Караваева Е. М. Функции цвета в романе Т. Гарди «Тэсс из рода д’Эрбервиллей»



Скачать 102.38 Kb.
Дата03.11.2016
Размер102.38 Kb.
Караваева Е.М.
Функции цвета в романе Т. Гарди «Тэсс из рода д’Эрбервиллей»
Творческие искания в литературе рубежа XIX – XX веков привели к появлению новых эстетических концепций и открытию форм взаимодействия языков различных искусств. В литературе Великобритании этот процесс был подготовлен деятельностью прерафаэлитов, работами Дж. Рескина и У. Морриса. Именно в творчестве прерафаэлитов стала очевидной взаимосвязь символической интерпретации цвета в живописи и литературе, поскольку цвет соединял в себе возможности логического и чувственно-образного способов познания мира.

Творчество Т. Гарди (1840 – 1928) развивалось в традиционном для английской культуры рубежа XIX – XX веков русле. На формирование художественного мышления писателя серьезное воздействие оказало увлечение изобразительным искусством. В юности он «делает наброски с церковных зданий, совершенствуется в чертеже и рисунке»1. Гарди мог стать незаурядным архитектором – в 1863 году один из его проектов получил признание Королевского института британских архитекторов и Архитектурной ассоциации. Десятилетие, отданное работе по специальности, нашло отражение в творчестве писателя: изображение городского пространства в романе «Джуд Незаметный» (Jude the Obscure, 1895) заполняется фрагментами архитектурной композиции.

В романе «Тэсс из рода д’Эрбервиллей» (Tess of the dUrbervilles, 1891) цвет участвует в создании художественного образа, является одним из ключевых элементов поэтики повествования. Обладая уникальным даром визуального воображения, писатель создает в произведении необычайно яркое красочное полотно. Словно накладывая штрих за штрихом, Гарди как живописец рисует картину, окружая главных действующих лиц ореолом различных оттенков.

Цветовая канва, сопровождающая персонажей, различные краски в их портретах являются важнейшими характеристиками действующих лиц. За каждым из них закреплена определенная цветовая палитра, обладающая символическим значением.

В начале романа описывается весенний праздник, на котором появляется и Тэсс Дарбейфилд. Все участницы процессии одеты в белое, но Гарди обозначает различные, неповторимые оттенки данного цвета: «синеватый»2/ «bluish»3; «снежная белизна» (С.11)/ «pure blanching» (P.6); «желтовато-мертвенный» (С.6) / «cadaverous» (P.6), указывая таким образом на возраст, социальный статус женщин. Особо он выделяет главную героиню: «… это была тоненькая красивая девушка, быть может, не более красивая, чем некоторые другие, но подвижный алый, как пион, рот и большие невинные глаза подчеркивали ее миловидность. Волосы она украсила красной лентой и среди женщин, одетых в белое, была единственной, которая могла бы похвастаться таким ярким украшением» (С.13). «She was a fine and handsome girl – not handsomer than some others, possibly – but her mobile peony mouth and large innocent eyes added eloquence to colour and shape. She wore a red ribbon in her hair, and was the only one of the white company who could boast of such a pronounced adornment» (P.6).

В белом платье Тэсс предстает перед читателем неоднократно: девушкой в белом одеянии она шествует на празднике в честь местной Цереры, в том же наряде она отправляется в поместье к Алеку д’Эрбервиллю, в длинной белой рубахе молодая мать проводит обряд крещения.

Белый цвет имеет в романе многозначную символику и требует детального рассмотрения. Как известно, белые одежды издревле использовались при проведении культовых церемоний и ритуалов, так что светлые наряды участниц описываемого Гарди празднества могут соотноситься с языческими традициями. Женщины несли букеты белых цветов, символизирующих чистоту и непорочность (достаточно вспомнить, что белая лилия считается атрибутом девы Марии). В белое одета главная героиня в одной из самых сильных сцен романа – крещении. В длинной белой сорочке Тэсс приобщает дитя к Богу. Одарив ребенка странным именем Горе, мать признает предысторию его появления на свет аморальной, и чувство вины, возникшее после рождения сына, не покидает девушку ни на мгновение. Белый, не скрывая иного цвета, подразумевает невинность и искренность, но героиня уже нечиста, по мнению окружавших ее жителей деревни: Тэсс греховна, ведь она подарила жизнь ребенку вне брака, что противоречило нравственным устоям. В то же время, белый символизирует свет. В белых одеждах изображались ангелы, «бесплотные спутники»4. Белый – символ «света, святости жизни и души»5. Данный цвет подразумевает и мотив очищения от грехов (в белом изображена Мария на картине Непорочное зачатие Пресвятой Девы Марии). В сцене крещения автор намеренно указывает на говорящее имя ребенка. Окрестив и дав подобное имя мальчику, героиня, с появлением на свет сына и с последующей его смертью освобождается от греха: «В длинной белой сорочке, с толстой темной косой, ниспадающей к талии, она казалась очень высокой и величественной. Мягкий тусклый свет жалкой свечи скрадывал те мелкие дефекты лица и фигуры, какие можно было обнаружить при солнечном свете – царапины от жнивья на кистях рук, усталость, затуманившую глаза; молитвенный экстаз преобразил лицо, которое привело ее к гибели, сделал его безгрешно прекрасным, наложив печать царственного достоинства» (С.115-116). «Her figure looked singularly tall and imposing as she stood in her long white nightgown, a thick cable of twisted dark hair hanging straight down her back to her waist. The kindly dimness of the weak candle abstracted from her form and features the little blemishes which sunlight might have revealed – the stubble scratches upon her wrist, and the weariness of her eyes – her high enthusiasm having a transfiguring effect upon the face which had been her undoing, showing it as a thing of immaculate beauty, with a touch of dignity which was almost regal» (P.66). Мотив очищения, безгрешности главной героини автор подчеркивает и подзаголовком а роману – «чистая женщина» («pure woman»).

Белый является одним из ведущих цветовых мотивов в произведении; он представлен не только в «чистом виде», но и в составе различных полутонов и сочетаний. Повествуя о детстве героини, автор обращает внимание на розовое ситцевое платье, которое Тэсс надевала во время прогулок со сверстницами, и на розовую ленту, которой миссис Дарбейфилд заботливо перевязывает волосы дочери, отправляя в родовое поместье д’Эрбервиллей.

Розовый цвет не имеет однозначной символики, поскольку представляет собой промежуточный тон, переходный от белого к красному. Как цвет-ретроспекция он позволяет вернуться назад и увидеть детство героини, в котором Тэсс предстает «розовой» девочкой в кругу подруг. Символическое значение цвета можно интерпретировать двояко. Розовый – цвет юности, молодости, нежности и женственности, он указывает на легкомыслие, неспособность прогнозировать ситуации, предвидеть результат поступков. Именно таким смыслом наделил розовый сам писатель. Впоследствии героиня упрекает мать в том, что Джоан не предупредила дочь о коварстве мужчин. В то же время розовый цвет ближе к белому, нежели к красному. Именно этот цвет доминирует в портрете героини и указывает на главенство чувственного начала, неведение, отсутствие рационального начала.

В символических значениях цвета есть еще одно: розовый соотносится с обновлением м возрождением Тэсс, восстановлением гармонии в душе девушки во время первых романтических встреч с Энджелом Клэром на мысе Тэлботейс: пребывание героини на ферме неоднократно изображается в розовом идеальном цвете: «Сегодня Тэсс была розовой и безупречно красивой» (С.127). «One day she was pink and flawless» (P.72). «Застыло все, только Старая Красотка махала хвостом да чуть заметно двигались розовые руки Тэсс, словно пульсировали ритмично, подобно бьющемуся сердцу» (С.183). «Nothing in the picture moved but Old Pretty’s tail and Tess’s pink hands, the latter so gently as to be a rhythmic pulsation only, as if they were obeying a reflex stimulus, like a breathing heart» (P.107). Сравните: руки Тэсс в период сожительства с Алеком белые: «Клэр пристально посмотрел на нее, потом, поняв смысл ее слов, поник, как пораженный громом, и опустил глаза; взгляд его упал на ее руки: эти руки, когда-то розовые, были теперь белые и очень нежные» (С.457). «Clare looked at her keenly, then, gathering her meaning, flagged like one plague-stricken, and his glance sank; it fell on her hands, which, once rosy, were now white and more delicate» (P.398). В данном случае переход от розового к белому является символом жертвенности главной героини. Бедственное положение семьи вынуждает героиню в очередной раз покориться д’Эрбервиллю.

Розовый мотив присутствует не только в портрете девушки. Энджел и Тэсс «встречались ежедневно в странный и торжественный предутренний час, в лиловых или розовых лучах рассвета» (С.159). «They met daily in that strange and solemn interval, the twilight of the morning, in the violet or pink dawn» (P.89). Розовым цветом окрашена мимолетная идиллия героев.

По мере появления трудностей на жизненном пути героини цветовая гамма становится все более насыщенной, к светлым оттенкам добавляются темные, однако «основным цветом произведения становится красный»6. Этот цвет-проекция делает единым целым события в романе, подчеркивая трагизм ситуации.

В романе наблюдается взаимообусловленная цветовая и семантическая связь красного цвета и крови как символов. В сцене трагической смерти Принца капли лошадиной крови попали на светлое платье героини, оставив алые следы. Направляясь на свидание с Клэром, девушка «стирала обнаженными руками липкую плесень с древесных стволов, белоснежную на яблонях, но оставлявшую ярко-красные пятна на ее белой коже» (С.151). « … staining her hands with thistle – milk and slug – slime, and rubbing off upon her naked arms sticky blights which, though snow-white on the apple-tree trunks, made madder stains on her skin» (P.85). Капли крови выступают на губе Алека после удара Тэсс. Наконец, в лесу героиня видит фазанов, чье оперенье запятнано кровью, впоследствии девушка свернет им шеи, дабы избавить от страданий и мучительной смерти, и та же участь постигнет ее саму. Кровь традиционно соотносится с обрядом жертвоприношения. Пролив кровь д’Эрбервилля, Тэсс приносит Алека в жертву горячо любимому «чистому ангелу» Энджелу Клэру с надеждой восстановить отношения, которые она разрушила, преступив нравственные законы общества.

Неоднозначность и противоречивость символики красного заключается еще и в том, что этот цвет связан с жизненной силой. Он акцентирован в описании внешности Тэсс. У нее полные ярко-красные губы, рот, который писатель сравнивает то с красным цветком, пионом, знаком зарождения жизни, ее начала. С другой стороны, «ее открытый рот, красный как у змеи» (С.206). «… the red interior of her mouth as if it had been a snake’s» (P.120) видит Энджел, для которого героиня становится настоящим искушением. Заповедник, похожий на лес, где происходит «падение» девушки, напоминает красную герань (этот цветок ассоциируется с утратой невинности7), а «трагический злодей» («tragic mischief») Александр становится именно «кроваво-красным лучом в спектре молодой жизни» (С.48). «… the blood – red ray in the spectrum of her life» (P.26) героини.

Несомненна и семантическая связь красного цвета с мотивом огня, который неоднократно встречается при описании любовных отношений. Красный цвет олицетворяет страсть и веру, граничащие с фанатизмом: Тэсс встречает мужчину с ведром красной краски; этот бездушный ревнитель Христова учения «покрывает серую стену огненными письменами» (С.98) «The old gray wall began to advertise a fiery lettering» (P.57), которые наводят на героиню страх, заставляя все мучительнее переживать свое «падение».

Ее внимание привлекает «красный огонек сигары» (С.78) «the red coal of a cigar» (P.45) молодого д’Эрбервилля. Молодая жена раскрыла мужу свой грех, когда «багряный свет тлеющих углей озарял боковые и задние стенки камина … Нижняя сторона каменной доски и ножки стола окрашены были тем же кровавым отсветом» (С.271). «A steady glare from the now flameless embers painted the sides and back of the fireplace with its colour… The underside of the mantel – shelf was flushed with the high – coloured light, and the legs of the table nearest the fire» (P.164). Исповедь совершается при «алом сумраке Страшного суда в багровых отблесках, которые ложились на лоб и руку Энджела, играли в прядях волос Тэсс, окрашивали нежную кожу» (С.273). «… A last day luridness I this red – coaled glow, which fell on his face and hand, and on hers, peering into the loose hair about her brow, and firing the delicate skin underneath» (P.165). Чистосердечное признание преданной души Энджел воспринимает с холодной жестокостью, оказываясь «ангелом черствой добродетели»8.

Даже Эгдонская пустошь, которая в романе имеет символическое значение, указывая на безразличие мира к человеку, бесполезность его борьбы с моральными устоями, окрашена в угнетающий красно-бурый цвет, усиливающий ощущение безнадежности, безысходности, трагичности бытия.

Период жизни Тэсс в «тощем месте» (С.343) «a starve – acre place» (P.221) Флинтком-Эш рисуется совсем по-иному: тускнеют радужные краски «розового» счастья молодой женщины, обнажая суровую, страшную реальность. Героиня является частью природы, она естественна так же как в родной долине и на мысе Тэлботейс, однако с ее образом связана другая цветовая гамма: «Она обыкновенная батрачка в зимней одежде – серый короткий плащ, толстые кожаные перчатки, грубая коричневая роба» (С.338). «A fieldwoman pure and simple, in winter guise; a grey serge cape, a whitey – brown rough wrapper, and buff – leather gloves» (P.217). Зеленая трава, голубое небо и розовое платье Тэсс противопоставляются бело-серому небу, коричневому полю и грубой коричневой робе миссис Клэр. Холодные цвета указывают на отчужденность героини от всего земного, отрешенность сознания, опустошенность души.

Быстро повзрослевшая девушка не находит места в жизни, лишается смысла существования: «Так как от зеленых листьев не осталось и следа, то ровное коричневое поле имело вид унылый и отталкивающий – словно лицо, плоское от подбородка до лба. И небо напоминало поле, только было другого цвета – белое плоское лицо со стертыми чертами. Эти два лица, наверху и внизу, целый день взирали друг на друга; белое смотрело вниз на коричневое, и не было между ними ничего, кроме двух девушек, ползавших, словно мухи, по темному лицу (С.344). «Every leaf of the vegetable having already been consumed, the whole field was in colour a desolater drab; it was a complexion without features, as if a face, from chin to brow, should be only an expanse of skin. The sky wore, in another colour, same likeness; a white vacuity of countenance with the lineaments gone. So these two upper and nether visages confronted each other all day long, the white face looking down on the brown face, and the brown face looking up at the white face, without anything standing between them but the two girls crawling over the surface of the former like flies» (P.221). Вселенское равнодушие к человеку, его жизни и судьбе – мотив, многократно повторяющийся в романе, - усилен цветовым рядом от серого до коричневого, причем последний является антиподом зеленого, который может придавать ощущение стабильности, надежности. Однако в соотнесенности с героиней он является, прежде всего, олицетворением молодости и расцвета.

Роковым в судьбе «светлой» Терезы становится черный. Этот цвет – проекция подчеркивает страшный финал, указывая на драматизм романа. Но доминирует он не в портрете героини, а в образе Алека: «Он был смуглый, с полными губами, плохо очерченными, но красными и мягкими, над верхней губой темнели черные подвитые усы» (С.44). «He had an almost swarthy complexion, with full lips, badly moulded, though red and smooth, above which was a well – groomed black moustache with curled points» (P.24). Облик молодого д’Эрбервилля выдержан в красно-черных тонах на протяжении всего романа. Подобное сочетание можно трактовать как «признак властолюбия, стремления влиять на других»9, не случайно Тэсс покоряется ему практически сразу, после чего, отпустив девушку от себя физически, молодой человек управляет ею духовно, ни на мгновение не давая героине свободы, беспрестанно следуя за ней, как охотник, который идет по следу раненой жертвы. Одна из подруг Тэсс замечает, что при виде Алека девушка «побледнела так, что ей богу, можно подумать, что из нее душу вытрясли» (С.395).«You wouldn’t look so white then. Why, souls above us, your face is as if you’d been hagrode» (P.250).

Но героиня становится жертвой не единожды. В амбаре она сталкивается с существом даже более страшным, наводящим не меньший ужас, чем ее обольститель: «Возле самой скирды смутно виднелось красное чудовище, прислуживать которому пришли женщины. Поодаль темнел другой неясный предмет – черный, сдержанно шипевший. Подле машины стояла темная неподвижная фигура, высокая, мрачная, покрытая сажей, словно погруженная в транс, это был механик. Судя по виду и цвету одежды его можно было принять за выходца из ада, который забрел сюда в эту прозрачную и бездымную страну желтого зерна и бесцветной земли, для того, чтобы изумлять и приводить в смущение ее обитателей» (С.391). «Close under the eaves of the stack, and as yet barely visible, was the red tyrant that women had come to serve. By the engine stood a dark motionless being, a sooty and grimy embodiment of tallness, in a sort of trance, with a heap of coals by his side: it was the engineman. The isolation of his manner and colour lent him the appearance of a creature from Tophet, who had strayed into the pellucid smokelessness of this region of yellow grain and pale soil, with which he had nothing in common, to amaze and to discompose its aborigines» (P.248). Обстоятельства вынуждают Тэсс прислуживать этому существу, покориться ему.

Черному цвету суждено сыграть решающую роль в судьбе героини: в черном платье, прикрыв лицо вуалью, Тэсс покидает пансион после убийства Алека, флаг цвета ночи возвышается на башне после ее гибели. Черное пятно в ослепительном блеске солнца выглядит необычайно выразительно и эффектно, словно является частью авторской декорации.



Символическое значение цветов в романе различно. Использование богатой цветовой палитры позволяет усилить мотив неизбежности, силы рока в произведении путем перехода от светлой гаммы к темным сочетаниям. Цветовая символика зримо раскрывает судьбу главной героини, закономерность происходивших в ней событий. Цветообозначения, как и множество других деталей, обладающих символическим смыслом, имеют сценографический характер, обнаруживая театральность романа, что является своеобразной чертой авторского стиля, подчеркивают творческую индивидуальность писателя и неповторимость его видения мира.

1 Урнов М. Томас Гарди. Очерк творчества. – М., 1969. – С12

2 Здесь и далее цитаты из романа приведены с указанием страницы в тексте статьи по изданию: Гарди Т. Тэсс из рода д’Эрбервиллей. – М., 2006. –С.11

3 Здесь и далее цитаты из романа приведены с указанием страницы в тексте статьи по изданию: Hardy Thomas. Tess of the d’urbervilles. –L., 2000. –P.6

4 Словарь Христианского искусства // Авт. –сост. Апостолос Каппадона Д. – Челябинск, 2000. –С.19

5 Там же. – С.30

6 Handley Gr.Tess of the d’urbervilles. L.,1991. –P.18

7 Сонник Фрейда. – М., 2002 – С.45

8 Урнов М. Томас Гарди. Очерк творчества. – М., 1969. – С.91

9 Фоли Дж. Энциклопедия знаков и символов. М., 1997. – С.347


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница