Жители: Катифа



Скачать 104.08 Kb.
Дата14.11.2016
Размер104.08 Kb.
Ташимов Ринат

КАТИФА


Г. Омск

03.2013


Жители:

Катифа


Колёк – младший сын Катифы

Настя – дочь Катифы

Андрос – старший сын Катифы

Альфред - муж Катифы

Роза - Самогонщица

Плюшкин – сын Розы

Ган

Жена Гана



Сын Гана – олигофрен

Пятачиха


Пятачок – сын Пятачихи

Тётя Руфа – фельдшер

Халим – муж Руфы

Изаура


Баба Марша – ворожея

Кинсфатер - не чистоплотная немка

1

Омская область, Муромцевский район, деревня Алексеевка .Берег реки Тары, на одном берегу Алексеевка, на другом Чеплярово.

БАБА МАРША. Я же говорила, а я ведь говорила!

РОЗА. Ну, вот вам какая разница? Ну, уплыл паром, вы этим паромом отродясь не пользовались.

БАБА МАРША. Дурная, что ли? А покос?

РОЗА. У вас коровы то даже нету. Давно.

По противоположному берегу едет УАЗик. Из автомобиля извлекается самостоятельно 14 человек.

БАБА МАРША. Ган! Слышь! Ган! А тебе пока ты там с сыбряками водку пил, твоя жена изменяет, хахарь её из Бергамака приехал!

Ган, не раздумывая ныряет в ещё холодную Тару. Целенаправленно идёт в сторону дома.

Катифа сидит дома, смотрит телевизор. По ГЛАВНОМУ каналу, телешоу про феменисток. Катифа рыдает и злиться, рыдает и злиться.

НАСТЯ. Мам… я пошла. Слышь… я пошла. Ты меня слышишь, нет? Иди в жопу…

Катифа рыдает и злиться. Слышны выстрелы: первый, пауза, второй, долгая пауза, третий.

2

Улица. Катифа стучит в окно Тёти Руфы.



КАТИФА, Ауфа! Ауфа… тук-тук Ауфа (Ауфа, это она так имя Рауфа произносит).

Тётя Руфа открывает окно.

ТЁТЯ РУФА. Катифа.

КАТИФА. Да, здрасьте. Позвонить дайте.

Тётя Руфа выносит телефон на подоконник.

КАТИФА. Алё! Алё… Алло-алло. Райсабесем? Райсабесем говорю? А… (молчание) ага, ага.

Это Катифа! Из Алексеевки. Катифа из Алексеевки. Хотела узнать, когда пенсию пришлют? Не пенсионерка (крутит пальцем у виска, обращаясь к пустой улице). Нет по потери кормильца. Потеряла, да. Не умер он, пока что. Ушёл он! Ушёл к другой, в Бергамак! Ладно… ещё вопрос, мужики наши уехали на биржу… на биржу труда, вернутся пьяные потому как работу им не дадут никакую… бросил трубку. Ну, ладно…



ТЁТЯ РУФА. Какая тебе разница…

КАТИФА. Всё побежала, щас автобус приедет, поехала в Мурмцево.

ТЁТЯ РУФА. Молодец…

КОЛЁК. Ма! Ма!

КАТИФА. У-у-у, Колёк, малайка, иди сюда (обнимает, показывает Руфе, как она его любит) Минэ’м Колёк особенный!

ТЁТЯ РУФА. Конечно.

На улицу въезжает ПАЗик. Из него вываливаются пьяные мужчины. Их жёны выходят к воротам и зазывают своих мужей. ПАЗик уезжает. Среди пассажиров только Катифа. Машет пустой улице.

ТЁТЯ РУФА. Халим! Халим! Хаааалим.

Халим, улыбаючись идёт во двор. Женщины всё так же стоят у ворот, вдалеке слышно как гонят коров с пастбищ.

ИЗАУРА. (читает газету вслух на всю улицу) «В селе Алексеевка (Муромцевский район) в одном из домов накануне обнаружили тела трех убитых человек. Хозяйка дома, ее сын и еще один мужчина были застрелены. Сейчас следствие работает сразу в нескольких направлениях, отрабатывая не одну версию случившегося. Тем не менее, уточняют эксперты, очень многие факты указывают на то, что мужчина застрелил свою сожительницу, ее ребенка, а затем наложил руки и на себя самого. В частности, такими данными делится Зинаида Смагина, помощник руководителя СУ СК России по связям со СМИ. Следователи по делу уточняют: тела были обнаружены 26 числа этого месяца соседями. Предварительно картина вырисовывается такая: 51-летний мужчина в ходе возникшего семейного конфликта воспользовался незарегистрированным охотничьим оружием. Он сделал несколько выстрелов, предназначенных 44-летней женщине и ее 22-летнему сыну. После содеянного убийца распрощался и со своей жизнью тоже».

ТЁТЯ РУФА. Белая горячка, что тут скажешь…

ПЯТАЧИХА. Не, ну ни с того ни сего пришёл главное, ружьё Розино выманил и им же… а представь если тебя за это посадят, ружьё же никакое, ничейное, не регистрированное?

РОЗА. Фу, дурная, что ли сплюнь. А я же иду вслед за ним по улице, смотрю он ко мне, ну думаю самогонку надо ему. Ну и чо, вот всё вот так у нас.

БАБА МАРША. Он наверно думал, что она тут с любовником шуры-муры вертит. А пьяный же, что с него взять.

РОЗА. Ох, ёптыть! Ты та, откуда здесь взялась!? Напугала…

БАБА МАРША. А я к Руфе пришла, мне чо то с сериться плохо.

ТЁТЯ РУФА. Чо у тебя?

БАБА МАРША. Ну серитьсям плохо.

Руфа шарит в карманах халата. На, выпьешь перед сном.

Выбегает на улицу Андрос.

АНДРОС. Тётя Руфа, там Настя уксусом травиться.

ТЁТЯ РУФА. Опять что ли?! Иди скорую вызови! (убегает)

ИЗАУРА. А, чё она вечно травиться?

РОЗА. Да, Бог его знает… дура. Может любовь безответная?

ИЗАУРА. Ну, у неё то безответная, у неё всем и ответ, и привет. Матка у неё детская, детей хочет, а не может. Но, это врачебная тайна. Замуж же хочет, а её такую никто не берёт.

РОЗА. Япона мать, ей же только шестнадцать, вырастет ещё матка.

ИЗАУРА. Это диагноз.

3

Рано утром. На улицу выходит Катифа со старым велосипедом. Она в зелёном платье в мелкий красный цветочек. Нечистаплотная немка и Тётя Руфа. Подходит Баба Марша.



БАБА МАРША. Всё Руфа с серьдцемь всё в порядке.

ТЁТЯ РУФА. А, что у тебя и сердце болело?

БАБА МАРША. Так только оно и болело.

ТЁТЯ РУФА. Сама говоришь серится тебе плохо, я тебе слабительного дала.

БАБА МАРША. Ну, не знаю, я может и сралась всю ночь, однако ж серидце в полном порядке.

КИНСФАТЕР. Катифа купила платье месяц назад, так она его не снимает совсем, и корову в нём доит и на свидания к своему контуженому чечену ездит в нём же.

ТЁТЯ РУФА. Я как медик говорю…

БАБА МАРША. Какому чечену!? С Серёгой что ли она? А муж?

ТЁТЯ РУФА. Ты ж сама ему сказал, летай залётной птицей, так он и летает. Всё со своей любовницей в Бергамаке.

Звонит телефон. Руфа берёт трубку.

ТЁТЯ РУФА. Настя под поезд бросилась.

БАБА МАРША. Господи! До игралась…

4

Катифа стоит на крыше своего дома, солнце жарит будто ядерный взрыв.



АНДРОС. Мама, слезай.

КАТИФА. Я влюбилена.

АНДРОС. Ну, что теперь, а я в армию ухожу.

КАТИФА. Колёк!

Плюшкин и Пятачок плачут.

ПЯТАЧОК. Андрос, мы почтальоншу трахнем, обязательно трахнем…

АНДРОС. Ну, всё пацаны, нормалды.

КАТИФА. Ты пиши письма хоть.

АНДРОС. Ты хоть спустись хоть... (плюёт, уходит в дом)

5

У Пятачихи поминки. Поминают Пятачка старшего. Уже за столом все поседели, уже выпили. Вышли на улицу подышать. Баба Марша смастерила веник из крапивы, ходит всех им хлещет. Непонятное веселье вдруг началось.



КАТИФА. Вот у неё мужа нет, ей пенсию платят. У меня тоже нет, а мне не платят. Несправедливо.

ПЯТАЧИХА. А у тебя шлюшка - чечен есть!

КАТИФА. Сама ты шлюшка, у нас любовь самая настоящая.

ПЯТАЧИХА. Поэтому ты с ним за буераками встречаешься, там вы и чпокаетесь! Решила начпокать ещё ребёнка.

КАТИФА. У меня Колёк, Колёк особенный.

ПЯТАЧИХА. Шуруйка отсюда!

Баба Марша хохочет, её крапивой хлещет, дохлестала её до самого дома. Непонятное веселье продолжается.

6

Катифа голая лежит на крыше, под себя постелила своё платье. Жарит солнце. Вытащила кассетный магнитофон, музыку наяривает.



АЛЬФРЕД. А я тебя вилами сейчас закалю и поросятам скормлю!

КАТИФА. Не заколешь…

АЛЬФРЕД. Я и чечена твоего контуженого намотаю!

КАТИФА. Намотай. Я вольная птица.

АЛЬФРЕД. Ну, всё… допрыгалась!

Берёт стремянку, лезет на крышу.

КАТИФА. Караул! Караул! Меня муж убить хочет. Вилами щас намотает, поросятам скормит! АААААА(визжит как поросёнок)!!!

ТЁТЯ РУФА. Ты чо творишь умотанный!? Ты зачем её раздел?

Альфред хватает жену, кидает с крыши.

Выбегают все жители улицы.

ВСЕ. Убил! Убил! Убил!

Мужики бегут схватить Альфреда, открывают ворота, оттуда вылетает голая Катифа.

КАТИФА. Маньяк!

АЛЬФРЕД. Проститутка, ты куда пошныряла!?

КАТИФА. Пошныряла!

На улицу въезжает автобус. Из автобуса выходит Андрос. Катифа бежит на встречу.

КАТИФА. Андрос!

АНДРОС. Мама…

КАТИФА. Так быстро вернулся!

АНДРОС. Демобилизовали по состоянию здоровья.

КАТИФА. Ну, Аллага ше’кер!

АЛЬФРЕД. Держи её!

Катифа убегает, Альфред бежит за ней. Катифа снова выбегает с другого конца улицы, забегает к себе во двор, поднимается на крышу, надевает платье, прыгает с крыши, убегает. Альфред так и не появился.

7

Берег Тары. Засуха, Тара совсем обмельчала. Пасутся коровы. Изаура и Пятачиха купаются.



ИЗАУРА. И главное жук всё пожрал.

ПЯТАЧИХА. Розке хорошо, у неё всегда бизнес, самогонку можно хоть из говна гнать.

ИЗАУРА. Точно! Из говна она его и гонит. Точно, точно. А говорит орехи! Какие орехи, это ж почём тогда она должна её продавать, если она на орехах?

ПЯТАЧИХА. Смотри, старухи.

К берегу спускаются старухи во главе с Бабой Маршей.

ПЯТАЧИХА. И куда мы такие?

БАБА МАРША. На Кудыкину гору.

Уходят.

ИЗАУРА. Ну, всё, щас засуха была, они нам потоп устроют ведьмы…

ПЯТАЧИХА. Я видала раз, они ходили к истукану к этому, чо то ходят, чо то кланяться, жгут, головой бьются об землю.

ИЗАУРА. Чо потом было?

ПЯТАЧИХА. Ни-че-го.

ИЗАУРА. Вчера ночью клуб закрыла, всех разогнала, тут бац, свинья идёт по улице, молча идёт. Я как пнула со всей дури, а утром в магазин пришла, там она…

ПЯТАЧИХА. Свинья?

ИЗАУРА. Не, там она – бабка Салима. За бочину держится. На меня глазом свиркает.

ПЯТАЧИХА. Ой! Как выдумаешь, чо.

ИЗАУРА. Клянусь, она точно.

Пошёл слепой дождь. На велосипеде едет Катифа, прыгает на песок.

КАТИФА. Моетесь?

Изаура и Пятачиха молчат.

КАТИФА. А я уезжаю. Навсегда.

ИЗАУРА. Куда?

КАТИФА. В Омск!

ИЗАУРА. Нам дело нет, куда ты едешь.

КАТИФА. Замуж выхожу, опять.

ИЗАУРА. На ком?

КАТИФА. За Серёгу, ему квартиру дают в Муромцево.

ИЗАУРА. А в Омск тогда чо?

КАТИФА. Квартиру продадим, в Омске купим дом.

ИЗАУРА. Хватит денег то?

КАТИФА. Хватит, Кольку с собой забираю.

ПЯТАЧИХА. Ну…

КАТИФА. (игриво) За-гну! (смеётся, ныряет)

Катифа плюхается, ныряет, и не выныривает, минуту уж не выныривает, две минуты. Изаура и Пятачиха молча убегают. Катифа в кустах тихо посмеивается.

8

Ночь. Улица. У дома Тёти Руфы сидит Халим и Катифа. В окне видно как Тётя Руфа хлопочет по хозяйству.



ХАЛИМ. Тебе уже сорок пять.

КАТИФА. Сорок мне.

ХАЛИМ. Тебе уже сорок, ему двадцать восемь. Такая разница в возрасте.

КАТИФА. Ну и что, смотрится на тридцать семь, а он пьёт, быстро постареет.

ХАЛИМ. Пьёт?

КАТИФА. Как все.

ХАЛИМ. А…

КАТИФА. Халим джан, я такая довольная, всё так хорошо. Я уеду с ним отсюда, Колёк школу закончит, там наверно интернаты то лучше нашего?

ХАЛИМ. Там нет интернатов, там дети дома живут. Это наши в интернате, потому, что школы нет в деревне, дурочка.

КАТИФА. Надо же… Ну и хорошо, хорошо.

ХАЛИМ. Иди домой.

КАТИФА. Андрос не пускает. Сердитый на меня.

ХАЛИМ. Иди к Серёге.

КАТИФА. К нему нельзя, у него мать больная.

ХАЛИМ. Против?

КАТИФА. Ненавидит меня, проклинает.

Идёт по темноте Баба Марша, её длинные седые волосы распущены, сама она в ночной комбинации.

БАБА МАРША. Я Халим, тебе 20 литров за месяц солярки слила, ты хоть бы раз подошёл спасибо сказал. Но, я не сержусь, нет. Вот, Пятачок, вчера приходил, денег в долг просил, я ему говорю, ты же ещё прошлый должок не вернул. Ругаться начал. Я его к чёрту послала, он разозлился. В лес зачем то пошёл, говорит, что карга я старая, всем бед делаю. Да я всем всю жизнь, столько добра сделала, кто, что попросит, никогда не откажу!

КАТИФА. Баба Марша…

БАБА МАРША. Ой, Катя, на выходные приехала, хорошо учишься? Знаю, плохо. Ты ж двоечница, ты никудышная совершенно. И мать твоя тупая, и отец твой как был дерево так деревом и умер. Ты пойми одно, у тебя сарай в голове и куры там всё засрали.

ХАЛИМ. Руфа.

Выходит Тётя Руфа, ровно смотрит на Бабу Маршу.

ТЁТЯ РУФА. Проходи, Баба Марша, чай пить будем.

Халим, звонит по телефону.

ХАЛИМ. Психиотрическая нам нужна…

9

Въезжает автобус с одним пассажиром. Из автобуса выходит Катифа. Вся деревня стоит на улице, будто бы её дожидались.



КАТИФА. Тихони-чка, только тихони-чка.

ПЯТАЧИХА. Муж твой…

КАТИФА. Да, знаю я, знаю. Тихони-чка.

ИЗАУРА. Ты как вообще?

КАТИФА. Тихони-чка, я.

РОЗА. Помочь может чем?

КАТИФА. Ни надо, ни надо.

Все молча расходятся.

10

Андрос сидит, смотрит телевизор.



АНДРОС. Вернулась.

КАТИФА. Дааа…

АНДРОС. А чо вернулась?

КАТИФА. Дел много тут много скопилось.

АНДРОС. К отцу сходишь?

КАТИФА. Схожу, схожу.

АНДРОС. Денег то нет, со всем как то не по-человечески.

КАТИФА. У меня есть немного, пятьсот рублей или шестьсот.

АНДРОС. Ну, поезжай завтра, купи, принеси, что ни будь ему.

КАТИФА. А можно ему?

АНДРОС. Можно. Повезло, что живой остался.

КАТИФА. Сильно били его?

АНДРОС. Вся деревня колошматила, всю картошку смыло, всю, вообще. И дом Бабы Марши смыло.

КАТИФА. Зато теперь речка прям рядом с деревней текёт.

АНДРОС. Про него в газете писали.

КАТИФА. Про нашу деревню теперь часто пишут. (читает в газете) Вырождение нации: муж из ревности изменил русло реки, смыло пол деревни (хохочет).

АНДРОС. Смешно?

КАТИФА. Уф, Алла, такая счастливая.

АНДРОС. Хватит уже тебе счастья, может хватит?

КАТИФА. (хохочет, иногда хрюкает от смеха).

11

Август. Болото. Катифа собирает клюкву.



КАТИФА. (поёт) Ягода, да ягода, ягода, да ягода, ягода, ягода, да ягода, ягода….

Катифа, проваливается по пояс в болото.

КАТИФА. Надо же… надо же… (тихо) Помоги.

Уже по грудь в болоте.

КАТИФА. Алла…

По шею в болоте.

КАТИФА. (громко, во всю мощь своей дураты) НА ПОМОЩЬ!!!

Уже по рот в болоте. Нос задирает, дышит, глаза говорящие. Проходит пять минут, она в том же положении, дальше не тонет. Нет… не тонет.

Ночь. Катифа, старается не уснуть , тело сводит судороги. Со всех сторон на Катифу смотрят красные глаза.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Баю, баюшки-баю, не ложися на краю. Придёт серенький волчок и укусит за бочок.

Мужские голоса

ГОЛОС 1. Ну, и чо как она?

ГОЛОС 2. Кто?

ГОЛОС 1. Катифа.

ГОЛОС 2. А чо с ней?

ГОЛОС 1. Ну, ты её чпокаешь же?

ГОЛОС 2. Чо больной, что ли!?

ГОЛОС 1. Ха-ха, так, чо ты, ну ладно. Все ж знают, что ты её дерёшь.

ГОЛОС 2. Да, ты чо, охринел что ли!? Ничо у меня с ней нету… Вся деревня знает?

ГОЛОС 1. Вся.

ГОЛОС 2. Да это гониво какое то.

ГОЛОС 1. Ну, и слава Богу, а то я как представлю… это ж свой молодой хер, в дряблую пилотку (смеёттся).

ГОЛОС 2. (смеётся) Да не…

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Спи, Коляша, спи сынок. Баю-баюшки баю, не ложися на краю…

12

Катифа стоит на крыше, в красном платье в зелёный цветочек. Прыгает с крыши во двор.



КОНЕЦ.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница