Кирилл крастошевский. Перевернутый



страница4/19
Дата06.05.2016
Размер2.66 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

- Так против кого я играю. Я же должен ...

- Запомните ваши враги не другие торговцы! Ваши враги обычные игроки! Делая хуже другим торговцам вы делаете хуже себе! И никогда не тратить заработанные вами деньги! И главное - никаких поблажек для "друзей".

- Ни каких?

- Это суровый бизнес. Расслабишься и все. Я не всякому это говорю. НО вы пришли от очень близкого мне человека. Рекомендация Серова для меня все!

Скоро они расстались и суета на бирже закрыла для Сталика течение его жизни до вечера. Цены на нефть пошли немного вверх. Он был счастлив. В машине зазвонил телефон.

- Сапфиру плохо. - только и успела сказать Полина. Сталик прибавил скорость. Вообще он не любил быстрой езды, но тут надо было спешить. На удачу пробок не было и он за пол часа домчался до имения. Заглушил мотор. В конюшне были все домочадцы. Мельник сжигал над головой лежащей лошади золотистые травы.

- Пропустите. - крикнул Сталик и сбросил пиджак. Он наклонился над тяжело и неровно дышащем телом Сапфира. Тот с надеждой посмотрел в глаза хозяина.

- Не знаю. Со вчерашнего вечера заупрямился. Салим ему воды принес. Гладил. А потом утром пришел. Он ходит мал мала. Я, Полину Андреевну будить не стал.

- Я к косметологу уехала... - сказала Полина и заплакала. - Дура.

- Хватит дымить. - тихо произнес Сталик.

- Дым лечебный. - капризно пробормотал Мельник и вышел на улицу.

Май и все деревья в саду в цвету. Живи да радуйся.

- Камень принесу. Вчера зарядил энергией семи звезд Вселенских. Должен помочь.

Мельник побрел в свой домик кутаясь в белоснежное покрывало.

- А к обеду прихожу, а он лежит. Я бегом...

- Ладно. Хватит причитать. Дайте подумать.

- Я вызвала ветеринарную неотложку. Из Москвы. Коммерческую.

- Правильно.

Сталик приложил свое ухо к телу лошади и прислушался. Потом посмотрел морду и приоткрыл верхнюю губу Сапфира. Тот дернулся всем телом. Судорога.

- Шайтан болезнь. Беда... табун у нас так лег в горах. Страшно смотреть на стариков было. Лошадь она, как ребенок...Глаза такие - САлим чмокнул губами и махнул рукой. - Все не так....

- Да помолчите вы. - Прикрикнул на Салима Сталик.

- Иди к себе.


  • Нельзя, хозяйка. Салим помогать хочет.

  • Отравили?

  • Возможно. Много есть способов лошади навредить.

  • Ты о ком подумал? Мельник?

  • Что ты. Дело посложнее будет.

Сталик побежал в дом. Принес свой старый саквояж, порылся в нем. Сделал Сапфиру инъекцию. Затем другую. Конь поднял голову и посмотрел на собравшихся и вдруг протяжно заржал, словно захотел всем спеть свою прощальную песню. Попытался встать, но сел на задние ноги и повалился на бок, чуть не придавив своим телом Сталика. Мельник принес камень и положил на пол. От камня шел причудливый, преломляющийся свет. В этот момент охрана привела двух врачей с неотложки. Они о чем то, на своем врачебном языке поговорили со Сталиком. Один побежал к машине, другой взял коня за голову. Сталик встал и вышел на воздух. Машина Скорой подъехала к конюшне. Сапфиру делали искусственное дыхание. Потом местную реанимацию. Кололи. Через пятнадцать минут сердце Сапфира остановилось. Полина рыдала и вздрагивая пила минералку. Салим сидел у входа в конюшню и палкой чертил на земле, какие то странные картины.

- Дер гер гер. Дер гер бер. Плохо. Очень не важно. Душа плачет. Боль больная.

Мельник взял свой камень с пола и подошел к Салиму.

- Отравили?



  • Очень похоже.

  • Душа у меня вчера болела. Дым шел в потолок и рисовал то ли слона, то ли лошадь. Я ошибся. Прости.

- Ничего. Людей жалеть надо.

- Сапфир. Плохо будет Огоньку одному. Мама вас жалеет. Мы его похороним? -Полина подошла к Сталику.

- Они его увезут. И сожгут. Это их работа.

- Сапфир. Ведь молодой был конь. Что за напасть?

- Экология. - тихо и протяжно произнес Мельник. - Внутренняя сила в небо уходит. Животные они за счет нашей энергии живут. У них своего энергопотока нет. Они от нас заряжаются. А что мы им можем дать. Одна алчность и зависть в нас. Ничего светлого.

- Сам придумал?

- А вот не верь. Сам скоро узнаешь. Камни стали трещины давать. Ломаются, словно печеная картошка. Неладное рядом. Мельник чувствует. Я вот так руки протяну и ветер их колышет. Но нет полета. Зерно падает в землю, но не прорастает. Что то не так?

- Где.


- Вот тут. - Мельник показал на голову. Потом на сердце. - И там. Мельник Россию любит. Пруд мелеет. Вода уходит. Вижу.

- Ладно пошли в дом.

- А проститься? - Полина дернулась к входу в конюшню.

- Не надо. Ты уже ни чем не поможешь. Пойдем в дом.

Сталик , держа супругу под руку, повел к дому, по вымощенной природным красным камнем дорожке. Мельник пошел за ними, но потом остановился и направился к пруду. Взял камень, размахнулся и забросил за высокий кирпичный забор. У соседей завыла сигнализация. Салим продолжал сидеть на приступочке. Он пождал под себя ноги и закрыл глаза. Врачи вышли из конюшни. Закурили. Из машины вышел водитель и узнал у Салима, где можно испить холодной воды. Конюх встал и пошел к крану выведенному на улицу. Открыл его. Налил полную чашку и отдал водителю. Солнце село за край леса и стало немного прохладней.

- Поможешь?

- Ясное дело. Что это было?

- Сердце. Не захотел больше жить.

- Салим, понимает! Не захотел. Зачем? Почему? Ой беда, беда!

Сталик и Полина скрылись в дверях своей родовой усадьбы.

- Лепестки белоснежные. Дети мои неумелые. Цветочки - ягодки. - Мельник сел на лавочку рядом со своим солнечным прудом. Комар укусил его за шею. Мельник прибил комара. Другое насекомое запело у него над ухом. Мельник отогнал комара - одиночку, взмахнув рукавом своей накидки.

- Уходить пора. С чем пришел, с тем и уйти надо. Задержался я здесь. Ветер зовет меня домой. Солнце дорогу рисует. Кто я здесь? Так пустое место. Уходить. Уходить пора.Анда, сулим, мире. Пустота всюду. Счастья нет.

Он проводил взглядом уезжающую машину скорой ветеринарной помощи. И начал читать, еле шевеля губами, какое то только одному ему известное заклинание.

- Далеко, далеко в одинокой, но красивой стране жили были счастливые люди..... Все не так... Все вранье... ничего не было... ничего....

Из пруда вынырнул серебристый молодой карась, вздохнул воздуха и не спеша пошел ко дну искать себе пропитание.

В доме Полина поплакала, выпила виски, поговорила по телефону с Алисой, съела суши и легла на диван в большом зале. В просторном помещении было прохладно. Сталик со стаканом кефира в руке присел рядом. Присел прямо на ковер. Когда он садился его синий тапочек отлетел на пол метра от него. Сталик попытался дотянуться до тапка рукой, но у него ничего не получилось. Он оставил эту пустую затею не реализованной. Хозяин дома наклонился и дотронулся головой до ноги Полины.

- Ничего, дорогая, все перемелится. У лошадей, как не странно, часто бывает слабое сердце. Инфаркт, как у людей.

- Я уже спокойна. Алиса завтра записывает свою первую песню. Я забыла тебе сказать.

- Она, что решила стать певицей? Но по- моему у нее совсем нет голоса и слуха.

- Ты что говоришь, Сталь. Ее смотрел известный продюсер Христосов и сказал, что это настоящий клад.

- Для него, наверное клад. Сколько он предлагает вложить?

- Ничего. Он берет ее под свое крыло.

- Христосов, что родственник ангелов? По радио говорят, что у него своих подопечных целая Банда. Зачем ему еще один талант?

- Он специально прилетел в Лондон. Алиса от него без ума.

- Это точно. Она без ума.

Полина приподнялась на диване. Она заговорила резко и четко выговаривая слова. Ее обычная словесная каша превратилась в тонкий, строгий поток отточенных слов. Недаром она занималась со специальным педагогом по правильной постановке речи. Говорят этот преподаватель ставит речь самым, самым высоким чиновником России. Полина была хорошей ученицей.

- Ты не хочешь счастья ребенку. Трус. Всегда боялся риска.

- Это не так. Я просто не могу сейчас отвлекаться на пустяки....

- Счастье нашего ребенка, его жизненная карьера, для тебя пустяк!?

- Ты меня не правильно поняла, родная. - Сталик приблизился к своей супруге и попытался обнять. Полина вырвалась из его рук и села на край дивана спустив ноги на персидский ковер ручной работы.

- Вот так всегда у нас в доме... Ничего нового...

Сталик протянул к жене руку. Рука зависла в воздухе.

- Ты знаешь, какая у меня сейчас важная сделка.

- Знаю. Длиться вечность. А я хочу видеть свою дочь на всех обложках журналов. И пусть все завистники лопнут.

Полина дернула ногой и Сталик отвалился от дивана. Выпил кефир и пополз по ковру за тапком.

- Не верю я этим Христосовым, Зуйбельманами, Погожиным и прочим ребятам с этого бизнеса. Единственное, что вреда от них не очень много. Так поиграют, заработают и пропадут из вида. С мира по нитке, нищему халат...

Сталик дополз до тапка. Одел его на ногу. Посидел немного на ковре и поднялся в полный рост.

- Чего ты их так не любишь? Завидуешь?

- Через три дня годовщина свадьбы родителей. Сколько лет прошло, как их не стало. Около четырех. Как время летит. Ничего не успеваю. Сплошная гонка.

Сталик не спеша пошел в сторону книжного шкафа. Там стояли старинные, дорогие книги.

- Зачем я их покупаю. Все равно их ни кто не читает.

- Вложения. А песня у Алисы называется “ Папа, мама , я” . Нравиться?

- Очень.

- Ну тогда все в порядке. Я утром поеду в город. Бойко обещал познакомить с телевизионными людьми. Потом обедаем с редактором светской хроники.

- Опять Бойко?

- Да, а что. Он помогает нам в делах шоу бизнеса. Он все- таки известная личность. И у Якубовича бывает и на Муз ТВ. Да же говорит, что скоро все звезды будут в программе у него на коньках кататься.



  • Ты еще скажи, что они на ринге морды друг другу будут бить. Вранье.

  • Может и так. А может и нет... посмотрим!- она прищурила свой левый глаз. Сталик знал, когда Полина так делает лучше молчать.

  • Ну подумай, куда вас несет это течение. Мода. Тусовка.... А хотя.... чем бы дитя не тешилась, лишь бы замуж рано не вышла.

Он махнул рукой и пошел в зимний сад. Птицы при его приближении оживились. Тапок немного тер ногу и это раздражало будущего олигарха. Сталик посмотрел на свое отражение в стеклянной витрине.

- Завтра надо начать делать гимнастику. А то я чего то располнел. - подумал Сталик и прошелся между пальмами. Потрогал пальцем кактус. Укололся. Облизал палец. Сплюнул в урну.

- Вот вредное растение....

- Слышал новый анекдот про попугая. - крикнула из зала Полина.

- Нет. Хотя смотря какой?

- Про попугая и “хохлов”.

- Как Кучма в зеркало посмотрел!?

- Не тот. Как пришли “ хохлы” в зоопарк. Дивятся на разных животных. Ну там на обезьяну, на слона, потом подходят к попугаю и один говорит.

- Гляди какие перья?

А другой: - Да. Вот моей бы жинке такое одно в шляпу.

- А ты сунь руку в клетку и выдерни одно.

- Боязно.

- А ты не бойся. Он спит. Видишь?

- Ага.


Хохол сунул руку. Дерг. Дерг. А попугай как крикнет на него

- Пошел на...

А хохол: - Звеняйте, дядя, мы думали вы птица!

- Смешно? Правда, Бяша?

- Бред.

- У него все - бред. Кто его научил?



- Алиска. По телефону в саду все время болтала. А у нее на все один ответ. Вспомни?

- Точно. Вот тебе и шоу бизнес в томате!

Последующая за этим вечером в семейном кругу вереница дней, сложилась в один - бесконечный тяжелый понедельник. Утром у Сталика в машине, когда он спешил на встречу со своими биржевыми кредиторами зазвонил телефон. Это был Сокольников - светлая голова. Всегда вовремя. Умел вторгнуться в паузу между переговорами. Сталик, как ни силился ни как не мог понять, как это он вычисляет его свободное время.

- Категорически приветствую. Можете говорить?

- Могу. Свободен. Меняю одно место на другое.

- Тогда я ненадолго.

- Валяй.

- По фигуристу Бойко у меня полная папка собралась. Послать?

- Некогда читать. Так скажи, главные тезисы и свои выводы.

- Да, что. Живет не бедствует, но и не жирует особенно. С органами не связан. Долгов не брал. С бандитами связан, но так, чисто по спортивным делам. Внедряется в шоу бизнес. Чемпион мира и Олимпиады. Бабы от него без ума...

- Вот тут по подробней.

- Не женат. Детей нет.

- А любовниц?

- Тут такое дело Сталь Аркадьевич.

- Что, с Полинкой связался?

- Дружат.

- В смысле.

- Как подружки.

- Не понял.

- Да, что там, голубой он. Не нашей сексуальной ориентации.



  • Да ты шо!? - вырвалось у Сталика. Он ждал чего угодно, но этого... нет. - Повтори!

  • Пидор. - для полной ясности повторил свое заключение Сокольников. - Но не активный.

От нахлынувшей радости Сталик чуть не потерял руль своего Мерседеса. Он никогда не предполагал, что знакомство с человеком, другой сексуальной ориентации принесет ему такую радость.

- Это хорошо. - крикнул Сталик в трубку. - И это правильно!

- Модно. Ну, это влечение... от жира.. что ли... Я бы сказал. Куда это человечество катится. Эти нетрадиционные ориентации, как они себя величают уже и жениться стали и венчаться. - уныло проговорил нотариус.

- Да и хрен с ними. На наш век баб хватит. Верно, Сокольников?

- Верно.

- Ну и сними с него контроль. Нам гомики неинтересны. Пусть себе шустрит, вертит там всяем..... А тебе большое человеческое спасибо. Раскрыл карты.

- А ты что, Аркадьевич подумал, что он того...

- Да ничего я не подумал. Подстраховался. Семья. Сам понимаешь. Ребенок. Наследство...

- Ну, это ты рано заговорил о наследстве, Аркадьевич.

- Лады. За мной не задержится.

- Благодарю. Я стройку затеял у себя на участке. Лес уже завезли, фундамент отстоялся....

- Поможем. Бойко, стойко и красиво!

Потом Сталик был у кредиторов и обсуждал заказы на покупку сахара и муки. Потом был в банке и подписывал взятые им в кредит деньги. Звонил Серов. Сказал секретное слово и Сталик понял - пошло. Вот сейчас. Еще немного. А за окном уже было жаркое Московское лето. И спасал только кондиционер в машине. Сталик был в одной белоснежной рубашке с платочком в кармашке. Он включил радио и услышал голос Алисы из приемника. От радости по всему его телу разлилась теплая жидкость тщеславия.

- Зря я им кислород перекрывал. О Бойко плохо думал. Может и ничего. Может так и надо. Чего я, жлоб, что ли? Надо расслабиться, расстаться с деньгами и получать от этого удовольствие.

Песня правда ему не очень понравилась. Это был какой то молодежный полу реп. Сталик любил другую музыку, но все равно было чертовски приятно. Он позвонил Полине. Жена все знала и слушала этот эфир.

- А я случайно включил. Конечно, папе ни кто не сказал.

- Мы не хотели тебе мешать. Ты сейчас сам не свой. Домой приходишь, раз на бок, а утром тебя и нет.

Это было истиной правдой. Сталик почти не спал. Он был, словно ракета с ядерной боеголовкой на борту, которая готова к старту. Он знал, когда он скупит все бумаги компании “ Нефть Рос Стандарт” то действительно произойдет взрыв. Все было готово к этому. Деньги на месте. Серов держит все под контролем. Бумаги у Сокольникова готовы. Скоро аукцион. Там все обо всем предупреждены. Время пришло. Завтра. Непременно завтра. И этот день наступил. Хороший такой июльский

денек . В эту ночь, как не странно Сталик спал глубоко и спокойно. Он обнял Полину и поцеловал. Она прильнула к нему всем телом. Все произошло быстро и яростно. Потом она пошла в душ, а Сталик лежал поперек их огромной, купеческой кровати привезенной откуда то из под Мурома, и смотрел на отражение серпа луны на потолке.

- Завтра Алиса прилетает. Домой. Хочет здесь начать промоушин.

- Это здорово! - ответил Сталик.

- Утром зайди к Мельнику.

- Зачем.

- Сам знаешь. Он за тебя там держит поток энергии в правильном направлении. Солнце на ладони мне показывал. Это важно. Ты же знаешь, как он от всех сглазов и грязи наш дом оберегает. Я ему благодарна. В это надо верить.

- Зачем?

- Как зачем? -переспросила Полина. Она вернулась из ванной и легла рядом.

- Дурачок. Это же высшие силы. Все великие хотели подчинить их себе. А есть проводники в тот мир. Мир тонкий, невидимый простым глазом.

- Прости я забыл. - Сталик поцеловал Полину и повернулся на бок. Она еще что то там говорила про параллельные миры и Мельника. Вентиляция в доме работала на полную мощность. Занавески раскачивались в такт попутному ветру. Они казались парусами какого то легкого фрегата, стоящего на рейде в чудесной гавани. Ветер надувал паруса, которые были так похожи на те, что Сталик видел в детстве, на даче родителей, когда просыпался рано утром и приоткрывал один глаз. Они казались ему тогда огромными и он очень хотел, что бы они унесли его в далекое приключение. В неведомые ему страны. На острова, где живут необыкновенные животные. Сталик бы угощал их спелыми яблоками из родительского сада. Белый налив. Станция Разлив. Шалаш, как у Ленина и кусок пирога на столе.

- Миром правит любовь. Все делается по любви. Я много думаю о судьбах ваших. И не складывается у меня картина. Чего то в ней не хватает? - Мельник заговорил со Сталиком после довольно долгой паузы, когда тот вошел в гостевой домик. Пахло почему то жаренным луком.

- Любви?


- Не твой ветер дует с гор. Не попутный. Я бы в такую погоду не пошел бы к Ала Чау. Анда, сулим, мире.

- Понимаю. Хотя денек то вроде выдался ничего. Сейчас бы на речку, Мельник?!

- Мы не можем показать, то что ты сам не хочешь увидеть. Все твое рядом с тобой. Но они не твои. Трава теряет свои силы под солнцем. Все выжжено. Вот смотри.

Мельник расстегнул шитую тонкой нитью рубаху без воротника и Сталик увидел у него на груди огненный шрам, словно кто то провел по телу лазером или поставил на него утюг.

- Недавно пришло. Когда Сапфир погиб. Помнишь. Потом гроза была и солнце к вечеру во весь горизонт. Анда, сулим, мире.

- Не помню. Я редко смотрю на небо. В основном под ноги.

- А я в детстве любил жечь муравьев раскаленной пластмассой?! Рыжих, от их укуса рука потом распухала. Помнишь?

- Не жег я муравьев. Я в кружке юных натуралистов состоял.

- Не ходи куда тебя сегодня пригласят. Поезжай к родителям. Я люблю тебя Сталик. Ты мне дом дал. Хлеб. Я за тебя книги ветра читаю. По солнцу живу. Там. - он показал в сторону пруда. - Время бежит быстрее. И то что ты задумал, там уже давно было. Я видел не тебя. И если не успевать все можно изменить ...

Сталик нервно посмотрел на часы.

- Извини, Мельник, мне пора. У меня сегодня сложный день. Полине, дорасскажешь эту историю. Не обижайся. Ты хороший мужик. И я всегда рад тебе. Но сегодня мой день. Понимаешь?

- Беным саля. Оля, батук, эзе.- что то на своем языке ответил Мельник. Его глаза были полузакрыты. Сталик вышел на улицу. Глубоко вздохнул. В домике Мельника было душно. Сталик пошел к своей машине. Еще раз посмотрел на часы. Луч солнца упал на циферблат.

Мельник открыл свои глаза и перед ним вспыхнул огонь. По стенам побежали тени незнакомых ему людей. Олени, лошади, носороги. Мельник взмахнул руками и тени замерли, создав вокруг него круг. Тогда колдун дотронулся рукой до выжженного места на груди и сунув в рану руку, словно в потайной карман, вынул оттуда пачку денег. Он размахнулся этой пачкой и бросил в сторону теней. Купюры полетели по комнате и стали превращаться в летучих мышей. Они странно и жалобно запищали. Огонь перед Мельником еще раз вспыхнул, тени вздрогнули, а летучие мыши упали к его ногам превратившись в пепел.

Из Аукционного Дома Сталик легкой, покачивающейся, немного военной походкой победителя вышел во двор этого старинного особняка. За ним шли его помощники из недавно им созданной компании, Сокольников с леденцом Чупа Чупс в руке. Один из бизнесменов, которого Сталик видел только по телевизору, подошел к нему и протянул руку.

- Ловко. Такое да же Борису Абрамовичу не всегда удавалось. Ладно. Время все спишет. Вы хорошо подготовились. Серовская школа. - он улыбнулся и почесал подбородок.

- Брокерская. Я бы сказал. Там платная тренировка взлетов и падений.

- Знаю. Сам со свинины начинал. А теперь в хоккей играю. Три команды у меня. Продать одну?

- Пока не надо.

- Будет надо звоните. У меня уже и документы на них готовы. Со стадионом в придачу.

- И губернатором.

- Согласен. За него еще доплатим.

На том они и расстались, что бы больше никогда не встретиться. Через пол года “хоккеист” погибнет при каких то загадочных обстоятельствах. Сталик поболтал еще немного с Сокольниковым и назначив ему встречу на завтра уехал. Уехал с полным чемоданом Государственных Бумаг на нефтяную компанию и все недра района в котором она «прописана». Сталик пришел домой. Полина ждала его за обеденным столом.

- Все. Мы нефтяные магнаты.

Полина не крикнула. А просто сжала на груди руки и протяжно взвыла. Так наверное кричит волчица, когда выходит на охоту. Серов позвонил вечером. Поздравил. Утром Сталик был у него в приемной. Он положил на стол Геннадию Ивановичу золотую кредитку на предъявителя в Банке Люксембурга. Потом пили кофе. Серов в этот день на прощание как то долго и вкрадчиво смотрел на счастливого собственника, словно хотел ему что то сказать. Но промолчал. Он еще долго сидел и вертел в руках эту золотую кредитку. Потом встал и сунул ее в дорогой кожаный бумажник.

- Такое время. Такие нравы. А что вы хотели. Стрела уже пущена, а птица еще поет на ветке. Кто это сказал. И на каком из съездов. Не помню. Может Сталин. Он любил восточную мудрость.

Он подошел к столу и поднял трубку с гербом России.

- Кириенко. Ты, мой мальчик. Слушай сюда родной....
1998 год. Август. На море семья Сталика отдыхала в расширенном составе. Поехали в Крым. К куму Кучмы - одному из уважаемых украинских политиков. Принимали Сталика на яхте. Все было на высшем уровне. С собой взяли да же Бойко. Отношение к нему Сталика вдруг изменились. Плина и Алиса грелись в лучах солнца и накрывшего их с головой богатства. Все всё уже знали. Украина готовила контракты на поставки нефти. Они были положены на стол к Сталику, который от перемены статуса, да же немного располнел и стал выше ростом. Такое бывает. Артист местного театра выпив немного водки, зажав в руке курительную трубку, читал на распев Бродского

Маленькие города, где вам не скажут правду.

Да и зачем вам она, ведь все равно -- вчера.

Вязы шуршат за окном, поддакивая ландшафту,

известному только поезду. Где-то гудит пчела.
Сделав себе карьеру из перепутья, витязь

сам теперь светофор; плюс, впереди -- река,

и разница между зеркалом, в которое вы глядитесь,

и теми, кто вас не помнит, тоже невелика.


Запертые в жару, ставни увиты сплетнею

или просто плющом, чтоб не попасть впросак.

Загорелый подросток, выбежавший в переднюю,

у вас отбирает будущее, стоя в одних трусах.


Поэтому долго смеркается. Вечер обычно отлит

в форму вокзальной площади, со статуей и т. п.,

где взгляд, в котором читается "Будь ты проклят",

прямо пропорционален отсутствующей толпе.

Бойко зааплодировал. Он оказался тонкой натурой. Рассказывал, как его готовили к Олимпиаде. Как было сложно жить на сборах. Всюду стукачи и предатели. Каждый мечтает тебе подножку поставить.

- Спой , Алиса. Попросили ребята из дружественной страны.

Алиса сначала отказывалась. Потом лениво вышла на палубу. Взревели колонки и она манерно пооткрывала рот под звучащую на все побережье фонограмму. Бойко пригласил Полину танцевать. Они выделывали красивые па. Сталик пил холодный лимонад. Потом пришла теплая, южная ночь. Они бросили якорь в какой то роскошной и тихой бухте. Там уже был накрыт небольшой банкет-пикник. Жарили мидий и ели шашлыки, которые просто таяли во рту.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница