Известия высших учебных заведений социология. Экономика. Политика



страница3/17
Дата01.05.2016
Размер2.89 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

СОБСТВЕННОСТЬ КАК ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
И.В. Цвык
Собственность, социологический анализ, синтетический подход, индивид, социальные структуры
Property, sociological analysis, synthetic approach, individual, social structures
Любое общество в основе и открытости предстает как множество взаимодействующих индивидов, в большей мере занятых строительством жизненных миров, где имущественной стороне принадлежит решающее место. Будучи опорным, то есть тем, что всегда присутствует и с чего все начинает развиваться, данное положение представляется изначально ясным по сути, а потому не нуждается в особой аргументации и эмпирической проверке. Оно вполне доступно обыденному пониманию и является каждому частью его социального опыта. Люди, составляющие общество, действуют, и действия одних людей находятся во взаимосвязи с действиями других, благодаря этим постоянно воспроизводящимся интеракциям возможна социальная жизнь. Иное дело, что нацеленные друг на друга действия индивидов в своей устойчивости (социальных связях) и функциональной заданности (соответствие определенной потребности) со временем образуют конкретные типы отношений, а их соединения создают институциональные основы (общие правила) общественной жизни. При этом множество взаимодействий и отношений (конкретные типы) образуют целое как единство содержания и формы, возможности и осуществления. Здесь взаимодействие индивидов – это содержание, которое соответствующим образом выливается в определенные формы – производственные, политические, национальные, правовые и многие другие отношения, в том числе отношения собственности.

Категория собственности является предметом рассмотрения различных наук, вследствие чего мы можем говорить об экономическом, правовом, социологическом, философском истолковании собственности. Собственность в ее социологическом и правовом понимании определяется как совокупность материальных или духовных ценностей или денежных средств, принадлежащих определенным лицам – собственникам, обладающим юридическим правом на владение, использование и распоряжение объектом собственности.

Как экономическая категория собственность – это отношения между людьми по поводу собственности, то есть по поводу ее принадлежности, контроля над ней, ее раздела или передела. В этом плане сущность собственности заключается, прежде всего, в праве собственника исключить вмешательство кого бы то ни было в дела своей собственности. Первостепенное значение в обществе имеет форма собственности на средства производства (землю, орудия и предметы труда). Способ присвоения средств производства определяет совокупность производственных отношений. Реальное содержание собственности как экономической формы производства закрепляется юридическими принципами владения, пользования и распоряжения. Согласно немецкому юристу О. Гирке, собственность – это совокупность всех возможных прав господства над вещью.

Истории известны различные формы собственности. Характер права собственности зависит от конкретного общества, стадии его развития, его исторических и культурных особенностей. В хозяйственной деятельности людей известны два основных правовых режима: частной собственности, которая может быть индивидуальной частной или коллективной, например, в акционерной компании и государственной собственности, а также смешанные на основе этих двух правовые режимы [1].

В современном мире хозяйственные субъекты и ресурсы могут находиться в публично-правовой и частноправовой собственности. К публично-правовой форме собственности относятся собственность государственная и муниципальная, а в федеративных государствах – также и собственность субъектов федерации (штатов, земель и т.п.). К частноправовой форме собственности относятся: частные предприятия, имеющие частноправовую форму индивидуальной собственности; коллективные предприятия, имеющие частноправовую форму акционерных обществ (корпорации и др.); предприятия, находящиеся в коллективной собственности работников (кооперативы, товарищества с ограниченной ответственностью, акционерные общества работников); собственность общественных объединений; смешанные предприятия, в которых участвует и частный капитал, и капитал государственный; транснациональные корпорации.

Существуют давние традиции изучения собственности в социальных науках, в том числе и в социологии, хотя в меньшей мере, чем в экономике или юриспруденции. Так, в политэкономии широко известна марксистская теория частной собственности на средства производства как основного элемента капиталистических (формационных) отношений. Марксистские теоретики рассматривали собственность как исторически детерминированную общественную форму присвоения материальных благ, выражающую отношения людей друг к другу в процессе общественного производства.

В юриспруденции получили основательное развитие вопросы правовой защиты собственности, координации и контроля имущественных отношений. В римском праве собственность рассматривалась как право владения, пользования и распоряжения вещами.

У истоков современной неоинституциональной экономической теории прав собственности стоит американский экономист Р. Коуз. Особенности этой теории заключаются в том, что применяется не привычное для нас понятие «собственность», а термин «право собственности». Не ресурс сам по себе является собственностью, а «пучок или доля прав по использованию ресурса – вот что составляет собственность». Полный «пучок прав», то есть полное право собственности состоит из 11 элементов.



  1. Право владения (то есть право исключительного физического контроля над благами).

  2. Право пользования (право применения полезных свойств благ для себя).

  3. Право управления (право решать, кто и как будет обеспечивать использование благ).

  4. Право на доход (право обладать результатами от использования благ).

  5. Право суверена, то есть право на отчуждение, потребление, изменение или уничтожение вещи.

  6. Право на безопасность (иммунитет от экспроприации).

  7. Право на передачу благ по наследству.

  8. Бессрочность обладания благом.

  9. Запрет на использование блага способом, наносящим вред внешней среде.

  10. Право на ответственность в виде взыскания (возможность взыскания блага в уплату долга).

  11. Право на остаточный характер (существование правил, обеспечивающих восстановление нарушенного правомочия).

Проблема собственности также являлась предметом размышлений многих философов. Можно выделить круг проблем, который составляет предметное ядро философии собственности. Среди них: вопрос об онтологических корнях собственности, сопряженность духовной и материальной, вещественной и невещественной собственностей, духовно-этическое обоснование собственности, соотношение свободы и собственности, место и роль собственности в жизни личности и общества [2]. Для философии хозяйства проблема собственности имеет значимость в связи с тем, что она является важным регулятором отношений в хозяйстве. Создание целостной картины философских оснований проблемы собственности возможно только на основе анализа имеющихся подходов, трактовок, аспектов, представленных в трудах философов, так или иначе обращающихся к данной проблеме.

Одним из наиболее видных теоретиков философии собственности является Г. Гегель. В труде «Философия права» он четко определил связь понятия собственности со свободой: в собственности, по его мнению, лицо дает себе внешнюю сферу свободы. Разумность собственности заключается не в удовлетворении потребностей, а в том, что снимается голая субъективность личности, и она приобретает наличное бытие. Собственностью могут быть вещи, знания, науки, таланты. Последние становятся собственностью лишь через опосредование духа, низводящего внутреннюю сущность до непосредственности и внешнего. Основу учения о собственности у Гегеля составляют отношения воли к вещам, формирующиеся по принципу триады. Таким образом, «…собственность есть: а) непосредственное вступление во владение, поскольку воля имеет свое наличное бытие в вещи как в чем-то позитивном, б) поскольку вещь есть нечто негативное по отношению к воле, последняя имеет свое наличное бытие в вещи как в чем-то, что должно быть отрицаемо, – потребление, в) рефлексия воли из вещи в себя – отчуждение... – позитивное, негативное и бесконечное суждение воли о вещах» [3].

Представленная схема отношений собственности (владение – потребление – отчуждение) может быть полезна для выявления её онтологических корней, раскрытия связей собственности и свободы, свободы и воли, свободы и ответственности. Гегель являлся противником общественной собственности, объясняя это тем, что между собственником и вещью существует не только внешняя, но и глубокая внутренняя, духовная взаимосвязь, поскольку присвоение собственности означает привнесение в вещь другой цели, «…чем та, которую она непосредственно имела; я даю живому существу в качестве моей собственности иную душу, не ту, которую оно имело; я даю ему мою душу» [3]. Таким образом, осуществляется единение человека и окружающего его мира. Для Гегеля частная собственность является единственно справедливой и объективной, поскольку «лицо имеет право помещать свою волю в каждую вещь», а личная воля человека является единичной. Общая же собственность, которая может быть в единичном владении, подвержена произволу при расторжении общности. «Представления о благочестивом или дружеском и даже насильственном братстве людей, в котором существует общность имущества и устранен принцип частной собственности, может легко показаться приемлемым умонастроению, которому чуждо понимание природы свободы духа и права и постижение их в определенных моментах». Гегель, обращаясь к примерам из истории философии, показывает, что общая собственность не имеет ни морального, ни религиозного оправдания: «что же касается моральной или религиозной стороны, то Эпикур отсоветовал своим друзьям, намеревавшимся создать подобный союз на основе общности имущества, именно по той причине, что это доказывает отсутствие взаимного доверия, а те, кто не доверяет друг другу, не могут быть друзьями» [3].

Особый интерес представляет трактовка собственности в русской социальной мысли, где отношения собственности связаны с нравственным отношением к действительности. Так, у В.С. Соловьева, подходящего к пониманию собственности с позиции персоналистического подхода, основания собственности заключаются в сущности человеческой личности. «Уже в содержании внутреннего, психического опыта мы необходимо различаем себя от своего, – все являющиеся в нас мысли, чувства и желания мы различаем как свои от того, кому они принадлежат, то есть от себя, как мыслящего, чувствующего, желающего» [4]. Соответственно, собственность в материальном мире есть идеальное продолжение личности в вещах или ее перенесение на вещи. Осуществляется это перенесение посредством завладения и трудом. По мнению B.C. Соловьева, основания собственности нужно искать в мире идеальном, в сфере нравственности: собственность обнаруживает нравственную связь поколений. С одной стороны, в собственности проявляется переживание, жалость родителей к детям, а с другой стороны, собственность – это реальная точка опоры для благочестивой памяти об умерших родителях. Кроме того, для большинства людей отношение к природе может стать нравственным только при условии наследственной земельной собственности. Понимать и любить природу дано немногим, но всякий привязывается к родному уголку земли, к родным могилам и колыбелям.

В духовном плане рассматривает собственность и Н.А. Бердяев. Для него собственность представляет «начало духовное, а не материальное» [5], в ней заключен определенный нравственный смысл, раскрывающийся во взаимоотношениях с окружающим миром. Человек, завещая свою собственность близким людям, тем самым выражает свое духовное отношение к ним и преодолевает эмпирические границы своей жизни. Однако отношения собственности имеют противоречивую природу и склонность к разложению, и в случае обоготворения и злоупотребления собственности «делают человека рабом призрачных благ», ведут к утрате онтологических корней [5]. Следовательно, собственность не может быть признана абсолютным и высшим началом, а должна быть ограничена и подчинена более высоким основаниям, связанным с выходом за рамки существующего хозяйства.

У С.Л. Франка, раскрывающего проблему собственности в аспекте единства человека и окружающего мира, частная собственность есть продолжение телесности вовне тела человека, так как последний осуществляет себя и через окружающий его предметный мир. «Эта непосредственная власть человеческой воли над окружающей средой, эта интимная связь человеческого «я» с определенной сферой внешнего мира и есть подлинное существо собственности» [6]. Кроме того, Франк, раскрывая взаимоотношения качественной и количественной сторон собственности, уделяет внимание её государственно-правовому аспекту. Так, будучи неограниченной по своему качественному содержанию, то есть возможности полного и свободного владения, частная собственность не безгранична в количественном отношении. Последнее «ограничено интересами общественного целого, задачами наиболее плодотворного сотрудничества; государство имеет право и обязанность его регулировать, объективное право нормирует его и может ставить ему известные пределы и налагать на собственника определенные обязанности» [6].

Защитником частной собственности выступил И.А. Ильин, для которого она является системообразующим элементом гражданского общества, пробуждает и воспитывает в человеке правосознание и приучает его к гражданскому правопорядку. Основания частной собственности он обнаруживает, прежде всего, на уровне отдельного индивида, рассматривая ее как способ бытия человека, «который дан человеку от природы. Она идет навстречу инстинктивной и духовной жизни человека, удовлетворяя ее естественное право на самодеятельность и самодостаточность» [7]. На уровне хозяйства частная собственность развивает хозяйственную предприимчивость и личную инициативу и, тем самым, укрепляет характер.

Благодаря собственности человек приобретает чувство уверенности, появляется доверие к людям. Частная собственность учит человека творчески любить труд и землю, укрепляет семейные связи. Наконец, «…частная собственность воспитывает человека к хозяйственной солидарности, не нарушая хозяйственную свободу: ибо каждый собственник, богатея, обогащает и свое окружение, и самое народное хозяйство; и конкуренция собственников ведет не только к борьбе, но и творческому напряжению, необходимому для народного хозяйства» [7]. Таким образом, обосновать частную собственность, по Ильину, означает показать её необходимость и целесообразность для человека, указать на те существенные свойства человека (естественные, инстинктивные и, прежде всего, духовные), которые позволяют оправдать и защитить частную собственность. Однако это не означает, что достойно оправдания всякое наличное распределение богатства. Эти два разных вопроса постоянно смешивают. Отсюда все недоразумения, связанные с критикой частной собственности.

У родоначальника философии хозяйства С.Н. Булгакова проблема собственности проходит трансформацию от социально-экономического её понимания до этического и религиозного. Так, в работе «Христианский социализм» он связывает возможность осуществления нравственных отношений через переосмысленное содержание собственности: «Если надлежащим образом понять значение собственности…, то она есть столько же право, сколько и обязанность... Собственность налагает перед обществом серьезные и ответственные обязанности на тех, кому она досталась» [8]. Всех вышеперечисленных мыслителей объединяет понимание, что отношения собственности – это не столько отношения полного и свободного владения в экономическом и правовом аспектах, сколько большая ответственность за тех, кто вовлекается в орбиту отношений данной собственности. Возникновение отношений и института собственности также во многом обусловлено не только объективным развитием материального производства, но и субъективными, личностными факторами.

Русский социолог и правовед М.М. Ковалевский рассматривал генезис и эволюцию отношений собственности и сделал интересный вывод о том, что «…психологическими мотивами определяется и экономический факт приурочения характера частной собственности, прежде всего, к предметам, самым тесным образом связанным с личностью, с одеждой, украшениями, оружием, наконец, жилищем» [9]. Чтобы вывести какой-либо предмет из сферы общего обладания, первобытные люди, как отмечает Ковалевский, часто прибегали к магическим действиям. Более поздним источником отношений собственности выступает, собственно, трудовое начало. Также факторами эволюции собственности, по мнению Ковалевского, выступали: рост социальных связей и расширение зоны солидарности, замена родственной или кровной социальной связи экономической, рост численности населения.

Основываясь на анализе философских и социологических оснований отношений собственности, современный исследователь Л.А. Тутов формулирует положение, согласно которому собственность является универсальным регулятором отношений в триаде «природа – человек – культура» и придает им личностную окрашенность [2]. Связано это, в первую очередь с тем, что субъектом собственности является человек, для которого она представляется как своя, чужая или Божья (в рамках религиозного подхода). Хозяйствуя, человек сживается с собственностью, вводит её в свою жизнь, вкладывает свою личность в жизнь вещей и их совершенствование. Группа, коллектив, организация, общество в системе хозяйства вторичны по отношению к человеку и не отвечают всем характеристикам, предъявляемым к собственникам. Это касается, прежде всего, свободы и ответственности. Коллективная собственность необходима, поскольку способна успешно решать многие проблемы жизнеобеспечения и взаимодействия с внешней средой. Примером является общинное устройство. Однако коллективизм там был связан только с отдельными сторонами жизни (землей, прежде всего), а в качестве основной хозяйственной ячейки – субъекта хозяйства выступала семья. Принимая во внимание опыт многих стран, можно прийти к выводу, что коллективная собственность в различных её проявлениях необходима, но недопустима её абсолютизация. В подтверждение данного положения заметим, что человек не просто создает в процессе освоения природы и социокультурной среды новые предметы, но и вкладывает в них смысл или наделяет новым смыслом уже созданное. Таким образом, собственность наряду с материальной имеет и духовную сторону, между которыми имеется противоречие. Духовная сторона собственности характеризует индивидуальную неповторимость её владельца, материальная – её вещную форму, поэтому первая неотторжима от личности, вторая – безразлична к своему хозяину.

В исследовательской литературе используется также понятие духовной собственности, как противостоящее собственности материальной. Под духовной собственностью понимают «ответственность за мысли, чувства, переживания, творчество, просто жизненную позицию» [10]. Однако любая собственность предполагает не только ответственность, но и право владения, потребления и отчуждения. Такая трактовка духовной собственности противоречит гуманистической установке на всеобщность высших ценностей. Поэтому сам термин «духовная собственность» указывает на свою онтологическую ограниченность, его следует употреблять с большой осторожностью. Духовную собственность стоит понимать как указание на автора той или иной идеи, что является своего рода духовным оправданием существования человека и самой собственности, условием реализации его личностного начала, включения в культурно-исторический ряд. В то же время духовная собственность характеризует свободу субъекта хозяйства и его право на творчество. Более того, для многих мыслителей, как было показано выше, собственность неразрывно связана со свободой. Свобода, в свою очередь, неразрывно связана с ответственностью, поэтому отношения собственности предполагают учет интересов других субъектов хозяйства, сочетание их со своими интересами и, тем самым, формируется общекультурное пространство. Монополия на духовную собственность и связанная с ней выгода лишают ее главного качества – общедоступности, становится препятствием на пути реализации отношений в рамках триады «природа – человек – культура», делает хозяйство замкнутым.

При этом многие авторы отмечают, что не только духовная собственность, претендующая на всю полноту отношений собственности, противоречит гуманистической установке на всеобщность истины, но и сведение собственности лишь к материальной, вещной форме ведет к её дегуманизации. Эту тенденцию можно проследить на примере особого эроса вещи, который «принимает разные формы: от бескорыстно-эстетического любования до гедонистического аффекта обладания, экстремальным выражением собственнического эгоизма является вещный коллекционизм» [10]. Пленение личности принадлежащими ей вещами — путь к вещному рабству, уничтожению личности и переходу её в свою противоположность, изменить который можно, лишь четко осознавая, что отношения собственности вторичны по отношению к человеку, это лишь средство, необходимый факт хозяйственной жизни. Человек, прежде всего, должен «быть», а не «иметь». Поэтому одной из основных задач исследования собственности должно стать стремление «увидеть» человека в природе и социокультурной среде, что означает рассмотрение человека как цели, а не средства, определение его места в мире, формирование отношений к природе, культуре, другим людям, как равноправным участникам диалога, осознание их единства. Противоречивая природа собственности может быть отражена в следующем положении: «Трудно быть свободным, не имея собственности, но еще труднее быть свободным, её имея». Нравственное оправдание собственности возможно, прежде всего, благодаря труду.

В современной социологии изучаются не только природа отношений собственности, но и также способы приобретения собственности, владения, контроля над ней, а также институты, поддерживающие распределение собственности, последствия отношений собственности для индивидов и социальных структур, ценности или идеологии, оправдывающие и обосновывающие право собственности.

Начало социологическому анализу собственности положил своими работами Т. Парсонс, который исследовал собственность как ролевое поведение в рамках своей структурно-функциональной теории. По его мнению, владение представляет форму ролевых отношений, а владелец предстает как исполнитель «роли», чьи «права» использовать, контролировать или отчуждать объект, которым он владеет, это права, обнаруживаемые при любых ролевых отношениях.

А. Гоулднер, не во всем соглашаясь с Парсонсом, делает, однако, в развитие его идей одно очень важное уточнение. Для собственников, – поясняет он, – фиксируемые в определенной культуре отношения – это не отношение с другими частным лицом или с другими исполнителями роли, а скорее, отношения с некоторой вещью или объектом. «Другие», с которыми некто связан как «собственник», имеет лишь негативную и остаточную социальную идентификации. Всем им одинаково отказано в употреблении и использовании «его» собственности. Вывод Гоулднера таков, что отношения собственности в своей основе являются отношениями взаимного избегания и воздержанности. Другие приобретают идентификацию, причем отрицательную лишь в том случае, когда нарушают права собственника, а до этого он их просто не замечает. Собственника скорее волнует третья сторона, которая стоит на страже его интересов. Эта сторона – органы государства. Гоулднер озабочен прежде всего правами собственников, его в меньшей мере волнуют права «других», которые могут быть ущемлены уже самими собственниками, когда они пользуются своим имуществом.

Междисциплинарный подход к изучению проблем собственности отчасти осуществлен благодаря разработке теории «менеджерской революции», в которой утверждалось, что класс собственников (капиталистов) вытесняется управляющими (менеджментом), в результате чего контроль становится уже не функцией капитала, а профессиональной деятельностью людей наемного труда – менеджеров. Основной вывод сводился к тому, что с распадом (распылением) собственности, ее акционированием, заканчивается противостояние между трудом и капиталом в классическом (марксистском) понимании.

Современная социология исследует развитие форм собственности в плане их воздействия на изменение социальной структуры общества, что для экономических, политических и других процессов имеет принципиальное значение. Развитие интеллектуальной собственности позволяет существенно ослабить гипертрофированную роль бюрократии в современном обществе, ибо интеллектуальные ресурсы неразрывно связаны с личностью, индивидуальностью их обладателя; использование этих ресурсов не поддается такой жесткой регламентации со стороны властных структур, как административного, финансового и многих других ресурсов.

Как показывают проведенные социологические исследования и повседневная практика, недооценка рыночных свойств продуктов интеллектуального творчества производителями этих продуктов, неверие в себя, свои возможности — распространенное явление в современном российском обществе. Оно имеет серьезные социальные причины, связанные с отношением к людям интеллектуального труда как своего рода пролетариям, «винтикам», прослойке, не имеющей самостоятельной ценности. В повышении социального статуса интеллектуальной собственности ее взаимодействию с экономическими институтами, нахождению экономических практик, способных поднять престиж интеллектуального труда и интеллектуальной собственности, принадлежит одна из ведущих ролей. Без союза управленцев, экономистов, социологов здесь никак не обойтись.

Собственность – многофункциональное и многофакторное явление. Одним из наиболее оптимальных способов ее социологического исследования может и должен стать институциональный подход. Еще М.М. Ковалевский отмечал институциональную сущность собственности. При всей важности институционального подхода, делающего акцент на организационных, технологических, структурных факторах, многие другие не менее важны. Они могут быть адекватно осмыслены уже на основе других подходов, например, неоинституционального, стремящегося дополнить и обогатить методологию институционального анализа новыми идеями. «Убеждение», «цель», «намерение», «смысл» — все эти факторы имеют решающее значение при объяснении человеческих поступков, которые существенно отличаются от «действий бильярдных шаров», — подчеркивают теоретики неоинституционализма [11].

Институт собственности развивается и функционирует в определенной социальной среде, в определенном историческом контексте, опирается на то наследие, которое оставили предшествующие поколения людей. «Историческое наследие представляет одно из ограничений, на которое указывает нам новый институционализм» [11]. Развитие института частной собственности в современной России сталкивается с большими трудностями и по той причине, что он стал развиваться с опозданием по сравнению со многими другими странами. Впервые право на частную собственность в России получило дворянство и только в 1762 г.

В то же время институциональный подход, несмотря на необходимость его дополнения другими и особенно при взаимодействии с этими другими подходами, сохраняет свой потенциал и сегодня. Более того, этот потенциал оказался заново востребованным. Во-первых, без усиления роли такого института как государство, при решении многих социальных и других проблем никак не обойтись. Без формулировки и строгого соблюдения «правил игры» во многих сферах жизни, в том числе во взаимоотношениях государства и частной собственности, тоже не обойтись. Заблокированное «частное», индивидуальное начало из конструктивного легко превращается в деструктивное. Без поиска эффективных практик, норм институализации частного тоже не обойтись.

Во-вторых, для институционального анализа собственности важно не только изучение воздействия на нее системы социальных институтов, но и рассмотрение собственности как особого, автономного базисного института, который не только адаптируется к внешним воздействиям, но может вступать в конфликт с ними и отвергать их. Для социологического анализа собственности здесь открываются широкие перспективы. Достигнутый обществом социально-экономический и духовно-нравственный уровень в освоении свободы, равенства, справедливости должен закрепиться в соответствующих этому уровню отношениях собственности. Это сложный, внутренне противоречивый процесс. Действительное движение собственности захватывает нравственные категории равенства и неравенства, справедливости и несправедливости, делает их не только важнейшими факторами формирования отношений собственности, но и ее определенностями, ее моментами. Если собственность не «захватывает», не институционализирует, пусть в модифицированном виде, потребности социума в свободе, справедливости, равенстве, его надежды и ожидания, оно резко снижает свой интеграционный и мотивационный потенциал. Таким образом, собственность – это система внешних по отношению к ней институтов и внутренне освоенных норм, правил, взаимоотношений и т.д.

В-третьих, поскольку собственность не только детерминирована, но и детерминирует, то совершенствование ее институтов, управления ими – важнейшая предпосылка и условие институциональных изменений почти во всех сферах социальной жизни.

В-четвертых, развитие и эффективное функционирование собственности зависит от множества факторов, их иерархии. Такие факторы, как ментальность и ее разновидность — региональная ментальность, этнический характер, этнические стереотипы, и многие другие остаются весьма трудными для изучения и выявления их действительной роли. Поиск в этом направлении нужно постоянно вести, стремясь к более тонкому и глубокому пониманию их воздействия на отношения собственности, ее институты [12].

В контексте социологического анализа собственность предстает в виде многофункциональной и многофакторной систем институтов и отношений, проникает почти во все основные сферы социальной жизнедеятельности общества. Благодаря этому она приобретает социетальный характер. Главным субъектом институциональных отношений собственности выступает общество. Социологический анализ институционализации собственности в современном российском обществе должен опираться не только на социальные, но и правовые, экономические, психологические, философские и иные основы данного процесса.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Бурганов А.Х. Философия и социология собственности. – М., 2000.

  2. Тутов Л.А. Философия хозяйства. – М., 2005.

  3. Гегель Г.В.Ф. Философия права. – М., 1990.

  4. Соловьев В.С. Оправдание добра. – М., 1996.

  5. Бердяев Н.А. Философия неравенства. – М., 1990.

  6. Франк С.Л. Духовные основы общества – М., 1992.

  7. Ильин И.А. Путь к очевидности. – М., 1993.

  8. Булгаков С.Н. Христианский социализм. – Новосибирск, 1991.

  9. Ковалевский М.М. Социология – СПб., 1997.

  10. Русская философия собственности (XVII-XX вв.) – СПб., 1993.

  11. Гудин Р.И., Клингеманн Х.-Д. Политическая наука как дисциплина // Политическая наука: новые направления. – М., 1999.

  12. Иванчук Н.В., Попова Е.А., Фатеева О.П. Собственность как система социальных институтов. Постановка проблемы // Научный вестник Уральской академии государственной службы. Выпуск №1(2), март 2008.


УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

УДК 323.326



ИНФОРМАЦИОННО-ИМИДЖЕВОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ РЕАЛИЗАЦИИ РЕГИОНАЛЬНЫХ

ПРОЕКТОВ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА
В.В. Баглай
Государственно-частное партнерство (ГЧП), проекты ГЧП, управление государственной

собственностью, информационно-имиджевое сопровождение проектов ГЧП
State-private partnership (SPP), SPP projects, government property control,

information-image support of SPP projects
В настоящее время во многих странах с рыночной экономикой формируется новая институциональная структура хозяйства, наблюдаются сдвиги в системе экономических отношений государства и частного сектора.

Данные изменения происходят на фоне фундаментальных процессов формирования новой экономики современного общества: глобализация производства, интернационализация капитала, усиление конкурентной борьбы между государствами, регионами, хозяйствующими субъектами. Обеспечение конкурентоспособности государства и его территорий в данных условиях, а также их устойчивое развитие невозможно без консолидации усилий органов государственной власти и бизнес-сообщества. Осознавая это, правительства многих стран, в том числе и Российской Федерации, делают ставку на инновационные подходы к организации взаимоотношений государства и бизнеса, к которым можно отнести государственно-частное партнерство (ГЧП).

В авторской трактовке государственно-частное партнерство – это формализованная кооперация государства (в том числе субъекта федерации, муниципального образования) и частного бизнеса, реализуемая объединением материальных и нематериальных активов, перераспределения задач, полномочий, рисков и выгод партнеров в условиях ограниченных ресурсов и конкурентной среды, направленная на эффективное управление государственной собственностью и реализацию приоритетных проектов территориального развития с целью удовлетворения потребностей общества.

Мировая практика развития государственно-частного партнерства показывает, что оно достаточно успешно прогрессирует в самых разнообразных секторах экономики и сферах деятельности:



  • транспорт, включая строительство, эксплуатация, обслуживание автомагистралей, терминалов аэропортов и множество других проектов в автомобильном, железнодорожном, воздушном, городском, трубопроводном, морском и речном транспорте в портах и на внутренних линиях;

  • жилищно-коммунальное хозяйство - обслуживание населения, эксплуатация коммунальных сетей (водопровод, канализация и т.д.), уборка улиц и вывоз мусора, развитие и обслуживание городских и загородных парков;

  • недвижимость (строительство и эксплуатация общественных зданий и муниципального жилья в обмен на право застройки и участия в коммерческих проектах;

  • телекоммуникационная инфраструктура (от создания до оказания услуг);

  • финансовый сектор (привлечение частных страховых и управляющих компаний в сферу обязательного социального страхования и государственного пенсионного обеспечения);

  • образование (строительство и оборудование школ, иных учреждений частными фирмами, получающими, например, право застройки и развития прилегающей территории);

  • здравоохранение (строительство, оборудование и эксплуатация разнообразных медицинских и оздоровительных учреждений частными компаниями);

  • имидж и репутация страны, регионов, городов (разработка и реализация соответствующих проектов, ориентированных на повышение инвестиционной привлекательности территорий, приток инвестиций и других ресурсов, квалифицированной рабочей силы, туристов).

За рубежом применение ГЧП, как формы вовлечения частного капитала во многие виды хозяйственной деятельности, традиционно находящейся в ведении государства, достаточно распространено. В России данный процесс находится на этапе становления, причем не все регионы государства охвачены им. На настоящий момент в РФ число проектов, реализуемых в форме ГЧП, невелико; на федеральном уровне нет закона о (непосредственно) государственно-частном партнерстве; только в 10 субъектах РФ разработана нормативно-правовая основа для реализации проектов в форме ГЧП; в 17 субъектах ведется подготовительная работа к принятию нормативно-правовых актов в сфере государственно-частного партнерства (таблица).
Современное состояние государственно-частного партнерства в регионе


Российская Федерация

Тюменская область

1.Нормативно-правовая основа государственно-частного партнерства

1.1. Стратегия развития

КДР РФ 2020

КДР Тюменской области 2020 и на перспективу до 2030

Стратегия развития пищевой промышленности, с/х и рыболовства Тюменской области

Инвестиционные предложения по развитию транспортно-логистического комплекса Тюменской области

Лесной план Тюменской области и др.



1.2. Закон Об основах государственно-частного партнерства

Нет

Нет

1.3. Иные НПА, способствующие развитию ГЧП

ФЗ от 21.07.2005г. №115-ФЗ «О концессионных соглашениях»

ФЗ от 22.07.2005 №116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации»

ФЗ от 21 июля 2005 г. №94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» и др.


Закон Тюменской области от 8.07.2003г. №159 «О государственной поддержке инвестиционной деятельности в Тюменской области»;

Закон Тюменской области от 6.12.1999 г. №149) «О перечне участков недр, расположенных в Тюменской области, право пользования которыми может быть предоставлено на условиях раздела продукции»



2. Институты государственно-частного партнерства

Инвестиционный фонд развития РФ

Российская венчурная компания

Банк развития

Особые экономические зоны

Инновационная инфраструктура (кластеры, технопарки)


Западно-Сибирский инновационный центр нефти и газа

Частные инициативы по развитию ГЧП в области (например, Центр развития ГЧП в ЖКХ ООО «Лекс Консалтинг»)

Нет закрепления функций по развитию и реализации ГЧП в структуре ОГВ Тюменской области


3. Инструменты государственно-частного партнерства

Концессионные соглашения

Инвестиционные соглашения

Федеральные и региональные целевые программы

Сервисные контракты

Контракты жизненного цикла





Продолжение таблицы

Российская Федерация

Тюменская область

4. Практическая реализация проектов ГЧП

В середине 2009г. в РФ зарегистрировано 23 концессии на муниципальном уровне (в основном ЖКХ) – данные регистрационных служб, официально публикуемой информации нет

Разработано более 150 проектов на основе на условиях аренды общественной инфраструктуры частными инвесторами с правами внесения улучшений – официальной статистики нет.

Завершен первый проект ГЧП по строительству очистных сооружений канализации в Москве на условиях BOT (Build-Operate-Transfer) с последующей передачей объекта от частного инвестора городу

Созданы ОЭЗ технико-внедренческого типа в г. Дубне и Томске, зоны промышленно-производственного типа в Татарстане и в Липецкой области



На территории сложнопостроенного региона - Тюменской области:

«Урал промышленный – Урал Полярный» (финансирование: средства Инвестфонда – 19%, бюджетов субъектов УрФО – 15%, частных инвесторов – 66%)

На территории Тюменской области (без округов):

проект строительства ТЭЦ-3 в Тюмени в форме ГЧП; завода «Очаково» и другие. Результат – отказ от реализации в форме ГЧП, уход к другим формам

В Тюменской области проекты реализуется в основном в форме арендных отношений с инвестиционной составляющей

Официальной информации о реализации проектов ГЧП в Тюменской области нет



Изучение и обобщение теоретических исследований ведущих российских и зарубежных ученых, а также опрос представителей региональных органов власти, местного самоуправления и бизнес-сообщества позволили автору сформулировать основные проблемы, затрудняющие становление и функционирование государственно-частного партнерства в России и ее регионах, к которым следует отнести:



  • отсутствие четкой стратегии развития приоритетных направлений взаимодействия государства и бизнес-структур;

  • несовершенство законодательной базы (в том числе: отсутствие на федеральном и региональном уровнях закона о ГЧП), налоговой политики, механизмов тарифного регулирования;

  • дефицит квалифицированных кадров, имеющих опыт управления и реализации проектов ГЧП, в том числе среди представителей органов государственной власти;

  • неотработанность механизмов, обеспечивающих прозрачность процедур реализации проектов государственно-частного партнерства, а также степени ответственности и последствий для чиновников в случае неудачной реализации ГЧП-проектов;

  • неготовность российского общества к передаче частному сектору функций владения и пользования объектами государственной и муниципальной собственности;

  • низкую информированность представителей бизнеса о возможности участия в проектах ГЧП, их преимуществах, относительно иных форм взаимодействия, конечных результатах партнерства;

  • отсутствие программ информационно-имиджевого сопровождения проектов государственно-частного партнерства.

Для решения данных проблем автором разработаны рекомендации, которые позволят повысить результативность реализации партнерских соглашений государства и частного бизнеса, а также снизить барьеры вхождения на рынок ГЧП-проектов. В частности:

  • принятие регионального закона о государственно-частном партнерстве;

  • регламентация и закрепление функций по управлению отношениями государства и частного бизнеса за специализированными региональными структурами (например, Региональный центр или комитет по развитию ГЧП) или распределение их между существующими департаментами;

  • включение в программы развития области инвестиционных проектов, реализуемых в форме ГЧП;

  • наблюдение и учет ГЧП-проектов;

  • формирование региональной информационной базы государственно-частного партнерства;

  • развитие страховой деятельности в сфере ГЧП;

  • разработка комплексного плана информационного и имиджевого сопровождения проектов государственно-частного партнерства.

Разработка комплексного плана информационно-имиджевого сопровождения может стать одним из важнейших инструментов продвижения региональных проектов ГЧП, так как для успешной реализации любого проекта необходима полная информированность и наличие доверия со стороны органов государственной власти и хозяйствующих субъектов, общества в целом.

Конструктивный подход, направленный на формирование доверия в обществе, предполагает последовательную работу по разъяснению гражданам сущности политических, экономических или социальных проектов, использование понятных им аргументов, полную «прозрачность» целей, механизмов реализации и предполагаемых результатов.

В целях формирования доверия к программам партнерства власти и бизнеса, необходимо своевременно и аргументировано доносить до общества достоверную и исчерпывающую информацию, разъяснять населению сущность проекта, обсуждать с ее потенциальными участниками все плюсы и минусы программы, ход ее реализации, проблемы и решения.

Программы также требуют формирования доверия к ним со стороны руководства страны, субъектов Федерации, поскольку на протяжении всего периода его реализации нуждается в серьезной политической и экономической поддержке сверху.

Основой становления доверия к любой программе со стороны власти, населения, инвесторов, бизнеса и т.д. должны стать, прежде всего, тщательная научная проработка, а затем – продуманное, грамотное ее продвижение, базирующееся на квалифицированном брендинге самой программы и задействованных в ней территорий, организаций и персоналий. Совершенно очевидно, что продвижение любого масштабного проекта одними экономическими методами осуществить невозможно. Значительную роль всегда должна играть политическая составляющая. Также большое значение будут иметь имиджевый и репутационный аспекты самой программы и заинтересованных сторон.

Есть необходимость формирования привлекательного имиджа программы, а также информационного сопровождения данного проекта. Это создаст необходимые предпосылки для привлечения внимания властных структур к проблемам, связанным с разработкой и реализацией программы, заинтересует потенциальных инвесторов, представителей среднего и мелкого бизнеса, квалифицированных рабочих и специалистов, вызовет интерес населения с точки зрения выбора места жительства и работы на территориях, реализующих конкретную программу.

Существует настоятельная необходимость освещения всех этапов работы на подготовительном этапе и в ходе реализации программы, потребность в анализе позитивных и негативных позиций и тенденций, преимуществ и недостатков.

Не вызывает сомнения, что любой проект экономического обновления территории требует квалифицированного имиджевого и информационного сопровождения, цель которого – формирование благоприятного отношения и доверия к программе на всех уровнях (властные структуры, СМИ, инвесторы, бизнес, население и т.д.); демонстрация для потенциальных участников программы возможностей и реальных перспектив для ведения бизнеса, труда и жизни в рамках проекта: формирование позитивного имиджа и репутации субъектов Федерации и персоналий, участвующих в проекте.

Решением данной проблемы может стать разработка и реализация Комплексного плана информационного и имиджевого сопровождения проекта ГЧП (ИИС).

Инициатива разработки ИИС, утверждение бюджета, задач, экспертная оценка альтернативных вариантов, утверждение оптимального предложения по ИИС, контроль за осуществлением процесса и координация деятельности, оценка эффективности (промежуточная и конечная), текущая коррекция работы по информационному и имиджевому сопровождению входят в компетенцию соответствующего руководящего органа, например, Управляющей компании по реализации проекта государственно-частного партнерства. Наиболее рационально, по нашему мнению, создание по инициативе Управляющей компании специального совета по ИИС, на который будет возложено большинство из перечисленных функций.

Задачи, которые решаются посредством мероприятий по информационному и имиджевому сопровождению, на этапах запуска и реализации программы существенно отличаются.

На этапе разработки и запуска программы ИИС призвано решать определенные задачи.

1. Формирование в обществе необходимого уровня знаний о ГЧП-проекте. Следует раскрыть для широкой аудитории исторические, экономические и социальные предпосылки разработки проекта; обосновать его актуальность и настоятельную необходимость; раскрыть основное содержание проекта, пути, методы и последствия его реализации для общества, региона, страны.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница