спеша спустились в зал. Впереди шла с сумкой полной всяких вещей Полина, потом с коробкой Христосов и с маленькой собачкой в руках Алиса.

- Собачка - это мой имидж. Я с ней везде и на съемки и на тусовки. Так Христосов придумал.



  • Ветеринар от ветеринара недалеко падает. - грустно пошутила Полина и села на диван. - Вот так просто и безропотно продается наше семейное имение. Наш конный заводик, прудик, сад с яблочными деревьями. Небесная энергия Мельника.

Бойко вошел в дверь. Шел он быстро и немного запыхался.

- Пропал, ваш Мельник. - подойдя к дивану сказал Бойко. - Сказали испарился. Ничего не взял. Все на месте. И чаны и травы и да же шкатулка с деньгами, что ему давали. Ушел в чем был.

- А в чем он был? - поинтересовалась Алиса.

- В рубахе и штанах широких. - теряясь ответила мама. - Ну, таким я его нашла на Алтае.

- Ушел за дымом своим. Интересный был человек. Шоу-мен в своем роде. - зевнув добавил Христосов. - Их сейчас в кризис много появиться. Фальшивок.

- Да. Вот так живешь и не ведаешь какие чудеса рядом с тобой. Я вот домик присмотрела в Испании... а теперь. - Полина заплакала. Все присутствующие собрались вокруг нее.

- А давайте выпьем! - втерев слезы предложила хозяйка дома.

- Хорошая мысль! - оживился Бойко. - Прощай старая жизнь, здравствуй новая!

Еще вчера я был Олимпийским чемпионом, а теперь пенсионер в тридцать лет. На мою пенсию можно один раз прокатиться на такси.

- А на метро?

- Ну, это раз так пятьдесят.

- Да вы богатый человек. Дадите взаймы, красивой женщине? - пошутила Полина.

- Непременно. Могу жетонами для игральных автоматов.

- Играете?

- Есть такая болезнь. Но выздоравливаю. Постепенно.

- Ага. Проиграл свою машину и медаль чемпиона мира. - зло вставила Алиса. - Вы мне обещали Бойко. Никогда не говорить об игре.

- Виноват. Алиса. Не гневайтесь.

Он сбегал к бару и принес всем налитые бокалы вина.

- За что?

- За нас!

- И что бы было!

- Какой точный тост!

Они выпили и одновременно засмеялись.


  • Ну и ладно. Никогда мне не нравился этот замок. Перееду к родителям. В Коломенское. - сказала Полина.

  • А я к своим. - выпив тихо сказал Сталик.

  • Глупо, сирота ты наша. - Полина глубоко вздохнула. - На их четырех квадратах тебе места нет.

- А что с квартирой? -поинтересовался Христосов и прижал к животу свой кожаный портфель дорогой итальянской фирмы.

- Он и ее заложил. Квартиру нашу новую, а старую продали зачем то....



  • Сука! - нервно крикнула Алиса и собачка на ее руках тявкнула. - Тише, Молли! Ты не на сцене.

  • Это ты кому? - нервно спросил Сталик.

  • Сам знаешь.

  • Нам надо спешить. - посмотрев на часы проговорил Христосов. Он не хотел присутствовать при семейных разборках - Я договорился о важной встрече в кафе на Тверской. Это человек с телевидения. Продюсер.

  • Надо ехать. Работа такая маман!

- Повторим! - закрутила головой разрумянившаяся Полина. - Не оставлять же кредиторам еще и французское вино 1967 года. Года моего рождения!

- Выпьем!

Бойко вновь сбегал к бару. Пока он скользил по натертому до состояния зеркала полу, успел сделать несколько па и да же прыгнуть тройной лутс.


  • Рано его списали. - сказал поднявшись с дивана Христосов. - Он еще может многое.

  • Он себя еще покажет. Прости меня, хороший человек. И все вы меня простите. Алим , сулим, мере... Солнце уходит. Жизнь пролетает. Время меняется. Скоро нам всем не будет здесь места. Нас ждут другие миры. Полетели?

  • У меня парашют не раскроется при посадке. - пошутил Христосов.

  • Бедные, бедные вы мои. Цветочки, лепесточки. Дождь грибной за окном... а корзина пуста....

Сталик пошел к винтовой лестнице ведущей в подземный переход.

- Что это с ним?- спросил Христосов.

Ему не ответили.


  • Валишь, Сталь ? - спросила Полина.

  • Помоюсь. Погреюсь....

Сталик свернул за угол и начал спускаться вниз. На одной из ступенек оступился, но не упал, а лишь схватился рукой за поручень.

  • Мерзкое винишко. Сейчас бы водочки с огурчиком. - он устало улыбнулся висящей на стене репродукции старинной картины Рафаэля. - Фальшивка.

Бойко принес налитые бокалы и все выпили на посошок. Христосов и Полина пошли к машине. Полина забралась с ногами на диван и приложила бокал к губам. Бойко сел рядом.

  • Ничего. Мы еще поставим весь шоу бизнес на коньки. Будет незабываемое шоу. И Тарасову пригласим. Ты веришь мне?

  • Верю. -спокойно ответила Полина и ее большая слеза упала на кожаную обшивку дивана.

  • Все вернется. Мы еще потанцуем, Полина. Время такое временно. Переживем. Надо только по ерпеть. Это как на тренировке. Все прыгаешь тройной, а не получается. Уже ноги стер в кровь от этих коньков. Синяки от падений по всему телу... а потом вдруг раз. Прыгнул. Потом еще и еще. И уже кажется что мало тебе тройного. Давай три с половиной... и опять до седьмого пота...

  • Ты хороший. - Полина обняла Бойко. - Ты чемпион. Тебя все любят.

  • Не все. Яблоки у вас в саду чудесные. Я наберу пакетик.

  • Все забирай.

  • Нет. Я пакетик.

В это время Сталик одиноко брел по мраморному тоннелю своего дачного метро. Небольшая вагонетка со странными треугольными лампочками ехала за ним. Он шел по рельсам, иногда задевая мысом ботинка за шпалы и смешно спотыкаясь. До конца маршрута было еще под сотню шагов. Сталик расстегнул рубаху, снял галстук и бросил их на катящуюся сзади четырехместную вагонетку. В тоннеле было прохладно.

- Сколько же можно над нами ставить эксперименты. Мы только поднимались, жители России, и нас вновь опускали на дно. В этот длинный тоннель. Здесь не слышно выстрелов и бомбежек. Но это оболочка дна. На этом дне живет девяносто восемь процентов нас. Нас. - закричал Сталик и акустика подвала поддержала его страстный порыв.



  • Наживем, нас раскулачат. Победим, нас обворуют. Накопим, нас обесценят. Подумаем о себе, почувствуем себя свободными людьми - нас в дефолт. И так постоянно. Что скажешь Мельник? На Алтае не так? Там у вас все спокойно. Нетронутая красота и чистота воды. Именно чистота воды. Пустое пространство. Ничего нет в твоем зеркале. Хотя нет. Бактерии. Их много. Ты ушел. Ни сказав нам ни слова. Правильно сделал. Чего там.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница