Карл карлович клаус



страница1/6
Дата06.05.2016
Размер0.89 Mb.
  1   2   3   4   5   6
КАРЛ КАРЛОВИЧ КЛАУС

Карл Карлович Клаус родился в городе Дерпте (ныне г. Тарту) в 1796 году в семье художника-портретиста. Его жизнь с ранних лет сложилась нелегко. Сначала умер отец, затем мать, и в шесть лет он остался на попечении отчима. Учиться он начал в городской школе, затем поступил в гимназию, но уже в 14 должен был оставить ее и начать зарабатывать на жизнь, поступив в пекарню в качестве ученика пекаря. В 1811 году Карл отправился в Петербург к родственникам и поступил учеником в одну из столичных аптек. Аптеки в то время представляли собой фармацевтические лаборатории, в которых из растительного и минерального сырья изготовляли лекарства. Чтобы успешно работать, нужно было иметь навыки работы с химическими соединениями и знать фармацию и ботанику. Именно в эти годы Клаус проявил себя как исследователь и экспериментатор.

Работая в аптеке, Клаус самостоятельно изучил химию, фармацию и другие теоретические дисциплины и в 1817 году успешно сдал экзамен в Медико-хирургической академии на звание аптекаря. В том же году он стал студентом медицинского факультета Дерптского университета. Однако финансовая зависимость от родственников заставила его оставить учебу. Долгие 14 лет после этого Клаус лелеял мечту продолжить образование.

В 1817 году Клаус стал провизором в глухом в то время, провинциальном Саратове, где работал в течение четырех лет. За это время ему удалось скопить достаточно средств, чтобы начать собственное дело. В 1821 году Клаус женился, поселился в Казани и приобрел аптеку. Как в Саратове, так и в Казани он занимался изучением флоры приволжских степей и вскоре стал известен как большой знаток Поволжья.

Ученые Казанского и других университетов стали привлекать Клауса к участию в экспедициях. В 1827 году он сопровождал географа Э.А.Эверсмана в путешествии по степям Поволжья, а в 1828 году – академика А.Я.Купфера по Уралу. В 1834 году Клаус был приглашен профессором химии и фармации К.Х.Гебелем, сопровождать его в путешествии по приволжским степям. Клаус унаследовал от отца талант художника и во время экспедиции делал зарисовки, которые оживляли отчеты экспедиций.

Путешествие по Уралу, по-видимому, вызвало у Клауса интерес к платиновым металлам. Купфер и Клаус побывали во многих местах, связанных с добычей и первичной переработкой платиновой руды. Путешественники осматривали заводы, рудники, копи. В Нижнем Тагиле и Кушве они посетили платиновые прииски.

В 1831 году в жизни Клауса произошел крутой перелом: 35-летний преуспевающий аптекарь, отец троих детей, решился продать без выгоды для себя аптеку и возвратиться в Дерпт для продолжения образования.

В Дерпте Клаус провел шесть лет в качестве инспектора химического кабинета, в задачу которого входила подготовка пособий и демонстрационных опытов для лекционного курса. Оплачивалась должность невысоко, не была штатной и не давала права на пенсию. Здесь жизнь снова свела Клауса с Гебелем. Именно в те годы Гебель опубликовал две работы по изучению свойств платины. Одна из них была посвящена изучению магнитных свойств платины (1830), другая – взаимодействию оксидов платины и палладия с муравьиной кислотой (1833). По-видимому, Гебель оказал влияние на усиление интереса Клауса к платиновым металлам.

К экзаменам за курс университета Клаус подготовился самостоятельно и в 1835 году в возрасте сорока лет выдержал экзамены на степень кандидата философии (поскольку тогда естественные науки входили в состав философского факультета). Клаус показал настолько глубокие знания, что Совет университета подал прошение о разрешении ему сразу же сдать экзамен на степень магистра.

Разрешение не было получено, и Клаус стал готовить магистерскую диссертацию. В качестве объекта исследования он выбрал лекарственные растения. Работа была опубликована в Дерпте и называлась «Основы аналитической фитохимии». Клаус защитил диссертацию в 1836 году. Степень магистра давала ему право занять кафедру, но в Дерптском университете вакансии не было.

Клаус подал прошение о занятии свободной в то время кафедры фармации в Казанском университете. Для этого ему пришлось прочесть лекцию перед Советом очень авторитетного учебного заведения – Петербургской медико-хирургической академии. Лекцию Клаус прочел блестяще, и в августе 1837 года был утвержден в должности адъюнкта кафедры фармации и заведующего химической лабораторией Казанского университета.

Когда Клаус прибыл в Казань, его коллега Н.Н.Зинин был направлен в заграничную командировку на длительный срок, и он был вынужден вести курсы и вести занятия по всем химическим дисциплинам и одновременно заниматься оснащением вновь выстроенной химической лаборатории. Очень скоро лаборатория могла уже соперничать с лучшими лабораториями Европы.

Несмотря на большую нагрузку, Клаус находил время для научных изысканий. В первые же каникулы он отправился в путешествие на недалеко расположенные от Казани Сергиевские минеральные воды с целью их изучения. Результаты этих исследований составили основу его докторской диссертации, которая была защищена им в 1838 году.

1838 год оказался для Клауса плодотворным. В «Бюллетене академии наук» увидела свет его статья, вышел в свет двухтомный труд о результатах совместного путешествия с Гебелем по степям Юга России, который был удостоен Демидовской премии. Кроме того, Клаус был избран членом Московского общества испытателей природы.

Защита докторской диссертации открыла перед Клаусом возможность быть избранным профессором кафедры химии. В 1840 году Клаус был командирован на три месяца в Петербург и Дерпт для закупки лабораторного оборудования. Он решил пополнить коллекцию образцов химических соединений солями платиновых металлов. Для их приготовления Клаус приобрел в Соединенной лаборатории Департамента горных и соляных дел 2 фунта остатков от переработки платиновой руды.

Исследовать остатки Клаус начал в 1841 году. С этого момента фармация отошла на второй план. Клаус увлеченно занялся изучением платиновых металлов, которое продолжал до последних дней. В этих остатках Клаус открыл новый, шестой элемент платиновой группы – рутений (1843, название дано в честь России).

В 1852 году Клаус вернулся в Дерпт и занял кафедру фармации на медицинском факультете университета. Он возглавил также фармацевтический институт. Платиновые металлы продолжали поглощать всецело интересы ученого. В Дерпте для ученого настал новый период в изучении платиновых металлов. Это был период обобщения накопленного материала. К работам такого характера относится монография «Материалы к химии платиновых металлов». Эта работа была посвящена 50-летию Казанского университета. С 1959 года Клаус начал публиковать «Новые материалы к химии платиновых металлов» - серию, состоящую из четырех статей, последняя из которых вышла в 1964 году – в год смерти автора. В этот период труды Клауса уже получили заслуженное признание, как в России, так и за рубежом. В 1861 году Клаус стал членом-корреспондентом Петербургской академии наук.

Клаус задумал написать монографию, которая должна была содержать как его собственные исследования, так и все имевшиеся к тому времени и критически осмысленные ученым сведения по истории открытия и изучения химии платиновых металлов, а также по их металлургии. Поэтому Клаус обратился в Совет университета с просьбой командировать его за границу для того, чтобы ознакомиться с постановкой там изучения и производства платины, а также с «положением фармацевтической части в главных центрах образованности». Просьба была удовлетворена. В 1863 году Клаус отправился в путь. Он посетил Германию, Францию, Англию, встретился со многими видными учеными, побывал у производителей платины. Поездка была очень напряженной, но доставила Клаусу большое удовлетворение: с его работами были знакомы, ценили их, старались выяснить его мнение по наиболее сложным вопросам Химии платиновых металлов, окружали вниманием, принимали с почетом и подчеркнутым уважением. После возвращения на родину монография была закончена. Среди химиков того времени Клаус был единственным, кто так глубоко и всесторонне проник в тайны платиновых металлов. Он был полон замыслов и имел еще достаточно сил для их осуществления. Однако жизнь распорядилась иначе. После возвращения из Европы Клаус был приглашен на заседание Общего собрания российских фармацевтов в Петербург в качестве докладчика и почетного гостя. Возвращаясь в Дерпт, Клаус простудился в дороге и, приехав домой, через несколько дней умер в возрасте 68 лет. Книга Клауса была издана уже после его смерти его учеником и преемником по кафедре в Казанском университете А.М.Бутлеровым. (1796 – 1864 - годы жизни).


АНТУАН ЛОРАН ЛАВУАЗЬЕ
С именем французского ученого связано развитие современной химии. Он содействовал формированию химии как науки, совершив переворот в представлениях о химических процессах. Замечательный экспериментатор, проницательный теоретик, Лавуазье создал новую систему химических знаний.

А.Л.Лавуазье родился 26 августа 1743 года в Париже в состоятельной семье. Он получил хорошее воспитание, учился в одном из лучших учебных заведений Парижа – колледже Мазарини.В семье он был единственным ребенком, поэтому родители предполагали, что он по примеру отца станет юристом. Лавуазье получил юридическое образование, но увлекся естественными науками, литературой, философией, Обучаясь химии у известного тогда преподавателя Руэлля, он одновременно изучал физику, математику, метеорологию, минералогию.

В начале своего научного пути Лавуазье пытался решать различные задачи: участвовал в минералогической экспедиции, написал труд «Исследование различных родов гипса», получил золотую медаль Парижской академии наук за свой проект освещения улиц большого города. Эти работы сблизили Лавуазье с научными кругами Парижа и Академией наук, членом которой он был избран, когда ему было всего 25 лет. Один из академиков того времени вспоминал, что Лавуазье был энергичен, выдержан, исключительно работоспособен, а также материально обеспечен, что позволяло ему полностью предаться научной работе.

Лавуазье был избран на место адъюнкта химии, и этой области знаний была посвящена его недолгая жизнь, оставившая глубокий след в истории науки и культуры.

Чтобы лучше понять и оценить реформаторскую деятельность Лавуазье в становлении химии как науки, необходимо рассмотреть состояние химических знаний в то время.

Влияние открытий в химии на историю человечества столь велико, что в археологии различают каменный, медный, бронзовый, железный века. И более поздние открытия, такие, как изобретение пороха, бумаги, книгопечатания, создание фарфора, развившаяся железообрабатывающая и металлургическая промышленность, тесно связаны с познаниями в химии и свидетельствуют о развитии человеческой культуры.

Развитие практических знаний требовало теоретических обобщений.

Алхимики накопили большой экспериментальный материал, но их теория превращения обычных металлов в благородные (золото, серебро) с помощью философского камня была несостоятельной, а период алхимии длился долго, с 4-го до середины 16-го века. Алхимическое направление продолжало существовать, но перестало быть определяющим, когда в недрах алхимии зародилась и стала развиваться медицинская химия (иатрохимия), основателем которой был врач Т.Парацельс. Он считал алхимию шарлатанством, а химию – искусством, неразрывно связанным с медициной, с приготовлением лекарств.

С конца 17 века наступил новый период в развитии химии, просуществовавший 100 лет – период флогистонной химии, родоначальником которой был немецкий естествоиспытатель Г.Э.Шталь.

Флогистонная теория была одной из попыток объяснить сущность явлений горения, окисления, восстановления. Шталь ввел понятие о флогистоне, «принципе горючести», который содержится в том или ином количестве во всех трех царствах природы – растительном, животном, минеральном. По мнению Шталя, когда металл подвергали обжигу, выделяющийся при этом из него флогистон улетучивался, а металл превращался в «известь» или «землю» (то есть оксид).

Сторонников флогистона не смущало, что известь оказывалась тяжелее металла, терявшего флогистон. Поскольку металл содержал флогистон, он считался сложным веществом, известь – простым, поскольку флогистон улетучивался. Изменить мнение химиков о теории флогистона было делом довольно трудным: ей следовали прекрасные экспериментаторы 18 века, такие, как шведский химик К.Шееле, английский химик Д.Пристли.

Новатором, убежденным в нелепости объяснения химических явлений с позиций теории флогистона, был Лавуазье. Исследования процессов горения он начал в 1772 году. Лавуазье первый правильно объяснил результаты опытов горения, показав, что при сгорании образуется связанный воздух (оксид). Он представлял себе, что при сгорании роль играет не флогистон, а атмосферный воздух. 1 ноября 1772 года Лавуазье передал в Парижскую академию наук запечатанный пакет. В нем находилась записка, содержавшая объяснение процессов горения, в котором не было места теории флогистона. Изложив свои опыты, Лавуазье заключил, что при сгорании вещества к нему присоединяется «чистая часть» воздуха. Он уже предполагал, что воздух по своему составу сложен. «Можно двумя способами определить свойства составных частей атмосферного воздуха: путем разложения и путем синтеза», - утверждал он позже.

Исследования Лавуазье положили начало новому этапу в изучении химии газов. Он получил «чистую часть» воздуха, названную им позднее кислородом, ему принадлежит открытие кислорода, так как первый правильно объяснил его роль в процессах горения, описал его свойства, показал роль кислорода в дыхании. В своих работах он изложил ясную картину горения. Вот его заключение: «При горении тел постоянно наблюдаются четыре явления. 1. При горении происходит выделение света или огня.

2. Горение может происходить только в «чистом воздухе» (т.е. кислороде)

3. Вес сгоревшего вещества увеличивается ровно на количество поглощенного воздуха.

4. При горении неметаллических тел в результате соединения с кислородом образуются кислоты, а при обжиге металлов – металлические извести (т.е. оксиды)

Так появилась кислородная теория горения веществ.

Лавуазье определил, что воздух состоит из двух главных составных частей, двух газов, из которых один способен поддерживать горение и дыхание, а другой нет. Первый газ Лавуазье назвал «чистым воздухом» (кислородом), а второй – «нездоровым воздухом» - азотом. Ученый почти верно определил количественный состав этих газов в воздухе: доля кислорода – 20%, доля азота – 80%.

Решительный удар по флогистонной теории был нанесен также изучением состава воды. Лавуазье доказал, что вода состоит из кислорода и водорода, установил их весовое соотношение. Исследование состава воды имело практическое значение: Лавуазье предложил дешевый способ получения водорода, необходимый для развития зародившегося тогда воздухоплавания. Лавуазье выпустил блестящую по форме и содержанию работу «Размышления о флогистоне». В этой работе ученый открыто выступил против теории флогистона после 10-летних исследований в этом направлении.

Сторонники флогистона не приняли идей Лавуазье. В Берлине, например, публично сжигали его портрет на улице. Однако вокруг Лавуазье группировались его соратники.

Энергия и работоспособность Лавуазье, как и разносторонность его знаний, поразительны. Он занимался вопросами техники, земледелия, провел реорганизацию пороховой промышленности, улучшив качество пороха, совершил переворот в физиологии своими работами о процессах дыхания.

Особая заслуга Лавуазье заключается в создании новой системы химических знаний, изложенной им в учебнике «Начальный курс химии». Выход в свет двухтомного курса химии Лавуазье – одно из наиболее крупных событий в истории химии. Для создания системы химических знаний, Лавуазье использовал основополагающие научные принципы: молекулярную теорию строения веществ и закон сохранения материи.

В своем учебнике Лавуазье особое внимание обратил на химическую номенклатуру. Практически в науку был введен новый химический язык, разработанный Лавуазье в сотрудничестве с Гитоном де Морво, Фуркруа, Бертолле. Впервые в учебнике появились названия солей различных кислот, употребляемые до наших дней: сульфаты, сульфиты, нитраты, нитриты, оксалаты и др. В конце учебника имеются рисунки аппаратов, применяемых автором. Лаборатория Лавуазье была оснащена уникальными для того времени приборами, выполненными лучшими мастерами.

Исследования требовали больших затрат. Можно предположить, что стесненность в средствах побудила Лавуазье вступить в генеральный откуп – общество крупных капиталистов, заключавшее с правительством договор, предоставляющий право собирать с населения налоги (на табак, соль, вина и т.д.).

Откуп был ненавистен населению Франции, страдавшему от непомерных налогов. Во время Французской революции он, как и все откупщики, был казнен. Его жизнь оборвалась 8 мая 1794 года.

Но гениальный ученый успел совершить «химическую революцию». К концу 18 столетия взгляды Лавуазье стали общепринятыми. Они подготовили почву для возникновения химической атомистики. Началось мощное развитие химической науки.


МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ ЛОМОНОСОВ
Первым русским ученым, прославившим свою Родину величайшими открытиями в области многих наук и открывшим законы природы, был великий гражданин нашей страны Михаил Васильевич Ломоносов.

Он был и остается гордостью русской науки. М.В.Ломоносов родился в ноябре 1711 года в бывшей Архангельской губернии, недалеко от г. Холмогор, в деревне Денисовке. Отец его – Василий Дорофеевич – был крестьянином-помором. Вместе с отцом он занимался в детстве рыбной ловлей на небольшом судне, которое называлось «Чайка». Они отваживались ходить на рыбные промыслы в Белое море и даже Северный Ледовитый океан. Мать Ломоносова – Елена Ивановна – рано умерла. Мальчик с детства привык к тяжелому крестьянскому труду и к опасным условиям морских походов. Любознательность его не знала границ. Верфи Северной Двины, где строились торговые и военные корабли, солеварни Северного моря – все возбуждало у него глубокий интерес.

У своего односельчанина Ивана Шубного он научился грамоте. «Вратами своей учености» он называл грамматику Смотрицкого и арифметику Магницкого, в которой, кроме простых математических расчетов, были сведения по астрономии, географии, физике. Самообразование давалось Ломоносову нелегко. Мачеха неодобрительно относилась к его занятиям. Будучи уже академиком, он вспоминал: «имеючи отца, хотя по натуре доброго человека, однако, в крайнем невежестве воспитанного и злую, завистливую мачеху, которая всячески старалась произвести гнев в моем отце, представляя, что я всегда сижу попусту за книгами. Для того многократно я принужден был читать и учиться в уединенных местах и терпеть стужу и холод». Настоящее образование можно было получить только в Москве или Петербурге.

Зимой 1730 года будущий ученый тайком от отца отправился в Москву, где поступил в Славяно-греко-латинскую академию – высшее учебное заведение того времени. Уже через полгода он был переведен во второй класс, а к концу первого года обучения – в третий класс. Жил он во время обучения впроголодь: «Имея один алтын (т.е. 3 копейки) в день жалованья, - писал он впоследствии, - нельзя было иметь на пропитание в день больше как на денежку хлеба и на денежку квасу, прочее – на бумагу, на обувь и на другие нужды. Так жил я пять лет и наук не оставил». Вскоре он перешел в Киевскую духовную академию, но и здесь естественным наукам, которые интересовали любознательного ученика, мало уделяли внимания. М.В.Ломоносов возвратился в Москву. По окончании академии он был направлен в Петербург для обучения в Академическом университете. В это время создавалась научная экспедиция для изыскательных работ в Сибири. Требовались специалисты, знакомые с основами металлургии и горного дела. Для обучения этим наукам и командировали Ломоносова как одного из наиболее способных студентов за границу. На учебу также направили студентов Д.Виноградова и П.Райзера. Три года учебы в г. Марбурге у известного естествоиспытателя и философа Христиана Вольфа расширили круг знаний Ломоносова. Здесь, в Марбурге, он познакомился со своей будущей женой Елизаветой Цильх, дочерью пивовара.

После возвращения из-за границы, в 1742 году Ломоносов был назначен адъюнктом академии, а в 1745 году – профессором химии. Он широко развернул научную и исследовательскую работу, перевел на русский язык курс физики своего учителя Вольфа. При переводе этой работы ему пришлось самому придумывать научные термины и вводить их в русский язык. Таким образом, он является основоположником русской научной терминологии.

В этот период в русской Академии наук господствовали немцы. Они не допускали русских к работе в Академии наук и делали все, чтобы руководящие посты занимали иностранцы. Ломоносов, как истинный русский патриот, выступил против засилья немцев в Академии. За это был подвергнут домашнему аресту на несколько месяцев. Но и дома он продолжает заниматься науками. И даже уделяет часть времени поэтическим сочинениям.

Шли годы. При Дворе императрицы Елизаветы восхищались одами Ломоносова. Успех при дворе способствовал осуществлению заветной мечты Ломоносова о построении первой в России научной химической лаборатории. Благодаря бурной активности ученого лаборатория была готова через три месяца. Это было одноэтажное кирпичное здание, построенное на сваях и состоявшее из сводчатого зала и прилегающих к нему двух комнат, как их тогда называли, «камор». В них проходили теоретические занятия со студентами. Ломоносов оборудовал химическую лабораторию необходимыми химическими реактивами, посудой и приборами, среди которых было много и физических. Особенно большое внимание он уделял весам.

Ломоносов был разносторонне образованным человеком своего времени. О своем участии в науках он писал, что стихотворство – его утеха, физика – его упражнения, но химию он называл своей основной специальностью. В те времена химия была только ремеслом, а не наукой. Ломоносов в замечательном труде «Элементы математической химии» четко сформулировал положение о химии как науке, ее содержании, о методе и связи химии с другими науками. Таким образом, он впервые поставил химию в ряд наук. Он высказывал мнение о том, что химия является началом для многих производств. «Далеко распростирает химия руки свои в дела человеческие». Он создал теоретические основы этой науки, основы атомно-молекулярной теории строения вещества (за 60 с лишним лет до Дальтона). За 40 лет до Лавуазье Ломоносов открыл закон сохранения массы веществ и высказал в общих чертах закон сохранения энергии.

С именем ученого связано развитие фарфоровой, стекольной, металлургической, горнообрабатывающей, соледобывающей промышленности.

Еще за несколько лет до создания химической лаборатории Ломоносов ознакомился с образцами итальянской мозаики и так пленился их красотой, что решил организовать их производство в России. Он решил использовать для этого цветные стекла собственного изготовления. Им было создано свыше 40 мозаичных картин. Особенно выделяется картина «Полтавская баталия».

С именем Ломоносова связано развитие горнозаводского дела и металлургии. В созданной им книге «Первые основания металлургии и рудных дел» он не только перечислял различные рецепты в этой области, но и научно обосновывал процессы, связанные с выплавкой металлов и добыванием руд. Эта книга являлась химической энциклопедией 18 века, так как в ней были приведены не только данные из металлургии, но и описаны основы пробирного искусства, добывания серебра, исследования руд сухим способом. Здесь Ломоносов также описал различные вещества. Ломоносов ввел лабораторные занятия по химии для студентов (это было новшество) за 75 лет до того, как такие занятия для своих учащихся ввел немецкий химик Ю.Либих.

Ломоносову принадлежит создание «Основ аналитической химии». Он был первым и единственным химиком-аналитиком в то время.

С конца 1950-х годов он заведовал Географическим департаментом Академии наук и предпринял составление генеральной карты России. В эти же годы он выдвинул и обосновал идею о морском пути вдоль северных берегов Азии. Он наблюдал прохождение Венеры через диск Солнца и обнаружил наличие атмосферы на Венере.

Ломоносов был инициатором и поборником просвещения среди широких масс населения. Он написал «Российскую грамматику» и «Древнюю российскую историю». Он понимал, что необходимо выращивать людей науки в России. Поэтому так настойчиво требовал создание в России своего университета. Этого он добился – в 1755 году в Москве был открыт первый русский университет, который сейчас носит его имя.

Великий русский поэт А.С.Пушкин назвал М.В.Ломоносова «первым русским университетом» за многосторонность интересов, которые проявил ученый в различных отраслях науки.

Сочинения Ломоносова, его труды получили широкую известность не только в стране, но и за рубежом. Как выдающийся ученый, он был избран членом Стокгольмской и Болонской Академией наук.

В последние годы жизни М.В.Ломоносов тяжело болел и мог работать лишь урывками. 4 апреля 1765 года он скончался.

  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница