История создания и вехи боевого пути 149-го гвардейского Ченстоховского



Скачать 452.22 Kb.
страница1/2
Дата01.05.2016
Размер452.22 Kb.
  1   2
  А. М. Хомич

  


  

  


  

  


  

   Основано на архивных данных и воспоминаниях однополчан.

  

  


   История создания и вехи боевого пути 149-го гвардейского Ченстоховского

   Краснознаменного ордена Красной Звезды мотострелкового полка.

  

        



     

  


  

     


      История нашей части началась с того, что в марте - мае 1941 года в городе Первомайске Одесской (ныне Николаевской) области, на базе 234-й стрелковой дивизии (которая в свою очередь была сформирована только в феврале 1941-го) была сформирована 6-я воздушно-десантная бригада. Командиром бригады был назначен полковник Жолудев Виктор Григорьевич (в будущем Герой Советского Союза), начальником штаба майор Шафаренко Павел Менделеевич. 6-я воздушно-десантная бригада была укомплектована старослужащими красноармейцами, кадровым личным составом, прибывшим из стрелковых частей. Основой формирования бригады - офицерским, младшим командным и рядовым составом, был 269-й стрелковый полк и 18-я стрелковая бригада, прибывшая из Приволжского ВО. К 10 июня 1941 года формирование бригады было закончено и она вошла в состав 3-го воздушно-десантного корпуса, который в свою очередь входил в состав Одесского Военного Округа. К началу Великой Отечественной войны бригада занималась парашютным делом второй месяц. Напряженная боевая учеба шла день и ночь: сколачивались взводы, роты и батальоны, отрабатывались учебные задачи на наступление и оборону. Подразделения, успешно сдавшие зачеты по специальной подготовке, были допущены к парашютным прыжкам с самолета, которые совершались ежедневно.

    


      10 июля 1941 года 3-й воздушно-десантный корпус получил приказ командующего Одесским военным округом погрузиться на станциях Первомайск и Вознесенск (ныне Николаевской области) в эшелоны и следовать в действующую армию. Железнодорожные составы почти безостановочно шли к месту назначения. Даже при бомбежке с воздуха паровозы продолжали движение. 13 июля на станции Борисполь начали выгружаться первые составы с десантниками. 14 июля в лесах на левом берегу Днепра, в районе Бровары, Дарница, Борисполь подразделения 3-го воздушно-десантного корпуса уже проводили ротные учения. 6-я воздушно-десантная бригада готовилась к первым боям с немецко-фашистскими захватчиками.

  


     В начале августа 1941 года части и подразделения 3-го ВДК начали прибывать под Киев. Перед бригадами корпуса была поставлена боевая задача - очистить предместья Киева от фашистов, отбросив их от стен города. Корпус вступал в бой по бригадно. Части корпуса прямо с марша были брошены в контратаку. Первой боевое крещение получила 6-я вдбр (командир полковник В. Г. Жолудев). 6 августа 1941 года во второй половине дня 6-я вдбр вошла в соприкосновение с противником. Она и 206-я стрелковая дивизия получили задачу помочь войскам Киевского укрепленного района остановить, а затем решительным контрударом разгромить вражескую ударную группировку.

  


   На рассвете 7 августа десантники бригады и пехотинцы ослабленной 206-й стрелковой дивизии вместе с 147-й и 175-й стрелковыми дивизиями и 2-й вдбр, при поддержке артиллерии и авиации, нанесли контрудар по противнику у города Канев.

   В самый разгар боя 17 августа 1941 года бойцы 3-го воздушно-десантного корпуса узнали, что ЦК КП Украины и СНК УССР объявили им горячую благодарность за героическую защиту Киева и что приветствие и благодарность им прислал Народный комиссар обороны СССР И. В. Сталин лично.

   В конце августа 1941 года 3-й воздушно-десантный корпус был выведен из боя в резерв фронта и переброшен для выполнения новой боевой задачи на Конотопское направление, куда противник стягивал крупные силы танков и пехоты.

     В начале сентября 1941 года 3-й воздушно-десантный корпус (командир полковник А.Ф. Левашов) получил задачу сосредоточиться в районе города Конотоп и находиться в готовности занять оборону по реке Сейм. В связи с этим корпус форсированным маршем на автомашинах был переброшен в район Сахна, Поповка, Конотоп. На основании распоряжения командующего фронтом штаб корпуса разработал боевой приказ, согласно которому части корпуса заняли оборону: 6-я воздушно-десантная бригада - на участке Хижки, Новоселье-Мутино, Волчик; 212-я - на рубеже Новоселье-Мутино, Гнилица; 5-я готовила оборону в районе железнодорожного моста севернее Конотопа, Сарновщины, сосредоточив основные силы у хутора Лизогубовский. С занятием обороны по реке Сейм 3-й воздушно-десантный корпус вошел в состав 40-й (!) армии.

  

      Начиная с 8-го сентября, корпус вел тяжелые оборонительные бои с противником, прорвавшимся с направлений - Мосты, Батурин, Митченки, Мельна и вышедшим на железную дорогу Конотоп-Бахмач. В последующем, когда части корпуса с боями отходили в направлении Курска - попали в окружение. Ситуация была очень сложной. В этот период не сладко пришлось всем частям и подразделениям десантного корпуса. Ведя тяжелые, изнурительные бои и неся большие потери, прорывались к своим из последних сил. После выхода из окружения вели боевые действия в районе города Тим (80 км юго-восточнее Курска).



  

      В ноябре 1941 года в Курской области, по причине больших потерь в тяжелых и кровопролитных боях, (приказом командующего войсками Юго-Западного фронта от 14 ноября 1941 г.) 6-я воздушно-десантная бригада и 3-й воздушно-десантный корпус были переформированы соответственно в 96-й стрелковый полк и 87-ю стрелковую дивизию.

   После переформирования 87-я стрелковая дивизия была включена, как прежде 3-й вдк в 40-ю (!) армию Юго-Западного фронта.

  


      Так, будучи сформированной перед самой Великой Отечественной войной, наша часть сначала в составе 3-го воздушно-десантного корпуса, а затем, войдя в 87-ю стрелковую дивизию, начала свой славный боевой путь. В дальнейшем, в составе войск Юго-Западного, Сталинградского, Донского, Воронежского, 2-го и 1-го Украинских фронтов личный состав 87-й (позже 13-й гвардейской) стрелковой дивизии достойно участвовал в упорных кровопролитных боях на Воронежском, Харьковском, Валуйско-Россошанском направлениях, а также в ожесточенных и кровопролитных боях в большой излучине Дона.

   Далее в Сталинградской и Курской битвах, освобождении Украины, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Нижне-Силезской, Верхне-Силезской, Берлинской и Пражской операциях.  

       

      В ноябре 1941 года, после преобразования корпуса в дивизию, ей была поставлена боевая задача - освободить от немецко-фашистских захватчиков тщательно укрепленный город Тим. После выполнения этой сложной задачи Верховное Главнокомандование по достоинству оценило подвиг десантников в героических боях по взлому глубокоэшелонированной обороны противника.

      В многочисленных ожесточенных оборонительных боях с немецко-фашистскими захватчиками на Воронежском направлении личный состав соединения показал высокие образцы мужества, отваги, дисциплины и организованности. Ведя непрерывные бои с немецкими захватчиками, 87-я стрелковая дивизия наносила огромные потери фашистским войскам и своими сокрушительными ударами уничтожала живую силу и технику противника, беспощадно громя зарвавшегося агрессора.

  


     Приказом Верховного Главнокомандующего от 19 января 1942 года за проявленную отвагу в боях за Отечество с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность, за массовый героизм личного состава 87-я стрелковая дивизия была преобразована в 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию,

     Соответственно 96-й стрелковый полк был преобразован в 39-й гвардейский стрелковый полк. Дивизии было вручено гвардейское Боевое Знамя.

   27-го марта 1942 года дивизия была награждена орденом Ленина. В марте - апреле дивизия в составе войск 38-й армии, а с 20 апреля по середину июля уже в составе 28-й армии Юго-Западного фронта вела тяжелые оборонительные и наступательные бои на Харьковском и Валуйско-Россошанском направлениях, а позднее принимала непосредственное участие в кровопролитных боях в большой излучине Дона.

     


      В середине июля дивизия была выведена на доукомплектование в Сталинградский военный округ. Во второй декаде июля 13-я дивизия по приказу командования передислоцировалась в Дубовку, а 29 июля она была переброшена на левый берег реки Волги в район Николаевское, Политотдельское. Здесь дивизия встала на отдых и окончательное доукомплектование. В полки пришло новое пополнение.

  


      В начале сентября 1942 года 13-я гвардейская стрелковая дивизия была включена в 62-ю армию Сталинградского фронта. В составе 62-й армии дивизия участвовала в грандиозных боях Сталинградской битвы. При этом личный состав дивизии проявил беспрецедентное мужество и массовый героизм в вошедших в историю ожесточенных боях по героической обороне города Сталинграда.

   В начале битвы довольно сложная ситуация сложилась в большой излучине Дона. На этом участке фельдмаршал Паулюс, собрав основные силы 6-й армии в кулак, рассчитывал одним мощным ударом сбросить 62-ю армию в реку и затем, развив наступление, с подключением свежих сил, захватить город Сталинград. Но войска 62-й армии (в том числе 13-й гвардейской стрелковой дивизии) своим упорным сопротивлением не позволили осуществиться этим грандиозным планам врага.

  

   В это тяжелое время командующим 62-й армии был назначен генерал В. И. Чуйков. Под его командованием наши воины сдерживали и изматывали рвущихся к Волге фашистов. До этого история не знала таких упорных и ожесточенных боев на территории отдельно взятого города. По оценкам западных корреспондентов: за то время, что фашистской Германии удалось захватить Польшу - в Сталинграде удавалось захватить отдельно стоящий дом; за то время, что фашисты захватили Францию - в Сталинграде им удавалось пробиться с одной стороны улицы на другую. Бомбежки были беспрестанными. В разгар штурма города 4-й воздушный флот Германии совершил самый мощный авиа налет за всю 2-ю Мировую Войну. Но в разрушенном городе немцы не могли в полной мере использовать свои танки, так как они не могли преодолеть завалы и груды разбитого кирпича. К тому же отовсюду из подвалов и развалин их закидывали бутылками с зажигательной смесью. Также в условиях города очень эффективны для борьбы с танками оказались ручные противотанковые ружья. В период бомбежек наши войска приспособились максимально сокращать расстояние до противника, и немцы опасались бомбить передовую, боясь зацепить своих.



   Повсюду в развалинах велись яростные рукопашные схватки. Для этих целей в полках 13-гв. стрелковой дивизии создавались штурмовые группы численностью по 20-30 человек. Вместо карабинов бойцам штурмовых групп выдавались пистолеты-пулеметы и большее количество ручных гранат. Эти группы, также усиливались огнеметами и ручными противотанковыми ружьями. В рукопашной схватке нашими бойцами в полной мере использовались ножи и отточенные саперные лопатки. Использование отточенных саперных лопаток приводило немцев в ужас, и они старались по возможности избегать рукопашного боя.

   В условиях городского боя очень эффективными оказались наши снайперы, которые, выбивая немецких офицеров, очень затрудняли управление войсками и тем самым наносили громадный урон врагу.

   В один из критических моментов обороны города в бой была брошена 37-я воздушно-десантная дивизия под командованием Виктора Григорьевича Жолудева, который был первым командиром 6-й вдбр (ставшей 39-м гв. стрелковым полком).

  


     С 1-го января 1943 года 13-я гвардейская стрелковая дивизия входит в состав войск Донского фронта. В составе которого она продолжала сражаться в Сталинградской битве. С войсками Донского фронта дивизия участвовала в известной операции "Уран". Смысл операции сводился к тому, чтобы мощными танковыми охватами в кратчайший срок создать "котел", окружив группировку противника. В результате операции соединились, идущие навстречу друг другу, войска Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов - замкнув кольцо окружения. Таким образом, 6-я армия фельдмаршала Паулюса оказалась в "Сталинградском котле" и в дальнейшем была разгромлена. Чему максимально способствовала, проведенная следом, операция "Кольцо", которая началась 10 января с мощной артиллеристской подготовки. В ходе напряженных боев окруженная группировка противника была разбита на две части - "Северную" и "Южную". "Южная" группировка под командованием Паулюса сдалась первой. В результате сдачи в плен попала 91 тысяча немецких солдат и офицеров. Было захвачено 6000 орудий, огромное количество танков и прочей техники. "Северная" группировка попыталась продолжить сопротивление. Но упорства хватило ненадолго. 2-го февраля 1943 года сдалась и "Северная" часть окруженной группировки противника.

     Боевые успехи соединения в этот период были отмечены награждением его орденом Красного Знамени (31 марта 1943 года). С 6 февраля по 9 июля 1943 года дивизия находилась в резерве Ставки ВГК, а 10 июля была включена в 5-ю гвардейскую армию, в составе которой вела боевые действия до самого конца войны.

     

      24 июня 1943 года полку было вручено гвардейское Боевое Знамя. (Вручалось командиром 32-го гвардейского стрелкового корпуса гв. генерал-майором Родимцевым, который в самый критический момент обороны Сталинграда командовал 12-й гвардейской стрелковой дивизией 62-й армии).



      С тех пор официальный ДЕНЬ ПОЛКА - установлен 24 июня, В ЧЕСТЬ ПОЛУЧЕНИЯ ГВАРДЕЙСКОГО БОЕВОГО ЗНАМЕНИ.

     В июле - сентябре 1943 года, 13-я гвардейская стрелковая дивизия участвовала в Курской битве и освобождении Левобережной Украины. Особенно успешно она вела бои под Полтавой, за что была удостоена почетного наименования Полтавской (23 сентября 1943года). К концу сентября вышла к реке Днепр и участвовала в освобождении города Кременчуг (29 сентября). Смело и решительно действовали гвардейцы дивизии в боях за освобождение Правобережной Украины.

   В октябре 1943 года - январе 1944 года ее части участвовали в наступательных операциях 2-го Украинского фронта на криворожском и кировоградском направлениях.

   В марте - апреле 1944 года дивизия участвовала в Уманско-Ботошанской наступательной операции. За образцовое выполнение заданий командования при освобождении городов Ново-Украинка (17 марта) и Первомайск Одесской (ныне Николаевской) области (именно в нем три года назад - с 22 марта 1941 года формировалась 6-я вдбр, ставшая ныне 39-м гв. стрелковым полком) и проявленные при этом личным составом доблесть и мужество дивизия была награждена орденом Суворова 2-й степени (29 марта) и вторым орденом Красного Знамени (1 апреля 1944года).

  

   В Львовско-Сандомирской наступательной операции 1944 года вместе с другими соединениями 5-й гвардейской армии участвовала в разгроме Мелецкой группировки противника и в боях за удержание и расширение Сандомирского плацдарма.



   Высокое боевое мастерство, отвагу и мужество показали воины дивизии в Сандомирско-Силезской наступательной операции (12 января - 3 февраля 1945года). После прорыва обороны противника части дивизии за 12 дней прошли с боями более 250 км и 23-го января форсировали реку Одер (Одра) юго-восточнее города Бреслау (Вроцлав).

     За освобождение города Ченстохов (17 января 1945 года) и проявленные при этом мужество и героизм 39-му гвардейскому стрелковому полку приказом Верховного Главнокомандующего N 225 от 19 февраля 1945 года было присвоено почетное наименование "Ченстоховский" (см. приказ ВГК).

     

      В феврале - начале мая 1945 года дивизия последовательно участвовала в Нижне-Силезской, Верхне-Силезской и Берлинской наступательных операциях. В ходе наступления на столицу фашистской Германии с 16 по 21 апреля, действуя в составе ударной группировки армии, она форсировала реки Нейсе и Шпрее, продвинулась на 60 км и перерезала автостраду Дрезден - Люббен северо-западнее Зенфтенберга.



   23-го апреля вышла к реке Эльба в районе Торгау, где через день встретилась с передовыми подразделениями союзных американских войск.

   За образцовое выполнение заданий командования при прорыве обороны немецко-фашистских войск на реке Нейсе и последующие действия в ходе Берлинской операции была награждена орденом Кутузова 2-й степени (28 мая 1945 года).

   Боевой путь в Великой Отечественной войне 13-я гвардейская стрелковая дивизия завершила в Пражской наступательной операции, в ходе которой участвовала в овладении важным узлом коммуникаций и мощным опорным пунктом обороны гитлеровских войск в Саксонии - городом Дрезден (8 мая).

   (Именно за взятие города Дрезден 39-й гвардейский стрелковый Ченстоховский полк был награжден орденом Красной Звезды).

      Ранним утром 9-го мая 1945 года передовой отряд дивизии (десантом на танковой броне) вместе с другими частями 1-го Украинского фронта вступил в столицу Чехословакии - город Прагу.

  


   За ратные подвиги в годы Великой Отечественной войны около 20 тысяч воинов дивизии были награждены орденами и медалями, а 19 из них удостоены звания Герой Советского Союза.

   21 мая 1945 года в районе Носсен на одной из площадей, украшенной алыми знаменами, состоялся парад 13-й гвардейской стрелковой дивизии в честь победоносного окончания Великой Отечественной войны.

     За образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом доблесть и мужество при овладении городом Дрезден указом Президиума Верховного Совета от 4 июня 1945 г. полк награждён орденом Красной Звезды (см. Указ ПВС СССР).

     


      18 ноября 1945 года 13-я гвардейская стрелковая дивизия была переформирована в 13-ю гвардейскую механизированную дивизию Центральной группы войск. В это время дивизия дислоцировалась в городе Вена в Австрии. Переформирование же началось ещё в Чехословакии.

   В состав дивизии вошли: 44-й гвардейский механизированный полк; 45-й гвардейский механизированный полк (бывший 39-й гвардейский стрелковый Ченстоховский ордена Красной Звезды полк); 46-й гвардейский механизированный полк.

   В начале 1955 года 13-я гв. мех. дивизия начала вывод в Венгрию. В 1955 году при расформировании ЦГВ 13-я гвардейская механизированная дивизия была выведена в Прикарпатский военный округ для расформирования. На то время в 38-й армии Прикарпатского военного округа имелась 53-я горнострелковая дивизия (бывшая 318-я горнострелковая дивизия) в городе Мукачево Закарпатской области.

      9 сентября 1955 года 53-я горнострелковая дивизия была переформирована в 39-ю механизированную дивизию. К 16 ноября 1955 года (дата официального расформирования 13-й гвардейской механизированной дивизии) 39-я мехд и 13-я гв. мехд были объединены в 39-ю гв. мехд.

   При этом номера частей остались от 39-й механизированной дивизии, а регалии от 13-й гвардейской механизированной дивизии.

   149-й механизированный полк 39-й механизированной дивизии в городе Мукачево Закарпатской области принял регалии 45-го гвардейского механизированного Ченстоховского ордена Красной Звезды полка.

  

      В период с 6 сентября 1955 г. по 13 сентября 1955 г. на базе 45-го гвардейского Ченстоховского ордена Красной Звезды механизированного полка был сформирован 149-й механизированный Ченстоховский ордена Красной Звезды полк. (Основание: Директива командующего войсками ПрикВО от 6 сентября 1955 г.).



      13 октября 1955 г. 149-й механизированный полк был переименован в 149-й гвардейский механизированный Ченстоховский ордена Красной Звезды полк. (Основание: Директива заместителя Главнокомандующего Сухопутными войсками от 13 октября 1955 г., приказ командира 39-й гвардейской механизированной дивизии от 10 февраля 1956 г.).

     


      В 1956 году 39-я гв. мехд была введена в Венгрию. 15 декабря 1956 года 39-я гв. механизированная дивизия была переформирована в 21-ю гвардейскую танковую дивизию (1-го формирования). 149-й гвардейский механизированный полк 39-й гвардейской механизированной дивизии был передан в состав 128-й гвардейской мотострелковой дивизии (15 ноября 1955 года 128-я гв. горно-стрелковая дивизия перешла на штат 128-й гв. стрелковой дивизии) в качестве 149-го гвардейского мотострелкового полка в городе Мукачёво (основание директива Главкома Сухопутных Войск от 24.11. 1956 г. и приказ командующего 38-й армии от 6. 12. 1956 года). При этом в 128-й гв. стрелковой дивизии был расформирован 319-й гв. стрелковый полк.

  


     23 октября 1956 г. в 23.00 полк был поднят по боевой тревоге и в 1 час 45 мин перешёл советско-венгерскую границу "с целью оказания помощи венгерскому народу в подавлении контрреволюционного мятежа в Венгрии". Совершив марш по маршруту Дебрецен, Сольпок, Цеглед, Кечкемет, Данафельдвар, Капошвар, подавляя контрреволюционные выступления, 1-го ноября 1956 г. 1-й мотострелковый батальон с 2-мя танковыми ротами и зенитной батареей в 23.00 овладел Тасарским аэродромом, на котором находилось 68 боевых самолётов. 3-го ноября полку была поставлена задача разоружить воинские части в районе Капошвар, Тасар, Мерцали, Надьканижа и Надьятад. Штаб полка создал 9 штурмовых групп для разоружения венгерских частей и захвата основных объектов в городах Капошвар и Тасар. В результате внезапных действий в 6.30 4 ноября были захвачены почта, радиостанция, тюрьма (освобождены 63 заключённых коммуниста), склады с боеприпасами и вооружением и разоружены: штабы 17-й стрелковой и 25-й истребительной авиационной дивизий, два арт. полка, стрелковый полк и батальон связи.

   В течение 5-7 ноября 1956 года окончательно разоружены части в гг. Мерцали, Надьканижа и Надьятад.

     Разоружены штабы 17-й стрелковой дивизии, 25-й истребительной авиационной дивизии, два арт. полка, 14-й, 26-й, 29-й стрелковые полки, 42-й танковый полк, 31-й арт. полк, 18-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, 33-й истребительно-противотанковый дивизион, два сапёрных батальона, 12-й отдельный батальон связи и 52-я отдельная разведывательная рота.

     Захвачено:

     самолётов - 68;

     танков - 7;

     САУ - 20;

     орудий- 143;

     миномётов - 46;

     стрелкового оружия - 10520;

     6 складов с вооружением и боеприпасами;

     2 аэродрома.

     

      В 1968 году 128-я гвардейская мотострелковая дивизия в полном составе вводилась в Чехословакию.



     8 мая 1968 г. 149-й гвардейский мотострелковый полк был поднят по боевой тревоге. В течение 8 часов были отмобилизованы 3-я, 6-я, 9-я скадрированные роты за счёт приписного состава Мукачевского района.

      19 августа полк получил задачу на переход границы с ЧССР, совершение марша по маршруту Чоп, Кошице, Зволен, Прьевидзе, Пршеров и овладение районом Пршеров, Кромершичи для "оказания помощи чехословацкому народу в ликвидации контрреволюционных элементов".

      21 августа в 7.00 полк перешёл границу в районе Павлово и 23 августа в 4.00 сосредоточился в районе Пршеров, Кромершичи.

      24 августа в 6.00 полку была поставлена задача захватить аэродром в городе Пршеров, где дислоцировался авиационный полк ЧНА. Внезапными действиями танкового и 2-го мотострелкового батальонов гарнизон аэродрома был блокирован, караулы разоружены, а аэродром захвачен.

   К 10.00 была обеспечена возможность приёма на аэродроме самолётов с личным составом частей и подразделений Советской Армии, а также бортов с техникой и вооружением.

    


     С 1 декабря 1975 г. полк переведён на новый штат со штатной численностью: офицеров - 169; прапорщиков - 84;

      сержантов и солдат - 1469.

     Всего: 1722 человека

       


     В начале января 1980 г. полк перешёл на новый штат стрелковой дивизии типа 'А'. 6 января поступила директива на отмобилизование полка.

     Формирование полка по новому штату началось в городе Мукачево Закарпатской области, где в течение 7-9 января полк был укомплектован личным составом за счёт других соединений и частей округа. После укомплектования полк 3-мя эшелонами совершил марш в город Термез, где получил боевую технику и вооружение. В конце января в полк прибыл танковый батальон с боевой техникой.

     Согласно новому штату полк имел:

     офицеров -181;

     прапорщиков -124;

     сержантов 363;

     солдат- 1530;

     БМП-132;

     танков - 40;

     2С1-18;

     автомобилей - 264.

  


     В середине января 1980 года полк закончил сосредоточение в районе города Термез, где вошел в состав 201-й мотострелковой Гатчинской Краснознаменной дивизии. В составе дивизии полк вошел в Афганистан в конце января 1980 года. 28 января 1980 года передовые подразделения 149-го гвардейского мотострелкового полка прибыли в Кундуз к месту постоянной дислокации.

      Ко 2 февраля 1980 года ввод полка на территорию ДРА был завершен. Полк в составе дивизии вошел в состав 40-й общевойсковой армии и дислоцировался вблизи города Кундуз (в 7 км юго-восточнее города).

      Условное наименование в Афганистане - в/ч п.п. 82869. Во время войны в Афганистане полк был вооружён БМП-1 БМП-2 БРМ-1К и др. техникой, танками Т-62, 122 мм САУ 'Гвоздика'

  


      С 25 февраля 1-й мотострелковый батальон вышел в район Шибарган и приступил к охране химического завода и района расположения советских граждан. 3-й мотострелковый батальон приступил к охране маршрута на участке Пули-Хумри, Саманган, Ташкурган. 2-й мотострелковый батальон и разведывательная рота, сразу заняв место постоянной дислокации, (в районе аэродрома, в 7 км юго-восточнее г. Кундуз) приступили к выполнению боевых задач, поставленных старшим командованием.

     28 февраля 1-й и 3-й мотострелковые батальоны были заменены батальонами 122-го мотострелкового полка и совершили марш по маршруту Ташкурган, Пули-Хумри, Баглан, Кундуз к месту постоянной дислокации 149-го гвардейского мотострелкового полка в районе аэродрома города Кундуз.

  

      Зона ответственности 201-й Гатчинской Краснознаменной мотострелковой дивизии, в которую входил 149-й гв. мсп (наряду с 395-м мсп - ппд Пули-Хумри и 122-м мсп - ппд Ташкурган), была очень обширной. В неё входила вся территория северо-востока и большая часть севера Афганистана. Это семь не самых маленьких провинций: Бадахшан, Саманган, Тахар, Кундуз, Баглан, Балх, Джаузджан - полностью и восьмая провинция Фарьяб - частично. Штаб дивизии находился в районе кундузского аэродрома, между 149-м гв. мсп и медико-санитарным батальоном. Так как противник мирно жить не соглашался, частям и подразделениям дивизии постоянно приходилось вести активные боевые действия по выявлению и уничтожению бандформирований, их учебных баз, потайных складов и схронов с вооружением и боеприпасами на всей территории зоны своей ответственности.



   Специфика решаемых советскими войсками задач, особенности действий мятежников, а также сложные физико-географические и природно-климатические условия Афганистана обусловили применение различных тактических действий. Наиболее характерными из них были рейдовые действия, блокирование и прочесывание местности, засады, а также действия, связанные с охраной и проводкой колонн.

   Основную нагрузку по выполнению вышеперечисленных боевых задач в 201-й мсд несли разведывательные и "рейдовые" подразделения, а также приданные им специалисты (783-й орб, полковые разведроты, рейдовые мотострелковые и горные батальоны, инженерно-саперные роты, артиллерийские корректировщики и авиа наводчики).

   Рейдовые действия или, как называли их советские воины - рейды, по сути, представляли собой сочетание разведывательных и наступательных действий с целью выявления и уничтожения противника на определенном направлении. Они заключались в выдвижении подразделений по определенному маршруту или направлению до назначенного конечного пункта, который находился на глубине нескольких десятков, а то и сотен километров. Решение этой задачи возлагалось на рейдовые отряды, которые, как правило, состояли из одного-двух советских батальонов на боевых машинах пехоты или бронетранспортерах, разведывательного подразделения, саперов и артиллерийских подразделений. Обязательно совместно с советскими действовали афганские подразделения. Рейдовые отряды поддерживались боевыми и транспортно-боевыми вертолетами, а также самолетами фронтовой авиации. Продолжительность одного рейда обычно составляла 3-7 суток. Но если того требовала оперативная обстановка, то рейдовые действия могли значительно пролонгироваться.

   Сложность рейдовых действий заключалась в том, что система разведки 40-й армии зачастую могла обеспечить штабы информацией о противнике лишь в районах, непосредственно примыкающих к пунктам дислокации советских войск. Поэтому основные данные о расположении и деятельности сил оппозиции, ее планах на направлении предстоящего рейда командиры и штабы получали от афганских разведывательных органов. Однако нередко эти данные не в полной мере отражали действительное положение дел. Главной из неточностей было умышленное завышение сил и средств противника. Это делалось для того, чтобы показать, что афганские части по объективным причинам своими силами не могут справиться с неприятелем и поэтому необходимо привлечение советских войск для разгрома его превосходящих сил. Были случаи, когда разведывательные данные оказывались просто ложными. Поэтому перепроверка и уточнение данных о противнике в обязательном порядке осуществлялись силами уже самого рейдового отряда в ходе выполнения боевой задачи. Само же ее выполнение в столь трудных условиях требовало опыта, смекалки и военной хитрости.

   Противник также не был лишен этих качеств. Он стремился различными демонстративными и обманными действиями распылить силы рейдового отряда, заставить их действовать по отдельным разобщенным направлениям без взаимосвязи друг с другом, а затем атаковал из засад.

  


   Некоторым рейдовым и разведывательным подразделениям зачастую приходилось выполнять боевые задачи далеко за пределами, так называемой, своей зоны ответственности. Участвовать в крупных армейских операциях. В качестве примера можно привести 2-й мотострелковый батальон и разведывательную роту 149-го гвардейского мсп, которые участвовали в боевых действиях по всей территории ДРА. От восточных районов Бадахшана (Ишкашим, Бахарак) на северо-востоке - до реки Герируд на северо-западе; от Иранской границы на запад в провинции Герат - до Асмара, вблизи Пакистанской границы, на реке Кунар, одноименной провинции на восток. От всей зоны ответственности 201-й мсд на севере, до таких южных провинций, как Заболь, Гильменд, Пактия. Второй батальон с разведывательной ротой участвовали в большинстве Панджшерских операций, в Кунарской операции 1985 года. Ходил на Хост, участвовали в операции "Магистраль". Не раз 2 мсб побывал в "зеленке" Чарикарской долины. Облазил все горы по обе стороны от Саланга. Побывал в Андарабском ущелье. Также 2 мсб вместе с рр участвовали в боевых действиях в таких Афганских провинциях, как Парван, Бамиан, Вардак, Лагман, Газни, Нангархар, Каписа, Логар, Пактика. За 9 лет этими подразделениями 149-го гв. мсп был пройден весьма достойный и славный боевой путь, как впрочем, и всей частью в целом. Начиная с 1984 года и до февраля 1989-го, 1-й мсб также выполняет функции рейдового подразделения в полном своем составе. До этого 1-я и 3-я мотострелковые роты стояли на заставах, а 2-я мотострелковая рота занималась сопровождением и охраной колонн. С того времени только 3-й мсб продолжает нести службу на стационарных заставах, выполняя значимую и ответственную задачу по охране дороги от Кундуза до Пули-Хумри и прочих важных объектов. При этом 9-я мср стала ротой сопровождения колонн в регулярном режиме.

  


   Одним из основных тактических приемов действий Советских войск в Афганистане - являлся метод блокирования и прочесывания населенных пунктов и прилегающей местности. При умелой организации и грамотном проведении этот тактический прием обеспечивал высокую вероятность уничтожения противника в избранном районе. Однако в условиях ведения душманами партизанской войны с опорой на местное население добиться успеха было весьма не просто.

   Для быстрого и результативного блокирования противника кундузскими гвардейцами нередко применялись вертолетные десанты. В качестве характерного примера можно привести одну из таких типичных операций. Так, с помощью воздушного десанта, был успешно блокирован крупный отряд душманов в районе населенного пункта Ишкамыш, расположенного в 60 км юго-восточнее Кундуза. В этом месте противник создал базу и учебный центр по профессиональной подготовке мятежников. Занятия с обучаемыми моджахедами в основном проводили пакистанские и китайские инструкторы, но встречались среди них также европейцы и американцы. Последние в основном специализировались на подготовке снайперов и саперов-подрывников. Действовавшая там группировка насчитывала более тысячи человек. На вооружении противника имелось порядка 70 гранатометов, 25 пулеметов ДШК, около 50 орудий и минометов. Кроме того, в указанном районе находились склады с оружием, боеприпасами, различным снаряжением и имуществом. С этих мест активно осуществлялся обстрел самолетов при посадке на аэродром Кундуз, осуществлялись нападения на транспортные колонны на дороге Кундуз - Пули-Хумри.

  

   Для уничтожения этих сил было выделено два мотострелковых (1-й и 2-й мсб 149 гв. мсп), отдельный разведывательный батальон (783 орб), отдельная вертолетная эскадрилья и два артиллерийских дивизиона.



  

   Труднодоступный характер местности и хорошо организованная разведка противника не позволяли достичь скрытого выхода наземных подразделений на блокирование. Поэтому  руководивший операцией командир 149 гв. мсп подполковник Акимов Валерий Петрович решил блокировать противника силами тактических воздушных десантов, а затем уничтожить его фронтальным наступлением наземных сил. Хитрость и нестандартность его плана состояла в следующем.

  

   В 7 часов 20 января 1984 года после нанесения авиационного удара в район Фулоли, Кокабулак, Марзек был скрытно высажен тактический воздушный десант в составе разведывательного батальона, а в район 4 км западнее Ишкамыш - десант 2-го мотострелкового батальона. Десанты к месту высадки доставлялись на вертолетах Ми-6, которые обычно использовались для доставки грузов. Противник хорошо знал эту особенность, поэтому не обратил на вертолеты должного внимания. Хитрость удалась. После высадки 2-й мотострелковый батальон под командованием гв. м-ра Крохина В. Д. разгромил противника в опорном пункте Куги и в 3 часа 30 минут, соединившись с подошедшей бронегруппой под командованием и. о. командира 6-й роты гв. старшего лейтенанта Зарифова Р. С., приступил к рейдовым действиям в направлении Апикутан - Бадгузар с целью уничтожения складов с оружием и боеприпасами. Противник, ведя сдерживающие действия, частью сил отошел в горы, частью сил сосредоточился в кишлаке Ишкамыш, где располагался основной учебный центр мятежников.



  

   В это время 1-й мотострелковый батальон под командованием гв. майора Власова А. В., используя успех разведчиков, скрытно подошел к кишлакам Кокабулак и Марзек, внезапным ударом уничтожил противника в этих опорных пунктах и к 13 часам вышел к Ишкамышу с юга. Силы мятежников оказались блокированными с двух сторон. После 10-минутного огневого налета артиллерии оба мотострелковых батальона во взаимодействии с разведывательным батальоном и при поддержке звена боевых вертолетов перешли в атаку и к 15 часам разгромили противника в населенном пункте. Потери мятежников составили более 150 человек убитыми и несколько десятков пленными. Было захвачено большое количество оружия и боеприпасов.



  

   В качестве примера действия из засад, организованных, также с использованием тактического вертолетного десанта, можно привести хитроумную операцию, проведенную в кундузской долине, в междуречье рек Кундуз и Ханабад, неподалеку от кишлака Чимтана. Упоминаемая операция проводилась в конце апреля 1984 года силами 2-го мотострелкового батальона под командованием гвардии майора Крохина Владимира Дмитриевича и разведывательной роты 149-го гвардейского мсп под командованием гвардии старшего лейтенанта Васильева Александра Ивановича. Чтобы выманить и уничтожить крупную и дерзкую банду, создающую большие проблемы, ей была подкинута заманчивая приманка. Через осведомителей запустили дезинформацию о месте и времени прохождения слабо охраняемой колонны с продовольствием и ГСМ, причем, через территорию, контролируемую данной бандой. Чтобы усыпить бдительность басмачей, накануне реальной операции, в соседнем районе была произведена очень убедительная ложная высадка вертолетного десанта. Перед "высадкой" по упомянутому району была проведена стандартная в таких случаях артиллеристская подготовка. Для обеспечения успеха кундузские вертолетчики потрудились на славу и создали видимость того, что все силы, которыми располагал мотострелковый полк, брошены на уничтожение конкурирующей банды из соседнего района. На самом деле, подлинный вертолетный десант был высажен на рассвете в кундузской "зеленке", в непосредственной близости от предполагаемого маршрута выдвижения, так заинтересовавшей наших гвардейцев банды. Ещё накануне душманов "приучили", что этим маршрутом вертолеты возвращаются на базу, после проведенной ими "высадки" в соседнем, более удаленном от пункта дислокации наших частей, районе. Так как вертолеты специально летали на небольшой высоте, максимально используя складки местности, опытным летчикам не составило большого труда высаживать реальный десант на заранее присмотренных ими площадках. Басмачи, как показало время, поверили в ложную высадку и в то, что в нескольких километрах от них, возвращаясь на базу, проходят "вертушки" с пустыми бортами. В результате этого, учитывая грамотно проведенные тактические действия всеми задействованными подразделениями, душманская банда "с разбегу" угодила в ловко расставленные сети. Басмачи были подпущены вплотную, к занявшим позиции подразделениям 2-го мсб и неожиданно для себя закиданы ручными гранатами. Фактор внезапного нападения и моментально полученных серьёзных потерь, привел к панике в рядах душманов. Беспорядочно отстреливаясь, они бросились врассыпную. В азарте боя дело дошло до рукопашной, но морально сломленный противник не смог оказать серьёзного, организованного сопротивления. Большая часть моджахедов, при первой возникшей возможности, попыталась спастись бегством, что привело ещё к большим потерям в их рядах. Разведрота заняла позиции в зарослях довольно крупной "зеленки", на пути наиболее вероятного отхода попавшей в засаду банды. И этот расчет тоже оказался верным. Душманы, рвавшиеся изо всех сил, к спасительным зарослям - встретили свою смерть буквально на самом пороге, предполагаемого ими спасения. Хотя, прямо скажем, не многим басмачам - не более чем двум десяткам, удалось добежать до этой, очередной, встретившей их огнем, засады.

  


   В результате успешно проведенных засадных и блокирующих действий, вышеупомянутыми подразделениями 149-го гв. мсп были уничтожены не менее 180 человек живой силы противника, порядка 20-ти человек сдались в плен. Непосредственно в бою были взяты более двухсот единиц стрелкового оружия.

  


   Ныне многим известен подвиг, совершенный личным составом 4-й кундузской роты. Этому подразделению в мае 1985 года пришлось в одиночку, без обещанной старшим командованием всесторонней поддержки авиации и артиллерии, принять жестокий, неравный 12 часовой бой на высокогорье в провинции Кунар с противником, костяк которого составляли специально подготовленные пакистанские наемники. В том бою, из-за ошибок и просчетов, допущенных старшим командованием, осуществляющим руководство данными боевыми действиями, героически погибли 22 человека из штатного состава 4-й мср, а также приданного ей на усиление личного состава из других подразделений. В дальнейшем, чтобы скрыть свои просчеты, старшее командование попыталось всячески исказить произошедшее, переложив всю вину на командира батальона и погибшего командира роты. Вследствие этого информация о произошедшем выдавалась в сильно искаженном виде, доходя до общего пользования только в санкционированном "сверху" виде. О том, что случилось в реальности, тогда знали только участники и свидетели произошедшего. Одной из главных причин, приведших к столь большим потерям, старшее командование считало то, что военнослужащие подразделения были в основном без бронежилетов и касок. И уже это было, по их мнению, неопровержимой виной всех командиров подразделений в понесенных в бою потерях. Этот "дежурный" аргумент всегда инкриминировался в подобных случаях командирам младшего и среднего звена по всей территории Афганистана. Тем, кто знаком с данной проблемой не понаслышке известно, что при стрельбе из большинства видов оружия, применяемого душманами, тем более с близкого расстояния (из засады) эффективность данных защитных средств почти нулевая.

   К примеру, при стрельбе с 300 метров старенький английский "бур" (винтовка "Lee Enfield") с легкостью пробивал навылет два повешенных друг на друга штатных бронежилета. Зато маневренность и скорость перемещений, от которых во многом зависит жизнь в бою, теряется значительно, тем более, летом и в горах. На той же Кунарской операции во всех задействованных подразделениях народ "пачками сыпался" от тепловых ударов, даже без касок и бронежилетов. О чём в своих мемуарах подробно упоминает генерал армии В. И. Варенников: "Бои в Кунаре и, особенно в ущелье Печдара, в районах н. п. Мена, севернее Асмара, юго-восточнее Нарая приобретали ожесточенный и затяжной характер. Отмечались случаи перехода мятежников в контратаки. Только благодаря мощным и точным ударам авиации и огня артиллерии удалось сломить сопротивление. Противник против нашей авиации применял большое количество зенитных средств, а севернее Асмара - даже первые в то время ракетные комплексы земля - воздух 'Стингер'. Однако у нас было много и других проблем. Май месяц оказался очень жарким. В условиях стопроцентной влажности в районе Джелалабада (в низовьях реки Кунар, откуда начиналась наша операция) температура уже в тени была плюс пятьдесят градусов, а влажность - сто процентов. Нашим ребятам, не привыкшим к высоким температурам, грозили тепловые удары. А откуда взяться тени в голых скальных горах, когда солнце в зените, а ты на вершине? Поэтому такие случаи были не единичны. И это было целой проблемой. Человека не просто надо было спасать, а оказывать немедленную мед. помощь. В таких случаях пострадавшего спускали вниз, делали это как минимум два, а чаще три солдата. Почти бездыханное тело они передавали из рук в руки, поочередно занимая новую, 'ступенькой' ниже, площадку и подхватывая ношу так, чтобы не упустить её в пропасть, да и самому не свалиться. Внизу у реки его раздевали, укладывали на плащ- палатку и отливали водой. Как правило, жертвой солнца становились физически слабо развитые, неупитанные солдаты. Посмотришь на него обнаженного, - одни косточки. Просто беда! Дело еще в том, что в жару многие плохо ели. 'Не лезет и всё!' А тут еще нашу воду медики 'жёстко' хлорировали. В общем, всё было не просто. Я постоянно 'давил' на медиков, чтобы солдатам и офицерам систематически давали аскорбинку, поскольку аскорбиновая кислота является не только витамином С, но и вызывает аппетит. Из всего этого мы делали дополнительные выводы об усилении подготовки наших воинов на полигонах Термеза перед тем, как попадать к нам. Рекомендовалось также на юге и на востоке страны в летнее время, в период с 12 до 16 часов от особо активных боевых действий воздерживаться".

   Естественно речь не идет о ведении боевых действий "на броне", а также в более прохладное время года и прочих подобных вариантах. Конечно же, современные средства защиты гораздо эффективнее, но это уже другая история.

  


   Но больше всего старшему командованию хотелось представить ситуацию так, что батальон, дескать, вообще заблудился и находился в неизвестном даже для себя месте, где и умудрился попасть в засаду. А по причине того, что координат он своих якобы не давал, так как сам не знал, где находится, оказать ему помощь живой силой, артиллерией и авиацией не было никакой возможности. Полный маразм. Чтобы такая ситуация возникла в реальности надо чтобы все офицеры, сержанты и солдаты опытного боевого батальона были, как минимум, слепыми, глухими и немыми одновременно. На самом же деле, напротив, на протяжении всего боя, 4 рота давала истинные координаты своего местонахождения и конкретные координаты целей для работы артиллерии. Но рота не получила ни только огневой поддержки, но и не дождалась даже пристрелочного "дымового". Тем не менее, нашлись "деятели", которые утверждали, что место выхода батальона на задачу находилось значительно дальше, в глубине Печдаринского ущелья и в район кишлака Коньяк, подразделение попало "по своей инициативе", когда заблудилось. Другие военачальники представляли ситуацию таким образом, что в упоминаемом районе горной местности шёл тяжёлый бой и 2-й батальон послали на выручку "обложенным" противником подразделениям. А "кундузцы", пытаясь "срезать" путь, пошли де другим маршрутом и опять-таки угодили в засаду. Поскольку достоверно известно, что в указанный промежуток времени (24-25 мая) никто кроме 2-го мсб 149-го гв. мсп в обсуждаемом районе горной местности в боестолкновении с мятежниками не участвовал. Получается, что кундузский батальон послали на выручку самому себе же и он умудрился вести тяжелые бои, находясь в двух местах одновременно (жалко не договорились до того, что батальон вел бой сам с собой, по аналогии с унтер-офицерской вдовой, которая сама себя высекла). Как-то "невзначай" пропала информация о том, что в районе горного кишлака Коньяк кундузский батальон должен был работать во взаимодействии с двумя другими подразделениями. И эти подразделения должны были блокировать господствующие высоты в районе выполнения батальоном боевой задачи, а также в случае необходимости оказывать ему огневую и всякую другую поддержку. Ко всему прочему, доблестные военачальники постарались сместить время начала боя на более позднее, чтобы значительно сократить время своего бездействия и опять же обвинить батальон, что во время искусственно созданного зазора он занимался неизвестно чем и умудрился отыскать приключений на свою голову. Бой начался приблизительно в 10-30 утра (при всех разночтениях максимальный зазор от 10-15 до 10-40 утра не более). Но вмешалось волевое решение, которое очень устраивало начальников разных категорий и начало боя сместилось в диапазон разночтений от 13-00 до 14-00, то есть минимум на два с половиной часа. Основные потери убитыми и ранеными 4-я рота и приданные ей подразделения понесли именно в первые 2,5-3 часа боя и эти потери повязали роту по рукам и ногам, лишив возможности маневрировать. Такой вот парадокс - бой ещё не начался, а убитых и раненых в подразделении пруд пруди. По-видимому, по причине "слабой памяти" руководители операции напрочь "забыли" и о двух проводниках - сотрудниках ХАДа (афганская госбезопасность), которых сами же придали 4-й роте, чтобы эти хадовцы провели батальон через минные поля противника и вывели к потайным, тщательно замаскированным складам с оружием: "На которых могут быть даже "Стингеры". Причем батальон должен был выдвигаться маршрутом, предложенным афганскими проводниками и утвержденным старшим командованием, что тоже "ненароком" "выпало" из памяти забывчивых руководителей. Где уж тут было вспомнить, что 4-я рота попала в засаду, следуя в гпз батальона, именно "санкционированным сверху" маршрутом "надежных" проводников, которые на деле оказались предателями или двойными агентами, как не назови, суть дела не поменяется. А ведь один из видных советских военачальников, упоминаемых выше, который до этого пользовался полным доверием у всего личного состава 2-го мсб, лично представлял пресловутых проводников кундузскому батальону. Всем присутствующим при этом четко врезалась в память фраза, произнесенная генералом: "Это провереннейшие и надежнейшие люди из ХАДа. Приказываю доверять им, как мне самому". После событий произошедших следом, этих слов не забыть никому, из тех, кто их слышал, как бы этого не хотелось.

  


   Обвиняя кундузских гвардейцев в "тяжких грехах", старшее командование "изгалялось", кто во что горазд, даже не удосужившись договориться о выдвижении единой версии при обвинении. По всей видимости, полагая, что излишне напрягаться ни к чему, "быдло" и так "схавает".

   Да и правду сказать, какой разумной тактической и стратегической мысли можно было ожидать от людей с большими звездами, если они, при "разборе полетов" после боя, абсолютно серьёзно задавали вопрос: "Почему вы не встали и не пошли в штыковую атаку?". А затем, сами же констатировали: "Русской штыковой атаки никто не выдерживал! Если бы, вы, все как один, поднялись, тогда басмачишки испугались бы и разбежались, как тараканы". Самые "рьяные" договорились до того, что "роту разогнали десять бабаев с палками, без всякого оружия" и "испуганные этими бабаями солдаты и офицеры побежали наутек, побросав оружие, раненых и убитых". Подобные высказывания ранили души, выполнивших свой долг воинов, никак не меньше, чем вражеские пули и осколки изранили их тела.

  

   На командира батальона было открыто уголовное дело, которое длилось 9 месяцев - с 3-го июня 1985 года по 28 февраля 1986 года. При этом сами понимаете, на следствие оказывалось всяческое давление, чтобы оно в сжатые сроки сделало "правильные" выводы. Но честные и порядочные люди существовали везде и во все времена. Первый следователь, не желая идти на сделку с совестью, ни проявил особого "усердия", "накопав" по мелочи. А затем протянул дело, как мог, до осени и благополучно заменился в Союз. Второй, принявший дело майора Гайдая от заменившегося следователя, вообще не оправдал надежд руководства, оказавшись ещё более принципиальным, и довел его до логического конца с результатом обратным от ожидаемого "сверху". При ведении дела старший следователь военной прокуратуры майор юстиции Сушинин А. П. во главу угла поставил не интересы старшего командования, а собранные следствием факты, подкрепленные документами и показаниями участников и очевидцев произошедшего, проявив недюжинную активность при сборе необходимой дополнительной информации. К примеру, затребовал и приобщил к делу имевшиеся аэрофотоснимки района боевых действий, а также потребовал провести повторную оперативно-тактическую экспертизу, производство которой было поручено экспертам - старшим офицерам оперативного управления штаба ТУРКВО. (Так как следствием было установлено, что первая оперативно-тактическая экспертиза была проведена на основании заведомо ложных исходных данных). Но даже передернутые факты и искаженная информация, которые были вброшены заинтересованной стороной с началом следствия, не помешали принципиальному следователю, разобравшись во всем, докопаться до реального хода событий и сделать верные, по сути, выводы.



  

   На основании всех собранных неопровержимых фактов следствие пришло к выводу, что к неоправданным потерям привела не "самодеятельность" и некомпетентность командира батальона и героически погибшего ротного. А наоборот, чёткое выполнение ими непродуманных приказов и распоряжений старшего командования, которое, в свою очередь, оставило без какой-либо помощи и поддержки подразделение, отправленное ими же на смерть. О чем следствием и было сделано частное определение, хотя и в максимально мягкой форме. Известное дело, что докопаться до всей правды следователю не позволили бы. (Ведь не зря перед следствием изначально ставили прямо противоположные задачи. Поэтому для следователя гораздо выгоднее было вообще не заморачиваться чужими проблемами, а в пользу карьере прислушаться к мнению, которое настойчиво подсказывали сверху. Так что для своего времени, как, впрочем, для всякого другого в России, следователь, наверное, сделал всё, что от него зависело, раз уж в ущерб себе решился ослушаться всесильного начальства). По понятным причинам, военачальники из касты "неприкасаемых" нигде упомянуты не были.

   В любом случае, надо помнить, что солдаты, сержанты и офицеры 4-й роты выполняли приказы старших начальников, причём даже ценой своей жизни. Но за последовавшими после боя "разборками", кто больше, а кто меньше виноват в том, что подразделение понесло такие потери, о людях совершивших подвиг совершенно забыли. Вернее сказать, их мужество и героизм, имевшие место при выполнении задачи, отправили в небытие, предварительно постаравшись побольше смешать с грязью. Понятное дело, что на старшее командование никто уголовных дел не открывал и оно, как всегда, вышло сухим из воды.

   Поистине, верно сказано, что рукописи не горят. О некоторых характерных моментах фигурирующих в материалах следствия можно получить представление, ознакомившись с копией постановления о прекращении уголовного дела на гвардии майора Гайдая Ивана Владимировича, фрагменты которого выложены в иллюстрациях и приложениях к написанному.

  

   Бой у кишлака Коньяк был очень тяжелым. Но, несмотря на превосходство в занимаемых позициях (из засады), в вооружении, имея значительное численное превосходство (по полученным позже разведданным более 600 человек), моджахеды так и не смогли добиться поставленных перед ними задач или хотя бы, полностью уничтожить стойких кундузских гвардейцев, которые в лучших традициях дедов и отцов смогли перешагнуть через страх перед смертью. Как командир отделения гвардии младший сержант Кузнецов Василий Александрович, который, действуя в головном дозоре, первым обнаружил хорошо замаскированного противника и, сознательно жертвуя собой, в полный рост (чтобы смогли увидеть все), на глазах у изготовившихся к стрельбе душманов, подал условный сигнал об обнаружении засады. Позднее, в ходе боя, тяжелораненый Василий подорвался ручными гранатами, полностью уничтожив вместе с собой группу захвата, пытавшуюся под прикрытием шквального огня соратников, взять его живым. Правда, по мнению военных чиновников из канцелярии высокого штаба подвиг, совершенный В. А. Кузнецовым, устарел. По этой причине ему не было посмертно присвоено звание Герой Советского Союза. Не попал героический сержант под "разнарядку". В штабных головах свои критерии и понятия о подвиге, совершенном ценой собственной жизни.



   Так выглядит одна из страниц в книге общей истории нашего полка, политая, как и многие другие, потом и кровью настоящих героев. Но в отличие от многих других страниц - на этой нашлись те, кто вымазал её грязью интриг и предательств. С чужими всё ясно, тут вопросов нет - гораздо больнее и обиднее, когда предают свои. И эту страницу ни перечеркнуть и ни вырвать - не из памяти, не из сердца.

  


      В 1983-м году 149-й гвардейский мотострелковый полк за образцовое выполнение задач командования и проявленные при этом личным составом части мужество и героизм был награжден орденом Боевого Красного Знамени и стал именоваться - 149-й гвардейский Ченстоховский Краснознаменный ордена Красной Звезды мотострелковый полк.

   Второй орден Боевого Красного Знамени за ратные подвиги на Афганской земле - кундузский мсп получил уже не лично, а в составе СОЕДИНЕНИЯ. 4 мая 1985 года указом Президиума Верховного Совета СССР 201-я Гатчинская Краснознаменная мотострелковая дивизия была награждена вторым орденом Красного Знамени. И поверьте, очень трудно переоценить тот вклад, который внесли в получение этого БОЕВОГО ОРДЕНА гвардейцы 149-го мсп.

  

   Не успев вернуться с одной армейской операции, подразделения гвардейского полка тут же отправлялись на другую. Попутно успевая навести шороху в зоне своей ответственности. Так после Кунарской операции 1985 года полк с июня по август весьма результативно принимал участие в очередной Панджшерской армейской операции. По дороге на Панджшер кундузцы заблокировали и прочесали Южный Баглан с прилегающими кишлаками. В результате, одна, вновь прибывшая с Панджшера, банда была уничтожена практически полностью. Другая банда, из местных, была основательно потрепана и оттеснена в горы. В качестве "приза" был захвачен караван с оружием, боеприпасами и снаряжением. И такой плотный график ведения боевых действий был в порядке вещей постоянно.



  

   Осенью 1985 года была проведена весьма удачная дивизионная операция в горах за Ташкурганом и в районе Мармоля. Были захвачены огромные арсеналы с душманским оружием и боеприпасами. Захваченное оружие пришлось вывозить КАМАЗами, но его было так много, что большую часть оружия и боеприпасов пришлось взорвать вместе с огромными пещерами, в которых находилось это "богатство".

  

   Из знаковых армейских операций 1986 года, в которых 149-му гвардейскому мотострелковому полку пришлось принимать активное и результативное участие, следует упомянуть, как минимум - две.



   Первая - это операция "Маневр", которая проводилась в июне-июле в районе Ханабад - Талукан - Ишкамыш - Нахрин. С целью - в очередной раз ликвидировать базы и учебные центры по профессиональной подготовке мятежников. До этого подобные операции неоднократно проводились в этом районе силами дивизии: в январе 1984, в августе 1984 и в январе 1985. При этом, упомянутые инфраструктуры, каждый раз уничтожались дотла вместе со значительной частью местных и пришлых душманов и "импортных" инструкторов. Каждый раз бралось солидное количество трофейного оружия, противотанковых и противопехотных мин. Но, по аналогии с мифической Гидрой - отрубали одну голову, через некоторое время отрастало две и всё приходилось начинать сначала. На этот раз в очень сложную ситуацию попал 783-й отдельный разведывательный батальон 201-й мсд. Разведчики были десантированы в самом центре душманского укрепрайона. Естественно каждая кочка на местности была хорошо пристреляна противником. Завязался тяжелый многочасовой бой, в результате которого неприятель был повержен. Но и разведывательный батальон, к сожалению, тоже понес большие потери.

   Вторая, проводившаяся в августе - это армейская операция "Западня", также по уничтожению базовых районов бандформирований, находящихся в непосредственной близости от иранской границы в провинции Герат. В этой операции участвовали 1-й и 2-й мотострелковые батальоны, разведывательная и инженерно-саперная роты 149-го гвардейского мотострелкового полка. Следует отметить, что для полка упомянутая операция сложилась весьма нелегко, но тоже очень результативно.

  

       В августе 1986 года была спланирована операция "Гранит". В районе города Кундуз на базе 149-го гвардейского мотострелкового полка 201-й мотострелковой дивизии было решено сформировать по существу муляжный полк из военных строителей 40-й армии и отслужившей свой срок техники и после митинга и фанфар перед объективами кинокамер и фотоаппаратов иностранных корреспондентов "вывести" этот полк на территорию СССР. Целью этого было создать у всей мировой общественности видимость вывода Советских войск из Афганистана. Всячески раздуть этот вывод и его значение для дела мира во всем мире в средствах массовой информации и тем самым показать политику М. С. Горбачёва как миротворческую и полностью готовую к диалогу с Западом. Для этого по всей 40-й армии были собраны военнослужащие из стройбата и из них скомплектованы муляжные полки (танки и артиллерийские системы для этой цели были отправлены из Термеза). В качестве тягачей и машин для перевозки личного состава и тылового имущества использовалась техника, способная кое-как доехать до Термеза. (Правда, заранее покрашенная и более-менее укомплектованная запчастями).



   27 августа 1986 года для этой цели в пункт постоянной дислокации 149-го гв. мсп из Термеза прибыли 119 офицеров. Задействованные в мероприятии, военнослужащие срочной службы с территории Афганистана были передислоцированы ещё ранее. 28 августа 1986 года всех переодели в экспериментальную форму. Командиром муляжного полка был назначен полковник Скородумов Александр Иванович (командиром 149 гв. мсп стал подполковник Косинский А.А.), у которого закончился срок службы в ДРА. Зам. по тылу майор Пикуль, начальник штаба майор Акулов, начальник артиллерии майор Ольгерд Жемайтис (прибыл из Термеза на 2 месяца), командир 1 мсб - майор Остроушко (из Термеза), командир 2 мсб - капитан Никитин (из Термеза), командир 3 мсб - майор Губарь, командир адн капитан Сергей Валентинович Хаба, замполит адн майор Захаров.

     По документам новый полк проходил как 3149-й полк 2201-й дивизии. Полку были переданы 122-мм гаубицы М-30 и 82-мм минометы "Поднос".

   9 сентября 1986 года в полк дополнительно прибыли 200 военных строителей (в 1-й мсб). 10 сентября 23 человека прибыли в артиллерийский дивизион. Условное наименование полка - в/ч п.п. 65290. 6 октября 1986 года полк прибыл в Южный Кундуз. 11 октября состоялась генеральная репетиция, на которой был командующий войсками округа генерал армии Попов. Работали операторы, снимали прохождение торжественным маршем для телевизионного монтажа. Протяженность предстоящего марша составляла 385 километров. Весь маршрут был разбит на три суточных перехода: 1-й - 120 км: Кундуз - Пули-Хумри; 2-й - 190 км: Пули-Хумри - Ташкурган; 3-й - 75 км: Ташкурган - Хайратон и далее Термез.

   С 13 октября началась операция с участием фронтовой авиации по расчистке маршрута. 14-го октября авангард полка выдвинулся по указанному маршруту. В этот же день он прибыл в Пули-Хумри.

   15-го октября передовые подразделения полка продвинулись от Пули-Хумри к Айбаку.

   16-го октября авангард полка прошел Ташкурган. Главные силы муляжного полка к тому времени только вышли из Кундуза.

   20-го октября выводимый ложный полк прибыл в Хайратон. В этот же день в 17.00 его подразделения пересекли границу.

      По прибытию "3149-го мсп" в город Термез Узбекской ССР - там прошел, заранее спланированный, торжественный митинг. После митинга полк направился в район временного расквартирования (на Термезский полигон). Вывод ложного "3149-го мсп" из Афганистана продолжался в общей сложности с 15 по 31 октября 1986 года. 24 октября 1986 года выведенных с территории ДРА солдат и офицеров начали распределять по различным частям.

      Настоящий 149-й гвардейский Ченстоховский Краснознаменный ордена Красной Звезды мотострелковый полк находился в Афганистане до февраля 1989 года.

  


   Осенью 1987 года подразделения полка были задействованы на армейскую операцию "Магистраль". Достойно участвовали в большинстве этапов. Ходили на Хост. Вернулись в пункт постоянной дислокации полка только в январе 1988 года.

  


   За время пребывания в Республике Афганистан воины полка, помимо выполнения штатных боевых задач, образцово выполняли и свой интернациональный долг - охраняя колонны, везущие в города и кишлаки топливо и продовольствие, трубопровод, подающий горючее от границы почти до самого Кабула, коммуникации, извлекли и уничтожили более 3 тысяч душманских мин и фугасов. Многие солдаты, сержанты и офицеры полка были награждены советскими и афганскими орденами и медалями, а командир 6-й мср гвардии старший лейтенант Наби Махмаджанович Акрамов был удостоен звания Героя Советского Союза.

  


      С 1990 года полк дислоцируется в городе Куляб Таджикской ССР.

     В 1992 году в период, когда в Таджикистане шла гражданская война, в полку оставались лишь пятьдесят офицеров и около ста солдат срочников, призванных из этого региона. Был момент, когда оставшийся в строю малочисленный личный состав полка, держал из последних сил оборону, находясь в окопах, вырытых на спортивном городке части. Оперативная обстановка вокруг гарнизона стала совсем критической. В этой сложной ситуации здорово помогли, своевременно прибывшие на подмогу, российские спецназовцы. Позже полк стали комплектовать только российскими контрактниками.

   В конце сентября 1999 года мотострелковый батальон полка принимал участие в совместном учении с батальоном таджикской армии. Участники учения с боевой стрельбой получили твердую оценку "хорошо" и показали приличную боевую выучку и умение действовать в горно-пустынной местности.

      Два офицера полка - гв. лейтенанты Мишин Игорь Анатольевич и Оловаренко Валерий Леонидович посмертно удостоены звания Героя России - за мужество и героизм, проявленные при защите южной границы СНГ. Многие контрактники, прапорщики и офицеры удостоены высоких государственных наград. Сегодня полк решает боевые задачи по прикрытию таджикско-афганской границы: одновременно почти третья часть личного состава - 4 ротные тактические группы (РТГ) - лагерями стоят в горах, вдоль реки Пяндж, готовые в любой момент оказать помощь пограничникам в случае проникновения нарушителей на территорию Таджикистана.

  

   Такова краткая история создания и всех последовавших за этим преобразований, произошедших с нашей гвардейской частью. Сантиметры, метры и километры, пройденного ею, боевого пути, помеченного значимыми вехами. Боевого пути, которым прошло много поколений настоящих мужчин, гордящихся тем, что имели честь служить в столь заслуженной и прославленной части - ныне именуемой, как 149-й гвардейский Ченстоховский Краснознаменный ордена Красной Звезды мотострелковый полк.



    

  


  

     

  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница