Жизненный и творческий путь о. Иоанна мейендорфа1



Скачать 98.88 Kb.
Дата30.10.2016
Размер98.88 Kb.
ЖИЗНЕННЫЙ И ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ о.ИОАННА МЕЙЕНДОРФА1

«Мы иногда с ним шутили: вздумала же судьба, чтобы тому из нас, кто с чисто славянской фамилией, — быть лютеранским богословом, а кто с чисто немецкою — православным!» — Так вспоминает о своих встречах с о. Иоанном знаменитый протестантский теолог, историк Церкви Ярослав Пеликан. Но протоиерей Иоанн Мейендорф был уж не первым из носителей этой чисто немецкой фамилии, чья истовая приверженность миру Православия и России служила предметом удивления. Еще в 90-х годах прошлого столетия в высших петербургских кругах немало шучивали по адресу начальника Императорского конвоя барона А.Е. Мейендорфа, что сжился со своими лейб-казаками до полной от них неотличимости, включая и серебряную серьгу в ухе. К остзейским баронам на Руси относились всегда с прохладою, находя (не без оснований), что они делают выгодные карьеры в России, платя ей за то спесивым высокомерием. Но разные, как видим, бывают и остзейские бароны.

Баронский род Мейендорфов — ветвь рода Икскюлей, ведущая свою историю с 1679 г., когда один из Икскюлей, возведенный в баронское достоинство королем шведским, принял фамилию Мейендорф, полагая ее ошибочно германизацией фамилии Икскюль. Внесенные в матрикулы Лифляндии и Эстляндии и ставшие российскими подданными с присоединением остзейского края, Мейендорфы подвизались большею частью в армии, а позднее и в дипломатии, оставив в истории целый ряд известных имен. Один Мейендорф был комендантом Риги в царствие Екатерины Великой, другой, через одно-два поколения, — светским знакомым Пушкина; а Петр Казимирович Мейендорф, обер-гофмейстер и член Государственного Совета при Николае Павловиче, был долгое время посланником в Берлине и Вене. Прямые же предки о. Иоанна издавна роднились со знатными русскими семействами. Бабка его по отцу, жена генерала от кавалерии Феофила Егоровича Мейендорфа, была урожденною графиней Шуваловой; двоюродный дед, уже поминавшийся оказаченный Мейендорф, женат был на княжне Васильчиковой. Тесные связи были у Мейендорфов с родом Шидловских; в последнее царствие лидерами октябристов в Думе были А.Ф. Мейендорф и С.И. Шидловский. и одна из Шидловских стала матерью о. Иоанна, женою его отца Феофила Феофиловича, родившегося в 1886 г. Многие Мейендорфы переходили в Православие, и связь эта в эпоху большевистских гонений оказалась скреплена мученичеством. В известной книге «Новые мученики российские» прот. Михаила Польского найдем рассказ о мученической кончине баронов Юрия и Льва Мейендорфов в годы Гражданской Войны: они не участвовали в войне и пострадали как смиренные страстотерпцы, по образу Бориса и Глеба. Итак, нити истории, родового наследия и предания Мейендорфов прочно связывали будущего пастыря и богослова и с Россией, и с ее верой, хотя всю жизнь ему довелось провести уже в мире русской диаспоры.

***


Иван Феофилович Мейендорф родился 7 февраля 1926 года вблизи Парижа, в местечке Нейи-сюр-Сен. Тяга к Церкви исконно сопутствовала ему; и мальчиком он уже прислуживал за богослужениями в знаменитом «храме на рю Дарю», кафедральном соборе св. Александра Невского. От детских лет в эмигрантском Париже у него осталось навсегда впечатление, что среди разделений этого мира одна Церковь остается соединяющим началом, стоящим выше их всех. Так он писал в свои последние годы: «Я и сейчас еще помню, как в парижском соборе стояли в воскресный день белые генералы и Николай Бердяев, великие князья и кающиеся эсеры, правые и левые, простые люди, а в хоре пел Федор Шаляпин, — это был некоторый микрокосм русского дореволюционного общества с его разными политическими взглядами, но объединенный Церковью». Следуя этим устремлениям души, будущий пастырь после окончания французской школы поступает в Свято-Сергиевский Богословский Институт. Он успел еще там застать о. Сергия Булгакова. В числе его наставников и профессоров были еп. Кассиан (Безобразов), о. Василий Зеньковский, А.В. Карташев, В.В. Вейдле. «Незадолго до своей кончины, размышляя о том, чем обязан он своей alma mater, о. Иоанн выделил особенно архим. Киприана (Керна) и в области евхаристической экклезиологии о. Николая Афанасьева» (Из некролога о. Иоанна, написанного Дм. Оболенским. Дальнейшие ссылки на этот некролог будут обозначаться как «Оболенский»). Но все же наибольшее влияние, выросшее со временем в глубокую творческую связь и преемственность, принадлежало о. Георгию Флоровскому. «Я являюсь абсолютно и почти безоговорочно учеником отца Георгия Флоровского», — можем мы прочесть в помещенном выше интервью.

Закончив Богословский Институт в 1949 году, о. Иоанн начинает исследования в той области, которой он впоследствии останется верен всю жизнь: в области византийского богословия, исихастских споров и, в особенности, наследия св. Григория Паламы. С 1953 г. начинают появляться в свет его работы на эти темы. Уже среди них мы видим первые публикации важных древних текстов (в частности, писем Паламы к Акиндину), причем источниковедческая и текстологическая работа соединяется с глубоким богословским анализом: сочетание, весьма редко достигавшееся прежде в православной науке, да отнюдь не частое и в науке западной. «Мейендорф был единственным ученым, способным в достаточной степени соединить профессиональное умение публикации древних текстов с углубленным знанием византийского богословия XIV века» (Оболенский). И это ценное сочетание очень скоро позволяет ему прийти к превосходным достижениям.



В 1958 г. о. Иоанн был рукоположен во иерея (с 1950 г. он был женат на Марии Алексеевне Можайской), и в этом же году Школа патристики парижской Сорбонны присуждает ему докторскую степень (Doctoratè-Lettres). Следующий же, 1959 год, — год возраста Христова для о. Иоанна; и он, действительно, оказался для него особенно значителен. Выходят в свет два его важнейших труда: подготовленное им первое издание ключевого текста византийского исихазма, «Триад в защиту священнобезмолвствующих» св. Григория Паламы (греческий оригинал, французский перевод, вступительная статья, комментарий) и написанная по-французски фундаментальная монография «Введение в изучение св. Григория Паламы». Появление этих работ стало вехой сразу для нескольких областей исследования: православного богословия, патрологии, византинистики. И в этом же году о. Иоанн переезжает в Соединенные Штаты, в Нью-Йорк, становясь профессором патрологии и истории Церкви в Свято-Владимирской Православной Духовной Академии (так сам о. Иоанн передавал по-русски название этого известного института, Saint Vladimir’s Orthodox Theological Seminary, — поскольку таковы именно его характер и статус). Дм. Оболенский в цитированном уже некрологе указывает на проявившуюся здесь преемственность: о. Иоанн продолжил линию православных богословов, которые переносили традицию и школу парижского Свято-Сергиевского Института за океан, в стены Свято-Владимирской Академии, — что стало немаловажным фактором в развитии Православия в Америке. В 1948 г. эту линию открыл о. Георгий Флоровский, бывший главою Свято-Владимирской Академии до 1955 г. Затем в 1951 г. по его приглашению прибывает о. Александр Шмеман, ставший, в свою очередь, главой Академии в 1961 г. и пребывавший на этом посту бессменно до своей кончины в 1983 г. Узы близких дружеских отношений соединяли о. Иоанна с о. Александром в течение многих лет. «Я часто думаю, как тесно были связаны между собой и по жизни, и по служению о. Иоанн и о. Александр Шмеман, — вспоминает один из студентов Академии. — Мне всегда казалось, что они дополняют друг друга и в своих сильных, и в своих слабых сторонах. О. Иоанн был мягче, был терпимее, а о. Александр был более страстным (в хорошем смысле) и пламенным. Но оба были блестящи. И оба были всецело преданы делу православной Церкви». Близкими оказались и заключительные страницы их судеб. В мае 1984 г. о. Иоанн становится преемником о. Александра на посту декана Свято-Владимирской Академии. Он занимает этот пост до 1 июля 1992 г. и складывает его, дабы с большею сосредоточенностью заняться своими обширными богословско-историческими исследованиями на темы Византии и Руси, прошлого и настоящего Православия. Однако ему не суждено было завершить эти исследования. В том же месяце, во время летнего отдыха в Канаде, у него неожиданно был обнаружен рак поджелудочной железы, и всего через две недели после этого, 22 июля 1992 года, о. Иоанн безвременно и скоропостижно скончался в монреальской больнице. В последний путь его проводил глава автокефальной Православной Церкви в Америке митрополит Вашингтонский Феодосий, совершивший чин погребения в часовне Свято-Владимирской Академии.

***


Деятельность о. Иоанна всегда была удивительно интенсивной и многогранной. Однако на первом месте, безусловно, стояли его ученые труды: здесь было средоточие, центр его таланта и его усилий. Вслед за столь успешным началом его паламитских и исихастских штудий, его исследования постепенно переходят к более широкому контексту; и сохраняя прежнюю конкретность, твердую опору на текст и факт, они постепенно включают в свою орбиту всю принципиальную проблематику православного догматического и аскетического богословия. Стремление к конкретности делает естественным то, что обычно о. Иоанн предпочитает исторический взгляд, рассмотрение в историческом аспекте; но иногда этот взгляд дополняется «тематизирующим» рассмотрением, с логическим и проблемным структурированием. Такой двойной принцип избран им в монографии «Византийское богословие: исторические тенденции и вероучительные темы» (1974). Эта большая работа, переведенная на многие языки (но пока, увы, не на русский!), должна быть также причислена к лучшим достижениям о. Иоанна. Соединяя богатство материала с глубиною анализа и ясным, мастерским изложением, а также и убедительностью аргументации — ибо о. Иоанн не просто описывает позиции православного умозрения, но обосновывает и внутренне раскрывает их — книга как бы продолжает знаменитые тома о. Георгия Флоровского «Восточные отцы IV века» и «Византийские отцы V-VIII веков», которые не охватывают поздневизантийского периода. К основным трудам о. Иоанна следует отнести и книгу «Христос в мысли Восточного христианства» (1969), также получившую несколько изданий и переводов. В последний период все большее место в его творчестве занимает Россия; поле его богословско-исторических размышлений и штудий постепенно перемещается к христианству на Руси. Одним из первых знаков этого стала книга «Византия и возвышение Руси», появившаяся в 1981 г. Всего же за годы жизни он успел выпустить около двух десятков книг, в которых, помимо богословия, рассматривается широкий спектр тем религиозного миросозерцания и православной церковности: отношения Православия и инославия, Востока и Запада в свете единства христиан; христианский брак и семья; ситуация христианства в современном мире.

Переведенные на 12 языков, сочинения о. Иоанна доставили ему знаки признания многих научных сообществ. Он получил почетные степени доктора богословия от Университета Нотр-Дэйм (Индиана, США), от Богословского Института Епископальной Церкви (Нью-Йорк) и Петербургской Духовной Академии; в 1977 г. он был избран членом-корреспондентом Британской Академии. Многолетне участвуя в работе одного из ведущих мировых центров в области византинистики, известного Центра Византийских исследований Гарвардского Университета в Дамбартон Оукс, он был членом его комитета старейшин, а некоторое время и руководителем Центра. Ниже мы еще скажем о значении его ученых трудов. Но эта главная область его занятий дополнялась целым рядом других, в которые он также внес важный вклад. Ученая деятельность естественно сочеталась с преподаванием. Он любил его и имел к нему дар. В памяти многочисленных студентов, прошедших через Свято-Владимирскую Академию за годы его профессорства, он остался даже не столько ученым с мировым именем, сколько внимательным и добрым наставником. Преподавал он также и в известных американских университетах — Гарвардском, Колумбийском, Фордэмском.

Немалое время о. Иоанн посвящал работе в православных и межконфессиональных церковных организациях. Еще в Париже в 1953г. он выступает в числе инициатогов создания Синдесмоса — Всемирного объединения православных молодежных организаций; он становится его первым секретарем, а затем председателем. В Америке ему довелось сыграть немаловажную роль в установлении автокефалии Американской Православной Церкви (ОСА) в 1971 г.. Приведшие к этому установлению продолжительные и непростые переговоры между Московским Патриархатом и его митрополией в США велись, главным образом, митрополитом Ленинградским и Ладожским Никодимом (Ротовым) и, с американской стороны, оо. Александром Шмеманом и Иоанном Мейендорфом. Велик вклад о. Иоанна и в формирование канонической организации и всего устроения Американской Православной Церкви: слияние с нею многочисленных мелких юрисдикции, перевод богослужения на английский язык, как становящийся родным для большинства верующих (традиция Православия, идущая еще от свв. Мефодия и Кирилла), и проч. Долгое время он был представителем своей церкви во Всемирном Совете Церквей; с 1968 по 1976 г. он возглавлял комиссию «Вера и Устройство», одну из основных комиссий ВСЦ. Как деятель ВСЦ, он не раз открыто критиковал тенденции к политизации Совета, настойчиво возвращая его к его истинному назначению, служению христианскому единству. Однако проблемы взаимоотношений церкви с миром и государством, с мирскою властью, как в истории, так и в современном мире, живо волновали его. В историческом плане, им посвящена последняя его книга: «Единство империи и христианские разделения: Церковь в период с 450 по 680 г.» (1988). Современности же, и особенно российской, он отдал много сил и трудов. «Сознание того, что он русский по рождению своему, по всему наследию, по культуре, было глубоко заложено в нем» (Оболенский). Как христианин, как русский и как ученый, он глубоко понимал трагедию русской церкви под террором, а потом тотальным контролем коммунистов. Об этой трагедии он писал не раз, проявляя всегда мудрую взвешенность в больных вопросах оценки церковной политики и выдвигая как неоценимый источник духовного возрождения — подвиг и память новомучеников. И едва пал тоталитарный режим, он начал часто бывать в России. Его связи с отечеством, с российскою церковью и духовной жизнью на родине становились все более и более тесными.

***


Не требует объяснений, почему в нашем сборнике2, посвященном исихастской традиции в Православии, мы обращаемся к памяти протоиерея Иоанна Мейендорфа. Недавно ушедший наш современник, он замыкает собою блестящий ряд богословов русской диаспоры, трудами которых была открыта новая перспектива для православной мысли. Патрологические тома о. Георгия Флоровского, «Очерк мистического богословия Восточной церкви» В.Н. Лосского, «Введение в изучение св. Григория Паламы» и «Византийское богословие» Мейендорфа — об этих книгах мы рискнули бы уже сегодня сказать: это — классика православного богословия нашего века. И одно из главных открытий, главных заветов этой классики — стержневая роль исихазма для всего мира православной духовности. Здесь выявлен и с отчетливостью представлен особый тип, особое русло православного богословствования: мистическое богословие как органическое развитие патристики, осуществляющее ее связь с аскетикой и дополняющее ее принципы твердой опорой на личный и прямой опыт молитвенного и мистического Богообщения. При этом, именно о. Иоанн наиболее подробно и основательно говорит об исихастской аскезе и ее роли, начиная с тщательного разбора того, как следует определять само понятие «исихазм». Конечно, тут не было и не могло быть полного решения всех вопросов. В пионерских своих трудах он иногда бывал слишком популярен; с учетом свойств американского читателя допускал порой упрощение, порой и некоторое «озападнивание» православных понятий. Эти труды отнюдь не освобождают от необходимости новых исследований и размышлений, и поле предлежащей работы остается необозримым. Но сделанное о. Иоанном, как и его предшественниками, дает неоценимую основу и опору для этой работы, и все грядущие делатели ее обязаны им благодарною признательностью.

С. Хоружий, 1995

1 Опубликовано в сб.: Синергия. Проблемы аскетики и мистики православия. М., 1995. С. 27-32.

2 Синергия. Проблемы аскетики и мистики православия. М., 1995. (Под обшей ред. С.С. Хоружего)


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница