Кирилл крастошевский. Перевернутый



страница19/19
Дата06.05.2016
Размер2.66 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

- Есть немного.

- До метро подбросишь?

- Да. Тут рядом.

- Ну прощай. Не говори никому, что меня видел. Я к вам не сунусь. Пусть все считают меня исчезнувшим. Прошу.

- Ладно. Нарушу инструкцию. Вроде охрана нас не засекла. Я машину ставлю там где камера не берет. - Соколников доехал до метро и когда Сталик стал выходить сунул ему в карман пачку денег. - От меня. За все, что ты мне хорошего сделал, Сталь. Все таки целая жизнь прошла.

- Быстро?

- Очень. Ничего не успел. Только бегал и бегал...

- Отдохни. Спасибо. Больше не встретимся. За Алискино письмо тебе я очень...

Сталик закрыл дверь Опеля и не оборачиваясь пошел к метро. Он слился с толпой москвичей и гостей столицы и навсегда исчез из поля зрения Сокольникова.

- Такого мужика потеряли. - Сокольников ударил руками по ободу руля. Машина просигналила. Девушка на перекрестке обернулась. Сокольников нажал на педаль и поехал в сторону аэропорта. Билет в Лондон лежал в его правом кармане. Сталик вышел на Старой Площади. Там была небольшая контора Росс цирка. В комнате секретариата Сталика встретили не по доброму, а когда он сказал, что ищет цирк Палыча, то совсем посмотрели, как на больного.

- Вы кто? - спросил управляющий.

- Артист.

- Какой номер?

- Я работал в номере женщина змея на лошади.

- Не лошадью?

- Нет. Ассистентом. Потом был гусаром.

- Гусар - это отлично. Костюм с собой.

- Нет. Ничего нет.

- И документов?

- Они дома. - соврал Сталик.

- Смелый! Без документов по Москве и я не хожу.

- Я Москвич. Привык.

- Тогда понятно. - управляющий покрутил компьютер, побегал мышкой по файлам и папкам, но ничего для Сталика не нашел. Не было в их реестре цирка Палыча.

- А где мне его искать?

- Не знаю. Все официальные у нас зарегистрированы. Проценты и документы, сами понимаете. Но есть и самовольные -цыганские... как табор живут.

- Вот. Он цыганский!

- Тогда ни кто вам не скажет. Где то там. - управляющий показал на огромную, старинную карту бывшего СССР. - Ищите. Может повезет. Попробуйте в интернете. В частном бюро розыска.

- Спасибо вам. Я буду искать. Мне это очень важно. - сказал Сталик выходя.

- Найдете, скажите, что скоро их беспределу прийдет конец. Все должны быть вместе. Так и передайте этому Палычу. - услышал он крик управляющего себе в след. - Все должны вступать в союз и платить налоги!

- Передам!

Сталик вышел на Старую Площадь. Над Политехническим натягивали красивый рекламный плакат. Черные машины стройными рядами двигались в одном и том же направлении. Они огибали собой Кремль и затягивали черную петлю на Васильевском спуске. Сталик пошел к метро Китай-город. Из больших дубовых дверей бывшего партийного дома вышел пожилой мужчина в норковой шапке. Сталик остановился рядом с железной оградой. Невдалеке маячили милиционеры с автоматами. Да он не мог ошибиться. Машина Серова стояла на своем, привычном месте, все так же в пятидесяти метров от входа.

- Жизнь прошла, а ничего не изменилось. Все на своих местах. И есть эти заветные пятьдесят шагов до машины, когда решается твоя судьба.

Сталик подошел по возможности ближе и увидел, как рядом с Серовым вьется небольшая, сгорбленная тень.

- Проситель. Свято место пусто не бывает. Кризис - а балом все равно правит Серов. Хорошо сохранился - Серый....видимо две жизни себе намерил.

Сталик неожиданно для самого себя сунул руку в карман и извлек ее обратно сложив из пальцев пистолет. Указательный палец ствол, средний курок, а большой мушка. Он прищурил глаз и начал целиться. Серов подошел к машине и глубоко вздохнув посмотрел на небо. Небо было все затянуто серыми тучами. Проситель сжимал в руках папку и цеплялся за стальную дверь черной машины. У него был шанс. Сталик выстрелил, один раз, потом еще. Милиционер с автоматом лениво повернул голову в сторону человека с пустыми руками, который прищурившись куда то метит указательным пальцем. На всякий случай он окрикнул человека. Сталик выстрелил еще раз, спрятал руку в карман и пошел к метро.

- Совсем с ума посходили с этим кризисом, бизнесом. - опустив автомат и нажав автоматический шлагбаум сказал милиционер. Он отдал честь отъезжающей машине Серова. - После смены пойдем с мужиками в баню. Водки взяли, веник я купил, а вот еще вобла... ну это капитан Пухов возьмет.

Он достал мобильный телефон и позвонил.



  • Пух. Ты воблу не забудь. Смотри у меня. Нету. Так заехай в рыбный. Устрой проверку...Шучу. Я веники взял, кум из Костромы подогнал. Давай. Я скоро меняюсь!

  • Меняйся!

Машина Серого слилась с потоком черных машин рванувшихся в сторону Кутузовского проспекта. Сталик сел в метро. Народу было много и в вагоне его сильно сжали. День еще был в своей самой середине. А народ уже спешил домой. Работы не было. Целая цепь увольнений выбросила на улицу новых кандидатов в обреченные мечтатели. Они запрутся у себя в маленьких квартирах, иногда съемных на последние деньги и будут ждать, что вновь наступит момент, когда их призовут. Рыть, копать, стрелять - они на все согласны. Они все стерпят. Поколение рабов не может желать настоящей свободы. Не может найти свой бродячий цирк на колесах, которого гонит вольный ветер по бескрайней степи, по великой стране. Боль и серые глаза. Тихий ропот в вагоне метро. Сальный юмор по телевизору. Олимпийская суета - уверенность в своей безнаказанности.

- Я промахнулся. - сказал себе Сталик. Он посмотрел на свою стертую от постоянного холода и неустроенности руку. Поклонился своему отражению в стекле вагончика метро. Отражение было исхудалым и обреченным. Сталик вышел на Бауманской. Прошел по переулкам знакомым ему еще с юности. Перешел по пешеходному мосту Яузу. Свернул вправо. Прошел между домами. Купил в магазине цветы пластмассовые розы. В магазине напротив кладбища маленькую бутылочку водки, колбаски, хлеба, пакетик сока. С этой нехитрой поклажей он вошел на территорию кладбища, где не был больше десяти лет.

- Все говорил себе завтра, завтра, а оказалось - никогда. - Ведь могло быть и никогда! - прошептал мужчина с букетиком искусственных роз в руке. До закрытия ворот кладбища был еще час. Снег хрустел под ногами. В этом году его было немного и поэтому дорожки все были расчищены, утоптаны огромным количеством посетителей. Люди все чаще стали вспоминать своих близких. Появилось свободное время. Оно позволяет задуматься над тем кто мы и зачем пришли на эту землю. Сталик быстро нашел могилу своих родителей. Раньше он иногда проходил мимо путая ряды, но сегодня мраморная плита выросла перед его глазами. Черный осколок мрамора, который еще его отец установил здесь.

- Все поколение наше. Здравствуйте, родные. - сказал Сталик. - Я вернулся.

Но не успел он это договорить, как обмер в удивлении. Пакет выпал из его рук. Остались только розы. На мраморной плите под именами его родителей он увидел свое фото и надпись Сталь... умер в девяносто восьмом. От самых близких. Помним тебя.

- Здравствуй, Сталь. - сказал Сталик и поставил розы в снег, на бугорок. Он поднял со снега пакет и расчистив лавочку сел на нее, положив под зад перчатки.

- Так значит, мы все это время были вместе. Десять лет прошло. Все прошло. - Сталик открыл бутылку и налил себе в пластиковый стаканчик. Разложил свою нехитрую закуску. Молча выпил. Закусил кусочком колбасы. Понюхал хлеб. Выпил сок. На душе стало теплее.

- Надо потерпеть. Еще немного, потерпеть. Этот год был ужасным, а новый будет лучше. Я найду свой цирк. Буду работать. Паспорт... добудем. Палыч, что нибудь придумает. Воскреснуть мне ни как нельзя.

Он налил себе еще. К Сталику подбежала кладбищенская собака. Он угостил ее колбаской. Она села невдалеке.

- Завтра же поеду искать Палыча. Не может быть, что бы ни кто ничего не видел. Цирк не иголка. Правда. - обратился он к собаке. Та гавкнула и завиляла хвостом.

- Надо лишь потерпеть и все наладится.

Сталик сбросил снег с могильного камня. Протер платком надписи на мраморе. Вдали он услышал музыку. Очень ему знакомую. Парад-алле.

- Это Иван включил фонограмму. Представление начинается. - сказал собаке Сталик.

- У меня место в партере. - ответил пес.

Сталик посмотрел на разукрашенные белым снегом деревья и ему показалось, что они все загорелись тысячами маленьких огоньков. За соседними обелисками началось какое то движение и в сторону Сталика побежали одинокие тени. Солнце стало садиться за задник старых деревьев и послышался конский хрип. В луче прощального солнечного отражения летела вдоль могил Маша, а рядом с ней на Чубчике стоял маленький мальчик.


  • Павлик! - узнал сына Маши Сталик. - Смотри, как вырос. Ай, молодец. Вот что значит, цирковой!

Конь свернул влево по аллее и помчалась к виднеющемуся среди белизны куполу цирка. Сталик сел на лавочку и обнял свою голову руками. А вокруг него шло представление и шли мимо могил артисты. Семья Ладовых, китайские циркачи Ли и невидимые зрители кричали им : - Чуда! Чуда хотим. А китайцы хлопали глазами, стреляли фейерверками и отпускали в небо клонированных голубей. За ними шли Белорусы, потом Палыч с Мариной и группой собачек, Снежок и рядом с ним его плащ из под которого выглядывал Гоша и улыбался своим разукрашенным красным гримом рот. - Я теперь клоун. Я рыжий, а Снежок белый. Мы работаем в паре.

Сталик встал и оперся на ограду своей могилы.

- Снежок, вы что , никуда не уезжали? - крикнул Сталик.


  • Конечно , Андрюха. Куда нам ехать. Везде одно и то же. Ничего нового. Устал я . Ситуация вышла из под контроля. Мы не подходим новому времени.

  • А что такое?

  • Кризис. Твой Андрюха, был разминкой. Он поглотил тебя и еще несколько ребят, а этот смыл всех нас. Нас больше нет. Никого. Наступает новая эра. Там нам нет места.

  • Никому?

  • Никому, брат. Он утащит за собой в бездну всех наших политиков, Империи и пирамиды. Они и останутся, как в Египте, после прошлой расы. Памятники прошлой жизненной авантюры. А мы в цирк. Там нас ждут.

  • Какой цирк?

  • Небесный. Самая там лучшая трупа.

  • Это точно. - подтвердил Гоша. - Люди думают что нет конца их деяниям. И смерти нет, а она рядом. Все не длится вечно.Понимаешь. Набивать свою утробу, копить и воровать - это и есть удел человека. Мечта! А надо быть другим. Я это поздно понял.

  • Другим, Андрюха! - крикнул Снежок.

- Я с вами. - сказал Сталик и попытался выйти из калитки. Но она не открывалась. Сталик дернул еще раз. Попытался перелезть через ограду, но зацепился штаниной за острый пик могильной ограды.

- Подождите меня. - закричал он. Собака сидящая около могилы дернулась и побежала вдоль аллеи. - Подождите.

Но цирковые артисты исчезли в белизне деревьев. Солнце совсем село и стало холодно. Сталик наконец то перелез через ограду. На снегу валялись конфетти от хлопушек, елочные иголки, коробка от петард, бумажные ленты и обертки конфет.

- Куда вы? -крикнул в пустоту Сталик. - Я свой!

Проходящие мимо сотрудники кладбища сурово посмотрели на одинокого мужчину стоящего около могилы.

- Свой! Собирайтесь, товарищ. Кладбище закрывается. Идите домой. Там допьете.

- Домой!? - повторил Сталик. - Конечно домой. А куда же еще?!

Он ссутулился и побрел по знакомой ему с молодых лет аллее. Здесь они хоронили деда, потом бабушку, потом он простился здесь с мамой, потом с отцом. Сегодня он простился с собой. Со Сталиком. Человеком восьмидесятых.

На трамвайной остановке он простоял минут пятнадцать и лишь потом понял, что трамваи здесь давно отменили. Остались только ржавые рельсы и булыжники между ними. На кладбище завыла собака. Два здоровенных парня закрыли ворота и повесили черный замок. С неба полетели крупные снежинки. Они ложились на голову Сталика, на его руки и плечи, укрывая его своей непорочной белизной, прощая и прощаясь с ним навсегда.

-Я перевернутый!

- Мама, скажи когда....?

К. Крастошевский 2010.




1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница