Калмыцкая безэквивалентная лексика и фразеология в русских переводах произведений Давида Кугультинова



страница1/4
Дата02.11.2016
Размер0.77 Mb.
  1   2   3   4

На правах рукописи



Олядыкова Любовь Бембеевна
Калмыцкая безэквивалентная лексика и фразеология

в русских переводах произведений Давида Кугультинова

Специальность 10.02.02 – языки народов Российской Федерации (калмыцкий язык)




Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Москва 2009

Работа выполнена в отделе урало-алтайских языков Учреждения Российской академии наук Институт языкознания РАН

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор



Пюрбеев Григорий Церенович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор



Насилов Дмитрий Михайлович

доктор филологических наук



Скородумова Лидия Григорьевна

доктор филологических наук



Тадинова Роза Абдуманаповна

Ведущая организация: Калмыцкий институт гуманитарных

исследований (КИГИ) РАН (г. Элиста)

Защита диссертации состоится «___»___________ 2009 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 002.006.01 при Учреждении Российской академии наук Институт языкознания РАН по адресу:

125009, Москва, Большой Кисловский переулок, д. 1/12.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Институт языкознания РАН.

Автореферат разослан «___»____________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор филологических наук _______________ Дамбуева П.П.



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Калмыцкие слова, вошедшие в русский язык, еще не подвергались специальному изучению. Несмотря на то, что калмыцко-русские культурно-языковые связи продолжаются четыре века, на сегодняшний день не имеется даже простой инвентаризации материала. До сих пор ученые рассматривали влияние русского языка на калмыцкий язык. Обратное влияние – калмыцкого языка на русский язык – изучено недостаточно. Еще не разработана методика исследования заимствованной, в частности, региональной лексики в русскоязычных текстах разных жанров.

Большое значение в культурном общении народов имеет художественный перевод. Апеллятивная, онимная лексика и идиоматика калмыцкого происхождения, содержащиеся в художественной переводной литературе, расширяют общие представления читателей о калмыках, знакомят с примерами их духовной и материальной культуры.

Анализ художественного произведения относится в современной филологической науке к одному из доминирующих направлений. Поиск подходов к лингвистическому анализу творческой индивидуальности поэта Давида Кугультинова привел нас к изучению безэквивалентной лексики и фразеологии в русских переводах его произведений, что является центральной проблемой диссертации. Обращение к такой теме представляется чрезвычайно важным в контексте современной социокультурной ситуации.

Безэквивалентные языковые единицы – это обозначения специальных для данной культуры предметов и явлений. Анализ безэквивалентной лексики и фразеологии рассматривается нами как способ формирования толерантной личности средствами калмыцкого языка и культуры через русский язык.

В работе мы следуем за В.Г. Адмони, понимая под художественным текстом «возникающее из специфического (эгоцентрического) внутреннего состояния художника душевное чувственно-понятийное постижение мира в форме речевого высказывания...», и В.П. Беляниным, определяющим текст как «основную единицу коммуникации, способ хранения и передачи информации, форму существования культуры, продукт определенной исторической эпохи, отражение психической жизни индивида и т.д.».

Нами принято следующее определение понятия «картина мира» – это целостное представление о человеке, обществе и среде в их взаимодействии. Картина мира – отражение реального мира, языковая картина мира – фиксация этого отражения. Д. Кугультинов обращается к разным видам дискурсов. Его картина мира складывается из многих форм духовного наследия предшественников – мифологии, древних верований, легенд, магической поэзии, фольклора (сказки), эпоса «Джангар», буддийской веры.



Актуальность темы исследования. В истории духовной культуры велика роль яркой творческой индивидуальности. Выдающуюся роль сыграл в истории национальных литератур народов СССР и РФ поэт, философ, гражданин Давид Кугультинов, чья общая и речевая культура являются эталонными. Д.Кугультинов – носитель как родного калмыцкого языка и культуры, так и русского языка и культуры, а через русский язык и культуры европейской. Произведения Давида Кугультинова – национальное достояние, которое давно должно было явиться предметом специального научного исследования.

Разработка темы диссертации относится к одному из актуальных направлений не только в калмыковедении и монголистике, но и в русистике, поскольку выбранные калмыцкие слова и фразеологизмы характеризуются общемонгольским национально-культурным фоном и содержатся в текстах на русском языке. Обобщающие исследования, посвященные графемно-фонетическому, грамматическому, лексико-семантическому, словообразовательному освоению калмыцких слов в русском языке, отсутствуют. Еще не определены общий объем и тематические группы калмыцких по происхождению слов, вошедших в русский язык.

Важность и актуальность темы настоящего исследования обусловлена такими факторами, как: 1) необходимость прочтения русских переводов поэзии Д.Кугультинова в национально-культурном контексте, поскольку перевод представляет собой особую (косвенную) форму межкультурной коммуникации; 2) повышенное внимание лингвистов к процессам взаимодействия русского языка с языками народов России в современных социальных условиях; 3) признание важности междисциплинарного исследования явления билингвизма в России как полиэтническом государстве; 4) недостаточная разработанность проблем соотношения фольклора и художественной литературы.

Объектом исследования является языковая картина мира Давида Кугультинова, представляющая собой совокупность взаимосвязанных явлений. На творчество поэта оказала сильное влияние народная культура: мифология, фольклор, эпос, система духовных ценностей калмыков. На примере поэтических произведений Д.Кугультинова мы анализируем своеобразие осмысления фрагментов мира калмыками, в мировидении которых присутствуют общечеловеческие и национально обусловленные ценности.

Предметом исследования выступает та часть калмыцкой безэквивалентной лексики и фразеологии, выбранной из переводных произведений Давида Кугультинова, которая служит наименованиями ядра культурных констант или, другими словами, культурных скреп. К основным культурным скрепам относятся прецедентные феномены, которые при межкультурной коммуникации должны быть прокомментированы. В культуре калмыков отмечаются специфические черты, характерные для группы локальных этнических культур, а именно монгольской группы.

Всего безэквивалентных калмыцких слов в трехтомном собрании сочинений Давида Кугультинова содержится более 80. Они распределились по следующим тематическим группам:

I. Элементы мифологических представлений калмыков (ойратов) в поэзии Давида Кугультинова;

II. Календарные онимы в поэзии Давида Кугультинова;

III. Сакральный белый цвет в монгольских языках, русском языке и в поэзии Д. Кугультинова;

IV. Концепт «круг» в творчестве Давида Кугультинова;

V. Жанры ритуально-магической поэзии калмыков в произведениях Давида Кугультинова;

VI. Эпос «Джангар» в жизни и творчестве поэта Давида Кугультинова;

VII. Буддийский мир поэта Давида Кугультинова.

Эти единицы языка имеют символическое, метафорическое значение в калмыцкой культуре и зафиксированы в мифах, легендах, ритуалах, обрядах, фольклорном и религиозном дискурсах, в поэтических и прозаических художественных текстах многих калмыцких авторов, фразеологизмах, паремиях и т.д.



Цель исследования – рассмотреть на материале переводных поэтических текстов Давида Кугультинова качественный и количественный состав калмыцких слов в русском языке, условия их вхождения в русский язык, сферы распространения и особенности функционирования в русском языке. Наименования калмыцких реалий, а также национально обусловленное поведение литературных героев не всегда понятны представителям другой языковой и культурной общности. В этом отношении диссертационное исследование призвано дать достаточно четкое представление о языковой картине мира в калмыцкой культуре.

Достижение поставленной цели потребовало решения следующих задач:



  • дать анализ калмыцко-русских лингвокультурных связей на лексическом и фразеологическом уровнях;

  • выявить специфику национальной лексики в поэтических текстах Д.Кугультинова, показав сферы функционирования и стилистическую заданность калмыцких слов в русском тексте, а также их фонетическое, грамматическое, лексико-семантическое освоение;

  • учитывая широкую графемно-фонетическую и орфографическую вариативность калмыцких слов и онимов в русском языке, дать возможные рекомендации их правописания; составить словник калмыцких лексем и единиц идиоматики в русской поэтической речи Д. Кугультинова;

  • рассмотреть проблемы мифопоэтики литературного текста Д. Кугультинова и показать роль фольклора (легенд, сказок, эпоса «Джангар»), жанров ритуально-магической поэзии калмыков (йорела, магтала) в творчестве поэта Д. Кугультинова;

  • описать базовые константы калмыцкой культуры, представленные в поэзии Д. Кугультинова и связанные с использованием календарных онимов и цветообозначений;

  • выявить особенности индивидуальной поэтической реализации Д.Кугультиновым концепта «круг»;

  • открыть для читателей «буддийский мир Давида Кугультинова», так как в советское время религиозной стороне творчества поэта не уделялось внимания.

Решение указанных задач, кроме теоретического, имеет практическое значение, в частности, важно для межкультурной коммуникации.

Методологическая база исследования. Научной основой диссертации является методология комплексного культурно-филологического анализа. Теоретической основой исследования послужили труды В.В. Виноградова, Д.С.Лихачева, М.М. Бахтина, Н.И. Толстого, Н.М. Шанского, Ю.Н. Караулова, Л.П. Крысина, Б.Я. Владимирцова, С.А.Козина, И.Я. Златкина, Г.И. Михайлова, А.Ш. Кичикова, У.Э. Эрдниева, Г.Ц. Пюрбеева, М.У. Монраева, Э.П. Бакаевой, Л.К. Герасимович и др.

Факты калмыцкого языка и калмыцкой культуры изучаются на контрастивной основе – в сравнении с фактами языка и культуры родственных монгольских народов, русского языка и русской культуры. Поскольку безэквивалентные слова являют собой определенную степень непонимания, нами был предпринят их подробный лингвокультурологический комментарий, ставящий целью помочь читателю лучше понять поэзию Д.Кугультинова путем расширения лингвокультурных и страноведческих знаний.

Основными аспектами лингвокультурологического подхода являются: исторический (явления культуры рассматриваются в динамике); антропологический (культура – совокупность знаний, верований, обычаев, стереотипов поведения человека как социального существа); ценностный (культура – это система ценностей). Человек оценивает все происходящее вокруг него в соответствии с национальной и личной нравственно-эмоциональной шкалой ценностей.

Анализ поэтического текста как явления культуры предполагает описание культурных знаний, фоновых знаний и других экстралингвистических данных, поскольку картина мира, система ценностей, стереотип представляют собой общие категории культуры. Согласно когнитивной лингвистике художественный текст – это сложный знак, выражающий знания писателя о действительности, то есть индивидуально-авторскую картину мира.

Изучение межъязыковых отношений предполагает описание такой сферы культурных контактов, как художественная литература (оригинальная и переводная) в языковедческом плане. В настоящей работе применялась методика лексико-семантического анализа: комментирование различных языковых единиц текста, определение особенностей функционирования этих единиц в тексте с учетом их системных связей. Принимались во внимание и авторские толкования слов, которые помогают адресату текста понять значение не знакомых для него слов. Из общенаучных приемов исследования в работе использованы лингвистическое наблюдение, эксперимент (опрос и анкетирование), интерпретация.

В нашем анализе поэтических текстов Д. Кугультинова осуществляются два дополняющих друг друга подхода: 1) поэтическое произведение рассматривается как самостоятельный самодостаточный текст; 2) учитывается широкий контекст, если одно и то же слово используется в нескольких произведениях. Творчество Д. Кугультинова рассматривается как гипертекст, представляющий два языка (русский и калмыцкий), при этом разноязычные части данного гипертекста являются переводимыми на названные языки или существуют на двух языках в оригинале и переводе.



Научная новизна исследования состоит в том, что настоящая диссертационная работа представляет собой первое монографическое исследование языка поэзии Д. Кугультинова. Лингвистическое изучение творчества Д. Кугультинова еще не является системным, целостным. Есть лишь несколько работ, в которых рассматривался язык одного или группы произведений (Дораева Р.П., Есенова Т.С., Пюрбеев Г.Ц.). Для описания функционирования русского языка в условиях двуязычия вводится новый материал – поэтические произведения Д. Кугультинова. В научный оборот вовлечены также другие источники разного стиля и жанров, причем различных периодов.

В предлагаемом исследовании калмыцкая лексика, функционирующая в тексте на русском языке, описывается в этнолингвокультурологическом аспекте – совершенно новом для истории изучения русско-калмыцких языковых контактов. В диссертации впервые на материале поэзии Давида Кугультинова рассматриваются такие важные проблемы, как мифологические представления калмыков; калмыцкие календарные онимы; концепт «круг»; жанры ритуально-магической поэзии в творчестве поэта; эпос «Джангар» и буддийский мир в калмыцком словесном искусстве.



Теоретическая и практическая значимость работы. Диссертационная работа вносит в науку о русском языке новые данные о культуре калмыков и калмыцком языке. В применении к калмыцкому языку в данной работе впервые рассматриваются лингвокультурные концепты калмыцкого происхождения, вошедшие в русский язык, в частности, в его региональный вариант и в русскую речь на территории Калмыкии.

Исследование творчества Д. Кугультинова открывает широкие возможности изучения переводного художественного текста, в котором сохраняются культурные константы и элементы языковой основы оригинала. Положения и выводы диссертации могут быть использованы не только в собственно лингвистических исследованиях, но и в других областях науки: в культурологии, мифологии, фольклористике и литературоведении. Методика анализа переведенных с калмыцкого языка на русский язык поэтических текстов, принятая в работе, может служить ориентиром в изучении переводных и оригинальных произведений, рассматриваемых как явление культуры.

Полученные в ходе исследования научные результаты найдут применение в практике преподавания лексики и фразеологии калмыцкого и русского языков, при разработке и внедрении в учебный процесс спецкурсов по лингвокультурологии, в сопоставительном изучении русского и калмыцкого языков в полиэтнической образовательной среде, поскольку диалог культур в обучении является одним из способов формирования толерантной личности средствами русского языка.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Проблема русско-калмыцких национально-культурных связей предполагает языковедческий план изучения. Калмыцкие слова в русском языке имеют свою историю, которую целесообразно рассматривать по периодам с учетом конкретных источников, путей заимствования и особенностей функционирования этих слов в русском языке.

2. Калмыцкие лексические элементы проникали и проникают в следующие функциональные стили и формы письменной и устной русской речи в Калмыкии: в язык периодической прессы, в художественный стиль, в русскую разговорную речь. Калмыцкая художественная литература развивалась и развивается в двух формах: на калмыцком и на русском языках. Такое разделение национальной литературы свидетельствует о прочности русско-калмыцких языковых связей.

3. В исследовании языка художественной литературы решающее значение имеет выбор литературных произведений: это должны быть произведения истинно народных поэтов и писателей. Художественный перевод является диалогом культур, это акт межкультурной коммуникации. Безэквивалентные слова и фразеологизмы как единицы коммуникации, попадая в инокультурную среду, наполняют ее новым содержанием. Изучение такого явления представляется чрезвычайно важным в контексте современной социокультурной ситуации.

4. Мифологический и фольклорный материал, отраженный в поэзии Д.Кугультинова, этнически специфичен, поэтому калмыцкие мифологизмы в текстах произведений Давида Кугультинова на русском языке оставляются без перевода. Этнокультурная лексика передает представления калмыков о мироустройстве, образы и символы калмыцкой мифологии. В этнокультурной лексике отражаются народные поверья, обычаи и обряды, праздники, ритуалы, то есть все то, что составляет глубинный пласт общемонгольской культуры.

5. Концепт «круг» – одно из базовых понятий общечеловеческого менталитета, универсалия, отмечаемая на разных уровнях культуры. Концепт «круг» – одно из ключевых понятий культуры калмыков. В поэзии


Д. Кугультинова он находит свое проявление на вербальном, предметном и акциональном уровнях. В сказках небесный свод представляется как полусфера – пространственная модификация круга, отражающая эмпирическое представление о видимом пространстве, центром которого является человек. Круг выступает также как символ социального устройства, власти, организует хронотоп, лежит в основе жизненного цикла человека.

6. В произведениях Д. Кугультинова прослеживается обращение ко всем жанрам ритуально-магической поэзии калмыков: йорелам (благопожеланиям), харалам (проклятиям), тарни (заклинаниям), йор (приметам), магталам (восхвалениям). Эти жанры значимы в аспекте межкультурной коммуникации как ярко демонстрирующие национальную специфику речевой практики. Из перечисленных жанров исследуются йорелы и магталы, остальные жанры имеют параллели в магической поэзии русского и многих других народов.

7. Поэт обращается к разным жанрам фольклора, но эпос «Джангар» в кругу произведений калмыцкого фольклора, демонстрирующих эту связь, занимает основное место. Показательным для фольклоризма поэзии Д.Кугультинова является использование им в своем творчестве именно элементов «Джангара»: апеллятивов, образов главных героев через употребление их имен, топонимов. Элементы эпоса «Джангар» выполняют в поэзии Кугультинова характеризующую художественную функцию.

8. Грамматическое освоение калмыцких слов и онимов в текстах русских переводов Д. Кугультинова описано на материале одной тематической группы – эпических апеллятивов и онимов. Внешний облик слов и онимов свидетельствует, что на графемно-фонетическом уровне они освоены. Калмыцкие слова, не имевшие грамматического рода, в русском языке его приобретают. Слова калмыцкого происхождения функционируют в системе склонения существительных русского языка, не проявляя каких-либо особенностей, – наравне с исконными словами, демонстрируя наиболее продуктивные на данный момент парадигмы. Многие разряды несклоняемых слов в современном русском языке активно пополняются, в том числе, хотя и незначительно, за счет калмыцких заимствований.

9. В поэзии Д. Кугультинова буддийский мир является составной частью калмыцкого менталитета, он представлен двумя уровнями: лексико-фразеологическим и культурно-семантическим. Первый проявляется в употреблении буддийских терминов, теонимов, молитвенной формулы. Указанная лексика составляет значительную часть того речевого материала, который в поэзии Кугультинова демонстрирует национально-культурные особенности языка. Второй уровень – своеобразие калмыцкого буддизма, представленное в поэзии Д. Кугультинова разнообразными средствами: введением в текст образов, деталей-предметов, обычаев, праздников, поведенческих характеристик.

10. Лексические и фразеологические единицы, обозначающие сакральные понятия и предметы, употребляются в поэзии Д. Кугультинова всегда как положительно маркированные, все они используются в прямом значении, но в большинстве своем – в жанре сказки. Средствами современной литературной сказки Кугультинов описывает реальный мир. Таковыми были возможности автора в советское время говорить об истинных духовных ценностях.



Структура работы. Диссертация состоит из введения, восьми глав, заключения, библиографии, содержащей список источников различных жанров, словарей и справочников, использованной литературы, а также приложений. В Списке словарей и справочников – 31 единица, в Списке использованной литературы – 203 единицы.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования изложены в 50 публикациях, в том числе 1 монографии объемом 384 с., 11 статьях в журналах из перечня, утвержденного ВАК, и других изданиях.

Содержание работы апробировано в докладах и выступлениях на 20 научных конференциях: всесоюзной, всероссийских и международных. Названия докладов и конференций указаны в конце автореферата. См. список публикаций по теме исследования.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении аргументируется выбор темы, обозначаются цель, задачи, объект и предмет исследования, указывается методологическая база исследования, обосновываются актуальность и новизна диссертационной работы, ее теоретическая и практическая значимость, определяются основные положения, выносимые на защиту, дается информация об апробации идей исследования. Кроме того, Введение содержит определение специальных научных понятий и теоретические предпосылки анализа.

Глава I. «Элементы мифологических представлений калмыков (ойратов) в поэзии Давида Кугультинова» показывает связь творчества поэта с калмыцкой мифологией и фольклором. В поэтической картине мира Давида Кугультинова находит отражение картина мира калмыков, в которой отмечаются такие ее аспекты, как модель Вселенной, пространство и время, добро и зло, человек и его место в мире. Древние воззрения калмыков (ойратов) на мир и природу отражены прежде всего в мифах, фольклоре и эпосе народа, потому данные этих источников широко привлекаются в нашей работе.

Понятие «мифология» рассматривается нами достаточно широко – это не только имена богов и героев, но и все чудесное, магическое, а также понятия о небесных светилах, явлениях природы и др. Выявляются два пути проникновения в поэзию Д. Кугультинова элементов мифологии: 1. мифы → поэзия Д. Кугультинова; 2. мифы → фольклор → поэзия Д. Кугультинова. В переводных русских текстах произведений Д. Кугультинова указанную связь демонстрирует безэквивалентная лексика, т.е. «особенные слова» (термин В.М.Гацака), которых немало в фольклоре каждого народа и каждое из которых относимо к константному фонду. Безэквивалентная калмыцкая лексика выражает особенности восприятия жизни поэтом Д. Кугультиновым как представителем восточной цивилизации. Его творчество – особая национальная форма отражения и поэтического преобразования объективной действительности, и потому произведения поэта в переводе на русский язык подлежат истолкованию.

С целью выявления авторского использования мифологизмов Д.Кугультиновым мы проводим сравнение употребления этих образов в произведениях поэта и в легендах, народных сказках, эпосе.

Последовательность разделов в главе учитывает дуалистический принцип мифологического сознания (Свет и Мрак, День и Ночь, Добро и Зло, Космос и Хаос), трехчленную модель Вселенной и соответствующее этим принципам ранжирование мифологических персонажей. Связь творчества поэта с калмыцкой мифологией показана на примере одного из главных персонажей высшей мифологии (Белый Старец), демонических персонажей высшей и низшей мифологии. Отдельный раздел посвящен встречающимся в произведениях Д. Кугультинова наименованиям мифологизированных лиц (Рагни).

В разделе I.1 представлен лингвокультурологический анализ образа Белого Старца – персонажа высшей мифологии. Ойратами и калмыками Белый Старец почитался как Хозяин Земли (Газрин эзн), Хозяин Года (Джилин эзн), Старый Владыка (Кёгшн богд) и как Белый Старец Вселенной (Делкян Цаган овгн).

Образ Белого Старца является устойчивым в творчестве поэта и встречается в нескольких произведениях Д. Кугультинова. В стихотворении «Счастье и горе» – это старец белоглавый / Калмыцкой старой сказки чародей,.. , в калмыцком тексте стихотворения Старец именуется Олн туульд ордг / Орчлнгин Цаган Овгн – букв. Во многие сказки входящий / Мира Белый Старец (Олн туульд ордг). В поэме «Повелитель Время» – это Старец Время сереброголовый, властелин седой, вершивший суд, читая Книгу Воздаяний. Мать Жизни, обращаясь к хану Хамбалу и Хаджи-нойону (князю – Л.О.), говорит: Деянья ваши к небу вопиют… / И да свершит над вами/ правый суд / Властитель Время сереброголовый, / … / И Мать, сложив ладони, воззвала: … К нам, сюда, слети!

В оригинальном тексте поэмы божество Белый Старец зовется Цагин Эзн кюнкл / Цаган мёнк овгн (Цаг-залач) – Хозяин времени, ясновидящий белый старец бессмертный. Старец Время был белобородый, с белыми волосами и усами. В поэме «Бата – всадник на быке» – это премудрый Радетель жизни, старец седокудрый, читающий Книгу Судеб – мудрейшую из премудрых книг, и по ней предсказывающий события.

Белый Старец упоминается в народных сказках и эпосе «Джангар». В сказках имеются описания его внешнего облика и функций. В эпосе роль Белого Старца незначительна. Белый Старец – включенное в буддийский пантеон в XVIII веке древнейшее божество, хранитель богатства и изобилия, счастья и семейного благополучия. Функции Белого Старца (как и его внешность) подробно описаны в сутрах «Цагāн эбугэн-у судур» (Сутра Белого старца) и «Gazar usuni nomoγоxon darulun čidagči neretü suduri» (Сутра, способствующая очищению местности: земли и воды). В обеих сутрах повествуется о встрече Будды с Белым Старцем, функции Белого Старца двойственны: с одной стороны – охранительные, с другой – карающие. Между образами Белого Старца в фольклорных текстах, сутрах и в литературных произведениях ХХ века Д. Кугультинова много общего: в образах Старцев поэм Д. Кугультинова передана двойственность их функций, Старцы показаны со своим атрибутом – Книгой.

Сравнение мифологического, фольклорного и эпического материала в произведениях Д. Кугультинова позволяет нам продемонстрировать индивидуальное мастерство поэта.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница