Какими документами регулировалась граница? Перемирные грамоты Литвы и Руси в 1494 – 1582 гг



страница1/7
Дата14.11.2016
Размер1.37 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7
Какими документами регулировалась граница?

Перемирные грамоты Литвы и Руси в 1494 – 1582 гг.

(обзор и тексты подготовлены П. А. Толмачевым).

Результатом переговоров подданных государя Московского с польско-литовскими представителями оказываются составленные договоры, итоговой частью которых являются так называемые перемирные грамоты. Перемирные грамоты включают в себя перечисление владений обоих государей, легитимируя принадлежность какого-либо города, волости или угодья тому или иному правителю. Перемирные грамоты дают непосредственную информацию о начертании границы между Великим княжеством Литовским и Московией. Граница XV и XVI веков не могла быть на местах четко очерчена и регламентирована как в современности. В целом на листах договоров она представляет из себя фиксацию пограничных владений суверенов, то есть средневековую практику докончаний удельных князей.

Но можем ли мы говорить о границе Московии и Литвы в XVI веке? Ответом будет «да». Понятие «граница» безусловно имеется в посольском обиходе того времени. Инкорпорация территорий удельных князей, новых территорий, растянувшиеся военные действия и бесконечные посольские споры вынуждали пристальнее отнестить к составлению перемирных грамот. В тоже время в грамотах почти нет четкоотмеченных маркеров. Пограничное владение должно было само по себе символизировать раздел власти. Таким образом, именно аспект формирования пограничной территории в посольской документации между двумя монархиями поставим в центр внимания. Политическая и событийная стороны литовско-русских посольских связей, как и каждого договора в отдельности, за данный период хорошо изучены в историографии1, мы же проследим динамику бытования границы в перемирных грамотах Литвы и Руси со времен правления Ивана III до конца правления Ивана IV Грозного. Источниками нам послужат русские посольские книги XV – XVI веков, хронологически до 15 января 1582 года включительно – подписания Ям-Запольского перемирия, а также посольская метрика Великого княжества Литовского.

1) Договор от 7 февраля 1494 года между Иваном III и Александром Казимировичем.

Известно, что Иван III выступил покровителем бежавших к нему из литовского подданства князей вместе со своими землями. Оформленная грамота договора фиксирует исключительно спорные земли и земли подверженные атакам в ходе военных действий. Иван III обещал не воевать смоленские места, которые перчислены в грамоте. Александр Казимирович обязался не трогать все великие княжества Ивана, из них отмечены Новгород и Псков, разграничением между последними и Литвою служит формулировка «по старому рубежу». Также упомянуты владения перешедших на службу к Ивану III князей. Договоренности о их землях построены идентично традиционным докончаниям московских и литовских князей. В итоге в перемирной грамоте границы как таковой фактически нет.

2) Договор от апреля 1503 года между Иваном III и Александром Казимировичем.

Перемирная грамота шире грамоты 1494 года. Сильно расширен список перечисленных городов во владении Ивана III. Кроме Новгорода и Пскова мы видим Тверь, Переяславль-Резанский, вся Рязанская земля, Пронск со всей землей, Брянск, Серпейск, Мценск, Торопец, Невель, Усвят, Рыльск и другие. Иван III подтвердил защиту прав Стародубских, Бельских, Трубецких и Мосальских князей. Заметно, что все новые упомянутые города являются присоединенными Иваном III в самом конце XV или в ходе войны 1500 – 1503 гг. Одновременно выросли прописанные в грамоте владения великого князя литовского.

3) Договор от сентября 1522 года Василия III и Сигизмунда I Старого.

Результат докончания отражает последствия войны 1512 – 1522 гг. В данной перемирной грамоте повторяется право государя московского на защиту тех же служилых князей (не перечислены из них только Бельские, но вряд ли здесь имеется умысел), повторен перечень городов и волостей, к ним добавлены завоеванные Смоленск, Путивль и Рославль с волостями. Большое значение имеет первая фиксация рубежей между владениями двух монархий. Появляется достаточно подробно прописанный смоленский рубеж, граничавший с Оршанским поветом, а также рубеж Рославля с литовскими городами Кричевым и Мстиславлем. С этого момента данные рубежи в идентичных формулировках будут транслироваться всеми последующими перемирными грамотами до грамот 1582 года. В свете данного докончания наблюдается необходимость зафиксировать границу как таковую, а не просто априорные владения великого князя, что приводит к формированию «рубежей». Фактически именно договор 1522 года является первым дипломатическим свидетельством формирования действительного пограничья между развитыми территориальными монархиями. Тем не менее, данные «рубежи» прописывают границу только в спорных новоприобретенных местах, предохранив их от вторжений.

4) Договор от 22 апреля 1537 года между Иваном IV и Сигизмундом I.

Договор подтвердил окончание войны 1534 – 1537 гг., являлся ратификацией соглашения, подписанного в Москве в том же 1537 году, последнее прописано в посольской книге без сведений о границе. Перемирные грамоты повторяет фиксацию всех прошлых владений двух суверенов. На этот раз в грамотах уже не прописаны владения служилых князей. Иван IV впервые обязуется не трогать Оршу, Криманов и некоторые другие города Литвы.

5) Договор от 25 июня 1542 года Ивана IV и Сигизмунда I.

В перемирных грамотах подробно прописаны границы себежских волостей. Очевидны последствия продолжавшегося и дальше ожесточенного спора вокруг Себежа. В них же Иван IV впервые обязался не трогать Полоцк с волостями.

6) Договор от марта 1549 года Ивана IV Грозного и Сигизмунда II Августа.

На этот раз отсутствует опись себежских границ. Себеж уже включен как и другие города в перечень прописанных в грамотах владений великого князя.

7) Договор от декабря 1549 года, подтвержадющий перемирие, заключенное в марте 1549 года, полностью идентичен предыдущему.

8) Договор от сентября 1553 года меду Иваном IV Грозным и Сигизмундом II Августом.

В перемирной грамоте московская сторона вновь представила опись себежских границ идентичную договору марта 1549 года. Но на этот раз в грамотах имеется и более подробная литовская опись себежских границ, с их стороны.

9) В следующем идентичном договоре от февраля 1556 года грамот о Себеже уже нет.

10) На этот раз посольская книга сохранила договорные грамоты русские и польско-литовские, полученные московскими послами (посольство Ф. Умного-Колычева) в качестве образцов для заключения перемирия в 1567 году. Московские послы должны были ратифицировать перемирие в Литве, преддверием к чему послужила взятие Иваном Грозным Полоцка в 1563 году и борьба за Ливонию.

В грамотах-образцах появляется подробно перечисленный рубеж Полоцка с литовскими городами Витебском и Сурожем. Подробно описан рубеж Озерища с Сурожем. Царь обязался не трогать Сурож. Предлагается первый раздел Ливонии: подробно перчисленны ливонские города в составе Грозного и ливонские города в составе Сигизмунда II Августа. Более того в грамотах приведен еще один новый рубеж: рубеж принадлежавшей царю Лифляндии и отданной королю Курляндии. Данные грамоты носили инструментальный характер, чем объясняется наибольший в сравнении с другими объем перечисленных в них городов и волостей. Грозный предложил тем самым свой окончательный проект политического раздела пограничных спорных земель, но, как известно, отвергнутый.

11) Договор от сентября 1570 года Ивана IV Грозного и Сигизмунда II Августа.

Перемирные грамоты последнего договора Грозного и Сгизмунда II (умершего позже в 1572 году) на этот раз не содержит никаких упоминаний о Ливонии. Известно, что это объясняется полным провалом попыток достич какого-либо компромисса по данной территории. Зато осталась попытка окончательно разобраться с полоцкой границей. В дополнительной грамоте московская сторона еще более подробно представила опись полоцких рубежей, а также представила опись рубежей Озерища.

12) Перемирные грамоты-образцы посольства О.М. Пушкина Ф.А. Писемского и И. Андреева (апрель – сентябрь 1581 года).

Со времени пермирия 1570 года вплоть до Ям-Запольского перемирия в январе 1582 года между Московией и Речью Посполитой не было заключено ни одного перемирного договора. Все же мы располагаем некоторыми грамотами-образцами русских послов. Следующими являются грамоты посольства О.М. Пушкина, отправленного к королю Стефану Батория в 1581 году период так называемой Московской войны 1579 – 1582 гг. С фокуса границы данные документы нам интересны, во-первых, стратегиями решения ливонских земель: вновь мы наблюдаем «игру с городами». Рассматривая всевозможные варианты решения раздела власти в Ливонии, предложенные московскими послами, стоит отметить, что, несмотря на военно-политический приоритет ряда царских ливонских городов, ни одни город московской Ливонии не представлял для царя неподлежащим дипломатическому обмену. Ивану Грозному важно было отстоять хоть какую-либо часть пограничной ливонской земли, очевиден вопрос престижа. Также данные грамоты предоставляют нам проекты нового рубежа, возникающего вследствии успешных войн Батория, но описанного совсем кратко, еще не оформленного: рубежа между взятыми королем Стефаном Баторием Великими Луками, Невелем, Велижем, Заволочьем, Усвятом, Озерищем, Холмом и царскими волостями: Жижецкой, Плавецкой, Озерецкой и с Торопецким уездом.

13) Перемирные грамоты-образцы посольства Д.П. Елецкого, О. Олферьева, Н. Верещагина и З. Свиязева (ноябрь 1581 – январь 1582 гг.).

В грамотах-образцах посольства Д.П. Елецкого виден итоговый отказ Грозного от ливонских владений, правда о ливонских городах занятых шведами речь в грамотах намеренно не шла. Важным пунктом являлся вопрос о Себеже, царь пытался оставить его в сохранности себе, также следовало попытаться добиться возвращения Великих Лук, Невеля, Усвята, Велижа и Заволочья и крепко настоять на возвращении псковских «пригородов»: Вороноча, Вельи, Острова, Красного, Врева, Володимирца, Дубкова, Выборца, Вышегорода, Изборска, Опочки, Гдова, Кобылья Городища. Остоять нужно было и Торопецкие волости Жижецкую Плавекую и Озерецкую. При этом никакого прочного рубежа в отношении отходящих к королю ливонских земель и пограничным им владениям царя не было установлено. По всей видимости, государи полажились на тот очень старый традиционный непрописанный «рубеж» Новгорода и Пскова. В отличие от широких инструментальных грамот-образцов посольства Ф. Умного-Колычева данные грамоты представляют собой точные копии ожидаемого оригинала. Их содержание наглядно демонстрирует определенный итог формирования пограничья между Московией и Литвой.

14) Договор от 15 января 1582 года Ивана IV Грозного и Сигизмунда II Августа.

Собственно на основании Ям-Запольского перемирия мы имеем итог раздела и подтверждения власти, а также уже отчеменных в грамотах-образцах посольства Д.П. Елецкого итогах формирования границы. При этом в данных договорах, текст которых сохранился в посольской метрике Великого княжества Литовского, мы не находим перечисления рославльского и смоленского рубежей и вообще подробного перечисления каких-либо рубежей, но в тоже время грамоты подробно фиксируют владения суверенов как с волостяим так и по-случаю с пригородами.

Поведем итоги. Перемирная грамота имеет свою структуру, выраженную в порядке, инкорпорирующем новые объекты и совершенствующемся по мере усложнения перемирных грамот. Порядок как мы видим из структуры грамот имеет долю иерархии и долю упорядочивающего прецедента. Иерархия выражена в последовательном перечислении основных городов и земель, которых обязыется не трогать король: «Московское земли всее, и Новагорода Великого и волостей Новгородских, и Новгородское земли всее; и города Пскова … Твери и Тверские земли сел…». Под порядок попадают значительные города Московии. Исключениями из порядка являются случаи приобретения и возникновения опасной ситуации вокруг нового города, как произошло с Себежем и Полоцком. Но в последующих перемирных грамотах и Себеж и Полоцк заняли «свои» места. Рославльский рубеж и город Рославль всегда прописан впереди Смоленска смоленского рубежа. Объяснением по поводу создания и подробного описания «рубежей» представляю следующее: как намерение наиболее точно изложить границу в местах непосредственно угрожавших боевыми столкновениями, так и наиболее прочно укоренить нерушимость границ в тех местах. Рославльский и смоленский рубежи должны были навечно закрепить границу владений двух суверенов. В проекте аналогичную роль, по всей видимости, должен был сыграть рубеж царской Лифляндии и королевской Курляндии, предложенный Иваном Грозным, но он не удался. Отсутствие прописанных рубежей упрощало войну за передел владений. Московские и королевские писцы воспроизвели не границу, а вотчинный раздел. «Рубежи» были призваны ликвидировать неточности последнего. При этом любой гонец или посол знал место, где он пересечет «границу» или рубеж Литвы и Руси, но именно то место не было приоритетом перемирных грамот.



Фрагменты текстов перемирных грамот «Государства всея Руси» (Российского царства) и Великого княжества Литовского (Речи Посполитой).

Здесь представлены фрагменты текстов в тех частях, которые касаются пограничного размежевания, с договора 1494 года до договора 1582 года включительно. Исчерпывающий обзор списков и публикаций грамот см. в статье А. В. Виноградова: Виноградов А. В. Формирование границ Великого княжества Литовского и Московского государства в свете геополитических изменений в Восточной Европе. 90-е гг. XV в. – 80-е гг. XVI века // Формирование территории Российского государства. XVI – начало XX в. (границы и геополитика) М., 2015. С. 30-39.



1. Посольство от Александра Казимировича с Петром Яновичем воеводой Трокским, маршалком земским, Станиславом Яновичем старостой Жемайтским к Ивану Васильевичу. 17 января – 12 февраля 1494 года. № 24 // Сборник императорского Русского исторического общества. СПб., 1882. Т. 35. С. 118 – 119.

Литовским послам дан список пригородов Смоленска:

Смоленские пригороды: город Мезчоск, Акдырев, да волости тех городов Силковичи, Новое село, Немерзъки, Уруга, Брын, Cухиничи, Орнеры, Барятин, Хозци, Олешна, Рука, Лабодин, Устье, Жабын, Бакино. Другие смоленские пригороды: город Мосалекс с волостьми, город Серпееск с волостьми, город Залидов с волостьми, город Опаков с волостьми, город Городечна с волостьми, город Лучин с волостьми, город Перемышль с волостьми. А то волости смоленские: Трубна, Городечна, Порыски, Тарбеев, Олопов, Жермин, Озереск, Лагинеск, Краишино, Недоходов, Лычино, Нерожа, Путынь, Дорожмиря гора, Кнутова дуброва, Сковородеск, Гостижа, Белый вста, Вежки, Турье, Жулин, Мошкова гора, Ощытов, Дмитров, Пустый Мощин, Луган, Липицы, Верх, Серена, Фоминичи, Вежична, Дегна, Колвына, Демена, Мощын, Ужеперет, Замошье. Владыки смоленского волости: Погостище, Любунь, Ближевичи, Печки. Крошинских князей волости: Тешынов, Сукромна, Олховец, Отъезд, Залоконье, Волста, Клыпино, Нездилово, Чарпа, Головичи. Город Мценеск с волостьми. Город Любутескъ съ волостьми. Город Вязма с волостьми.

Московиты предъявили послам требование объяснить почему в их списке присутствуют Боровские, Медынские и Можайские волости. Боровские: Трубна, Путынь, Медыньские: Городечна, Нерожа, Дорожмиря гора, Кнутова дуброва, Сковородеск, Гостижа Белые веста, Вежки, Можайские: Турье, Тешинов, Сукрома, Олховец, Отъезд. Литовцы отступились от них в итоге.



2. Докончание Ивана III и Александра Казимировича, заключенное в Москве 7 февраля 1494 года // Сборник императорского Русского исторического общества. СПб., 1882. Т. 35. С. 125 – 129:

«А в вотчину нам, брате, в твою, во все твои великие княжства не вступатися, ни в Смоленеск, и во вся Смоленская места, ни в Любутеск, ни во Мченеск, ни в Добрянеск, ни в Серпейск, ни в Лучин, ни в Мосалеск, ни в Дмитров, ни в Жулин, ни в Лычино, также и в Залидов, и в Бышковичи, и в Опаков, по Угру, все твои украинные места, и что к ним потягло не вступатися и блюсти и не обидети ни подъискивати под тобою всее твоей отчины великих княжеств. А тебе Александру, в нашы земли, в нашу отчину, во все наши великие княжества, и в Новгород Великий и во Псков, и во вся Ноугородская и во Псковская места не вступатися ничем, и блюсти и не обидети и не подъискивати подо мною и под моими детми всее моее отчины великих княжеств. А рубеж Новогородским волостем, Лукам Великим, и Ржеве, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицам, и Буйску, и иным волостем всей земли Новогородской с Литвою и с Полоняны и с Вибляны и с Торопчяны, земле и воде, по старому рубежу. А Пскову, отчине нашей, рубеж с Литвою по старому рубежу. Также и в брата моего во княжу Борисову отчину тебе великому князю Александру не вступатися, и во Ржеву с волостми по озеро по Орлице на полы, по озеро по Плотинцо, по Красной борок, по Боранью речку на верхъ Белейки, по Белейке на Поникль, с Поникли на верх Сижки з березы на мох, со мху на верх Осуги: тех ти, брате, мест всех подо мно. блюсти, а не обидети ни вступатися в та места ничем. А по которая места ведали волостели Осугу при великом князе Кестутье, и твоим волостелем потомуж ведати, а мне великому князю Ивану не вступатися. Также тебе, великому князю Александру, не вступатися у меня и у моих детей в нашу отчину в город Вязму, и в городы и в волости, во все земли и в воды в Вяземские, что к Вязме потягло, ни князей ти Вяземских к себе не приимати. Также и Федора Блудова и Олександрова Борисова сына Хлепенского, и княжа Романова Фоминского и их братьи и братаничев, и Юрьева доля ромейковичи, и княжа Федорова места Святославичи, те вотчины городы и волости, и что к ним потягло, земли и воды, все мои великого князя Ивановы и моих детей к нашему великому княжству. Также тебе не вступатися у нас в Олексин, и в Тешылов, и в Рославль, и в Венев, и в Мстиславль, и в Торусу, и в Оболенеск, и во все то, что к тем местом потягло. Да и в Козелеск и в Людимеск, и в Серенск в весь, и во вся Козельская и в Людимская и в Серенская места, что х Козельску и к Людимску и к Серенску потягло, и во все нашы украинные места и что к ним потягло, тебе великому князю Александру не вступатися и не обидети подо мною и под моими детми. А князи Новсилские, Одоевские, и Воротынские, и Перемышльские, и Белевские все мои великого князя Ивановы и моих детей и с своими отчинами к нашему великому княжству; а тебе великому князю Александру в них и в их отчины, и что к их отчинам потягло, не вступатися ничем, и не обидети и не приимати их с их отчинами. … Также ти и в мещеру, в вотчину мою, не вступатися и не приимати их.



3. Перемирная грамота Ивана III и Александра. Посольство литовское: воевода ланчитский из Мурова Петр Мышковский, маршалок королевский и наместник полоцкий Станислав Глебович, маршалок и наместник ковенский, ротмистр королевы ее милости Войтех Янович, староста межибожский, подчаший королевства Польского Ян Будчатский, стольник краковский Петр Врациновский, писарь королевский и канцлер королевы Иван Сапега, каноник познанский, секретарь королевский Станислав Горетский. 4 марта – 5 апреля 1503 года. № 75 // Сборник императорского Русского исторического общества. СПб., 1882. Т. 35. С. 398 – 402:

…на то, что тебе Александру королю и великому князю в те перемирные лета, в шесть лет, наших земель, Московские земли, и Новагорода Великого и волостей Новогородцких, Новогорцкие земли всее, и Пскова и Псковские земли всее, и Тферские земли всее, и Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска, и Пронские земли всее, не воевати, ни зацепляти ничем. Также тебе Александру королю и великому князю и тех наших городов и волостей и земль, которые за нашими слугами, за князем за Семеном Ивановичем за Стародубским, и за князем Василием Ивановичем Шемячичем, и за князем Семеном Ивановичем за Белским, и за Трубетцкими князми, и за Мосалскими, и за иными за нашими слугами за князми, и за нашими наместники и за волостели, и за нашими приказщики за какими нибуди, города Чернигова с волостми, города Рылска с волостми, города Новагородка Северского с волостми, города Гомья с волостми, города Любеча с волостми, города Почепа с волостми, города Трубецтка с волостми, города Радогоща с волостми, города Дбрянска с волостми, да волостей: Карачева, Хотимля, Поповы Горы, Мглина, Дрокова, и сел: Уварович, Телешович, Тереничь, кошелева леса, Морозовичь, Липиничь, Скарбовичь, Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Лапичь, Полешан, и волостей: Сновеска, Хороборя, Соловьевичь, Прикладней, Пацыни, Федоровские, совика, Покиничь, Сухаря, Всеславля, Вороничь, Жерыни, города Мценска с волостми, Любутска с волостми, города Серпейска с волостми, города Мосалска с волостми, городища Дмитровца, Лычина, Недоходова, Бышкович, Залидова, Опакова, Мощина, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылны, Шуи, Лазарева городища, Ближевич, Любуни, Данилович, Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминич, Погостища; города Дорогобужа, и волостей: Погорелые, Негомля, Игумновы слободы, Мстиславца, Лучина, Мошковы Горы, Жулина, Ощитова, Крменые, Селечны, Водосы, Некрасовы, Редыни, Ведрошы, Рехты, Озерища, Хомчичь, Василковы, Холма, Бятина, Хотомичь, Великого Поля, Лопатина, Прости, Заопиа (?), вышкова, Копыльи, Сверковых Лук, и Белые с волостми, и Верхонья, и Болшова, и Шоптова, и Моневидовы слободы и иных волостей, Вержавы, Буя-города и с теми деревнями, которые были за служилыми людми, и за Печерским монастырем, и за Духовским, и за Троецким, и что были деревни тоеже волости за Борисом за околничим; города Торопца и волостей: Данькова, Любуты, Дубны, Рожны, Туры, Биберевы, Старцовы, Нежелские, Велижские, Плаветцкие, Жижетцкие, Озерские, Казариновские; города Острея и волостей: Березаа, Невля, Усваа, Ловца, Веснеболога и что к тем городом и къ волостем из старины потягло и водъ и всякихъ угодий: и тебе Александру, королю Полскому и великому князю Литовскому и Русскому, въ те перемирные лета, въ шесть лет, техъ нашихъ городовъ и волостей и земль всехъ не воевати, ни зацепляти ничем. А мне Иоанну Божиею милостию государю всеа Русии и великому князю, и моему сыну великому князю Васильью Ивановичю всеа Русии, и нашимъ детемъ, твоихъ Александра, короля Полского и великого князя Литовского и Русского земль: города Киева с волостми, города Канева съ волостми, города Черкасъ съ волостми, города Житомеря съ волостми, города Вручья съ волостми, и волостей: Мозыри, Бчича, Брягиня, Речицы, Горволя, Стрешина, Чечерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля съ волостми, города Кричева съ волостми, города Смоленска и волостей: Рославля, Иванкова, Прудов, Белика, Елны, Радшина, Новоселиа, Свадита, Жереспера, Поречья, Нежоды, Руды, Мушковичь, Ветлици, Щучьи, города Видбеска и волостей: Бруса, Дричьих Лук, Свята, Озерища, города Полтеска и волостей: Мошников, Дрысы, Освиа, Нещорды, Непоротович, Вербиловы слободы, Кубка, Вязма, Клина, Ситнян, Лисны, Себежа, Замошиа, также не воевати ни зацепляти ничем в те перемирные лета, в шесть лет.

4. Посольство от Сигизмунда к Василию III с Петром Станиславовичемъ Кишкой, Богушем Боговитиновичем, Ивашкой Горностаевым. Июль – 18 сентября 1522 года. № 93 // Сборник императорского Русского исторического общества. СПб., 1882. Т. 35. С. 633 – 634.

Перемирная грамота великого князя московского:

…что тебе брату нашему, великому государю Жигимонту, королю и великому князю, в те перемирные лета, в пять лет, наших земль, Московские земли, и Новагорода Великого, и волостей Ноугородцких Новгородцкие земли всее, и Пскова и Псковские земли всее, и Тферские земли всее, и Переславля Резанского и Резанские земли всее, и Пронска и Пронские земли всее, не воевати, ни зацепляти ничем. Также тобе, Жигимонту королю и великому князю, и тех наших городов и волостей и земль, которые за нашими слугами, за князем Васильем Ивановичем Шемячичем, и за Требтцкими князми и за Мосалскими, и за иными за нашими слугами, за князми, и за нашими наместники, и за волостели, и за нашими приказчики за какими-нибуди, также ни воевати, ни зацепляти ничем в те перемирные лета в пять лет: города Рылска с волостми, города Путимля с волостми, города Навогородка с волостми, города Радогоща с волостми, города Чернигова с волостми, города Стародуба с волостми, города Почепа с волостми, города Гомья с волостми, города Поповы Горы с волостми, города Карачева с волостми, и волостей: Хотимля, Сновска, Хоробори, Мглина, Дрокова, и сел: Уварович, Телешович, Теренич, Кошелева леса, Морозович, Липинич, Скарбович, Залесья, Бабич, Светилович, Голодна, Липич, Полешан, города Трубческа с волостми, города Мосалска с волостми, города Рославля с волостми. А рубеж городу Рославлю со Мстиславлем промеж Словнева да Шибнева к Гневкову Доброю речкою на Водонос, а от Водоноса Доброю ж речкою в Остр, через Великий Бор в реку в Шумячу к Стрекуле, к рубежу к Кричевскому, а от Кричева городу Рославлю рубеж река Шумяча, а Шумячею в реку в Немелицу, а из немелицы старым рубежом к Заборью в Ипуть реку, да на низ Ипутью к Хмелю. Города Смоленска с путми и с волостми, что к нему тянет, и волостей: Еловца Болванович, Лазаревщины, Пустоселья, Романовского, Копоткович, Молохвы всее, что к ней потягло, и Петровского держаниа Кутева и Зверович, Дубровинского пути, Катыни, Каспли, Поречья, Руды, Щучьи. А рубеж Смоленску и волостем Смоленским с Дубровною, и с Романовым, и з Горами, и со Мстиславлем от Днепра, ниже города Смоленска, рекою Мерею вверх, меж Пречистые Взруба и Зверович, в Иваку реку, а из Иваки на Еленский рубеж да в Городню, а Городнею в Вехру в Черный мох, а из Вехры в Прудилну, а из Прудилны в Железницу, а Железницею под Дуденки в Вехру, а из Вехры в Лютую воду, а из Лютой воды в Выпино, а из Выпина на Всож, а Сожом на низ в Березыню, а Березынею вверх сухом, промеж сел Плчина и Гладкович, по холмом, а оттоле к Пулневу. А за рекою за Днепромъ рубежъ Смоленску внизъ по Днепру по реке ниже Клементиа святого пять верст. Города Мценска с волостми, и городища Дмитровца; города Мещеска с волостми, и волостей: Залидова, Недоходова, Бышкова, Лычина; города Вязмы и волостей Вяземских всехъ, что к нему потягло; города Дорогобужа и волостей Дорогобужских всех, что к нему потягло из старины; города Белые с волостми, и Верховья, и Болшева, и Шоптова, и Моневидовы слободы, и города Торопца и всех Торопецкихъ волостей. А рубежъ Торопцу и Торопецкимъ волостемъ, Данкову, Любуте, Дубне, Рожне, Туре, Бибереве, Старцове, Нежелской, Велижской волости, Плаветцкой, Жижетцкой, Озерской, Казариновской и Новгородцким волостемъ, Лукамъ Великимъ и Пупоничамъ, и Ржове, и городу Острею, и волостем: Березаю, Невлю, Усваю, Лопцу, Веснебологу, и Холмскому погосту, и Велиле, и Лопастицам, и Буйцу, и инымъ волостемъ всей земле Новогородцкой съ твоею землею съ Литвою, и съ Полочаны, и съ Видбляны, земле и воде по старымъ рубежомъ. Также тобе брату нашему, великому государю Жигимонту, королю Полскому и великому князю Литовскому и Русскому, не вступатись и не воевати ничем в те, перемирные лета в пять лет брата нашего княж Юрьевых Ивановича городов и волостей: города Серпейска с волостми, и волостей: Замошья, Тухачева, Дегны, Фоминич, Погостища, Мощына, Демены, Городечны, Ужеперети, Снопота, Ковылни, Шуи, Лазарева городища, Ближевич, Любуни, Данилович, города Брянска с волостми и волостей Соловьевич, Прикладней, Пацыни, Федоровского, Осовика, Покинич, Сухаря, Свеславля, Ворониц, Жерыни. А мне великому государю Василью, Божиею милостию государю всеа Русии и великому князю, твоих великого государя Жикгимонта, короля ПОлского и великого князя Литовского и Русского, земль не воевати ни зацепляти ничем в те перемирные лета в пять лет: города Киева с волостми, города Канева с волостми, города Черкас с волостми, города Житомеря с волостми, города Вручья с волостми, города Любича с волостми, города Турова с волостми, города Мозыри с волостми, да волостей: Бчича, Брягиня, Речицы, Горволя, Стрешина, Чичерска, Пропойска, Могилева, города Мстиславля с волостми и волости Хотславич, города Кричева с волостми, города Дубровны с волостми, и волостей: Гор и Романова, и города Ршы с волостми, и волостей Любавич, Микулиа; города Витебска и волостей Бруса, Дречьих Лук, Свята, Озерища; города Полотцка и волостей Мошников, Дрысы, Освия, Нещорды, Непоротович, Вербиловы слободы, Лубка, Вязма, Клина, Ситнян, Лисны, Себежа, Замошья. А кого к нам ты брат наш, Жигимонт король, пошлешь своих послов, и тем твоим послом приехати к нам и отъехати добровольно без всякие зацепки. Также кого мы пошлем к тебе своих послов, и нашим послом по твоим землям к тебе доброволно приехати и отъехати без всяких зацепок.
  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница