К вопросу об организации военно – судебной системы россии в ходе судебной реформы 1864-1867 гг.: Дисциплинарная компонента



Скачать 117.39 Kb.
Дата04.05.2016
Размер117.39 Kb.



К ВОПРОСУ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ВОЕННО – СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ В ХОДЕ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ 1864-1867 гг.: ДИСЦИПЛИНАРНАЯ КОМПОНЕНТА

В.К. Аулов, старший преподаватель Байкальского государственного университета; Ю.Н. Туганов, профессор Читинского государственного университета, доктор юридических наук, vpravo@mail.ru

В статье приводится аргументация, согласно которой в царской России после реформы 1864-1867 гг. существовала не единая военно-судебная система, а самостоятельные военные судебные системы армии и флота.

Ключевые слова: военно-судебная система, судебная реформа 1864-1867 гг., дисциплинарная ответственность судей、


To the question on the organization military - judicial system of Russia during judicial reform 1864-1867: disciplinary the component

Aulov V.K., The senior the teacher Baikal national university economics and the law; Tuganov Y.N., The doctor of jurisprudence, The professor of the Chita state university

In clause the argument according to which in imperial Russia after reform 1864-1867 there was not uniform military-judicial system, and independent military judicial systems of army and fleet is resulted.

Keywords: military-judicial system, judicial reform 1864-1867, disciplinary responsibility of judges.

Господствующая ныне историческая доктрина исходит из того, что с принятием в рамках Судебных Уставов 18641 г. судоустройственного нормативного акта Учреждения судебных установлений2 (далее – Учреждение) и утверждением 15 мая 1867 г.3 Военно-морского судебного устава4 и Военно-судебного устава5 и (далее – ВМСУ и ВСУ соответственно), была установлена новая система органов правосудия в вооруженных силах России, состоящая из военно-судебных мест в армии и военно-морских судебных мест на флоте.

В армии к таким местам относились: полковые суды, военно-окружные суды и Главный военный суд. На флоте – экипажные суды6, постоянные и временные7 военно-морские суды8 и Главный военно-морской суд в качестве верховной кассационной инстанции.

Современные классические взгляды на структуру военно-судебной системы в пореформенной России сформулированы в фундаментальном труде видного российского юриста-практика и ученого Н.А. Петухова «История военных судов России»9, согласно которой в рамках судебной системы российского государства военно-судебная система являлась единой самостоятельной судебной структурой со всеми атрибутами такого структурного единства и независимости.

Нормативным основанием для такого суждения служат положения чч. 1 и 2 Учреждения, согласно которым судебная власть, принадлежащая «…мировым судьям, съездам мировых судей, окружным судам, судебным палатам и правительствующему сенату в качестве верховного кассационного суда», «…распространялась на лиц всех сословий и на все дела, как гражданские, так и уголовные», во взаимосвязи с примечанием к ч. 2 этого документа, согласно которому судебная власть военных, коммерческих, крестьянских и инородческих судов «…определяется особыми о них постановлениями».

Таким образом, главный судоустройственный акт судебной реформы 1864 г. не разделял систему органов военного правосудия по ведомственной принадлежности их к армии или флоту.

Между тем осуществленное авторами сравнительное исследование Учреждения и обоих военных судебных уставов, свидетельствует о том, что устройство судебной системы пореформенной России представляло собой более сложную систему, чем две самостоятельные ветви, «сходящиеся» в Правительствующем Сенате. Действительно, одну ветвь составляли «общие судебные места» - окружные суды, которые охватывали несколько уездов и судебные палаты, юрисдикция которых распространялась на 3-5 губерний. Вторую – мировые судьи и их съезды. Основными звеньями общих судебных установлений были окружные суды, судебные палаты и Правительствующий Сенат. В составе окружных судов образовывались, в зависимости от количества судей, присутствия.

То есть, судебная система России после принятия Учреждения до начала так называемой «контрреформы», представляла собой в известной степени две самостоятельные структуры – из которых только одна - общих судебных мест замыкалась на Правительствующем Сенате. Приговоры же Главного военного суда, обжалованию в этом органе, как уже указывалось выше, не подлежали. С учетом этого, в отличие от общего порядка обжалования, предусматривающего в качестве высшей судебной инстанции кассационные коллегии Правительствующего Сената, судебные постановления, принятые Главным военным судом или Главным военно-морским судом, обжалованию не подлежали, и в дальнейшем заинтересованные лица могли лишь обращаться непосредственно к Императору.

Участие же военных судей Главного военного суда в заседаниях Правительствующего Сената было ограничено только лишь рассмотрением «законодательных процедур». Аналогичным порядком – в соединенном судебном присутствии Главных военного и военно-морского судов рассматривались и «законодательные процедуры», касающиеся одновременно обоих военных ведомств.

Это, собственно, и позволяет проводить некоторые аналогии пореформенной структуры военных судов России с ныне существующей организацией судебной власти в Вооруженных силах как единой системы независимо от наличия в современной военно-судебной структуре судов родов войск (РВСН) и видов вооруженных сил (ВМФ).

Однако, некоторые конструктивные признаки функционирования военно-морских судебных мест позволяют предположить, что с принятием ВСУ и ВМСУ в Российской Империи действовали две самостоятельные военные судебные системы – армии и флота. Такое допущение следует из анализа конструктивных признаков, определяющих функционирование любой судебной системы как самостоятельной.

Собственные судоустройственные законы, равная степень силы этих законов в общей иерархической структуре законодательства, индивидуальные требования каждой военной судебной системы, предъявляемые к судье при назначении на должность, отдельный порядок наделения судей полномочиями, специфическая процедура прекращения полномочий судей и привлечения их к дисциплинарной ответственности, исключительная субъектная подсудность и особый порядок обжалования судебных постановлений – все эти компоненты свидетельствуют в пользу изложенного выше предположения.

В частности, установленные Судебными Уставами правила подсудности не только исключали возможность осуждения чинов военного и военно-морского ведомств иными судами, но и не содержали положений, прямо распространяющих юрисдикцию одной ветви военно-судебной власти на субъектов правоприменения другой ветви.

Порядок формирования и правила функционирования военно-морских судебных мест определялись самостоятельным судоустройственным актом, имеющим силу закона, равного с Уставами и Военно-судебным уставом. ВСУ и ВМСУ являются правовыми документами равной юридической силы, принятыми во исполнение «Высочайше утвержденного 25 октября 1865 г всеподданнейшего доклада его императорского высочества генерал-адмирала, военного министра и управляющего морским министерством». Причем этим докладом планировалось составление единого руководящего документа совместной работой «… в военно-сухопутном ведомстве Генерал-Аудитора Тайного Советника Философова, а в морском (ведомстве) Тайного Советника Глебова…», однако в итоге были приняты отдельные руководящие документы по каждому ведомству.

К кандидатам в судьи военно-судебных и военно-морских судебных места предъявлялись самостоятельные требования при назначении на судебную должность: судьями каждой из систем могли быть только лишь офицеры соответственно армии или флота.

Это важное обстоятельство, поскольку социальная граница между офицерским корпусом армии и флота была не столь прозрачна, как в современной России. На перевод офицеров из флота в сухопутные войска и обратно накладывалась специфика сословного общественного устройства царской России и связанных с этой спецификой различий правовых привилегий офицерского корпуса армии и флота. Индивидуальным для каждой из военных судебных систем был и порядок прекращения полномочий судей – также исходя из специфики прохождения военной службы каждого вида вооруженных сил.

Таким образом, отдельная субъектная подсудность и специфический порядок обжалования судебных постановлений, принимаемых судьями военно-морских судебных мест, свидетельствуют о значительной самостоятельности, военно-морской судебной системы.

Следует отметить, что Военный министр и Управляющий морским министерством10 (далее – Министр и Управляющий соответственно) продолжали совмещать функции органа военного управления11 с общим надзором12 за судебными местами каждый своего ведомства. Причем в непосредственном13 подчинении военного министра (ст.ст. 165-169 устава)14 и Управляющего находились не только председатели соответственно военно-окружных судов и военно-морских судов, но и военные судьи, но только своего ведомства. В отношении последних, руководители военного и военно-морского ведомства обладали значительной дисциплинарной властью, опять же – только по ведомственной принадлежности.

Соответственно порядок привлечения к дисциплинарной ответственности судей военного и военно-морского судебных ведомства был у каждого министерства самостоятельным, что также подтверждает определенный «суверенитет» каждой из военных судебных структур, хотя дисциплинарная ответственность и регулировалась одними нормами, как для судей, так и для остальных чинов конкретного судебного ведомства. В частности на временных чинов военных судов дисциплинарные взыскания налагались за нарушения судейских обязанностей – Главным военным судом в том же порядке что на военных судей15.

С учетом независимости друг от друга военного и военно-морского министерств, наличия в структуре Главных военного и военно-морского судов самостоятельных военно-судного и военно-морского судного управлений, различался и круг должностных лиц, обладающих правом налагать взыскания и инициировать дисциплинарные производства. Министр16 и Управляющий (в отношении личного состава подчиненного каждому из них судебного ведомства) были вправе за несвязанные с судебной деятельностью недостатки упущения по службе накладывать дисциплинарные взыскания в виде замечания или выговора. То есть, на судей военно-судебных мест мог наложить взыскание только военный министр, а на судей военно-морских судебных мест – только Управляющий.

Примечательно, что руководители обоих министерств были лишены дисциплинарных полномочий в отношении судей своих ведомств за нарушения судейских обязанностей. Как и по Учреждению, эта категория дисциплинарных проступков подлежала рассмотрению в судебном органе – Главном военном суде или Главном военно-морском суде (в зависимости от принадлежности виновного к соответствующему ведомству).

В отношении военных судей по тем проступкам, где Министр и Управляющий не могли налагать взыскание непосредственно, им принадлежало право информировать о совершенном проступке соответствующие Главные военные суды. Такая система в сочетании с отсутствием возможности у председателей судов, а также у Министра и Управляющего вмешиваться в формирование органов дисциплинарной юрисдикции свела к минимуму влияние руководителей судов (для военных судей и влияние органов военного управления) на результат рассмотрения дисциплинарного производства.

Сами же Главные военные суды17 наделялись значительными полномочиями, в том числе и дисциплинарными правами в отношении нижестоящих военных судов. Дисциплинарные взыскания налагались по общим правилам, установленным дисциплинарным уставом18 с особенностями, установленными вторым отделением Учреждения судебных установлений. Так, в соответствии со ст. 173 ВСУ председатель окружного суда и судьи следующие могли подвергаться следующим дисциплинарным взысканиям: замечание и выговор, выговор, объявляемый в присутствии суда, удаление от должности, увольнение от службы. Право объявлять замечания или выговоры председателям судов или военным судьям на основании ст. 174 ВСУ принадлежало Главному военному суду или его отделению. Причем, за упущения или проступки против судейских обязанностей взыскания объявлялись в судебном порядке, а за проступки, не касающиеся таких обязанностей дисциплинарное взыскание налагал военный министр.

Удаление от должности или увольнение от службы председателя военно-окружного суда или военного судьи, как это было прописано в ст. 175 ВСУ, могло последовать не иначе как по постановлению Главного военного суда в порядке, установленной ст. 152 того же Устава19. При этом ст. 176 также предоставляла право Главному военному суду объявить замечание или выговор военному суду в целом или в составе присутствия.

Установленная Учреждением, ВСУ и ВМСУ система дисциплинарной ответственности судей военных ведомств в своих основных параметрах действовала до 22 ноября (5 декабря) 1917 года, когда Совет Народных комиссаров принял Декрет о суде, упразднив сам институт дисциплинарной ответственности как часть правового регулирования «общих судебных установлений…»20.

Краткое изложение приведенных выше доводов в пользу предположения о более сложном, чем считается в настоящее время, структурировании военной судебной системы царской России, представляется ценным с точки зрения дискуссии о целесообразности создания специализированных судов Российской Федерации.
Библиографический список:
Абрамович-Барановский С. Значение военного начальства в военно-уголовном судопроизводстве: сравнительное исследование взаимных отношений судебной, административной и обвинительной властей в области уголовного процесса по общему и военному вопросу. – М., 1896

Дисциплинарный устав (XXIII кн. Св. воен. пост., 1869 г.): с изложением законодательных соображений, на которых он основан, относящихся к нему приказов по Военному ведомству и циркуляров Главного штаба / сост. А.Н. Анисимов. – Варшава: тип. Варшавск. жандармск. окр., 1872. – 120 с. // Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина [сайт]. [2009]. URL: http://www.prlib.ru/Lib/pages/item.aspx?itemid=6798 (дата обращения: 27.12.2010).



Петухов Н.А. История военных судов России: монография / под ред. В.М. Лебедева. – М.: Норма, 2003. – 352 c.


1 В блок законов, известных как Судебные уставы 1864 г., входили: 1) Учреждения судебных установлений; 2) Устав уголовного судопроизводства; 3) Устав гражданского судопроизводства; 4) Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

2 Анализ правового акта производится по тексту «Судебные Уставы 20 ноября 1864 г., с изложением рассуждений, на которых они основаны. В 5 т. – СПб.: Гос. канц., 1866-1867 // Режим доступа http://civil.consultant.ru/sudeb_ustav/.

3 В 1883 - 1889 гг. был подвергнут полному пересмотру, причем законодательство пошло еще далее по пути ограничения основных начал и смешения судебной власти с административной.

4 Военно-морской судебный устав. – СПб, 1867.

5 Устав военно-судебный. (С.В.П., 1869 г., XXIV): Дополнен позднейшими узаконениями и распоряжениями по 1879 г. – Казань : Губер. тип. , 1879. – 254 с.

6 Статьей 8 суды учреждались при гвардейском, каждом флотском, и портовом экипаже, носили название того экипажа при котором состоит.

7 Открывались главными командирами портов для решения всех военно-судебных дел, правом открытия также обладал Управляющий морским министерством Ревельский, Свеаборгский и Архангельский порт. Статьи 26 и 27.

8 По имени порта учреждался в каждом из главных портов

9 Петухов Н.А. История военных судов России: монография / под ред. В.М. Лебедева. – М.: Норма, 2003. – 352 c.


10 Управляющий – современный аналог министра.

11 Абрамович-Барановский С. Значение военного начальства в военно-уголовном судопроизводстве: сравнительное исследование взаимных отношений судебной, административной и обвинительной властей в области уголовного процесса по общему и военному вопросу. – М., 1896.

12 Согласно ст. 160 ВСУ надзор за военно-судебными местами и должностными лицами военно-судебного ведомства за исключением чинов прокуратуры принадлежит Главному военному суду и его отделениям за всеми судами и должностными лицами военно-судебного ведомства.

13 См.: Петухов Н.А. Указ. соч.

14 2-е ПСЗ Российской империи. – Т.42. – № 44575.

15 Согласно ст. 177 ВСУ временные чины военных представляют собой аналог народных заседателей. По ст. 37 ВМСУ эта категория судей назначались по распоряжению главного командира порта два раза в год из состоящих на службе в командах порта офицеров.

16 С 1863 г.. Генерал-аудиториат преобразован в главный военный суд. Аудиториатский департамент переименован – в главное военно-судное управление. Положению о военном министерстве утвержденного 1 января 1869 г.

17 См.: Петухов Н.А. Указ. соч.

18 См. Дисциплинарный устав (XXIII кн. Св. воен. пост., 1869 г.): с изложением законодательных соображений, на которых он основан, относящихся к нему приказов по Военному ведомству и циркуляров Главного штаба / сост. А.Н. Анисимов. – Варшава: тип. Варшавск. жандармск. окр., 1872. – 120 с. // Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина [сайт]. [2009]. URL: http://www.prlib.ru/Lib/pages/item.aspx?itemid=6798 (дата обращения: 27.12.2010).

19 В соответствии со ст. 131 ВСУ увольнение от службы должностного лица «…военно-судебного ведомства зависело от той власти, коею они определены в должности, а перемещение их в другие военно-судебные места или на другие должности – от той власти которой принадлежат назначение в новой должности». В ст. 132 этого документа указывалось, что председатели и судьи могут быть переводимы из одного суда в другой по распоряжению военного министра, а уделены от должности и уволены от службы без прошения не иначе как по постановлениям главного военного суда или его отделений.


20 Декрет о суде 22 ноября (5 декабря) 1917 г. //  МГУ им. М.В. Ломоносова. Исторический факультет [электронная библиотека, сайт]. URL:  http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/DEKRET/o_sude1.htm (дата обращения: 27.12.2010).



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница