К вопросу о языковой политике ркп(б) в 1920-е годы



Скачать 101.12 Kb.
Дата22.04.2016
Размер101.12 Kb.




К вопросу о языковой политике РКП(б) в 1920-е годы

( на материалах Татарстана)

Развитие национальной культуры, литературы, искусства и языка на протяжении нескольких веков являлись объектом пристального внимания татарских общественных деятелей и ученых. Двадцатые годы прошлого века не стали исключением. События тех дней оставили свой отпечаток в газетных и журнальных публикациях. В эти годы на страницах периодических изданий шла острая дискуссия по проблеме перехода татарской письменности на латинскую графику.

Этот период в истории Татарстана интересен еще и тем, что решался вопрос по какому пути пойдет национальная культура татарского народа. Национальная интеллигенция всерьез восприняла политические лозунги большевиков, которые «де-юре» давали возможность национальным меньшинствам самостоятельно развивать собственную культуру. Но, придя к власти, они не спешили выполнять декларированные принципы. Возобладает теория перманентной революции, для достижения которой партия вынуждена была нарушить ряд своих обещаний в сфере национальной политики.

Как было отмечено, в 1920-е годы на повестку дня выдвигается лозунг мировой революции. Главным инструментом интернационализации трудящихся масс становится язык. Поэтому в Советском Союзе берется курс на латинизацию письменности тюркских народов. Это движение находит как своих сторонников, так и противников. Последние акцентировали внимание на дальнейшей реформе арабской графики. Для популяризации идеи латинизации алфавитов тюркских народов проводится даже конференция в Баку в 1926 году. В делегацию от Татреспублики вошли такие представители татарской общественно-политической мысли как Г.Ибрагимов и Г.Шараф. Все перипетии, связанные с данной проблемой, нашли свое отражение в трудах современных историков.1

Делегация Татреспублики, как это видно из доклада, с которым выступил Г.Ибрагимов, в принципе была не против латинизации, но считала ее осуществление в условиях Татарии пока невозможным. Г.Ибрагимов в последствии отмечал, что «мы, татары, будучи не против нового тюркского алфавита на латинской основе, в силу наших культурно-исторических, экономических условий должны выбрать путь реформы»2 Под реформой здесь подразумевается усовершенствование арабского алфавита вместо замены его латинским.

Другой представитель делегации Г.Шараф выступает против введения латинского алфавита. Г.Шараф прямо заявил, что глубинный смысл латинизации татарской письменности – русификация. Свои взгляды он высказал в отдельной работе.3

Позиция делегации Татареспублики не показалась убедительной председателю Бакинской тюркологический конференции С.Агамалы-Оглы. Он называет Г.Ибрагимова и Г.Шарафа «типичными представителями идей старого исламского мира».4

Баланс сил между сторонниками и противниками идеи латинизации сохраняется благодаря неопределенной позиции Татарского ОК ВКП(б). Но положение меняется после того, как Татарский ОК ВКП(б) принимает развернутое постановление в поддержку реализации латиницы в республике. С этого момента начинается форсированное введение новой графики. Это обстоятельство взбудоражило общественность. В результате появляется «письмо – 82-х»5 и обращение Г.Шарафа к Сталину6. Но вскоре многие из подписавших письмо под влиянием факторов, не связанных с языковыми проблемами, стали спешно снимать свои подписи под ним. Выходит специальное постановление Пленума ОК по заявлению «82-х». В нем указывалось то, что вопрос о латинизации письменности татарского народа практически решен и никаких изменений по данной проблеме не будет.

3 августа 1927 года издается постановление СНК ТАССР о принятии латинского шрифта для татарской письменности. Все работы на этом фронте должны были закончиться к 8 января 1931 года.7

В данной публикации вашему вниманию предоставляется два документа, которые помогут выявить политику центра в отношении языкового вопроса. Стиль этих документов очень близок друг к другу. В обеих ситуациях (и в вопросе перевода татарской письменности на латиницу, и в замене последней на кириллицу) документы были основаны «на реальных потребностях развития национального языка». Спрашивали ли при этом мнение народа – это другой вопрос. В целом можно сказать, что основной смысл, который здесь заключается, связан с манипулированием национальной культурой татарского народа.

Первый документ связан с вопросом перевода татарской письменности на латиницу.

«Постановление VIII Всетатарского Съезда Советов по докладу Наркомпроса и Госкомитета яналиф о введении яналифа в ТР.

1. VIII Съезд Советов Татарии констатирует, что по пути выполнения задач культурной революции переход на яналиф является решительным шагом вперед. Переход на новый алфавит, заменяющий отсталый, технически несовершенный, связанный с пережитками средневековья, - арабский алфавит, имеет глубокое политическое и культурное значение. Яналиф обеспечивает более быстрое приобщение трудящихся масс к социалистической интернациональной культуре и дает возможность более ускоренного темпа в развитии культурного уровня трудящихся – татар.

2. Татарские рабоче-крестьянские массы и трудовая татарская интеллигенция, осознавая революционное значение яналифа, полностью оказались на стороне нового алфавита, решительно отмежевались от возникшей в известной части верхушечной интеллигенции, подпавшей под влияние буржуазно-националистических элементов – оппозиции яналифскому движению. Быстро распространяясь, яналифское движение вылилось в массовое революционное движение трудящихся татар. Оформление этого движения правительством ТР явилось естественным и своевременным выражением воли и требований самих трудящихся.

3. Первые же мероприятия по введению яналифа обнаружили громадную тягу трудящихся к новому алфавиту, огромный подъем советской общественности и активное содействие татарской интеллигенции, в частности и тех товарищей, которые отошли от оппозиции в яналифском вопросе и совершенно искренно работают на фронте яналифизации. Трудящиеся Татарии единодушно встали на сторону нового алфавита.

4. VIII Съезд Советов одобряя постановления и мероприятия правительства ТР в данном вопросе, считает необходимым ускорить продвижение яналифа с таким расчетом, чтобы работы по яналифизации была полностью закончена к десятилетию ТР…

5. Отмечая, отдельные случаи недостаточно-внимательного отношения со стороны некоторых организаций и учреждений ТР к вопросам яналифизации Съезд Советов считает, необходимым усилить наблюдение за перебойным и своевременным выполнением плана яналифизации и усилить взыскания за халатное отношение к данному вопросу как за срыв и саботаж дела социалистического строительства».8

С этого момента начинается повальное поклонение яналифу. На страницах периодической печати одна за другой появляются статьи восхваляющие политику партии. Одной из особенностей сложившейся ситуации заключалась в том, что реформа письменности была проведена не на основе реальных потребностей татарского народа, а путем использования командно-административных, директивных методов. На это указывает И.Р.Тагиров: «К игнорированию потребностей татарского народа стоит отнести насильственную замену алфавита тюркских народов, основанного на арабской графике, на латиницу. Хади Атласов, как прозорливый человек, оценил эту замену как полустанок на переходе к кириллице».9

В последующем так и случилось. На этом эксперименты над татарской письменностью не закончились. Второй акт драмы разворачивается в трагичные 30-е годы.

Уход за кулисы утопичной идеи мировой революции побудил сменить курс в области языковой политики. На смену предыдущей приходит новая, сталинская теория построения единой социалистической нации. Единство возможной системой письма отныне признается кириллица.

Тоталитарная машина, набиравшая свои обороты, позволила провести и эту «реформу». В условиях культа личности Сталина сопротивление генеральному курсу партии казалось утопичной идеей.

События этих лет представляют собой политический фарс, умело обоснованный и проведенный большевистским руководством страны. Недавно проведенная реформа письменности признавалась необходимой в конкретных исторических условиях. Но новые реалии, по их мнению, диктовали свои условия. В этой связи любопытно будет обратиться к следующему документу, найденному в фондах Национального архива РТ. К сожалению, не удалось установить авторства, но ценность его от этого не умоляется.

«Тезисы доклада «О переходе татарской письменности с яналифа на новый алфавит».

До Великой Октябрьской революции татарская письменность была построена на арабском алфавите, заимствованного у арабов еще в феодальную эпоху. Эта письменность и алфавит далеко не соответствовали по назначению законам татарского языка, потому создавали большие затруднения в распространении грамотности.

Будучи мало доступным, широким массам татарского народа, он является лишь достоянием привилегированного класса. Поэтому не случайно, что грамотность татарского населения до революции была исключительно на низком уровне и не превышала 17%, а среди женщин татарок она составляла всего лишь 1-1,5%. Большинство татарского народа прозябало в темноте и невежестве.

Преобладающая неграмотность населения в течение многих столетий являлось основным задерживающим фактором нормального культурного и экономического развития татарского народа. Вот почему татарский народ стал перед фактом замены этого устаревшего алфавита и письменности, как одного из крепчайших устоев старого мира на Востоке, новым латинизированным алфавитом. Новый латинизированный алфавит имел тогда сугубо политическое значение, ибо применение его, как известно, облегчало и укоряло развитие грамотности широких масс рабочих и крестьян.

Враги татарского народа пытались мешать в свое время перевод татарской письменности с арабского алфавита на новый латинизированный алфавит, так как это было прогрессивным мероприятием.

Их цель была ясна, они стремились отгородить татарский язык и развитие национальной культуры от общего социалистического строительства народов СССР. Переход от старого арабского алфавита к новому латинизированному послужил могучим фактором в деле быстрого роста культуры татарского народа, развития татарской литературы, языка, полиграфической базы. Он ускорил развитие грамотности широких масс рабочих и крестьян, тем самым подготовил татарский народ к переходу на еще более усовершенствованную письменность на основе русского алфавита.

Латинизированный алфавит сыграл свою положительную роль и ныне является лишь задерживающим фактором в дальнейшем росте культуры татарского народа и приобщением его к передовой социалистической культуре. Дальнейшее развитие культуры татарского народа требует устранение этой преграды, переход на новый алфавит с русской основой...

Яналиф не удовлетворяет татарскую массу и не может ее удовлетворить потому, что он во многом расходится с русским…

Новый алфавит на русской основе не искажает фонетических особенностей татарского языка, обеспечивает устранение всех затруднений и путаницы, встречающихся при изучении двух алфавитов.

Новый алфавит обеспечит полностью культурные, языковые связи татарского народа с народами всего Советского Союза.

Новый алфавит татарской письменности открывает широчайшие возможности овладения татарским народом богатейшим культурным наследием великого русского народа, овладение величайшими сокровищами мировой культуры, науки и искусства.

Новый алфавит явится могучим фактором дальнейшего развития татарского языка, быстрого расцвета татарской культуры, быстрого роста квалифицированных национальных кадров».10

Как уже было отмечено, стиль двух документов очень близок друг к другу. В обоих случаях документы предоставляют такую информацию, что эти две реформы были проведены, исходя из реальных потребностей татарского народа, и инициатива в этом вопросе принадлежала ему. Но история показала, что при решении таких важных проблем в области национальной политики, руководство редко учитывало эти интересы. Все политические акции были подчинены более утилитарной цели – созданию однородного, безликого социалистического общества. Центр подбрасывал информацию к размышлению, что по законам того времени расценивалось как руководство к исполнению.

В обоих случаях авторы документов обращают внимание на несоответствие алфавитов к фонетическим особенностям татарского языка. Но здесь нужно отметить тот факт, что в 20-е годы в республике велась активная работа по реформированию арабской графики, а затем и приспособление латиницы для татарского языка. Смена курса политики в области языкового строительства свела на нет этот огромный труд татарских ученых.

Замена алфавита, исходя из содержания документов, должна была помочь уменьшить безграмотность среди татар. При этом процент грамотных искусственно уменьшался. Реальные цифры были во много крат больше.

В документах ясно прослеживается нетерпимое отношение к противникам реформ. Нетрудно догадаться о дальнейшей судьбе этих людей. В трагичные 30-е годы многим из них припомнили старые проступки.

В целом можно сказать, что две реформы, проведенные в течение короткого периода времени, нанесли огромный вред татарской национальной культуре. А.Л.Литвин, подтверждая эти слова, заостряет внимание на том, что при принятии нового алфавита не учитывались интересы татарского народа. «В результате этот шаг (переход к латинице З.Р.) сделали не народы, а руководители страны и республик. Их не смутило, что новый шрифт оторвет народы от их истории, культурного прошлого».11

В этом же духе высказывается М.З.Закиев. Он обращает внимание на теорию Сталина о слиянии всех языков, которая фактически была идеологической ширмой для обеспечения прикрытия дискриминации малых народов: «Сталинская теория слияния всех наций в одну с единой культурой и языком нанесла огромный ущерб процессом национального развития…».12

По мнению Р.К.Валеева, «проведение этой политики в условиях культа личности для культуры тюркских народов, в том числе и татарского народа, явилось настоящей трагедией».13

Насильственная замена алфавита татарского народа оторвала его от богатого литературного наследия и привела к культурному застою. Люди должны были учиться читать, писать, мыслить по-новому. А для этого, как известно, нужно время.



Зиннатуллин Рамиль Ринатович,

учитель истории МБОУ "Нурлатская СОШ ЗМР РТ"



1 Валеев Р.К. Фаҗига. Казан: Татар.кит.нәшр., 1996; Литвин А.Л. Запрет на жизнь. – Казань: Татар.кн.изд-во, 1993; Тагиров И.Р. Очерки истории Татарстана и татарского народа (ХХ век). – Казань: Татар.кн.изд-во, 1999; Султанбеков Б.Ф. История Татарстана: страницы секретных архивов. – Казань: Татар.кн.изд-во, 1994.

2 Ибрагимов Г. Татар телен җиңеләйтү буенча тезислар // Мәгариф. – 1924 - №3/4. Б.160-172.

3 Шараф Г. К вопросу о принятии для тюркских народностей латинского шрифта. – Казань, 1926.

4 Агамалы-Оглы С. В защиту нового тюркского алфавита. – Баку: Азгиз, 1927.


5 Султанбеков Б.Ф. История Татарстана: страницы секретных архивов. – Казань: Татар.кн.изд-во, 1994. – С.126-128.

6 Валеев Р.К. Фаҗига. – Казан: Татар.кит.нәшр., 1996- Б.32-34.

7 НА РТ Ф.3610, Оп.1, д.81, л.53. Постановление ЦИК и СНК ТАССР об установлении окончательного срока введения яналифа в ТР.


8 НА РТ Ф.3610, Оп.1, д.81, л.54.

9 Тагиров И.Р. Очерки истории Татарстана и татарского народа (ХХ век). – Казань: Татар.кн.изд-во, 1999. - С.195.


10 НА РТ Ф.3610, Оп.1, д.65, Л.62-63.


11 Литвин А.Л. Запрет на жизнь. – Казань: Татар.кн.изд-во, 1993.- С.76

12 Закиев М.З. Языковая политика в условиях перестройки // Коммунист Татарии. – 1989. - №9 – С.11.

13 Валеев Р.К. Фаҗига. – казан: Татар. кит.нәшр., 1996 – Б. 37-38.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница