Как колеблются наши голосовые связки



Скачать 73.96 Kb.
Дата02.11.2016
Размер73.96 Kb.
КАК КОЛЕБЛЮТСЯ НАШИ ГОЛОСОВЫЕ СВЯЗКИ
То. что испокон веков неосновательно называли «колеба­ниями» голосовых связок, не является в строгом смысле коле­баниями, возникающими в упругих телах: это просто серия сверхкоротких и быстрых ритмических сокращений голосовых

Р. Юссон.
От частоты колебаний голосовых связок зависит высота голоса: чем чаще колеблются голосовые связки — тем выше голос. Изменение высоты основного тона голоса в процессе обычной речи определяет интонацию предло­жения (вопрос, восклицание и т, д.) {Артёмов, 1960; Зиндер, 1960). Речь, лишенная интонации, — монотонна и невыразительна (не эмоциональна). Недаром поэтому со­здатели научно-фантастических кинофильмов наделяют роботов речью, лишенной интонации. Подобный прием не­редко применяется и в музыке. Так, например, в опере П. И. Чайковского «Пиковая дама» призрак, явившийся Герману в образе графини, сообщает ему тайну трех карт монотонным, бесцветным голосом, звучащим на одной ноте. Это как нельзя лучше создает впечатление безжиз­ненности, призрачности образа графини. И наоборот, сильные эмоциональные переживания изображаются в му­зыке значительными изменениями высоты голоса, что и составляет основу мелодии. При этом кульминационные моменты наивысшего эмоционального напряжения соответ­ствуют, как правило, и наиболее высоким нотам мелодии.
Соперники Имы Сумак
Приезд известной перуанской певицы Имы Сумак на гастроли в нашу страну в 1960 г. вызвал большой инте­рес: все хотели посмотреть и послушать чудо-женщину, способную петь не только своим обычным женским голосом — сопрано, но еще и тенором и даже баритоном, а сверх того, буквально высвистывать горлом невероятно высокие, флейтовые ноты.

Голос Имы Сумак действительно имеет необычайно большой частотный диапазон — более четырех октав. Это оказывается в два с лишним раза больше обычного певче­ского голоса, так как требования для профессионального певца — владеть диапазоном не менее двух октав.

Высота голоса человека, как уже говорилось, зависит от частоты колебаний голосовых связок. Музыканты из­меряют высоту звука в октавах и долях октавы — тонах, полутонах, центах и т. д.

Октава — это такой частотный интервал, который соот­ветствует увеличению частоты звуковых колебаний ровно в два раза. Так, например, если мы возьмем частоту колебаний 100 гц и увеличим ее на октаву, то получим 200 гц. Если теперь частоту этого звука еще увеличим на октаву, то получим уже 400 гц, следующая октава — 800 гц и т. д.

Октава делится па 12 полутонов, а каждый полутон — на 100 центов. Таким образом, кроме герц, мы имеем еще большой набор других единиц для измерения частоты. Свое начало эти единицы ведут от октавы. Сама же октава удобна для измерения частоты не только в математиче­ском отношении (простое удвоение частоты), но и для слуха: интервал в октаву слух воспринимает как самый простои, а звуки, разнящиеся на октаву, — как очень сходные. Поэтому и обозначение в разных октавах эти звуки (разнящиеся на октаву) имеют одно и то же, на­пример, doI — первой октавы, doII — второй октавы, doIII — третьей и т. д.

Певческие голоса по свойственной им высоте делятся на различные виды. Мужские—на три основные груп­пы (тенор, баритон и бас), а женские — на четыре (контральто, меццо-сопрано, сопрано, колоратурное со­прано).

Чтобы успешно справляться с репертуаром, певец дол­жен иметь диапазон голоса не менее двух октав. Таким образом, его голосовые связки должны изменять частоту своих колебаний в четыре раза. Это не очень много по сравнению с изменением силы голоса, которая, как мы ви­дели, изменяется в значительно больших пределах. На са­мой низкой ноте (mi большой октавы) голосовые связки баса колеблются с частотой всего лишь 82 гц, а на самой высокой басовой ноте (mi первой октавы) — с частотой 349 гц. Зато голосовые связки самого высокого женского голоса — колоратурного сопрано — на самой высокой ноте (fa третьей октавы) совершают 1397 колебаний в се­кунду (табл. 4).

Бывают, однако, певцы, владеющие диапазоном голоса значительно больше нормы. Такие голоса обычно назы­вают феноменальными. Има Сумак принадлежит к их числу. Ее голосовые связки на самой высокой но­те (do четвертой октавы) совершают 2093 колебания в 1 сек.

Однако те, кто слушал Иму Сумак в концерте, знают, что голос ее совсем не отличается большой силой, особенно на этих крайних нотах диапазона. В большом концертном зале не слышны ни самые низкие ее ноты, ни самые вы­сокие. В этом отношении Има Сумак бесспорно имела и сегодня еще имеет многих соперников.

Таблица 4

Звуковысотные диапазоны голоса певцов




Типы мужских голосов

Звуковысотный

диапазон


Типы женских

голосов


Звуковысотный

диапазон


в нотных обозначениях

в гц


в нотных обозначениях

в гц

Бас

Mi — faI

82—349

Контральто

mi - fаII

165—698

Баритон

Lа - solI

110 - 392

Меццо-сопрано

- 1аII

220—880

Тенор

do - doII

131—523

Сопрано

doI - doIII

262-1046










Колоратурное сопрано

doI - faIII

330—1397


Так, например, известно, что знаменитая итальянская певица Анджелика Каталани (1780—1849) свободно брала ноту sol третьей октавы (1568 герц); наша современница, украинская певица Евгения Мирошниченко берет la этой же октавы (1760 герц), а современница Моцарта Лукреция Аджиогари — так же, как и Има Сумак, — ноту do четвертой октавы. Не уступает Име Сумак по вы­соте голоса и современная французская певица Мадо Робен: ей принадлежит сегодня рекорд высоты звука — reIY (2349 герц)!

Мужские голоса также имеют своих феноменальных представителей. Выдающийся русский певец Осип Пет­ров — «дедушка русской оперы», как его называют, сво­бодно владел голосом в три с половиной октавы (бас, баритон), причем голос его был действительно феноме­нальной силы и красоты. Партия Руслана написана М. И. Глинкой специально для О. Петрова, поэтому да­леко не все певцы способны успешно справиться с этой ролью.

Ф. Ф. Заседателев (1935) упоминает имя своего со­временника — феноменального певца Прита, владевшего басом, баритоном, тенором и контральто, т. е. обладавшего диапазоном в пять с половиной октав!

Известны также рекорды и низких голосов. Как сви­детельствует надпись на могиле одного из октавистов, по­хороненного в Троиие-Сергиевой лавре, он мог брать ноту fa контроктавы. Голосовые связки этого феноменаль­ного певца могли колебаться с частотой всего лишь 36 герц.

Таким образом, возможности человеческого голосового аппарата в отношении высоты издаваемых звуков оказы­ваются довольно большими и охватывают почти все ноты, применяемые в музыке.

В обычной бытовой речи высота голоса изменяется значительно меньше, чем в пении. Статистически уста­новлено, что мужчины говорят, как правило, в пределах большой и малой октав на частоте 85—200 гц, а жен­щины — в малой и первой октавах: 160—340 гц (Марты­нов, 1962).

Речь артистов (сценическая речь) по частотному диа­пазону значительно шире, чем бытовая. Ее диапазон, так же как и у певцов, доходит до двух октав (по данным исследований артистов американских драматических театров).

Диапазон голоса — не врожденное свойство голосового аппарата человека, он приобретается в процессе индиви­дуальной жизни в результате постоянных упражнений. Ребенок, только что родившись, имеет диапазон всего лишь в одну-две ноты, к пяти годам — уже 4—6 тонов, а в возрасте около 12 лет, когда мальчики наиболее успешно поют в специальных хорах — капеллах, диапазон их голоса составляет около полутора октав (Малинина, 1966). По высоте детский голос соответствует примерно среднему женскому голосу сопрано.

В истории пения большую известность получили певцы-кастраты. Как известно, рост гортани человека и его голосовых связок тесным образом связан с функцией половых желез. Половой гормон, выделяемый железами в кровь, стимулирует рост гортани и всех других отличи­тельных признаков пола. Еще в глубокой древности полу­чил распространение варварский обычай кастрировать мальчиков с целью наказания, получения равнодушных слуг царских гаремов, а также для воспитания певцов-кастратов.

Голоса взрослых кастратов обладали огромной силой и диапазоном, будучи по тембру очень похожи на звук детского голоса. Сочетание маленькой детской гортани и огромных легких (рост тела у кастратов усилен) обеспе­чивали им возможность тянуть ноты большой звучности и невероятной продолжительности - более одной минуты! Некоторые из них были способны исполнять на одном вдохе восемнадцать (!!) двухоктавных гамм, а знамени­тый певец-кастрат Ферри умудрялся еще на каждой ноте сделать трель (особое украшение голоса, заключающееся в его периодической вибрации). Немудрено поэтому, что публика, слушая певцов-кастратов, часто приходила в не­истовство и настоящий экстаз. Гонорары кастратов-певцов были баснословны. Так, например, Кафарелли получал столько денег, что смог свободно купить себе целое гер­цогство вместе с титулом герцога.



Для достижения такой невероятной изощренности в технике пения певцы в те времена работали в букваль­ном смысле и днем и ночью. Жили они, как правило, вместе со своими учителями под одной крышей, вставали в три часа ночи и до самого вечера только и занимались голосовыми упражнениями.

В историю вокальной педагогики вошел знаменитый «листок Порпоры» — всего лишь одна страничка с вокальными упражнениями, написанными композитором Порпорой для кастрата Кафарелли. По этому листку Порпора обучал Кафарелли более пяти лет, не разрешая ему петь ничего более. Говорят, что именно благодаря такой фанатической преданности вокальным занятиям Кафарелли и стал через некоторое время самым знаменитым певцом своего времени.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница