Каган – не просто точка на карте. (очерк истории Каганского авиационного гарнизона) Вместо эпиграфа



Скачать 422.83 Kb.
страница1/3
Дата01.05.2016
Размер422.83 Kb.
  1   2   3
Каган – не просто точка на карте.

(очерк истории Каганского авиационного гарнизона)

Вместо эпиграфа:

«телефонный код города Каган: (6552). Для того, чтобы позвонить в город Каган, Бухарская область необходимо набрать: 1. с мобильного телефона: +998 (6552) x-xx-xx 2. со стационарного телефона (из России): 8 гудок 10998 (6552) x-xx-xx 3. со стационарного телефона (из зарубежа) 00 998 (6552) x-xx-xx Номера абонентов в городе Каган - пятизначные ! «


***** ***** *****

Всегда интересовал вопрос - что движет людьми, когда они вдруг решают заняться не совсем привычным для них делом? Делом, которое никогда не станет коммерческим проектом, не принесет прибыли, а наоборот вызовет упреки и нарекания, потому, что делается непрофессионалом, а, следовательно, обязательно будут погрешности. Да и объять необъятное невозможно. И всегда ловил себя на мысли, что не могу дать внятного ответа. В результате появились эти строки о времени и для себя.



Немного истории.

В памяти людей, не являющимися коренными каганцами и имеющих и к городу и к его жителям отношение временное, «транзитное», город представлялся как по-своему уютный, провинциальный городок. В отличие от Бухары, где каждый камень источает время, где тысячелетия истории напоминают о себе каждым дуновением ветерка, Каган возник лишь в конце 19 века. В то время мощное движение Российского государства на Восток требовало железных дорог и опорных пунктов, столь необходимых для продвижения интересов империи. Российская империя, колонизируя Восток, никогда не была колонизатором в том смысле, который мы обычно вкладываем в это слово. Не завоеватели и господа приходили в Азию из России, а в первую очередь мастеровые, которые своим трудом создавали то, что в 20 веке станет жизненно необходимым - инфраструктуру. Так и возникло в 1888 году в 12 верстах к юго-востоку от ханской столицы Бухары русское поселение – Новая Бухара - станция на Прикаспийской железной дороге. Некогда глухая местность необычайно оживилась. Станция вскоре стала небольшим городком европейского типа, соединенным со столицей веткой железной дороги и плохим каменным шоссе. Городок разместился в местности Коган, находящейся на высоте 235 метров над уровнем моря. Природа здесь сурова - пустынная равнина, земля, плотно насыщенная солью, совершенно бесплодна. С прекращением весенних дождей, скопившийся на поверхности почвы солончак осаждается и, высыхая, покрывает степь жесткою, серовато-белого цвета корою; земля принимает мертвенно-бледный тон. В таких местах изредка лишь сквозь солончак пробивается ярко-зеленная верблюжья колючка. С 1935 года Новая Бухара стала называться Каганом.

В годы установления советской власти в Средней Азии и Туркестане Каган оказывается в центре бурных революционных событий. Командующий Туркестанским фронтом М. В. Фрунзе придавал большое значение частям Каганского гарнизона в операции по ликвидации Бухарского эмирата. Им был поручен захват Бухары, где сосредотачивались основные силы противника. Каганская группа перешла в наступление 29 августа 1920 года и поставленную задачу выполнила.

В 20-х годах шло активное строительство Красной Армии. Приказом РВС СССР № 304 от 4 июня 1926 года Туркестанский фронт был переименован в Среднеазиатский военный округ (САВО). Округ включал территории Туркменской и Узбекской ССР, Киргизской и Таджикской АССР. В связи с изменениями административно-территориального деления республик и областей Средней Азии по состоянию на август 1940 г. в состав округа входили Казахская, Киргизская, Таджикская, Туркменская, Узбекская ССР. Штаб округа находился в г. Ташкенте. В 30 – 40-х годах основные судьбоносные события разворачивались на Западе. Но и Восток не остался в те тревожные годы в стороне от мировых проблем. В августе-сентябре 1941 года 53-я Отдельная армия САВО под командованием С. Г. Трофименко принимала участие в боевых действиях на территории Ирана (совместная советско-британская военная операция на территории Ирана, носящая название — Иранская операция). 9 июля 1945 Среднеазиатский военный округ был переименован в Туркестанский военный округ (ТуркВО).

В 70-х - 80-х годах XX века ТуркВО был единственным округом в СССР, войска которого вели широкомасштабные боевые действия.

***** ***** *****

Если океан складывается из капель, то история является следствием повседневной жизни, труда многих людей, стечения обстоятельств - причудливых, а порой необъяснимых с точки зрения логики. Каган – небольшой город на границе пустыни в 80-х годах прошлого века был знаком едва ли не каждому вертолетчику армейской авиации. Эта точка на географической карте стала точкой отсчета в судьбе многих людей. С историей авиагарнизона Каган непосредственно связаны 280 ОВП, 162 ОТБВП, 262 ОВЭ, которая формировалась для войны в Афганистане, 254 ОВЭ, выведенная из Афганистана, 396 гв. ОВП.

280 отдельный вертолетный полк

История авиационного гарнизона в городе Каган связано с историей транспортного авиаполка, сформированного в Забайкалье в 1946 году. Накануне событий 1956 года в Венгрии, полк был переброшен с аэродрома Чита-1 на аэродром Винница. Перелет из Забайкалья был сложным и 5 ноября 1956 года, с промежуточными посадками в Улан-Удэ, Новосибирске, Омске, Орске, Куйбышеве и Москве, полк передислоцировался на аэродром Винница и в составе 26 экипажей участвовал в подавлении контрреволюционного мятежа. Материальная часть полка на тот момент составляли самолеты Ли-2.

24 декабря 1958 года полк, с промежуточной посадкой в Астрахани, перелетел на аэродром Каган и вошел в состав Среднеазиатского ВО. В том же году личный состав переучивается на вертолеты Ми- 4, после чего часть начинает именоваться 280-м отдельным вертолетным полком.

С 1961 года полк имел в своем составе три эскадрильи - одна вертолетная эскадрилья Ми-6 и две вертолетных эскадрильи Ми-4. Кроме повседневной летной работы в шестидесятых годах экипажам полка пришлось участвовать в выполнении правительственного задания по ликвидации опасного эпидемического заболевания в Казахской ССР. Об этой эпидемии получить достоверную информацию в открытой печати даже сегодня не представляется возможным. В СССР подобная информация не подлежала огласке. По словам местных жителей это была вспышка чумы или холеры.

В 1973 году в Каганском вертолетном полку начинается переподготовка летно-технического состава для пилотирования вертолетов Ми-8Т. С 1973 года, взамен Ми-4, две эскадрильи полка укомплектовываются Ми-8Т, но состав пока по-прежнему остается трехэскадрильным.

Боевая и летно-техническая подготовка личного состава, повседневная работа по совершенствованию летного мастерства были основными в жизни полка, как, впрочем, и в любом воинском подразделении. Но случались события, которые нарушали размеренный ход событий.

В начале семидесятых годов Центром подготовки космонавтов в песках пустыни Кызылкум проводились эксперименты по выживанию в пустыне. Разрабатывалась методика и практика выживания в экстремальных условиях. В середине июля 1978 года Центр подготовки космонавтов провел первые тренировки в пустыне под Бухарой. Начинали с космонавтов, у которых до полета в космос еще были годы подготовки. Это были молодые, здоровые, жизнерадостные военные летчики и инженеры, которые с интересом воспринимали все то, что им не пришлось прочувствовать и узнать в училище и строевых частях, где они проходили службу перед тем, как попасть в отряд космонавтов. В комплексе с психофизиологическими исследованиями было запланировано проведение испытаний носимого аварийного запаса «Гранат-6» и дистиллятора (приспособления из пленки для добывания воды из песка пустыни).

С аэродрома Ханабад, вертолетом Ми-6 Каганского вертолетного полка, космонавты были доставлены в город Каган. В пустыне в это время года температура в тени достигала 46°С, а сам песок прогревался до 85°С. По условиям, определенным методикой, тренировка начиналась без адаптации к экстремальным условиям — что называется «с корабля и на бал». В сорока километра от Кагана в песках есть место под названием «Колодец Сайдак». Здесь и располагалась бригада, проводившая эксперименты. На берегу небольшого озера с берегами, заросшими камышом, был разбит базовый лагерь экспедиции.

Это время осталось в памяти гарнизонных мальчишек, отцы которых служили в вертолетном полку, как один из самых интересных эпизодов детства. Ведь, кроме того, что можно было видеть космонавтов воочию, была уникальная возможность попробовать на вкус настоящую, из тюбиков, «еду космонавтов». В 1978 году группой молодых космонавтов, находившихся на тренировках в Кагане, руководил космонавт Василий Лазарев.



На снимке: летчики 1 ВЭ 280 ОВП (Каган) с космонавтом В.Лазаревым (третий слева). 1978 г.

1979 год подвел черту под размеренным ритмом жизни советского общества. Хлесткое, как выстрел, слово «Афган» надолго наполнило сердца родных и близких тревогой и болью.

Сигнал тревоги, положивший начало афганской эпопеи, прозвучал в Каганском полку 7 декабря 1979 года. Так зафиксировано в официальной истории полка.

Из воспоминаний лейтенанта Скляренко Александра Анатольевича, борттехника МИ-6 (№ 92) 280 ОВП: «Наш Каганский 280-й подняли по тревоге 11 декабря в 5-6 часов утра. Накануне была нормальная жизнь - полеты, командировки и пр. По тревоге кое-кто даже девиц в своих холостяцких постелях дожидаться окончания тревоги оставил. На аэродроме собрали партбилеты, выдали ПМ с 16 патронами и по 40 литров спиртоглицериновой смеси (спирт отдельно, глицерин отдельно)». Вот выписка из лётной книжки: «11 декабря 1 полёт 1ч.50 до Чирчика, 12 декабря 2 полёта 3 ч.40 до Калаи-Мора с промежуточной посадкой в Марах (для дозаправки), 13 декабря 1 полёт 1ч.15 на облёт площадки Сандыкачи»

Задача, которая была поставлена на первом этапе – перелет на аэродром Чирчик. В Чирчик полк в полном составе перебазировался ближе к обеду. В Чирчике поступил приказ взять на борт десант и перелететь на аэродром Калаи-Мор. На этот момент полк был укомплектован вертолетами Ми-6 и Ми-8т. «Бойцы с ГАЗ-66, минометы на фаркопах. В Ми-6 заехать не могут – створки вертолетов ломают, офицеры десантуры говорят на мате, но их мало, летчики сами ГАЗ-66 загоняли на борта. Вечером у знакомого узнал: бойцы накануне ночью присягу приняли.… В Сандыкачах основным видом подготовки бойцов десантуры было жесткое подчинение любому, даже глупому на первый взгляд приказу. В дальнейшем это умение подчиняться спасло многим жизнь; ежеминутные физические нагрузки, рукопашный бой, работа с оружием. Пацаны на глазах взрослели…» - вспоминает Скляренко А.А.

12 декабря в течение дня была осуществлена переброска десанта в Калаи-Мор. Сразу же стало очевидно, что площадка Калаи-Мор не отвечает необходимым условиями для размещения вертолетного полка. И 13 декабря был осуществлен облет площадки Сандыкачи; необходимо было ее обследовать для перемещения полка с десантом, потому что в Калаи-Море даже Ми-8 «тонули » в грязи.

«17 декабря полк перебазировался в Сандыкачи. Спали в вертолётах мокрые и голодные. Перед Новым годом вырыли землянку, нагрели воды - была "баня» и спирт. Десант гоняли беспощадно, за малейшую провинность сажали на «губу» (яму вырыли глубиной до 3м.). И 1.01.1980 г. ушли на Кандагар с промежуточной дозаправкой и ночевкой в Шинданте» - вспоминают участники событий. Перелету в Сандыкачи предшествовал полет одного борта в Афганистан, который носил характер то ли разведывательного полета, то ли согласовывались с советниками некоторые моменты ввода войск. До 17 декабря (день точно не установлен, а очевидцы путаются) командир 1 АЭ майор Кукушкин Б.С. с группой десанта, комбатом летал в Шинданд, где была встреча с советниками. Интересный факт: - пока борт стоял на аэродроме Шинданд, десантники лежали на полу вертолёта готовые к отражению нападения.

Ранним утром 1 января 1980 года, перед вылетом на Кандагар большой группы Ми-6 и Ми-8 с десантниками, командир полка подполковник Владимир Васильевич Бухарин первым прошел по маршруту на единственном в полку вертолете Ми-24А. Так был проложен путь остальным. Бухарин В.В. прибыл в Каган из ЗабВО незадолго до ввода войск в ДРА на укомплектование специальной авиационной эскадрильи. Эта эскадрилья по тревоге была введена в Афганистан в составе 280 полка, за что командир полка получил «нагоняй» от командования. Вскоре после описываемых событий Бухарин В.В. ушел на формирование 50 осап в Чирчик, а первым командиром знаменитого «полтинника» стал бывший командир 280 овп полковник Будников Борис Григорьевич. Вот такое причудливое переплетение судеб и событий.… Далее судьба Бухарина В.В. тесно была связана с испытательской работой в ОКБ Миля.

После выполнения поставленной задачи по переброске десанта большая часть полка была выведена на территорию Советского Союза. В Афганистане остались лишь несколько экипажей (не более шести на Ми-8т). Среди них были экипажи, сформированные из гражданских летчиков Таджикского управления ГА (г. Душанбе). Это была, так называемая, «туземная эскадрилья». Вот как описывает этот факт В.Маковский в своей книге «Жаркое небо Афганистана». «На некоторых оставшихся "восьмерках", скрывая их принадлежность, поверх кое-как закрашенных красных звезд нанесли афганские опознавательные знаки. Их включили в "туземную эскадрилью" для которой специально собирали со всего Советского Союза летно-технический состав из таджиков, лицом и речью похожих на афганцев. Но "чистокровной" эскадрилья не стала: нужного числа таджиков набрать не удалось, к тому же не все из них обладали должной классностью, и шестерых "белых" летчиков все же пришлось оставить.

Командование "национальным формированием" принял опытный пилот майор В.Г. Сидоров. Правда, маскировку изрядно нарушала русская речь со слышимыми за версту специфическими оборотами, да и нанесенные, на скорую руку, афганские звезды и колосья были далеки от оригинала».





на снимке: капитан С.Мухитдинов, штурман «туземной эскадрильи» 280-го овп (Кандагар).

Кроме «туземной эскадрильи», еще с августа 1979 года (задолго до ввода войск в ДРА), на авиабазе Баграм находилась 4-я вертолетная эскадрилья 280-го ОВП. Эта эскадрилья должна была обеспечивать работу советских военных советников, которые находились в Афганистане. Непосредственное командование эскадрильей принял подполковник А.Белов. Функции контроля были возложены на заместителя командира 280-го ОВП по летной подготовке подполковника Тяжева и инспектора ВВС ТуркВО В. Апполонова. Командирами экипажей были майор Г.Орлов, капитаны: Шиловский, Фокин, Волков, Швыдкий, Слабодян, Мингалев, Щукин. Личный состав эскадрильи был набран из военнослужащих Каганского полка на добровольной основе. Исходя из реальной ситуации, которая складывалась в Афганистане во второй половине 1979 года, определялись и задачи, которые должна была решать эскадрилья Белова. На момент ввода эскадрильи предполагалось непосредственное участие в боевых операциях, но Главным Военным советником, которому подчинялась эскадрилья, был введен запрет на участие эскадрильи в боевых действиях, а также было предписано воздерживаться от ответных мер на огонь с земли. Первостепенными задачами были определены доставка грузов, личного состава, продовольствия в Гардез и Шинданд, "правительственные перевозки". Один вертолет постоянно находился в готовности обеспечить возможные поисково-спасательные работы. Кроме основного места базирования отдельные экипажи находились на дежурстве в центрах провинций и в Кабуле.

Еще в Кагане, в рамках подготовки к переброске эскадрильи в Афганистан, на 12 вертолетах закрасили звезды и трафаретами нанесли опознавательные знаки ВВС ДРА, экипажи поменяли штатное обмундирование на комбинезоны и обычную одежду.

23 августа 1979 г. группа вылетела из Кагана и через 5 часов полета приземлилась на авиабазе Баграм. Состав летчиков был сильный и достаточно подготовленный к условиям полетов в горах. Многие до Афганистана летали на Памире с разными группами. По воспоминаниям пилотов первой смены 262 ОВЭ, введенной весной 1980 года на аэродром Баграм уже на постоянной основе, они застали эту эскадрилью, а пилоты были одеты в афганскую летную форму.

К весне 1980 года ситуация в стране не стабилизировалась и стало очевидно, что пребывание советского ограниченного контингента в Афганистане затягивается. Было принято решение о дополнительном насыщении 40-ой армии вертолетными частям. 11 апреля 1980 г. полк в полном составе был передислоцирован на аэродром Кандагар. 280-й вертолетный полк держал под контролем южный пояс – магистральное шоссе и прилегающие к нему районы. Кандагар стал основной базой полка на все время боевых действий в Афганистане. В составе ОКСВ 280-й овп получает открытое наименование "войсковая часть полевая почта 17668" взамен «союзного» в/ч 22523. Вместе с полком был введен и 475 ОБАТО, получивший номер «в/ч п.п. 37466» (в Союзе – в/ч 64679).

Новые условия требовали зачастую нового подхода и в летной практике. Все, что было приемлемо в мирных условиях, на войне не всегда обеспечивало и безопасность и эффективность. Лучшим учителем была каждодневная работа: в день экипажи выполняли по 5-6 вылетов, проводя в воздухе до 8 часов. Учиться пришлось буквально на лету, перенимая опыт классных летчиков. Одним из наиболее известных пилотов, открывавших афганскую кампанию, был майор Владимир Харитонов, занимавший должность заместителя командира 280-го полка по летной подготовке. Он «вывозил» молодых пилотов, раскрывая возможности машины и демонстрируя великолепную технику пилотирования, в том числе на режимах, которые едва ли предполагали сами создатели Ми-8. Все члены его экипажей могли подменить друг друга, любой из летчиков должен был уметь сам устранять неисправности и даже техники получали необходимые навыки пилотирования и в случае необходимости могли довести вертолет до аэродрома. Именно к такому случаю относится событие, которое произошло летом 1980 года при досмотре каравана в пустыне Регистан. В стычке с бандой был убит командир Ми-8Т Пожарищенский Г. из 280-го овп. Машину с раненым штурманом и бортстрелком сумел привести домой борттехник «харитоновской выучки» А.Медведев.

В практику пилотирования в 280 вертолетном полку вошли маневры с большими перегрузками, категорически запрещенные дома, виражи с большим углом крена, «истребительные» боевые развороты, горки с отрицательными перегрузками (теоретически для вертолета недопустимыми) и крутые пикирования, при которых в кабине темнело от земли, заполнявшей весь обзор. Такой пилотаж был необходим, но и рискован – перегрузки изнашивали раньше предусмотренного срока технику, не всем пилотам хватало летных навыков. За это платили жизнями. Так разбился 9 апреля 1980 года в Кандагаре Ми-8Т капитана Харина с десантом на борту. Заложив крутой вираж сразу после взлета, не имея высоты и скорости, вертолет разбился. Это был первый боевой вылет и к-н Харин на Ми-8Т, в составе звена (Харитонов - Ашуров, Харин - Мухитдинов) для переброски в район боевых действий отделения роты ВДВ. Сразу после взлёта пилот, не имея запаса скорости, ввёл вертолёт в крутой разворот и вертолёт на глазах у всего аэродрома под углом 60 градусов рухнул на землю. Погиб экипаж и десант. Чудом уцелел, получив массу травм, лишь лётчик-штурман. Он при взлёте не был пристёгнут, и его в момент удара выбросило из кабины через лобовое стекло.

Майора В.И. Харитонова неоднократно вызывали «на ковер», подвергая взысканиям и грозя снятием с летной работы, втихую, впрочем, поощряя «виновника наших побед». В связи с возникшей потребностью ОКБ провело работу по расширению области допустимых режимов полета Ми-8, а совместно с ЛИИ -по увеличению предельного взлетного веса за счет изменения техники пилотирования и выполнения взлета с разбегом.

На снимке: вертолет ( борт № 22) 280-го овп, пилотируемый зам.командира полка по летной подготовке майором В. Харитоновым, над аэродромом Кандагар.

Совершенствовалось и боевое мастерство экипажей. Вертолетчиками Каганского 280-го полка в Кандагаре было отработано групповое нанесение удара АГС. Наибольшего эффекта добивались, заходя на цель фронтом, одновременно разворачиваясь боком и давая слаженный бортовой залп. Недостатком оружия было полное отсутствие каких-либо прицельных приспособлений – штатный прицел не годился для стрельбы в движении, а специальный визир разрабатывать было некогда. Точность стрельбы с воздуха зависела исключительно от навыка и меткого глаза борттехника. 11 июня 1980 года южнее Газни с патрульной «восьмерки» заметили отряд вооруженных конников. Пытаясь укрыться от погони, те кинулись к близкой рощице. Отрезая дорогу, вертолет лег в разворот и борттехник Михаил Кель накрыл их одной очередью. Десятка гранат хватило, чтобы среди расщепленных пальм осталась вся группа.





На фото: Борттехники 280-го овп лейтенанты А.Осадчий и вчерашние студенты-выпускники ХАИ Михаил Кель и Анатолий Ивановский

Так нарабатывался бесценный опыт, столь необходимый в условиях реальных боевых действий, опыт, который был востребован всеми теми, кто в течение всех последующих лет войны оказывался в составе полков и эскадрилий на территории ДРА. По самым приблизительным подсчетам около 80 % пилотов армейской авиации прошли через Афганистан, и не самую последнюю роль в том, что опыт и практика полетов в условиях мало знакомых большинству пилотов были «наработаны», принадлежит тем, кто был там, в составе первых смен. И среди них – экипажи Каганского 280-го отдельного вертолетного полка.

В 1981 году, выполнив задачу на территории соседней страны, личный состав Каганского 280-го отдельного вертолетного полка, «чисто каганский», на своих вертолетах вернулся в СССР на место прежней своей дислокации – аэродром Каган, где был начат процесс формирования 162 отдельного транспортно-боевого вертолетного полка. Номер части и Знамя 280-го ОВП остались в Кандагаре. Дальнейшая история 280-го ОВП – это история плановых замен по ротации из вертолетных подразделений находившихся на территории Союза, ЮГВ и ГСВГ.

«Афганский» Кандагарский 280 отдельный вертолетный полк с честью выполнив поставленную задачу в начале августа 1988 года был выведен с аэродрома Кандагар в Советский Союз, на аэродром Леонидово (о.Сахалин). Согласно Женевским договоренностям, с 15 марта по 15 августа 1988 года, , из Афганистана на Родину были возвращены около 50 % личного состава ОКСВА (50, 2 тыс. военнослужащих). Это был первый этап вывода войск. В этот период советские войска были выведены из 12 провинций. Только из гарнизонов городов Газни, Гардеза, Джелалабада, Файзабада, Кундуза, Лашкаргаха и Кандагара более 30 000 военнослужащих ОКСВ были перевезены транспортными самолётами в г.Ташкент и г.Термез. Было выведено 207 вертолётов. На первом этапе выводились все вертолетные полки – 181, 280, 335 отдельные вертолетные полки и «спецназовские» эскадрильи – 205, 239 ОВЭ. Оставались 302, 262, 254 отдельные вертолетные эскадрильи, которые и осуществляли обеспечение и прикрытие вывода войск на втором, заключительном, этапе. После 15 августа 1988 года советские войска оставались только в шести провинциях Афганистана - Кабул, Герат, Парван, Саманган, Балх, Баглан. Общая численность контингента составляла 50, 1 тыс. человек. В частях ВВС 40-й армии было оставлено 55% личного состава, их них фронтовой авиации – 90%, армейской авиации–35%.


Личный состав 280 ОВП, под командование полковника Е.И. Игнатова совершил уникальный по своей сути перелет через всю страну двумя эшелонами. В короткие сроки усилиями личного состава на Сахалине (п. Леонидово) были обустроены стоянки авиационной техники, произведена подготовка материальной части к дальнейшей эксплуатации после длительного перелета, налажены бытовые условия. В декабре 1988 года полк приступил к плановой летной подготовке. 23 февраля 1989 года является «крайней» датой в истории полка. В этот день проходит прощание со Знаменем, и полк был расформирован.
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница