История Советского суда



страница1/20
Дата13.11.2016
Размер4.71 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Профессор М. В. Кожевников

История Советского суда


Под редакцией И. Т. Полякова

В написании п. 5 главы второй, п. 2 главы шестой и п. 2 главы восьмой принял участие Д. С. Карев.


Глава первая
Суд в период подготовки и проведения Великой Октябрьской Социалистической революции

(1917 – 1918 гг.)



  1. Слом буржуазно-помещичьего суда в России.

1

Суд, являясь неотъемлемой частью государственного аппарата, характеризуется всеми теми качествами, кото­рые присущи государственной власти, ибо «суд есть орган


власти»1, а «судебная деятельность есть одна из функций государственного управления2.

Суд царской России, как и всякий буржуазный суд; стоял на страже порядков, выгодных и угодных господствовавшим классам — капиталистам и помещикам. Царский суд защищал право частной собственности на орудия и средства производства, на землю, леса, фабрики и заводы, на право эксплоатации трудящихся; он являлся органом подавления эксплоатируемого большинства во имя интересов эксплоататорского меньшинства, органом террористической расправы с политическими противниками ненавистного народу царского режима.

Суд царской России после судебной реформы 1864 г. формально был построен на буржуазно-демократических принципах судоустройства: «независимость» судей от правительства, участие присяжных заседателей в суде, гласность, состязательность процесса и т. д. Но все эти и им подобные принципы организации буржуазного суда направлены к одной цели: скрыть классовую природу суда, представить его надклассовой организацией, «дока­зать», будто суд защищает интересы всех безотносительно


  1. Ленин, Соч., изд. 3-е, т. XXI, стр. 24.

  2. Ленин, Соч., изд. 3-е, т. XXII, стр. 460.

5

к их классовой принадлежности, имущественному и социальному положению. Однако подлинной независимости судей нет и не может быть в буржуазных государствах. Суд царской России также находился в полной зависи­мости от правительства.

Все же по сравнению с дореформенным судом, отра­жавшим неприкрытые крепостнические отношения, Судеб­ные уставы 1864 года были известным шагом вперед по пути приспособления правосудия к требованиям буржуаз­ного демократизма. Был введен суд присяжных. Хотя при­сяжные заседатели не избирались, а отбирались особыми комиссиями из чиновников и отнюдь не выражали инте­ресов народа, тем не менее суд присяжных был наиболее демократической формой суда, которая только могла су­ществовать в условиях капиталистического общества.

Судебная реформа 1864 г. оказалась очень недолго­вечной. Немедленно же после введения новых судов на­чалась ликвидация тех немногих прогрессивных начал, на которых они были построены. Например, из ведения суда присяжных были изъяты дела о политических и должност­ных преступлениях, о так называемых «религиозных пре­ступлениях» и ряд других дел, решать которые царское правительство могло доверить только назначаемым им «независимым» судьям-чиновникам. В. И. Ленин в 1901 г. писал: «...сужение компетенции суда присяжных и огра­ничение гласности тянутся красной нитью через всю поре­форменную историю России, причем реакционный ха­рактер «пореформенной» эпохи обнаруживается н а другой же день после вступления в силу закона 1864 года, преобразовавшего нашу «судебную часть» '.

«...правительство Александра III, — писал тогда же Ленин, — вступив в беспощадную борьбу со всеми и вся­ческими стремлениями общества к свободе и самостоя­тельности, очень скоро признало опасным суд присяжных. Реакционная печать объявила суд присяжных «судом улицы» и открыла против него травлю... Суд улицы ценен именно тем, что он вносит живую струю в тот дух кан­целярского формализма, которым насквозь пропитаны паши правительственные учреждения» 2.

Как известно, в царской России все судьи, кроме ми­ровых судей в крупнейших городах и уездах, не изби-



1Ленин, Соч., изд. 4-е, т. 4, стр. 369.

2Т а м же, стр. 368—369.

6

рались, а назначались. Окружной суд и судебные палаты комплектовались преимущественно чиновниками из дворян и буржуазии, а сенат, как высший суд, состоял исключи­тельно из дворян.



Мировые судьи, там где они избирались, избирались не населением, а уездными земскими собраниями и город­скими думами; первые состояли из помещиков и кулаков,
вторые — из фабрикантов, купцов, домовладельцев. В по­давляющем большинстве городов судьи и первой инстан­ции, так называемые городские судьи, назначались министерством юстиции, а за пределами городских поселений судебные функции выполняли земские начальники, соединявшие в своих руках судебную и административную власть над крестьянством. Земские начальники назнача­лись исключительно из среды дворян-помещиков. В сель­ских местностях действовали волостные суды, состояв­шие, главным образом, из кулаков. Но и эти суды находи­лись под бдительным надзором земских начальников. На окраинах, находившихся под тяжелым гнетом царизма и буржуазии, суды были приспособлены к задачам пря­мого национального и классового угнетения. Судьи под­бирались из неразборчивых в средствах чиновников, обо­гащающихся на окраинах взяточничеством, а также из местных баев, беков и других эксплоататорских элемен­тов. Эти суды безнаказанно творили самые гнусные без­закония в отношении трудящихся.

В колониях царской России действовали как государ­ственные суды, так и местные национальные, находив­шиеся в руках ханов, султанов и баев. Как те, так и дру­гие являлись орудием эксплоататорских классов.

Все это говорит о том, что судьи царской России подбирались из верных царизму людей, способных осуществлять «правосудие» в интересах буржуазии и помещиков. Но и при таком классово подобранном составе судей царское правительство часто прибегало к внесудебной расправе. «Правосудие» сбрасывает с себя маску бес­пристрастия и возвышенности и обращается в бегство, предоставляя поле действия полиции, жандармам и каза­кам», — писал В. И. Ленин '.

Примерами этому могут служить массовые расстрелы рабочих демонстраций, зверские карательные экспедиции при подавлении революции 1905 года. Ленский расстрел

Ленин, Соч., изд. 4-е, т. 5, стр. 16

7

рабочих, еврейские погромы, организованные и проводив­шиеся при поддержке правительственных органов, и т. д. Таково было «правосудие» в царской России. Этот суд защищал порядок, выгодный только имущим классам. Он со всей беспощадностью обрушивался на своих политических противников и на тех, кто даже в самой малой степени покушался на частную собственность, оставляя, как правило, безнаказанными крупных жуликов — представителей господствующего класса.



В статье «Каторжные правила и каторжный приговор» Ленин ярко показал, классовую сущность суда царской России. Он писал: «Для суда выхватили тех, в ком подо­зревали политических врагов. Сыскная полиция предста­вила списки. А полицейские, разумеется, «удостоверили», что эти лица были в толпе и бросали камни и выделялись среди других. Судом прикрыли вторичный (после побои­ща) акт политической мести. И подло прикрыли: о политике упомянули для отягощения вины, но политической обстановки всего происшествия разъяснить не позволили... Обвинение было подтасовано: полиция приказала судьям разбирать лишь одну сторону дела» '.

Такое построение суда и его деятельность вытекали из режима, существовавшего в царской России.

Товарищ Сталин в докладе к 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, сделанном 6 ноября 1941 г., касаясь вопроса о том, кто такие «наци­онал-социалисты», указывал: «По сути дела гитлеровский режим является копией того реакционного режима, ко­торый существовал в России при царизме. Известно, что гитлеровцы так же охотно попирают права рабочих, права интеллигенции и права народов, как попирал их царский режим, что они так же охотно устраивают средневековые еврейские погромы, как устраивал их царский режим» 2.

После свержения царского режима в феврале 1917 г. эксплоататорские, ненавистные народу суды не были в корне преобразованы.

Такой задачи временное буржуазное правительство и не ставило, так как и оно защищало порядки, выгодные и угодные эксплоататорским классам.

1 Ленин, Соч., изд. 4-е, т. 5, стр. 227.

2 И. Сталин, О Великой Отечественной войне Советского Союза, 1946, стр. 26.
8

5 мая 1917 г. при министерстве юстиции состоялось со­вещание старших председателей судебных палат, проку­роров палат, обер-прокуроров сената и представителей со­вета присяжных поверенных. Совещание было посвящено обсуждению вопроса об отмене судейской несменяемости, т. е. о смене судей, подобранных и назначенных царским правительством. Большинство участников совещания категорически возражало против «посягательства» на судейскую несменяемость, лицемерно ссылаясь на «свя­щенность» этого института '.

Такой взгляд царских чиновников, из которых в ос­новном состояло совещание, вполне понятен. Стремление сохранить все старое, в лучшем случае ограничиться ис­правлением того, что было внесено в Судебные уставы после 1864 г., мы находим и в различных высказываниях.

Профессор Б. А. Кистяковский, выступая вскоре после свержения царизма на собрании Московского юри­дического общества, говорил: «Прежнее государственное устройство России прекратило свое существование, но государство продолжает существовать. Прежде всего ос­тался, существует и действует правопорядок, направляю­щий деятельность государственных учреждений и регули­рующий отношения между ними и гражданами и граждан между собой... Основной принцип всякого правопорядка заключается в том, что правовая норма действует до тех пор, пока она не отменена новой нормой. Непрерывность правопорядка, которая до сих пор соблю­далась, должна охраняться и в будущем» (разрядка моя. — М. К.) 2.

В соответствии с такими целями и задачами Времен­ное правительство и проводило «реформу» старого, до конца прогнившего царского суда.

Был упразднен верховный уголовный суд и особые присутствия правительственного сената, судебных палат и окружных судов с участием сословных представителей 3.


Было установлено, что при рассмотрении дел в особых присутствиях сената и судебной палаты о государствен­ных преступлениях и преступлениях по должности сослов­ные представители должны заменяться присяжными за­седателями 4.

1 «Вестник Временного правительства», 1917, № 72.

2 «Юридический вестник», 1917 кн. XVII ,(1), стр. 8 и 10.

3 «Вестник права», 1917, № 10—11, стр. 247.

4 «Вестник права», 1917, № 18, стр. 378.
9

Временное правительство ввело в действие закон цар­ского правительства от 15 июня 1912 г. о преобразовании местного суда в тех местах, где он еще не был введен. Однако мировые судьи попрежнему подлежали избранию уездными земскими собраниями и городскими думами по принадлежности.

Временное правительство установило правило, по кото­рому для назначения на должности по судебному ведом­ству необходимо было прослужить в судебном ведомстве или состоять в звании присяжного поверенного: для долж­ности члена окружного суда — 4 года; для должности председателя, товарища председателя окружного суда, а также члена палаты — 6 лет; для должности председателя судебной палаты — 8 лет; для должности сенатора — 10 лет1.

Требование среднего образования или практического стажа от кандидатов в мировые судьи, а также высшего юридического образования и длительного стажа практи­ческой работы в судебном ведомстве от кандидатов для занятия высших судейских должностей фактически де­лало недоступными эти должности для рабочих и кре­стьян и оставляло судебный аппарат в руках старых цар­ских чиновников.

В области военной юстиции Временное правительство под давлением солдатских масс отменило военно-полевые суды (закон 13 марта 1917 г.), но зато создало ускоренные военно- «революционные» суды, которые по сути дела ни­чем не отличались от царских военно-полевых судов. Кроме того, для случаев, «когда обвиняемый захвачен на месте преступления, которое является очевидным, и когда по важности и обстоятельствам дела возникает надоб­ность в безотлагательном его рассмотрении», в военно-окружных и военно-корпусных судах был установлен ускоренный порядок производства. Такое положение вле­кло за собой лишение подсудимых даже самых элемен­тарных гарантий от произвола суда. Если к этому доба­вить, что Керенский по соглашению с Корниловым и Савинковым вновь ввел смертную казнь (июнь 1917 г.), то будет очевидным, что фактически никакой отмены воен­но-полевых судов не было; остались те же военно-поле­вые суды, действовавшие только под другим названием.

1 СУ Временного правительства 1917 г. № 69 ст. 390 и № 100, ст. 557.

10

Контрреволюционное буржуазно-помещичье правительство, ведя борьбу с революционным движением, поставило себе на службу и суд. Этому соответствовала и «реформа» суда, проведенная Временным правительством.



В. И. Ленин, еще находясь за границей, 11 (24) марта 1917 г. писал из Цюриха в своих «Письмах издалека»:

«Нам нужно государство, но не такое, какое нужно буржуазии, с отделенными от народа и противопоставля­емыми народу органами власти в виде полиции, армии, бюрократии (чиновничества). Все буржуазные революции только усовершенствовали эту государственную ма­шину, только передавали ее из рук одной партии в руки другой партии.

Пролетариат же, если он хочет отстоять завоевания данной революции и пойти дальше, завоевать мир, хлеб и свободу, должен «разбить», выражаясь словами Маркса, эту «готовую» государственную машину и заменить ее новой, сливая полицию, армию и бюрократию с поголовно вооруженным народом. Идя по пути, указанному опытом Парижской Коммуны 1871 года и русской революции 1905 года, пролетариат должен организовать и вооружить все беднейшие, эксплуатируемые части населения, чтобы они с а. м и взяли непосредственно в свои руки органы государствен­ной власти, сами составили учреждения этой власти.

И рабочие России уже во время первого этапа пер­вой революции, в феврале — марте 1917 года вступили на этот путь. Вся задача теперь в том, чтобы ясно понять, каков этот новый путь, — в том, чтобы смело, твердо и упорно идти по нему дальше.

Англо-французские и русские капиталисты хотели «только» сместить или даже «попугать» Николая II, оста­вив неприкосновенною старую государственную машину, полицию, армию, чиновничество.

Рабочие пошли дальше и разбили ее. И теперь не только англо-французские, но и немецкие капиталисты воют от злобы и ужаса, видя, например, как русские солдаты расстреливали своих офицеров, хотя бы сторонника Гучкова и Милюкова адмирала Непенина.

Я сказал, что рабочие разбили ее, старую государст­венную машину. Точнее: начали разбивать ее» '.

1 Ленин, Соч., изд. 3-е, т. XX, стр. 35-36

11

Трудящиеся массы не могли, конечно, довольство­ваться судебной «реформой» Временного Правительства. На местах иногда возникали суды, не укладывавшиеся в установленные Временным правительством рамки. Однако Временное правительство своим постановлением от 5 июня «О временном устройстве временного суда» предложило «все судебные установления, образованные населением по своему почину, упразднить».



Все это показывает, что в основном суд царской Рос­сии в период февраля — октября 1917 г. остался по своим целям и задачам в полной неприкосновенности.

«Суд был в капиталистическом обществе, — писал В. И. Ленин, — преимущественно аппаратом угнетения, аппаратом буржуазной эксплуатации. Поэтому безуслов­ной обязанностью пролетарской революции было не ре­формировать судебные учреждения (этой задачей ограничивались кадеты и их отголоски меньшевики и правые эсеры), — а совершенно уничтожить, смести до основания весь старый суд и его аппарат. Эту необходимую за­дачу Октябрьская революция выполнила, и выполнила успешно» 1.

II. Опыт Парижской Коммуны в организации нового пролетарского суда

. ' В книге «Государство и революция» Ленин писал: «Маркс, однако, не только восторгался героизмом «штур­мовавших небо», по его выражению, коммунаров. В мас­совом революционном движении, хотя оно и не достигло цели, он видел громадной важности исторический опыт, известный шаг вперед всемирной пролетарской революции, практический шаг, более важный,' чем сотни программ и рассуждений. Анализировать этот опыт, извлечь из него уроки тактики, пересмотреть на основании его свою тео­рию — вот как поставил свою задачу Маркс» 2.

Нет сомнения, что пролетариат России, взяв власть в свои руки, должен был учесть этот опыт и использовать его и при строительстве судебных органов. Анализируя опыт Парижской Коммуны в области судебного строитель­ства, он мог извлечь следующие уроки.

Парижская Коммуна, вместо того чтобы сразу уничто-



1 Ленин, Соч., изд. 3-е, т. XXII, стр. 424. 'Ленин, Соч., изд. 3-е, т. XXI, стр. 393—394.

12

жить старый судебный аппарат и привлечь к работе в суде трудящихся, сохранила судей старого режима, заклятых и самых фанатических защитников старого строя, предла­гая им применять новые принципы, внесенные в законода­тельство 18 марта. Эти судьи проводили саботаж или убе­гали в Версаль, в лагерь контрреволюционного правитель­ства. Следовательно, первый урок, который должен был извлечь пролетариат России, это — немедленно после взятия в свои руки власти уничтожить старый суд и дру­гие органы юстиции и приступить к созданию нового, про­летарского суда, поставить судьями не старых продажных чиновников, а рабочих и крестьян, до конца преданных делу пролетарской революции.



Парижская Коммуна, провозгласив в качестве общего правила выборность судей на основе прямых демократи­ческих выборов, сделала лишь робкую попытку к прове­дению выборов по классовому принципу, к тому же только в специальный суд.

Такое отступление от провозглашенного ею принципа Парижская Коммуна объясняла невозможностью частого обращения ко всему гражданскому населению с предло­жением выбирать судей в различные суды (в мировые, коммерческие, суды по гражданским и уголовным делам, обвинительные жюри). Поэтому Коммуна провела выборы присяжных только в «Обвинительное жюри», и при этом лишь гражданами, состоявшими в национальной гвардии, полагая, что проведение выборов делегатами националь­ной гвардии (наиболее интеллигентными и преданными делу Коммуны гражданами) обеспечит успех суду при­сяжных '.

Отступлением от выборов судей всем населением Па­рижа было и то, что Коммуна в связи с саботажем старых судей и невозможностью осуществить выборы в условиях жестокой революционной борьбы, провела по ряду су­дебных округов не выборы, а назначения — вначале Исполнительной комиссией Коммуны, а позднее Комите­том общественного спасения. Следует признать, что эти отступления от проведения выборов всеобщим голосова­нием были в условиях острой классовой борьбы наиболее правильными, обеспечивавшими в новом суде интересы трудящихся масс.

Следовательно, второй урок, который можно было из-

«Протоколы Парижской Коммуны», 1933, стр. 192.

13

влечь из опыта Парижской Коммуны, это необходимость выборов членов пролетарского суда только трудящимися и только из числа трудящихся; проведение всеобщего избирательного закона могло быть осуществлено лишь с ликвидацией враждебных классов.



Парижская Коммуна проявила недопустимую мягкость к врагам народа — к контрреволюционным элементам, шпионам, вредителям, саботажникам и подлым клеветни­кам-газетчикам. Хотя в ответ на проводившийся версальцами белый террор в отношении коммунаров Парижская Коммуна и провозгласила тройной террор, но фактически она проводила его в самой слабой степени.

В связи со зверствами версальцев и убийствами взятых в плен коммунаров Парижская Коммуна приняла декрет «О привлечении к суду всех сообщников Версальского правительства и о заложниках». В этом декрете, в частности, устанавливалось: всякое лицо, обвиняемое в сообщничестве с версальским правительством, будет немедленно отдано под суд и заключено в тюрьму; в течение 24 часов создается суд присяжных для разбора преступлений, пере­данных на его рассмотрение; все обвиняемые, задержан­ные по постановлению суда, являются заложниками па­рижского народа; казнь каждого военнопленного или сторонника законного правительства Парижской Ком­муны немедленно влечет за собой казнь тройного числа заложников '.

Приняв этот чрезвычайный декрет, Парижская Ком­муна не приступила к его исполнению с достаточной ре­шительностью.

Версальцы убивали и расстреливали пленных коммуна­ров десятками и сотнями, а Парижская Коммуна, вопреки декларированному ею положению и то лишь в последние дни своего существования, расстреляла всего несколько десятков контрреволюционеров.

Парижская Коммуна, провозгласив принцип сочетания подавления с воспитанием, неправильно осуществляла этот принцип как в дальнейшем законодательстве, так и особенно в практике. Неправильность заключалась в том, что меры «воспитания» были распространены и на врагов революции, в то время как в отношении их могла быть только одна мера — беспощадное подавление.

Ленин, оценивая деятельность Парижской Коммуны,



1 «Протоколы Парижской Коммуны», стр. 56.

14

писал: «Надо было истреблять своих врагов, а он (проле­тариат. — М. К.) старался морально повлиять на них» '. Следовательно, третий, основной урок, который выте­кал из опыта Парижской Коммуны, это — необходимость беспощадной борьбы с врагами пролетарской революции.



III. Контрреволюционный саботаж судейских чиновников

В записке от 6—7 (19—20) декабря 1917 г. Ф. Э. Дзер­жинскому о мерах борьбы с контрреволюцией В. И. Ленин писал: «Буржуазия, помещики и все богатые классы на­прягают отчаянные усилия для подрыва революции, ко­торая должна обеспечить интересы рабочих, трудящихся и эксплуатируемых масс.

Буржуазия идет на злейшие преступления, подкупая отбросы общества и опустившиеся элементы, спаивая их для целей погромов. Сторонники буржуазии, особенно из высших служащих, из банковых чиновников и т. п., сабо­тируют работу, организуют стачки, чтобы подорвать пра­вительство в его мерах, направленных к осуществлению социалистических преобразований. Доходит дело даже до саботажа продовольственной работы, грозящего голодом миллионам людей» 2.

Активное участие в контрреволюционном саботаже приняли как судебно-прокурорские чиновники, так и ад­вокаты.

Судейские чиновники Московского окружного суда, собравшись 11 ноября 1917 г. в бывшем здании этого суда, разрушенном в дни московских боев .между рабо­чими и юнкерами, приняли решение: «продолжать свою государственную работу, руководствуясь и впредь лишь законодательными нормами, обнародованными правитель­ствующим сенатом в установленном порядке, и законными решениями полномочной центральной власти, и потому только вследствие произведенного погрома, препятствую­щего немедленно приступить к занятиям, Московский ок­ружной суд в общем собрании, согласно заключению про­курора суда, сего 11 ноября 1917 г. постановил: временно, впредь до приведения в порядок всего делопроизводства, приостановить занятия в здании суда, за исключением за­нятия административного суда по делам о выборах в

1 Ленин, Соч., изд. 4-е, т. 13, стр. 438.

2 «Документы по истории гражданской войны в СССР», 1940, Т. I, стр. 28.

15

Учредительное собрание. Следствие о разгроме здания судебных установлений поручить судебному следователю по важнейшим делам Д. И. Резникову с правом коопти­рования шести человек» '.



О саботаже старых судей, прокуроров, следователей, адвокатов поступали сообщения и из ряда других мест: Омска, Смоленска, Иркутска, Оренбурга и др.

Например, представитель Западной Сибири и Степного края на 1-м Всероссийском съезде губернских и област­ных комиссаров юстиции говорил: «У нас в Омске сейчас же после Октябрьской революции местная маги­стратура, прокуратура и адвокатура определили свою позицию по отношению к Советской власти: они отнеслись к ней отрицательно и враждебно» 2.

26 ноября 1917 г. петроградская адвокатура постано­вила признать декрет о суде № 1, «как исходящий от организации, не признаваемой за власть страной, не име­ющим силы закона; члены адвокатуры должны продол­жать свою профессиональную деятельность до приоста­новления насилием деятельности суда» 3.

3 декабря 1917 г. московская адвокатура также поста­новила продолжать деятельность адвокатуры «на нача­лах, установленных для сословия присяжных поверенных и их помощников Судебными уставами 1864 года и уза­конениями, опубликованными в установленном порядке» 4.

16 декабря того же года адвокаты Смоленска также решили продолжать работу, не считаясь с декретами и по­становлениями Советской власти... «В случае же приме­нения силы прекратить всякую работу, уйти из суда и не входить с Советской властью в какие-либо переговоры о способах и времени учета и передачи дел, не облегчать ее деятельности своим опытом и трудом канцелярии» 5.

Подобные же контрреволюционные решения были при­няты прежними судьями, прокурорами и адвокатами не­которых других мест. Эти решения лишний раз выявили классовую природу царского судебно-прокурорского аппарата и старой адвокатуры.



1 «Русские ведомости», 12 ноября 1917 г.

2 «Материалы Народного комиссариата юстиции РСФСР» —1918, вып. 1, стр. 19.

3 «Русские ведомости» от 24 ноября 1917 г.

4 «Русские ведомости», от 3 декабря 1917 г.

5 «Смоленский вестник» от 30 декабря 1917 г.

16

Советская власть со всей решительностью приступила к ликвидации царских судебно-прокурорских учреждений. Уполномоченный следственной комиссии петроградского Военно-революционного комитета 29 ноября 1917 г. за­крыл правительствующий сенат, главный военный суд с военно-прокурорским надзором, военными следователями и петроградский коммерческий суд '. Петроградский ок­ружной суд был закрыт в ночь на 30 ноября 1917 г. Ко­миссар, которому это было поручено, явился с несколь­кими вооруженными солдатами в здание окружного суда и объявил, что по уполномочию Рабоче-крестьянского пра­вительства он берет дальнейшее управление окружного суда на себя. Он созвал собрание младших сотрудников и распределил между ними обязанности, затем вызвал по­весткой судей и прокуроров и потребовал от них сдачи дел и денег. Часть из них явилась добровольно, к другой же части пришлось применить меры принуждения.



Саботаж судебно-прокурорских чиновников и адвокатов принял широкие размеры и продолжался довольно долго. В половине 1918 г. из 65 членов магистратуры ви-тебского окружного суда оставалось работать в народном суде 5 человек, а из 35 присяжных поверенных — один 2.

Саботаж проявляли и сотрудники министерства юсти­ции. Народный комиссар юстиции приказом от 22 ноября 1917 г. уволил со службы без права на пенсию не явив­шихся на работу всех чиновников центрального управле­ния министерства юстиции до VIII класса включительно, в том числе четырех товарищей министра юстиции, трех директоров и вице-директоров департаментов 3.

Некоторые из старых судей, прокуроров и адвокатов прямо перешли в лагерь контрреволюции, участвуя в мя­тежах против Советской власти. Академик А. Я. Вышин- ский писал: «Совершенно закономерно поэтому и то обстоятельство, что адвокатское сословие дореволюционной России, тесно связавшее свою судьбу с российской бур­жуазией, оказалось в одних рядах с буржуазной контрре­волюцией — корниловцами и колчаковцами, пытавшимися на деньги и при помощи иностранных -интервентов сверг-

1 «Документы Великой пролетарской резолюции» 1938, т. I, стр. 321.

2 «Известия ЦИК» от 27 августа 1918 г.»№ 1 84/448.

3 Центральный архив Октябрьской революции. Фонд 130, опись 6, дело 28, стр. 50 – 51.

17

нуть Советскую власть и восстановить в стране советов власть капиталистов» '. Эта характеристика старой адво­катуры может быть целиком отнесена и к бывшим судьям царского и Временного правительств.



Таким образом, старый судейский аппарат царской России не мог быть использован победившим пролетариа­том. Молодому советскому государству нужно было соз­давать заново свои революционные суды, поставить судь­ями людей, преданных Советской власти.

Товарищ Сталин, подводя итоги первого периода Ве­ликой Октябрьской социалистической революции, от­мечал:

«С точки зрения внутреннего положения этот период можно охарактеризовать, как период разрушения старого мира в России, как период разрушения всего аппарата старой буржуазной власти.

Мы теоретически знали, — указывал далее товарищ Сталин, — что пролетариат не может взять просто старую государственную машину и пустить ее в ход. Это наше теоретическое положение, данное Марксом, целиком под­твердилось на фактах, когда мы встретились с целой полосой саботажа со стороны царских чиновников, слу­жащих и некоторой части верхушки пролетариата, — по­лосой, полной дезорганизации государственной власти» 2.

IV. Организация первых судов пролетарской диктатуры по инициативе масс

Ленин призывал массы брать власть в свои руки, не ожидая указаний сверху, и одновременно предупреждал о необходимости соблюдать при этом строжайшую дисцип­лину и революционный порядок.

Еще в мае 1917 г. Ленин говорил о необходимости про­летарской организованности: «... вот что является нашим лозунгом теперь и еще больше будет нашим лозунгом и требованием, когда пролетариат будет у власти».

Ленин указывал, что организаторы из народа нужны будут «в деле налаживания повсюду строжайшего по­рядка, величайшей экономии человеческого труда, стро­жайшей товарищеской дисциплины» 3.

1 А. Вышинский, Судоустройство в СССР, 1940, стр. 333.

2 И. В. Сталин, Соч., т. 4, стр. 384.

3 Ленин, Соч., изд. 3-е, т. XX, стр. 380.

18

Первый законодательный акт Советской власти о суде — декрет № 1 — был принят 23 ноября 1917 г., т. е. спустя почти месяц после Великой Октябрьской социали­стической революции. На местах, особенно в отдаленных районах, декрет стал известен значительно позднее. Но еще до его издания в Петрограде, Кронштадте, Москве, Смоленске, Саратове, в губерниях — Ярославской, Твер­ской, Пензенской, Новгородской, Уфимской, Оренбург­ской, Олонецкой, на Кубани, Украине, в Сибири и в некоторых других местах, по почину местных советов, соз­давались суды под различными наименованиями: рево­люционные народные суды, следственные комиссии (с функциями суда), суды общественной совести и др. Из­вестно, например, что уже 6—7 ноября 1917 г. в Петро­граде был организован народный суд Выборгского района.



До получения на местах первого декрета о суде мест­ные органы Советской власти пошли по пути упразднения старого буржуазно-помещичьего суда и создавали новые суды — в основном на тех же принципах, на которых впоследствии был построен этот декрет.

Вновь организованные суды обычно избирались на ко­роткий срок Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Повсеместно суды создавались на нача­лах коллегиальности: один постоянный судья и несколько переменных судей-заседателей; народным заседателям в решении дел отводилось главное место, а постоянный судья, если это был юрист, являлся как бы консультантом в области права.

В некоторых местах были учреждены только револю­ционные трибуналы, которые рассматривали все дела — как уголовные, так и гражданские. Такие суды создава­лись даже в некоторых волостях.

Состав суда был довольно пестрый. Например, в Пет­рограде суд Выборгского района состоял из 5 человек, избранных от районного совета, профессионального союза, совета домовых комитетов, фабрично-заводских комите­тов и других организаций. «Суд общественной совести» в Кронштадте состоял из судей, избранных местным сове­том, комитетом партии большевиков, бюро профессиональ­ных советов, союзом крестьянских депутатов и другими; в состав суда входили также трое местных судей. В Мо­скве дела рассматривались судебно-следственной комис-

19

сией Военно-революционного комитета. В Кузнецком уезде (Сибирь) постановлением уездного комиссариата от 28 января 1918 г. были учреждены «временные револю­ционные суды» в составе местных судей и четырех выбор­ных членов (от городского населения, рабочих, крестьян, солдат). В Новгородской губернии были учреждены вре­менные революционные суды в составе трех постоянных судей и девяти заседателей; как местные судьи, так и заседатели избирались советами. В Тверской губернии к организации судебно-следственных комиссий на местах было приступлено тотчас же после Октябрьской революции; эти комиссии создавались под самыми различными наименованиями и с самыми различными функциями (следственные, судебные, административные) '. В Сара­тове революционный суд был учрежден в составе шести отделений, действовавших на территории милицейских участков; в каждом отделении имелся один постоянный судья, назначавшийся исполнительным комитетом, и три заседателя, избиравшиеся общим собранием судей из числа членов профсоюза и распределенных по отделениям революционного суда по жребию 2. В Камышинском сель­ском совете был образован суд в составе шести человек, избиравшихся сельским советом и утверждавшихся об­щим собранием всех граждан данного сельского обще­ства. В Западной области до издания декрета о суде № 1 были учреждены революционные трибуналы, военно-рево­люционные суды и народно-административные суды3. В Воронежской губернии как уголовные, так и граждан­ские дела в некоторых сельских местностях разрешались на крестьянских сходах, а иногда волостными советами; комиссариату юстиции Воронежской губернии приходи­лось вести борьбу с волостными советами и сходами, выносившими по общеуголовным и гражданским делам «судебные приговоры», которые иногда немедленно при­водились в исполнение4.



Какой же процессуальный порядок был введен при рассмотрении дел в этих первых судах, образованных до

1 См. «Материалы Народного комиссариата юстиции РСФСР», вып. III, 1918, стр. 85.

2 См. «Известия Районного Исполнительного Комитета саратов­ского Совета рабочих и крестьянских депутатов» 1918, № 110.

3 ЦАОР, ф. 353, оп. 10, дело 39, стр. 7.

4 «Пролетарская революция и право», 1918, № 7, стр. 70.

20

издания центральной властью процессуальных правил? О деятельности суда Выборгского района Петрограда имеется статья, из которой видно, что порядок рассмотре­ния дел был установлен такой: зачитывался протокол следственной комиссии районного совета, после чего все присутствовавшие могли задавать вопросы; каждый, по­желавший того, мог высказываться в качестве обвини­теля или защитника '.



Как видно из «Материалов НКЮ РСФСР» за 1918 г., первые советские суды решали дела, руководствуясь ре­волюционной совестью и революционным правосознанием. Приговоры они выносили, не ограничивая себя за­конами свергнутых правительств; к старым законам судьи обращались как к необязательному для себя руководству. Обвиняемый мог поручать защиту своих интересов дове­ренным лицам как в период предварительного расследования, так и на суде 2.

Наряду с тем, что на местах по инициативе масс ор­ганизовались еще до опубликования или получения на ме­стах первого декрета о суде революционные суды, Со­ветская власть принимала ряд мер к установлению закон­ности и революционного порядка.

23 октября 1917 г. Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов вынес решение, в котором поручил Военно-революционному комитету «немедленно принять меры к безопасности граждан в Петрограде и решитель­ными мероприятиями прекратить попытки погромных дей­ствий, грабежей и т. д.» В воззвании от 24 октября Во­енно-революционного комитета говорилось: «...Население призывается задерживать хулиганов и черносотенных аги­таторов и доставлять их комиссарам совета в ближайшую воинскую часть. При первой попытке темных элементов вызвать на улицах Петрограда смуту, грабежи, поножов­щину и стрельбу преступники будут стерты с лица земли». Воззвание заканчивалось указанием на то, что «дело по­рядка и революции находится в твердых руках» 3.

Петроградский Военно-революционный комитет в важ­нейших случаях сам выносил решения об аресте (арест



1 «Известия ЦИК», 1917 г. № 219—220.

2 «Материалы НКЮ РСФСР», вып. II, 1918, стр. 43.

3 «Документы Великой пролетарской революции» 1938, т. I, стр. 41—43.

21

бывших министров Временного правительства и др.) и ка­тегорически воспретил освобождать из-под стражи аре­стованных по его решению лиц. Создав в конце октября 1917 г. следственную комиссию, Военно-революционный комитет осуществлял контроль за производством ею обы­сков, арестов и освобождений из-под стражи. Жалобы на действия следственной комиссии приносились в Военно-революционный комитет1.



Крайне важно отметить, что петроградский Военно-революционный комитет уже в первые дни своей деятель­ности считал, что установление вины обвиняемых и на­значение им наказания относятся к компетенции судеб­ных органов. Это видно из того, что, например, по делу Корнилова и других лиц, участвовавших в заговоре, Военно-революционный комитет предложил немедленно доставить их в Петроград для заключения в Петропав­ловскую крепость и для предания строгому военно-революционном у суду (разрядка моя. — М. К.). В воззвании от 28 октября 1917 г. Военно-революционный комитет, предупреждая о том, что он не допустит никаких нарушений революционного порядка и что воровство, разбой, нападения, погромные попытки будут немедленно караться, опять же ссылался на то, что виновные будут судимы воен­но-революционным судом. Такое же указание Военно-революционного комитета имеется и о лицах, замешанных в контрреволюционных выступлениях Керен­ского 2.

Несмотря на отдельные ошибки, места правильно по­дошли к решению вопроса о сломе старого и организации нового суда. Это обстоятельство отметил в своем письме от 8 февраля 1918 г. Наркомюст РСФСР, когда он, обра­щаясь к местным советам с просьбой сообщить о ходе строительства нового суда, писал: «Период рабоче-кре­стьянской революции характеризуется неуклонным рас­ширением Советской власти, поглощением советами раз­нообразных учреждений общегосударственного и местного значения. Реформы эти обычно совершаются самостоя-



1 «Документы Великой пролетарской революции», т. I, стр. 52, 53, 149, 151, 180, 186, 211 и др.

2 Там же, стр. 60, 71, 85. :
22

тельно и часто предвосхищают декреты центральной власти...» '.

В деле слома буржуазно-помещичьего суда и создания на местах по инициативе мест нового пролетарского суда руководящая роль принадлежала партии большевиков, глубочайшими корнями связанной с широкими трудящи­мися массами.

Руководство вооруженным восстанием, разрушением старого угнетательского государственного аппарата и построением нового советского государственного аппа­рата, осуществлявшееся большевистской партией, не могло не сказаться в единстве основных положений и в деле организации на местах, по инициативе масс, судебных органов.

В. И. Ленин и И. В. Сталин, отводя огромное значение делу руководства массами, всегда придавали большое значение их творческой инициативе.

Выступая в апреле 1917 г. на солдатском митинге в Измайловском полку, Ленин призывал трудящихся к ак­тивному вмешательству в вопросы государственного


строительства. «Не дайте восстановить полиции, — гово­рил он на этом митинге, — не отдавайте ни государствен­ной власти, ни управления государством в руки невы­борных, несменяемых, по буржуазному оплачиваемых чиновников, объединяйтесь, сплачивайтесь, организуйтесь сами, никому не доверяя, полагаясь только на свой ум, на свой опыт, — и тогда Россия сможет твердыми, мерными, верными шагами пойти к освобождению и нашей страны и всего человечества как от ужасов войн, так и от гнета
капитала»2.

Совпадение основных положений в организации суда, создававшегося на местах, с положениями, впоследствии указанными в первом декрете о суде, являлось резуль­татом руководства организацией новой пролетарской государственной власти и органов управления со стороны одной партии — партии большевиков.

Созидательную, революционно-творческую, револю­ционно-преобразующую роль играли широкое распростра­нение большевистских идей, устанавливавших формы и методы организации государства нового типа, привлече-

1 ЦАОР, ф. 353, оп. 38, дело 97, стр. 1.

2Ленин, Соч., изд. 3-е, т. XX, стр. 146.

23

ние к этому строительству трудящихся масс, руководство массами и направление их творческой инициативы в деле строительства государства нового типа в соответствии с марксистско-ленинским учением. Нельзя не отметить и того обстоятельства, что, в свою очередь, инициатива и опыт миллионов в деле организации на местах органов правосудия были использованы при составлении декрета о суде № 1.



Как видно из сказанного, до получения на местах дек­рета о суде № 1 старые царские суды в своей основной массе фактически были ликвидированы; разрешение уго­ловных и гражданских дел, как общее правило, поруча­лось специальным органам, действовавшим под разными наименованиями как новые революционные суды; судьи, как правило, избирались советами; суды строились на на­чалах коллегиальности: наряду с постоянными судьями привлекались к участию в суде и временные судьи-засе­датели; судопроизводство было гласным, обвиняемым обеспечивалось право на защиту; суды в своих решениях руководствовались своей социалистической совестью и революционным правосознанием; решения судов явля­лись окончательными и, как правило, обжалованию не подлежали.

V. Организация общих судов по первым декретам Советской власти о суде

1

Принятию Советской властью первого декрета о суде предшествовала длительная его подготовка.



Первоначальный проект этого исторического закона был разработан Наркомюстом РСФСР. Он был напечатан в «Материалах Народного комиссариата юстиции» и состоял из 9 статей.

Введение гласило: «Великая рабочая и крестьянская революция рушит основы старого буржуазного порядка, покоящегося на эксплоатации труда капиталом, и вызы­вает необходимость коренной ломки старых юридических учреждений и институтов, старых сводов законов, при­способленных к отжившим общественным отношениям, и создания новых подлинно-демократических учреждений и законов.

24

Перед рабочим и крестьянским правительством встает неотложная творческая задача по созданию новых судов и по выработке новых законов, которые должны отразить в себе правосознание народных широких масс.



Но уже в настоящий момент жизнь настоятельно тре­бует уничтожения отжившего судейского, бюрократиче­ского и цензового буржуазного аппарата и отмены дей­ствия сохранивших доныне силу особенно ненавистных революционному правосознанию законов».

В отдельных статьях этого проекта говорилось: «Упразднить общие судебные установления, как-то: окружные суды, судебные палаты, правительствующий сенат со всеми его департаментами, военные и морские суды всех наименований, а также коммерческие суды и институт мировых судей, избираемых путем непрямых выборов» (ст. 1).

«Упразднить институты судебных следователей и прокурорского надзора военно-морского и гражданского ведомства, а равно институт присяжной и частной адвока­туры» (ст. 4).

«Для решения судебных дел, как гражданских, так и уголовных, учреждаются местные рабочие и крестьянские революционные суды, образуемые местными районными и волостными, где таковых нет, уездными и губернскими советами РС и КД в составе председателя и не менее двух, членов, руководящихся в своих реше­ниях и приговорах не писанными законами сверг­нутых правительств, а декретами Совета народных ко­миссаров, революционной совестью и революционным правосознанием» (ст. 6)'.

Вопрос «О революционных судах и о министерстве юстиции» впервые стоял на заседании Совета народных комиссаров РСФСР 15 ноября 1917 г., когда было решено перенести обсуждение его на 16 ноября (прот. № 1).

16 ноября 1917 г. Совет народных комиссаров пору­чил А. В. Луначарскому представить к утру 17 ноября проект декларации по декрету о революционных судах. Комиссии с участием товарища Сталина поручалось выра­ботать окончательный текст декрета и передать его к 8 часам вечера 17 ноября в Совет народных комиссаров (прот. № 2).



1 «Материалы НКЮ РСФСР», вып. II, стр. 103—104.

25

Окончательное обсуждение и принятие декрета о суде № 1 состоялось в заседании СНК 23 ноября 1917 г.



Декрет о суде № 1 был опубликован 24 ноября (7 де­кабря) 1917 г.

О сломе помещичье-буржуазного суда говорилось в ст. 1: «Упразднить доныне существующие общие судеб­ные установления, как-то: окружные суды, судебные па­латы и правительствующий сенат со всеми департамен­тами, военные и морские суды всех наименований, а также коммерческие суды, заменяя все эти установления судами, образуемыми на основании демократических выборов» '.

Сообщения о ликвидации старого суда и организации новых судов стали поступать в НКЮ РСФСР в начале 1918 г.

Так, 24 января 1918 г. было получено сообщение из Харькова о том, что там образован судебный отдел и уже функционирует революционный трибунал2. 14 февраля

1918 г. опубликовано сообщение о том, что в Восточной
Сибири (Иркутск) прежние судебные учреждения ликви­дированы и образован судебный отдел, суд и революцион­ный трибунал. Аналогичные сообщения поступали и из
других мест. Запоздание с ликвидацией старых судов иногда объяснялось задержкой установления в той или иной местности Советской власти.

Процесс слома старого и образования нового совет­ского суда в ряде мест был прерван в связи с началом гражданской войны и иностранной военной интервенцией. Там, где власть захватывали белогвардейцы, в ряде слу­чаев при поддержке военных интервентов, вновь восста­навливались старые суды, прокуратура, следователи и адвокатура.

Лишь по мере изгнания интервентов и разгрома бело­гвардейцев проходил вторичный процесс слома старых судов и образование советской судебной системы. Напри­мер, в Украинской ССР вторичная ликвидация буржуаз­ных судов и учреждений судебного ведомства, а также строительство нового советского суда начались только в феврале 1919 г., вскоре после разгрома белогвардейцев. В декрете СНК Украинской ССР от 19—20 февраля

1919 г. сказано: «Упразднить все судебные учреждения,



1 СУ РСФСР 1917 г. № 4, ст. 50.

2 «Вестник отдела местного управления НКВД», 1918 г. № 4 и 5, стр. 6, 8, 12.

26

существовавшие на территории Украины до установления Советской власти (генеральный суд, судебные палаты, окружные суды, мировой суд, съезды мировых судей, военные, морские, волостные, коммерческие и др.), а также все состоящие при прежних судебных местах учреждения и организации (прокурорский надзор, нота­риат, присяжную и частную адвокатуру, институты судеб­ных следователей, судебных приставов и т. д.») '.



В Азербайджанской ССР советские суды были вос­становлены после свержения буржуазной власти муссаватистов. Ревком Азербайджанской ОСР 13 мая 1920 г. постановил: «1) упразднить существующие судебные установления, как-то: Азербайджанскую судебную па­лату, Бакинский и Ганджинский окружные суды с состоя­щими при них чинами прокурорского надзора и судебными следователями; 2) принятие и дальнейшее направление дел производства судебной палаты и бакинского окруж­ного суда возложить на двух из назначаемых народных судей по усмотрению комиссара юстиции» 2.

В Грузинской ССР буржуазный суд и прокуратура были ликвидированы декретами от 22 марта и 26 июня 1921 г.3.

В Средней Азии, где Советская власть была установ­лена раньше чем на Украине, новые советские суды воз­никли, однако, позднее, чем в других частях Российской федерации. Представитель НКЮ РСФСР, ездивший в Тур­кестан с поездом ВЦИК, писал: «Начало деятельности комиссариата юстиции положено VI Туркестанским съез­дом... Согласно поручениям съезда, комиссариатом была выработана инструкция об образовании местных и окруж­ных судов, утвержденная Туркциком 14 ноября 1918 г.». Применительно к местным особенностям крайком РКП (б) Туркестана 12 февраля 1920 г. предлагал советским орга­нам «...в срочном порядке реорганизовать суд в Турке­стане, сделав его действительно народным для евро­пейского населения на основах РКП; для местного мусульманского населения установить особый суд, сооб­разуясь с развитием и особенностями местного населения, — с одной стороны, стремясь сделать его действи-

' СУ УССР 1919 г. № 11, ст. 141.



2 «Известия Азербайджанского ЦИК» от 19 мая 1920 г.

3 Архив Института права Академии наук СССР, 1925, дело № 3, п. 125, стр. 97—99.

27

тельно народным для мусульманского населения и с другой — сделать его близким к советской форме, за­щищающим трудящихся и бедняков» '.



По-иному был разрешен вопрос в отношении института мировых судей.

В отличие от первоначального проекта в статье 2 де­крета о суде № 1 было сказано: «Приостановить действие существующего доныне инсти­тута мировых судей (разрядка моя. — М. К.), за­меняя мировых судей, избираемых доныне не прямыми выборами, местными судами в лице постоянного местного судьи и двух очередных заседателей, приглашаемых на каждую сессию по особым спискам очередных судей. Местные судьи избираются впредь на основании прямых демократических выборов, а до назначения таких выбо­ров временно — районными и волостными, а где нет тако­вых, уездными, городскими и губернскими советами ра­бочих, солдатских и крестьянских депутатов».

В этой же статье сказано, что при желании мировые судьи не лишаются права, «при изъявлении ими на то со­гласия быть избранными в местные судьи, как временно советами, так и окончательно на демократических вы­борах».

В других советских республиках, в связи с более поздней ликвидацией старых судов и опытом РСФСР в строительстве нового пролетарского суда, никаких изъ­ятий в отношении мировых судов и судей не делалось.

Особый подход к мировым судьям, установленный в декрете о суде № 1, следует объяснить тем, что в их со­ставе имелись лица, которые могли работать и фактически работали на принципах, провозглашенных Советской властью. Вводя принцип коллегиальности в организации суда, можно было использовать мировых судей как спе­циалистов-юристов, поставив их деятельность под конт­роль других членов суда — народных заседателей, пред­ставителей рабочих и крестьян.

Взамен упраздненных старых судов были созданы новые, подлинно народные суды, в состав которых входят только трудящиеся, был создан суд, осуществляющий подлинно народное правосудие, отражающий интересы народа.

В докладе о деятельности Совета народных комисса-

1 ЦАОР, ф. 353, оп. 10, дело 223, стр. 464.

28

ров на Ш Всероссийском съезде Советов в январе 1918 г. В. И. Ленин по этому поводу указывал: «...путь, кото­рый прошла Советская власть в отношении к социали­стической армии, она сделала также и по отношению к другому орудию господствующих классов, еще более тонкому, еще более сложному — к буржуазному суду, который изображал собою защиту порядка, а на самом деле был слепым, тонким орудием беспощадного подав­ления эксплуатируемых, отстаивающим интересы денеж­ного мешка. Советская власть поступила так, как заве­щали поступать все пролетарские революции, — она отдала его сразу на слом. Пусть кричат, что мы, не ре­формируя старый суд, сразу отдали его на слом. Мы рас­чистили этим дорогу для настоящего народного суда и не столько силой репрессий, сколько примером масс, авто­ритетом трудящихся, без формальностей, — вот что сделает из суда, как орудия эксплуатации, суд, как ору­дие воспитания на прочных основах, социалистического общества» 1



В декрете о суде № 1 было провозглашено, что мест­ные суды образуются на основе прямых демократических выборов. Этот порядок относился не только к выборам постоянных местных судей, но и к народным заседате­лям, привлекаемым для участия в местном суде. Любой гражданин, не лишенный политических прав, мог быть избран местным судьей и народным заседателем. Вре­менно, до назначения таких выборов, избрание судей должно было производиться соответствующими Сове­тами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

В программе коммунистической партии, принятой в марте 1919 г. на VIII съезде, в разделе о суде было записано:

«Взяв всю власть в свои руки и упразднив без ос­татка органы буржуазного господства — суды прежнего, устройства, — пролетарская демократия вместо формулы буржуазной демократии «выборность судей народом» выдвинула классовый лозунг «выборность судей из тру­дящихся только трудящимися» и провела его во всей организации суда, уравняв, вместе с тем, оба пола во всех правах как при выборе судей, так и в отправлении обязанностей судей».

1 Ленин, Соч., изд. 3:е, т. XXII, стр. 212.

29

Пролетарская диктатура есть широчайшая пролетар­ская демократия. Этот принцип нашел свое осуществле­ние в проведении ленинского положения о поголовном привлечении трудящихся к отправлению правосудия через институт народных заседателей. В соответствии с этим в программе партии сказано: «Для привлечения к отправ­лению правосудия самых широких масс пролетариата и беднейшего крестьянства введено участие в суде по­стоянно сменяемых временных судей-заседателей, с при­влечением к составлению списков массовых рабочих организаций, профессиональных союзов и т. п.»



Ленин придавал большое значение массовому привле­чению трудящихся к работе суда. «Нам надо судить са­мим, — говорил он. — Граждане должны участвовать по­головно в суде и в управлении страны. И для нас важно привлечение к управлению государством поголовно всех трудящихся»'.

Постоянно сменяемые судьи-заседатели, привлекаемые к отправлению правосудия наряду с постоянными судьями, в отличие от присяжных заседателей в буржуазном суде, пользуются всеми правами наравне с постоянными судьями.

Выборность судей советами глубоко демократична. «Советский государственный аппарат, — говорит товарищ Сталин, — в глубоком смысле этого слова состоит из со­ветов плюс миллионные организации всех и всяких беспар­тийных и партийных объединений, соединяющих советы с глубочайшими «низами», сливающих государствен­ный аппарат с миллионными массами и уничтожающих шаг за шагом всякое подобие барьера между государ­ственным аппаратом и населением» 2.

На образованные декретом о суде № 1 местные суды было возложено рассмотрение как уголовных, так и граж­данских дел.

В ст. 2 декрета сказано:

«Местные суды решают все гражданские дела ценою до 3000 руб. и уголовные дела, если обвиняемому угро­жает наказание не свыше двух лет лишения свободы и если гражданский иск не превышает 3000 руб.»

Так как, однако, ни в декрете о суде, ни в каких-либо иных законодательных актах в то время еще не было

1 Ленин, Соч., изд. 3-е, т. XXII, стр. 354.

2 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 9-е, стр. 149.

30

общих указаний 6 санкциях, налагаемых за те или иные преступления, не было, в частности, и указаний, за какие преступления назначаются наказания в пределах до двух лет лишения свободы, то местные суды пошли по пути разнообразной практики при установлении подсудности возникавших дел. В Петрограде, например, местный суд стал принимать к своему производству все уголовные дела, кроме дел, подсудных революционному трибуналу. В Москве местный суд также принимал все дела, за исключением дел об убийствах, разбое и' грабеже. Прак­тика московского местного суда была воспринята в боль­шинстве центральных губерний России. Таким образом, вопрос о подсудности уголовных дел местным судам был выработан практикой, которая впоследствии и была санкционирована Наркомюстом РСФСР.



Согласно ст. 3 декрета о суде № 1, впредь до преобразования всего порядка судопроизводства предварительное следствие по уголовным делам возлагалось едино­лично на местных судей, причем постановления их о личном задержании и о предании суду должны были быть подтверждены постановлением всего местного суда.

Возложение на местного судью производства пред­варительного следствия по подсудным ему делам могло быть лишь временной мерой, что и указано в декрете, так как сочетание в одном лице производства предваритель­ного следствия и судебного разбирательства дела не могло быть признано нормальным.

Первоначальный проект декрета о суде говорил, что суды должны руководствоваться в своих решениях и при­говорах «не писанными законами свергнутых правительств а декретами Совета народных комиссаров, революционной совестью и революционным правосознанием». В. И. Ленин предложил другую формулу, которая и вошла в декрет: «Местные суды решают дела именем Российской Респуб­лики и руководятся в своих решениях и приговорах зако­нами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат ре­волюционной совести и революционному правосознанию» (ст. 5).

О возможности пролетариату при указанных условиях пользоваться законами свергнутых правительств товарищ Сталин в беседе с английским писателем Г. Д. Уэллсом указал на следующее: «Новая власть создает новую за­конность, новый порядок, который является революцион-

31

ным порядком. ...Если же некоторые законы старого строя могут быть использованы в интересах борьбы за новый порядок, то следует использовать и старую закон­ность»1



Очевидно, что для первых месяцев Великой Октябрь­ской социалистической революции допущение возможно­сти пользоваться законами свергнутых правительств имело свое положительное значение. Оно имело такое значение в том, между прочим, отношении, что новые, еще не опытные пролетарские судьи могли воспринять из прошлого хотя в некоторой степени процессуаль­ный порядок деятельности, тем более, что такой порядок в деталях первым декретом о суде еще не был установлен.

|Учредив местный суд для разрешения основной массы общеуголовных и гражданских дел в качестве суда первой инстанции, декрет о суде № 1, во-первых, упразднил пересмотр дел в апелляционном порядке и тем самым подчеркнул устойчивость приговоров местного суда, во-вторых, допустил возможность обжалования рассмотренных в этом суде дел лишь в кассационном порядке, если по приговорам местного суда назначено наказание в виде денежного взыскания свыше 100 руб. или лишения свободы свыше 7 дней.

Кассационной инстанцией для дел, рассматривавшихся в местных судах, явились по декрету уездные и столичные съезды (советы) местных судей. Местные судьи участвовали в заседаниях этих съездов по оче­реди.

В самом начале организации съездов (советов) местных судей выявилась необходимость иметь в этом органе постоянное руководящее ядро.

В Москве первое общее собрание местных судей состоялось 1 декабря 1917 г. На этом собрании было вынесено решение, конкретизирующее подсудность дел местным судам, и произведены выборы председателя совета местных судей. Заседания совета начались в пер­вых числах марта в составе до 5 местных судей, участво­вавших по очереди в судебных заседаниях совета. Увели­чение объема работы и организация в составе совета отделений по уголовным и гражданским делам вызвали вскоре необходимость избрания на постоянную работу в

1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 10-е, стр. 611.

32

совет, помимо председателя, еще двух заведующих этими отделениями.



В марте 1918 г. московский совет местных судей уже имел свой президиум, состоявший из постоянных членов и частью из участковых местных судей. Общее собрание всех местных судей являлось ближайшим руководящим органом для местных судов и совета судей. Оно прини­мало разработанные советом инструкции, избирало постоянных членов совета и т. д. Текущую практическую работу, подготовку вопросов для общих собраний и руко­водство кассационной практикой совета осуществлял избранный общим собранием судей президиум.

Декрет о суде № 1 не предусматривал организации суда для разрешения общеуголовных и гражданских дел, превышающих подсудность местного суда. Этот вопрос был решен декретом о суде № 2 от 7 марта 1918 г. Кем же рассматривались эти дела до издания декрета № 2?

В газете «Петроградский голос» 26 января 1918 г. сообщалось, что «по постановлению Совета народных комиссаров, до образования окружных судов, граждан­ские иски от 3 до 10 тысяч рублей и уголовные дела, караемые от 2 до 4 лет тюрьмы, подлежат разбору сове­тов (съездов) народных судей» '.

Однако изучение статистических данных о прохожде­нии дел в съездах местных судей не дает основания счи­тать, чтобы советы (съезды), помимо рассмотрения, дел в кассационном порядке, рассматривали дела в качестве суда первой инстанции. Наоборот, эти данные говорят о том, что дела, превышающие подсудность местного суда, рассматривались или теми же местными судами или глав­ным образом созданными повсеместно революционными трибуналами. I Декрет о суде № 1 предусматривал возможность для сторон «по всем спорным гражданским, а также частно-уголовным делам» обращаться к третейскому суду (ст. 5). Порядок деятельности третейского суда был определен декретом ВЦИК лишь 16(3) февраля 1918 г.2. В ст. 1 этого декрета сказано: «Все споры по граждан­ским делам, за исключением лишь дел, подсудных спе­циальным судам, или иным установленным на основании законов о трудовом договоре и о социальном страховании,



1 ЦАОР, ф. № 353, оп. 38, дело 93, стр. 8

2 СУ РСФСР 1918 г. № 28, ст. 366.

33

а также все частно-уголовные дела, по которым налага­ются наказания лишь по требованиям жалобщика или потерпевшего (как-то: по делам о личном оскорблении и т. п.), могут быть передаваемы сторонами на рассмот­рение третейского суда».



По декрету 16 (3) февраля третейский суд образовы­вался по усмотрению сторон в составе одного посредника или одинакового числа членов третейского суда с каждой стороны и одного посредника, избранного последними. На третейское решение допускались в установленные для кассационных жалоб сроки кассационные жалобы в съезды местных судей.

Эта форма разрешения дел не нашла себе сколько-нибудь широкого применения. И дела частного обвинения и указанные гражданские дела разрешались, как правило, в местном суде.

Помимо предусмотренных декретом о суде № 1 местных судов, кое-где были организованы и другие виды местных судов. В этом отношении представляет интерес инструкция «Об организации Советской власти в воло­стях», изданная отделом местного управления Народного комиссариата внутренних дел 22(9) февраля 1918 г.

«Собрание уполномоченных по одному от каждой деревни, — читаем в этой инструкции, — выбирает двух судей волостного суда, причем один из членов волисполома несет обязанность председателя волостного суда; судебные дела разрешаются всегда в полном составе, т. е. 3-х лиц… Суд в своих решениях руководствуется совестью, обычным правом, новыми узаконениями... и отнюдь не теми или иными законоположениями цар­ского правительства. Жалобы на решения суда приносятся в волостный совет крестьянских депутатов и подаются председателю волостного суда, который и является докладчиком по данному делу перед волостным Советом крестьянских депутатов» 1

Ясно, что эти суды ничего общего не имели с местным судом, предусматривавшимся декретом о суде № 1. Это были лишь суррогаты местных судов, созданные по ини­циативе отдела местного управления НКВД. И таких судов на местах было создано немало.

Для рассмотрения наиболее важных дел, в первую



1 «Вестник Комиссариата внутренних дел», 1918, № 6, стр. 16.

34

очередь дел о контрреволюционных преступлениях, декре­том о суде № 1 были учреждены революционные трибу­налы (см. ниже).



Декрет о суде № 1 имеет историческое значение. Именно этим декретом были упразднены без остатка ста­рый буржуазно-помещичьий суд и другие юридические учреждения, создан новый, подлинно народный суд, соз­даны две системы суда — местные суды и революционные трибуналы, действовавшие в течение всего периода граж­данской войны и иностранной военной интервенции сыгравшие большую роль в борьбе с врагами Советской власти.

2

Дальнейшее развитие общей судебной системы полу­чило законодательную регламентацию в декрете о суде № 2 от 7 марта 1918 года '. Этот декрет был издан в раз­витие и дополнение декрета о суде № 1.



Как видно из протоколов Совета народных комиссаров от 16 и 30 января 1918 г. (пр. № 48 и пр. № 60), декрет о суде № 2 обсуждался на его заседаниях дважды. Вто­ричное обсуждение этого декрета 30 января было вызвано тем, что в коллегии Наркомюста при обсуждении проекта декрета не было достигнуто соглашения. Совнарком пред­ложил возражавшим против проекта внести соответ­ствующее заявление в заседание СНК 2.

Указанная выше неполнота декрета о суде № 1 была восполнена декретом о. суде № 2: для рассмотрения дел, превышающих подсудность местного народного суда, были созданы окружные народные суды. Последние создавались в основном в границах старых окружных судов, т. е. один суд на несколько уездов.

Для рассмотрения кассационных жалоб на приговоры и решения окружных народных судов предполагалось по декрету № 2 учредить областные народные суды, обслуживающие по нескольку окружных судов (в границах старых судебных палат).

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница