Истории из жизни сподвижниц (да будет доволен ими Аллах) Салях ибн Фатхи Халяль



страница14/21
Дата30.10.2016
Размер2.3 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21

Не в деньгах счастье…


В этой атмосфере всеобщей, почти поголовной бедности первые женщины-мусульманки стали олицетворением терпения и твёрдой убеждённости в правильности выбранного пути. Каждая из них, не скупясь, обливала мужа тёплым водопадом своих нежных чувств, поддерживала его в тревоге и страхе, и душа его успокаивалась, когда он беседовал с ней и слушал её слова. Решимость его увеличивалась благодаря её стойкости, а её речи придавали ему сил. В те времена мусульманка шла по жизни бок о бок с мужем, рука об руку. Она не предавала его, не бросала в беде, и её не волновало, что её муж был бедным человеком, и её не тревожило, что у него было мало имущества. Она не засматривалась на то, чем владели другие. Стараясь помочь мужу, она сама прикладывала усилия, чтобы прокормить себя и своих детей. Она скрывала свой голод, не желая позорить себя и свою семью побирательством и попрошайничеством. Она сдерживала свои жалобы и открывала их только своему Всевышнему Создателю.

В те времена мусульманки не боялись бедности и не изводили себя мыслями о том, как они и их дети будут жить завтра. Они всецело уповали на Всевышнего Аллаха, и украшали своё упование богобоязненностью и благочестием, а также мудростью и рачительностью в ведении домашнего хозяйства и заботе о своей семье.

Поступая так, мусульманка снимала с плеч мужа часть тяжкого бремени, которое ему приходилось нести. Она делилась с ним своей стойкостью и добавляла к его силам свои. Она скрашивала его одиночество и дарила ему человеческое тепло, в котором он нуждался, и старалась придать ему бодрости и следила за тем, чтобы у него было хорошее настроение. В те времена женщина-мусульманка была достойна служить примером для многих поколений верующих. Она была светом, которым мы сегодня можем и должны воспользоваться, дабы осветить свой собственный путь и дабы не терять верную дорогу.

Факыхи разрешили аннулирование брачного союза и принуждение мужа к этому в случае, если он очень беден и не способен прокормить жену и детей. Однако в прежние времена женщины отказывались бросать своих мужей из-за их бедности. Женщина-мусульманка оставалась верной спутницей своего мужа, несмотря ни на что, и делила с ним все тяготы, которые приносит людям бедность. Она помогала ему и проявляла терпение до тех пор, пока Всевышний Аллах не избавлял их обоих от выпавшего на их долю испытания.

Всё это женщина-мусульманка делала добровольно, со спокойной душой. Она знала свои обязанности и аккуратно исполняла их, веря, что делая то, что делает, она выполняет свой женский долг, и чувствуя удовлетворение. Она носила на голове сосуды, наполненные финиковыми косточками, задавала корм животным, принадлежавшим её мужу, поддерживала чистоту и порядок и, как могла, создавала уют в скромном жилище мужа. И это несмотря на своё благородное происхождение — оно не внушало ей отвращения к домашней работе, и она не брезговала подобным трудом.

В это можем поверить и мы сегодняшние, мы способны осмыслить это своим разумом, способности которого столь ограничены… Однако всё ли это? Было ли это пределом, у которого остановилась женщина-мусульманка, жившая в те далёкие времена?

Женщина творила жизнь вместе с мужем, помогала ему своей мудростью и сообразительностью, оберегала от позора, который навлекает на себя человек, обращающийся к людям с просьбами, и не требовала от него ничего непосильного. И так было до тех пор, пока не приходило к ним от Аллаха избавление. Она также активно участвовала в жизни общины, в тех событиях, которые происходили за пределами её дома. Об этом мы уже упоминали.

Ещё большее удивление вызывает то, что первые мусульманки готовили своих детей к тому, чтобы те стали отважными героями завтра и выделялись среди своих сверстников. Они указывали своим детям дорогу к возвышению даже притом, что зачастую совсем ничем не владели и не знали даже, будет ли у них сегодня ужин, не говоря уже о завтрашнем дне.

Первые мусульманки демонстрировали поистине ошеломляющее упорство на этом пути. И вот вам плоды этого воспитания, превращающего человека в героя, вот вам плоды этой материнской мечты и усилий, приложенных для её воплощения, — люди, которые были отважными героями днём и усердно поклонялись Аллаху ночью. Женщина не только заняла столь важное и высокое положение в мусульманской общине, но и удерживала его за собой, несмотря на все трудности и испытания, и с течением времени её величие только росло. История не могла противостоять ей. Она записывала то, чего желала женщина-мусульманка, и становилась в её руках мягкой и податливой, и она лепила её, уверенно и упорно придавая ей нужную форму.

И это не ложь и не просто красивые слова. Это действительность эпохи первых мусульманок, широко известная сегодня. И упомянутое в этой книге — лишь капля в море.

Известно, что Пророк r рос бедным сиротой и оставался бедным до самой кончины. Но это не помешало Хадидже g, которая была состоятельной женщиной, выйти за него замуж, признать его своим попечителем и покровителем и стать для него покорной женой. Она постоянно поддерживала его, морально и материально. Она уверовала в него тогда, когда остальные люди оставались неверующими. Она отдала ему себя и своё имущество, и у него были от неё дети. Она верила тому, что он передавал от Господа. Ранее мы уже приводили историю о том, как Пророк r вернулся домой после ниспослания первого Откровения и как Хадиджа успокоила его и отвела к своему двоюродному брату Вараке ибн Науфалю.

Пророк r любил Хадиджу и был верен и предан ей даже после того, как она покинула этот бренный мир.

‘Аиша g говорила: «Ни к кому из жён Пророка r я не ревновала его так, как к Хадидже, хотя я ни разу не видела её. Однако Посланник Аллаха r часто вспоминал её, и бывало, что он резал овцу и, отрезая от туши куски, посылал их подругам Хадиджи. И иногда я говорила: “Можно подумать, во всём мире не было женщины, кроме Хадиджи!” А он говорил: “Она была такой-то и такой-то, и у меня были от неё дети”».

Хадиджа оказала огромное влияние на жизнь Пророка r, и это влияние продолжало сказываться на его жизни даже после кончины Хадиджи.

Ибн Касир (да помилует его Аллах) многократно упоминает Хадиджу. Он говорит: «“Глава о кончине Хадиджи бинт Хувайлид и упоминании о некоторых её достоинствах и заслугах, да будет доволен ею Аллах и да сделает Он её довольной и да сделает Он сады Фирдауса её прибежищем и вечной обителью”.

(Он сказал это — и в этом не может быть сомнений — опираясь на слова правдивого r, который обрадовал её вестью о приготовленном для неё доме в Раю из душистого тростника, в котором не будет ни шума, ни усталости…)

‘Урва ибн аз-Зубайр передаёт: “Хадиджа скончалась до того, как было предписано совершать обязательную молитву”.

В другой версии говорится: “Хадиджа скончалась в Мекке до того, как Посланник Аллаха r переселился в Медину и до того, как было предписано совершать обязательную молитву”.

Мухаммад ибн Исхак передаёт: “Хадиджа и Абу Талиб скончались в один год”.

Аль-Байхакы сказал: “Мне сообщили, что Хадиджа умерла через три дня после кончины Абу Талиба, об этом упоминает Абу ‘Абдуллах ибн Манда в книге ‹Аль-Ма‘рифа = Знание›, а также наш шейх Абу ‘Абдуллах”.

Аль-Байхакы также сказал: “Аль-Вакыди утверждал, что Хадиджа и Абу Талиб скончались за три года до переселения Пророка r в тот год, когда они вышли из своего квартала после отмены бойкота, и что Хадиджа умерла за тридцать пять дней до Абу Талиба”.

Аль-Бухари сказал: “…от Абу Хурайры: ‹Джибраиль пришёл к Посланнику Аллаха r и сказал: ‘О Посланник Аллаха! Это Хадиджа — она пришла и принесла с собой сосуд с приправой (едой или питьём). Когда она подойдёт, передай ей приветствие от её Господа и от меня и обрадуй её вестью о доме в Раю из полого жемчуга. Там не будет шума и не будет усталости’›”.

Муслим приводит такой же хадис от Мухаммада ибн Фудайля.

Аль-Бухари сказал: “…от Исма‘иля: ‹Я сказал ‘Абдуллаху ибн Абу Ауфа: ‘Пророк r сообщал Хадидже благую весть?’ Он ответил: ‘О да! Он сообщил ей благую весть о доме (в Раю) из полого жемчуга, в котором не будет ни шума, ни усталости’›”.

Аль-Бухари и Муслим приводят этот хадис и другими путями, от Исма‘иля ибн Абу Халида. Ас-Сухайли сказал: “Он обрадовал её вестью о доме в Раю из полого жемчуга, похожего на тростник, — потому что ей досталось первенство78 в вере. И в этом доме не будет ни шума, ни усталости, потому что она никогда не повышала голос на Пророка r и не утомляла его. Она никогда не шумела и не причиняла ему беспокойства”».

Мы уже упоминали о том, как Посланник Аллаха r вспоминал Хадиджу; как он обрадовался приходу её сестры Хали, у которой была манера спрашивать разрешения войти, очень похожая на манеру Хадиджи; как он посылал подарки подругам Хадиджи в память о ней; как ‘Аиша ревновала к ней, несмотря на то, что даже не видела её, и несмотря на то, что Хадиджа умерла за несколько лет до того как Посланник Аллаха r женился на ‘Аише, а также о том, с какой любовью и уважением отзывался он о ней. И когда однажды ‘Аиша сказала, что после смерти Хадиджи Всевышний Аллах даровал ему взамен нечто лучшее, он возразил: «Аллах не даровал мне взамен неё нечто лучшее… Она уверовала, когда другие люди не веровали, и она поверила мне, когда другие обвиняли меня во лжи, и она помогала мне своим имуществом, когда остальные люди отказывали мне в этом, и Аллах даровал мне детей от неё, не даровав мне детей от других женщин» [Ахмад].

Вероятнее всего, Посланник Аллаха r произнёс эти слова до того, как коптка Мария родила ему сына Ибрахима, и, вероятнее всего, даже до того, как её привезли к нему, поскольку все дети Посланника Аллаха r были от Хадиджи, за исключением Ибрахима, которого родила ему Мария.

Учёные разошлись во мнениях относительно того, кто лучше — ‘Аиша или Хадиджа? Одни считают, что никто не может быть приравнен к Хадидже, поскольку ей было передано приветствие от Господа, и всех детей, кроме Ибрахима, родила Посланнику Аллаха r она, и он относился к ней с таким почтением, что не брал себе других жён до самой её кончины, и она первой из женщин уверовала и приняла ислам, и она поставила саму себя и своё имущество на службу Посланнику Аллаха r.

А другие утверждают о превосходстве ‘Аиши, поскольку она была дочерью ас-Сыддика, и у неё было больше знаний, чем у Хадиджи — не было в мире женщин, подобных ей в этом. Она отличалась уникальной памятью, обширными знаниями, красноречием и острым умом, и Посланник r не любил никого из своих жён так, как любил он ‘Аишу. И она была оправдана из-за семи небес. И она передала после кончины Посланника Аллаха r целое море благого и благодатного знания.

В действительности у каждой из этих женщин были свои достоинства, столь многочисленные и весомые, что производят глубокое впечатление на каждого, кто узнаёт о них. Поэтому лучше всего воздержаться от категоричных утверждений в этом вопросе. А тот, у кого есть неопровержимые доказательства превосходства одной из них, или же у него есть основания предполагать, что одна из них была лучше другой, должен придерживаться того мнения, к которому приводит его знание. А кто не располагает подобными доказательствами и у него нет оснований склоняться к одному из двух мнений, для того наилучшим выходом будет говорить вместо ответа на этот вопрос: «Аллах знает обо всём лучше».

‘Али ибн Абу Талиб d передаёт, что Посланник Аллаха r сказал: «Лучшей из женщин её [эпохи] была Марьям бинт ‘Имран, а лучшей из женщин её [эпохи] была Хадиджа бинт Хувайлид» [Аль-Бухари; Муслим].

А Карра ибн Ияс передаёт, что Посланник Аллаха r сказал: «Среди мужчин [человеческого] совершенства достигли многие, а среди женщин — только три. Это Марьям бинт ‘Имран, Асия, жена фараона. А ‘Аиша превосходит женщин так же, как превосходит сарид остальную еду». Этот хадис приводит Ибн Мардавейхи в своём «Тафсире», и у него безупречный (сахих) иснад.

Учёные говорят, что у этих трёх женщин была общая особенность: каждая из них заботилась о пророке, поддерживала его наилучшим образом и уверовала в него с началом его пророческой миссии.

Асия вырастила и воспитала пророка Мусу u, делала ему добро и уверовала в него, когда Всевышний Аллах послал его к людям.

Марьям заботилась о своём сыне ‘Исе u наилучшим образом и уверовала в него, когда Всевышний Аллах послал его к людям.

Хадиджа пожелала выйти замуж за Мухаммада r и помогала ему своим имуществом, и уверовала в него, когда к нему пришло Откровение от Всевышнего Аллаха.

А слова «А ‘Аиша превосходит женщин так же, как превосходит сарид остальную еду» передаются также путём Шу‘бы, но от Абу Мусы аль-Аш‘ари. В этой версии Посланник Аллаха r сказал: «Среди мужчин [человеческого] совершенства достигли многие, а среди женщин — только Асия, жена фараона, Марьям бинт ‘Имран, и Хадиджа бинт Хувайлид. А ‘Аиша превосходит женщин так же, как превосходит сарид остальную еду».

Сарид — это блюдо из мяса с хлебом. Он считался лучше едой арабов. Возможно, слова «А ‘Аиша превосходит женщин так же…» означают, что ‘Аиша превосходит всех женщин, включая названных в хадисе. Возможно также, что ‘Аиша превосходит всех женщин, кроме названных в хадисе. Как бы там ни было, мы не можем с уверенностью склоняться в сторону того или иного мнения. Возможно также, что положение ‘Аиши и других названных в хадисе женщин одинаково и чтобы доказать превосходство кого-то из них, требуется доказательство не из этого хадиса.

Ибн Касир (да помилует его Аллах) говорит: «Ибн Исхак сказал: “Хадиджа первой уверовала в Аллаха и Его Посланника и поверила тому, что он принёс. К тому же, Джибриль пришёл к Посланнику Аллаха r, когда ему было предписано совершать молитву. Он тогда находился в верхней части Мекки. Он ударил своей пяткой по земле в одном месте в долине, и из земли забил источник Замзам. Джибриль и Мухаммад (мир им обоим) совершили малое омовение. Потом он совершил молитву с двумя поясными и четырьмя земными поклонами. Потом Пророк r вернулся, успокоенный и умиротворённый — ведь к нему пришло от Аллаха то, что было ему по душе. И он взял Хадиджу за руку, привёл её к источнику, совершил малое омовение так, как совершал его Джибриль, после чего совершил молитву с двумя поясными и четырьмя земными поклонами. После этого они вместе с Хадиджей совершали молитву тайно. И это был не тот случай, когда Джибриль в течение двух дней молился с Пророком r у Каабы и разъяснил ему таким образом начало и завершение времени, отведённого для каждой из молитвы”» 79.

Ибн Касир (да помилует его Аллах) сказал, говоря о жёнах и детях Посланника Аллаха r: «Всевышний Аллах сказал: “О жёны Пророка! Вы не таковы, как любая другая женщина. Если вы богобоязненны, то не проявляйте нежности в речах, дабы не возжелал вас тот, чьё сердце поражено недугом, а говорите достойным образом. Оставайтесь в своих домах, не наряжайтесь так, как наряжались во времена первого невежества, совершайте молитву, раздавайте закят и повинуйтесь Аллаху и Его Посланнику! Аллах желает лишь избавить вас от скверны, о обитатели дома, и очистить вас полностью” (сура 33 “Союзные племена”, аяты 32–34)».

Среди учёных нет разногласий в том, что, скончавшись, Посланник Аллаха r оставил после себя девять жён. Это ‘Аиша бинт Абу Бакр ат-Таймийя, Хафса бинт ‘Умар аль-Хаттаб аль-‘Адвийя, Умм Хабиба Рамля бинт Абу Суфьян (Сахр ибн Харб ибн Умайя) аль-Умавийя, Зейнаб бинт Джахш аль-Асадийя, Умм Саляма Хинд бинт Абу Умайя аль-Махзумийя, Маймуна бинт аль-Харис аль-Хилялийя, Сауда бинт Зам‘а аль-‘Амирийя, Джувайрийя бинт аль-Харис ибн Абу Дырар аль-Мусталякыйя и Сафийя бинт Хуяйй ибн Ахтаб ан-Надрийя аль-Исраилийя аль-Харунийя (да будет доволен Аллах ими всеми и да сделает он их довольными).

У Посланника Аллаха r также было две наложницы. Это Мария бинт Шам‘ун, коптка из Египта, мать его сына Ибрахима, а также Рейхана бинт ‘Амр. Последняя приняла ислам, и Посланник Аллаха r подарил ей свободу, после чего она вернулась к своей семье».

В других сообщениях с разной степенью достоверности упоминаются женщины, с которыми Посланник Аллаха r заключил брак, но с которыми не вступил в близость по разным причинам: ‘Амра бинт Язид аль-Гифарийя (сообщается, что Пророк r увидел на её теле следы проказы, после чего одарил её и отослал к её семье, причём она стала запретной и для других), аш-Шанба (сообщается, что он заключил с ней брак, когда у неё ещё продолжалась менструация, и ожидал, пока она очистится от менструации, но после смерти сына Пророка r Ибрахима она сказала: «Будь он пророком, его сын не умер бы!» И он также одарил её и расстался с нею, причём она стала запретной и для других), и бинт Джаун (сообщается, что когда Пророк r вошёл к ней, она сказала: «Прошу у Аллаха защиты от тебя!», и он сказал: «Ты попросила защиты у Великого… Возвращайся же к своей семье»).

Первой женой Посланника Аллаха r стала Хадиджа бинт Хувайлид ибн Асад ибн ‘Абду-ль-‘Узза ибн Кусайй. Он женился на ней до начала пророческой миссии. Об этом упоминает аль-Бухари в виде хадиса-та‘лик (без упоминания иснада), а также Ибн ‘Асакир.

Среди учёных существуют некоторые разногласия относительно возраста Посланника Аллаха r и Хадиджи в момент заключения брака, однако согласно наиболее известным версиям, Пророку r было двадцать пять лет, а Хадидже — сорок.

Хадиджа была первой женщиной, принявшей ислам, а ‘Али — первым ребёнком, принявшим ислам.

Хадиджа не только первой из женщин приняла ислам, но и отдала себя и своё имущество в распоряжение Посланника Аллаха r и была для него прекрасной помощницей в его миссии. Она помогала ему своим имуществом, а также поддерживала его морально.

Она не побоялась заключить с ним брачный союз. Более того, она не побоялась самостоятельно сделать первый шаг. Она поставила себя и своё имущество на службу религии Всевышнего, которая тогда ещё только-только появилась. Такими были жёны Пророка r. А они — пример для всех женщин. Они не засматривались на мирские блага. Владея имуществом, они не скупились и не боялись, что их постигнет бедность. История сохранила для нас многочисленные свидетельства того, что эти достойные женщины проявляли терпение, живя в бедности вместе с Пророком r. Они были равнодушны к мирским благам, отдавали нуждающимся то, что у них было, и не боялись бедности.

‘Аиша рассказывала сыну своей сестры Асмы ‘Урве ибн аз-Зубайру (да будет доволен Аллах ими всеми): «О сын сестры моей! Бывало, что мы видели народившийся месяц, потом ещё один… Три народившихся месяца за два месяца80, и всё это время в домах Посланника Аллаха r не зажигали огонь81».

‘Урва передаёт: «Я спросил: “Тётя, чем же вы тогда питались?” Она ответила: “Финиками и водой… Однако у Посланника Аллаха r были соседи из числа ансаров. У них были дойные животные, и они дарили Посланнику Аллаха r часть их молока, а он поил им нас”» [Аль-Бухари; Муслим].

Анас ибн Малик d передаёт, что как-то он нёс Пророку r ячменный хлеб и прогоркшее масло: Пророк r заложил свою кольчугу в Медине у одного иудея и взял у него ячменя для своей семьи.

Он также говорил: «Бывало, что к вечеру у семейства Мухаммада r не оставалось ни одного са‘ ячменя и ни одного са‘ пшеницы, и это притом, что у него было девять жён».

А когда Посланник Аллаха r скончался в доме ‘Аиши, в её доме не было ничего съестного, кроме небольшого количества ячменя.

А когда к Пророку r пришёл один человек, он послал к своим жёнам, однако все они сказали: «У нас нет ничего, кроме воды»82. И тогда один ансар отвёл этого человека к себе.

Жёны Пророка r терпеливо переносили бедность, предпочитая мир вечный этому бренному миру и стремясь к награде от Всевышнего Аллаха. Это ясно видно из истории о том, что произошло, когда они однажды попросили Посланника Аллаха r увеличить расходы на их содержание. Он предоставил им выбор: между наградой от Аллаха и миром вечным, с одной стороны, и украшениями этого мира — с другой. Все они выбрали Аллаха и Его Посланника и отвергли этот мир с его украшениями.

Джабир ибн ‘Абдуллах (да будет доволен Аллах им и его отцом) передаёт, что однажды Абу Бакр d пришёл, чтобы попросить разрешения войти к Посланнику Аллаха r. Он увидел сидевших у его двери людей, ни один из которых не получил разрешения войти. Абу Бакру d же было позволено войти, и он вошёл. Потом пришёл ‘Умар d, попросил разрешения войти и получил разрешение. Войдя, Абу Бакр увидел опечаленного Пророка r, который молча сидел в окружении своих жён, и сказал себе: «Я непременно скажу что-нибудь, чтобы рассмешить Пророка r». Потом он сказал: «О Посланник Аллаха, видел бы ты, как я подошёл к бинт Харидже83 и ущипнул её за шею, когда она потребовала у меня увеличить расходы на её содержание». Выслушав его, Посланник Аллаха r улыбнулся и сказал: «Как видишь, они сидят вокруг меня и тоже требуют увеличить расходы на их содержание». Тогда Абу Бакр подошёл к ‘Аише и ущипнул её за шею, а ‘Умар подошёл к Хафсе и ущипнул её за шею, и оба они сказали: «Ты требуешь у Посланника Аллаха r того, чего у него нет?» Тут все жёны Пророка r стали говорить: «Клянёмся Аллахом, мы никогда не будем требовать у Посланника Аллаха r того, чего у него нет!» И после этого Посланник Аллаха r не посещал своих жён целый месяц (или двадцать девять дней), а потом ему были ниспосланы эти аяты».

Это аяты, в которых говорится: «О Пророк! Скажи своим жёнам: “Если вы желаете земной жизни и её украшений, то придите, и я наделю вас благами и отпущу красиво. Но если вы желаете Аллаха, Его Посланника и Последней жизни, то Аллах приготовил творящим добро среди вас великую награду”» (сура 33 «Союзники», аяты 28–29). Тогда Посланник Аллаха r начал с ‘Аиши, которой сказал: «О ‘Аиша, я хочу предложить тебе нечто и хочу, чтобы ты не торопилась с ответом, пока не посоветуешься с родителями». Она спросила: «Что же это, о Посланник Аллаха?» В ответ Посланник Аллаха r прочитал ей эти аяты, и она спросила: «О Посланник Аллаха, так ты считаешь, что мне следует посоветоваться с родителями относительно тебя? Я выбираю Аллаха, Его Посланника и вечную обитель… Только прошу тебя: не говори ни одной из твоих жён, что я сказала». Посланник Аллаха r сказал: «Какая бы из них ни спросила меня об этом, я непременно сообщу ей… Поистине, Аллах не посылал меня затрудняющим и придирчивым, но послал меня облегчающим наставником» [Муслим].

Приводится и более полная версия этой истории, в которой содержатся полезные добавления.



‘Абдуллах ибн ‘Аббас (да будет доволен Аллах им и его отцом) передаёт: «Мне давно хотелось спросить ‘Умара d о тех двух жёнах Посланника Аллаха r, относительно которых были ниспосланы Слова Всевышнего: “Если вы покаетесь перед Аллахом, то ведь ваши сердца уже уклонились в сторону”. И вот, когда ‘Умар d отправился в хадж и я отправился вместе с ним, мы отошли в сторону. При этом я нёс небольшой сосуд с водой. ‘Умар d справил нужду, а потом вернулся ко мне, я полил ему из сосуда, и он совершил малое омовение. После этого я спросил: “О повелитель верующих, относительно каких двух жён Посланника Аллаха r Всевышний Аллах ниспослал: ‹Если вы покаетесь перед Аллахом, то ведь ваши сердца уже уклонились в сторону›?” Он ответил: “Удивительно, что ты, о Ибн ‘Аббас, спрашиваешь об этом… Это Хафса и ‘Аиша”».

После этого ‘Умар d стал рассказывать: «Мы, курайшиты, строго относились к женщинам, а когда мы переселились в Медину, мы обнаружили, что у жителей города всё наоборот, и наши женщины стали учиться у их женщин. А я жил в квартале потомков Умайи ибн Зейда в окрестностях Медины. Однажды я рассердился на свою жену, но с удивлением обнаружил, что она отвечает мне. Я осудил её за это, однако она сказала: “Почему ты осуждаешь меня за то, что я отвечаю тебе? Клянусь Аллахом, жёны Пророка r тоже отвечают ему, и бывает, что одна из них отказывается разговаривать с ним до самого вечера”. Тогда я отправился к Хафсе и спросил её: “Ты отвечаешь Посланнику Аллаха r, когда он гневается на тебя?” Она ответила: “Да”. Я спросил: “И бывает так, что одна из вас не общается с ним до самой ночи?” Она ответила: “Да”. Я сказал: “В убытке окажется та из вас, которая поступает так! Разве не думает она о том, что Всевышний Аллах может разгневаться на неё из-за того, что на неё гневается Его Посланник r, и тогда она погибла? Не отвечай Посланнику Аллаха r и не проси его ни о чём, и если тебе что-нибудь понадобится, проси у меня. И пусть тебя не тянет вести себя так, как твоя соседка84, ибо Посланник Аллаха r любит её больше, чем тебя”. А у меня был сосед из числа ансаров, с которым мы по очереди приходили к Посланнику Аллаха r, и он передавал мне ниспосланные Посланнику Аллаха r Откровения и другие новости, а в другой раз я передавал ему это. Мы в то время опасались нападения гассанидов, и однажды мой товарищ, вернувшись от Посланника Аллаха r, вечером постучал в мою дверь, а затем позвал меня, и я вышел к нему. Он сказал: “Случилось нечто страшное!” Я спросил: “Что? Гассаниды пришли?” Он сказал: “Нет, хуже… Посланник Аллаха r дал развод своим жёнам!”… Я воскликнул: “В скверном положении оказалась Хафса! Я предвидел, что так оно и случится!” После утренней молитвы я оделся и направился к Хафсе. Когда я вошёл к ней, она плакала. Я спросил: “Посланник Аллаха r развёлся с вами?” Она ответила: “Я не знаю. Он отстранился от нас и уединился в этой комнате”. Дойдя до минбара, я увидел сидящих там людей, некоторые из которых плакали. Я посидел около них немного, но потом мне стало тяжко от происходящего, и я встал. Я подошёл к чернокожему слуге Посланника Аллаха r и сказал ему: “Попроси для ‘Умара разрешения войти”. Он ушёл, а потом вернулся и сказал: “Я сказал ему про тебя, но он ничего не ответил”. Тогда я пошёл прочь. Дойдя до минбара, я немного посидел около собравшихся вокруг минбара, но потом мне стало тяжко от происходящего, и я встал и снова пошёл к слуге. Он ушёл, а потом вернулся и сказал: “Я сказал ему про тебя, но он ничего не ответил”. Тогда я пошёл прочь. Дойдя до минбара, я немного посидел около собравшихся вокруг минбара, но потом мне стало тяжко от происходящего, и я встал и снова пошёл к слуге и сказал ему: “Попроси для ‘Умара разрешения войти”. Он ушёл, а потом вернулся и сказал: “Я сказал ему про тебя, но он ничего не ответил”. Тогда я пошёл прочь. Но, когда я уже повернулся, чтобы уйти, слуга окликнул меня и сказал: “Входи, он разрешил тебе”. Я вошёл и поприветствовал Посланника Аллаха r, который лежал на циновке, след от которой остался на его боку. Я спросил: “О Посланник Аллаха r, ты дал развод своим жёнам?” Он ответил: “Нет”. Я сказал: “Аллах Велик! О Посланник Аллаха r, ты ведь знаешь… Мы, курайшиты, строго относились к женщинам, а когда мы переселились в Медину, мы обнаружили, что у жителей города всё наоборот…” Посланник Аллаха r улыбнулся. Тогда я продолжил: “О Посланник Аллаха r, я зашёл к Хафсе и сказал: ‹Не пробуй вести себя так, как твоя соседка, ибо Посланник Аллаха r любит её больше, чем тебя›”. Посланник Аллаха r снова улыбнулся. Я сел и осмотрелся, и не увидел в комнате ничего, кроме трёх невыделанных кож. Тогда я сказал: “О Посланник Аллаха, обратись к Аллаху с мольбой, чтобы он сделал твою общину состоятельной и обеспеченной, ибо персы и византийцы обладают богатствами, а ведь они не поклоняются Аллаху”. Посланник Аллаха r сел и сказал: “Ты сомневаешься, о Ибн аль-Хаттаб? Этим людям предназначенные для них блага были дарованы уже в этой жизни”. Я сказал: “О Посланник Аллаха, попроси у Аллаха прощения для меня”. Посланник Аллаха r поклялся не входить к своим жёнам целый месяц, поскольку был рассержен на них, и это продолжалось до тех пор, пока Всевышний Аллах не упрекнул его».

Спустя двадцать девять ночей он вернулся к своим жёнам, начав с дома ‘Аиши. Увидев его, ‘Аиша сказала: «Ты же поклялся не входить к нам целый месяц. А прошло только двадцать девять ночей… Я их считала!»

Он сказал: «В этом месяце двадцать девять дней».

То есть в том месяце было двадцать девять дней.

‘Аиша сказал: «Потом Всевышний Аллах ниспослал аят о предоставлении выбора, и он начал с меня — я была первой из его жён, кому он предоставил выбор, и я выбрала его».

Потом он предоставил выбор каждой из своих жён, и все они выбрали его.

Жёны Пророка r предпочли мир вечный миру этому, предпочтя вечное тленному. Они поспешили подчиниться велению и сделали выбор, в правильности которого не сомневались. Сделав это, они отрезали шайтану все пути, защитив себя от его наущений, а также от сомнений, внушаемых человеку собственной душой. И история увековечила память этих достойных женщин и возвысила их. Так поступает история со всеми великими и достойными.

Знаете ли вы историю Фатымы, дочери Посланника Аллаха r, да будет доволен ею Аллах?

Мусульманка во времена Посланника Аллаха r была покорна мужу в том, что не является ослушанием Аллаха. Она уважала его, заботилась о том, чтобы он был доволен ею, и старалась доставить ему радость. Если он был беден, она не жаловалась на недостаток средств и продолжала усердно выполнять домашнюю работу, и сегодняшним мусульманкам хорошо бы брать с них пример, помня о том, что многие великие женщины, вошедшие в историю, были образцом терпения, благодеяния и благородства и самоотверженно служили мужу и своему дому, несмотря на бедность мужей и суровые условия жизни. К числу таких женщин можно отнести Фатыму, дочь Посланника Аллаха r и жену ‘Али ибн Абу Талиба d. Как мы знаем, Фатыма вышла замуж за ‘Али, который был очень бедным человеком, одним из тех, кто, насытившись сегодня, потом голодает в течение нескольких дней. Но она проявила терпение, выстояв под напором бедности. Она не отчаивалась и не возлагала на мужа ничего непосильного и не обязывала его делать то, чего он не мог делать.

Она жаловалась на то, что от ручной мельницы у неё болят руки, и однажды её муж ‘Али сказал ей: «Твоему отцу привели пленных. Пойди посмотри, может, найдёшь служанку, которая будет помогать тебе». Она пошла к отцу, однако стыдливость помешала ей признаться, ради чего она пришла. Тогда ‘Али сам пришёл к нему и попросил Пророка r дать ему слугу для его любимой дочери. Однако Посланник Аллаха r не мог удовлетворить его просьбу, обделив бедных мусульман, поэтому он пришёл к ним и сказал: «Не научить ли вас лучшему, чем то, о чём вы просили меня? Когда будете ложиться спать, произносите слова “Слава Аллаху” и “Хвала Аллаху” по тридцать три раза, а слова “Аллах велик” тридцать четыре раза, и это будет для вас лучше, чем слуга».

‘Али сказал: «Клянусь Аллахом, я не оставлял эти слова с тех пор, как Посланник r научил меня им». Один из его сподвижников спросил: «Даже в ночь битвы при Сыффине?» ‘Али сказал: «Даже в ночь битвы при Сыффине» [Аль-Бухари].

Ещё один яркий пример — Асма, дочь Абу Бакра ас-Сыддика и жена аз-Зубайра, историю которой мы уже приводили.

Бедность побуждала первых мусульманок к даянию, и бедность не могла помешать её благодатному возвышению. А сколько женщин в наше время используют бедность как предлог не для возвышения, а, напротив — для того, чтобы опуститься как можно ниже. Их требованиям нет конца, и их покровитель, будь то отец или муж, сгибается под их тяжестью. А те ещё и попрекают их бедностью, умножая их тревоги и заботы, затягивая петлю на их шеях… Устав от упрёков и требований, мужчина может развестись с такой женой, и ни для кого не секрет, что это может самым негативным образом отразиться и на жизни супругов, и на жизни всего общества, и иметь далеко идущие отрицательные последствия.

На заре ислама женщина-мусульманка терпеливо переносила бедность, поддерживая в своей душе довольство и превратив смирение в свой щит, защищающий от ропота и недовольства предопределением Всевышнего Аллаха. Если у неё было имущество, она расходовала из этого имущества и, не скупясь, давала своему мужу, если тот был беден.

Первые мусульманки предпочитали жить в покорности Господу. Они воспитывали самих себя наилучшим образом и приучали себя аккуратно и неуклонно исполнять религиозные обязанности и сохранять благочестие и богобоязненность. Это воспитание и стремление проявились в их словах и делах и принесли благие плоды: равнодушие к мирским благам, стремление к миру вечному и предпочтение его миру этому, и совершение благих дел, терпение и поклонение, необходимые для того, чтобы обрести награду в мире вечном.

Женщина-мусульманка терпела бедность вместе с мужем и расходовала на семью свои средства, если они у неё были, и она снимала с мужа заботы о доме, освобождая его для трудов на пути Аллаха — призыва, защиты религии, приобретения и передачи полезного знания. Женщина-мусульманка делала всё, что было в её силах, для достижения этой благородной цели. И история не забыла ей этого. Она увековечила её память, сохранив для потомков её подвиг и обеспечив ей добрую молву во многих поколениях.

Представительницы следующих поколений брали пример с первых женщин-мусульманок и старались идти по их стопам…

Ибн Абу Хатим (да помилует Аллах его и его отца) передаёт от Салиха, сына имама Ахмада (да помилует Аллах их обоих): «Мой отец (имам Ахмад) говорил мне: “В трудные времена твоя мать пряла тонкую нить и продавала занавески за два дирхема — иногда чуть меньше, иногда чуть больше. И это и было наше пропитание”».

Салих также рассказывал: «Я никогда не видел, чтобы отец купил гранат или айву или какие-нибудь другие фрукты. Лишь иногда он покупал арбуз и ел его с хлебом, а также виноград или финики. Что же касается остального, то я никогда не видел, чтобы он покупал что-нибудь из этого».

Несмотря ни на что, жена имама Ахмада (да помилует Аллах их обоих) проявила терпение и встала за спиной мужа — равнодушного к мирским благам, стойкого перед лицом испытаний и искушений. Эта праведная жена не заглядывалась на мирские блага, не стремилась к ним, и они не привлекали её взора, хотя она познала всю горечь бедности вместе со своим мужем, особенно после того, как он оказался в немилости у султанов и попал к ним в руки. Эта история хорошо известна.

Первые мусульманки преподали всем женщинам урок терпения и указали правильный путь — путь к преуспеянию в этом мире и в мире вечном. Они приучили себя предпочитать мир вечный миру этому, отвергать мирские соблазны и следовать путём, ведущим к довольству Всевышнего Аллаха, каким бы долгим и трудным ни был этот путь.

Первые мусульманки не скупились, отдавая то, что имели. Они расходовали на пути Аллаха, не боясь бедности, не испытывая тяги к мирскому и тленному.

‘Аиша g рассказывает: «Однажды какая-то женщина, просившая подаяния, зашла ко мне с двумя своими дочерьми. У меня не нашлось ничего, кроме одного финика, который я и дала ей. Она разделила этот финик между своими девочками, а сама не отведала ни кусочка. Потом ко мне зашёл Пророк r, и я рассказала ему о ней. Пророк r сказал: “Кому были дарованы в испытание дочери, и он заботился о них, тому они послужат защитой от Огня”» [Аль-Бухари, Муслим].

Ибн Хаджар (да помилует его Аллах) сказал: «В этом хадисе содержится подтверждение права дочерей, поскольку чаще всего они слабы и не способны самостоятельно заботиться о себе и обеспечивать себя, в отличие от мужчин, которым присуща физическая крепость и обстоятельность суждений и которые в большинстве случаев способны самостоятельно удовлетворять свои нужды».

Ибн Батталь сказал: «В хадисе содержится указание на то, что нуждающемуся разрешено просить, а также на щедрость ‘Аиши: у неё самой не было ничего, кроме одного финика, но она отдала и его. Из хадиса также можно понять, что человек не должен отказываться от подачи милостыни, даже если знает, что сможет подать лишь немного. Ему следует подать то, что он сможет, какой бы ни получилась милостыня — большой или маленькой. Из хадиса также следует, что разрешается упоминать о сделанном добре, если целью этого упоминания не является хвастовство или попрёк».

Ан-Навави сказал: «Посланник Аллаха r назвал это испытанием, потому что зачастую люди отрицательно относятся к дочерям, и Шариат строго предостерёг их от этого. Он побуждает их оставлять дочерей и ни в коем случае не убивать их, обещая награду тем, кто делает дочерям добро и старается проявлять терпение в своём отношении к ним».

В комментариях к сборнику ат-Тирмизи говорится: «Возможно, что под испытанием подразумевается то, что дочери посылаются человеку, дабы стало ясно, что он будет делать, как поведёт себя: будет делать им добро или обращаться с ними скверно. Поэтому в хадисе Абу Са‘ида в связи с этим упоминается богобоязненность. Ведь, поистине, тот, кто не боится Аллаха, вполне может обращаться неподобающим образом с тем, кого Аллах поручил его заботам, или не сделать должным образом то, что ему велено было сделать, или же делать что-то не с намерением исполнить веление Аллаха и получить награду… А Аллах знает обо всём лучше».

Очевидно, что если первые мусульманки щедро подавали милостыню даже будучи бедными, отдавая последнее, то когда у них появлялись средства или имущество, они становились ещё более щедрыми и тем более не скупились, расставаясь с попавшими к ним в руки мирскими благами со спокойной душой и без сожаления. Чем больше мирских благ обретала женщина на заре ислама, тем равнодушнее к ним она становилась и тем больше отдалялась и отворачивалась от мирского и тленного, и тем больше возвышалась духовно. Она расходовала то, что имела, на благие дела и поддержку родственных связей. Она не принимала преходящие украшения мира этого, не склонялась к сиюминутным удовольствиям и не давала другим повод упрекнуть себя в чём-то подобном.

Умм Зарра передаёт, что однажды Ибн аз-Зубайр послал ‘Аише g два сосуда, в которых было сто тысяч дирхемов. Она велела принести миску и начала делить деньги между людьми. Когда наступил вечер, она сказала ей: «Принеси мне мою еду». Она постилась и хотела совершить разговение, потому что время уже наступило. ‘Аиша g очень много постилась. Служанка сказала: «О мать верующих! Неужели ты не могла купить для нас мяса на дирхем?» ‘Аиша g ответила: «Не порицай меня… Если бы ты напомнила мне, я бы сделала это».

‘Ауф ибн Малик ибн ат-Туфайль рассказывает, что в своё время ‘Аише g, передали слова её племянника ‘Абдуллаха ибн аз-Зубайра (да будет доволен Аллах им и его отцом), сказавшего о дарении ‘Аишей принадлежавшего ей: «Клянусь Аллахом, либо она прекратит делать это, либо я помешаю ей85!» Услышав это, она спросила: «Неужели он действительно сказал так?!» Люди сказали: «Да». Тогда она воскликнула: «Я даю обет Аллаху никогда не разговаривать с Ибн аз-Зубайром!» Когда со времени этого разрыва между ними прошло уже много времени, Ибн аз-Зубайр стал обращаться к людям с просьбами заступиться за него перед ‘Аишей, но она говорила: «Нет, клянусь Аллахом, я никогда не приму заступничества за него и не нарушу своего обета!» Тогда Ибн аз-Зубайр сказал аль-Мисвару ибн Махраме и ‘Абду-р-Рахману ибн аль-Асваду ибн ‘Абд-Ягусу: «Заклинаю вас Аллахом привести меня к ‘Аише, ибо, поистине, не дозволено ей давать обет о разрыве со мной навсегда!» Тогда аль-Мисвар и ‘Абду-р-Рахман взяли его с собой. Спрашивая разрешения войти к ‘Аише, они сказали: «Мир тебе, милость Аллаха и Его благословения, можно ли нам войти?» ‘Аиша сказала: «Входите». Они спросили: «Все мы?» Она сказала: «Да, входите все». Она не знала о том, что вместе с ними пришёл и Ибн аз-Зубайр. И когда они вошли в дом, Ибн аз-Зубайр прошёл за занавеску, обнял ‘Аишу и принялся со слезами просить её о прощении. Аль-Мисвар и ‘Абду-р-Рахман тоже стали просить её начать разговаривать с ним и принять его извинения, говоря: «Ты ведь знаешь, что Пророк r запретил мусульманам порывать друг с другом и что мусульманину не разрешается покидать своего брата больше чем на три дня!» И после того, как они напомнили ей об этом и о том, что нарушение этого запрета — грех, она стала напоминать им о своём обете, плакать и говорить: «Поистине, я дала такой обет, нарушение которого — тоже грех!» Однако они продолжали уговаривать ‘Аишу g до тех пор, пока она не заговорила с Ибн аз-Зубайром, выкупив и отпустив на волю сорок рабов в качестве искупления за нарушение своего обета. А когда она вспоминала о своём обете впоследствии, то всегда плакала так сильно, что покрывало её становилось мокрым от слёз [Аль-Бухари].

Не одна ‘Аиша g была такой. Многие женщины, относившиеся к тому благословенному поколению, были подобны ей в этом. Их отличала щедрость и великодушие, и примеров, подтверждающих это, можно привести великое множество.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница