Исторически разсказъ изъ польско-русской жизни



страница1/6
Дата09.11.2016
Размер1.41 Mb.
  1   2   3   4   5   6

Беата и Гальшка.

ИСТОРИЧЕСКИ РАЗСКАЗЪ ИЗЪ ПОЛЬСКО-РУССКОЙ ЖИЗНИ ХУІ В.‘)

ЯК. КАРО.

(ІІереводъ съ нѣмецкаго).

(Окончание).

IV.

Четырнадцатилѣтнняя вдова по прежнему стала послушной дочерью своей матери: воля послѣдней была для Галыпки за- кономъ. Безъ сомнѣнія по приказу матери княжна уже 19 марта, черезъ день послѣ свиданія съ Беатой, заявила жалобу противъ своего дяди, кн. Василія Острожскаго. Прежде всего она обра­тилась въ познанскій гродскій еудъ, „освободившись благодаря Бога и помощи друзей отъ Дмитрія, учинившаго надъ нею насиліек. Она указываешь на погромъ Острожскаго замка, на­сильственное присвоеніе добра и продол жаетъ: „противъ моей воли и желанія моей матери, онъ силою заставилъ меня обвѣн- чаться съ Дмитріемъ. Ни мой огказъ, ни мольбы, ни слезы не удержали его отъ выдачи меня князю, и такимъ образомъ надо мною учинено насиліе“.

Нѣсколько дней спустя послѣ подачи жалобы, въ гродскій судъ явились двое уполномоченныхъ короля для занесенія въ протоколъ этого учрежденія королевской воли. Такъ какъ княжна—говорилось тамъ—нынѣ свободна, то мать ея, княгиня Беата, должна взять ее на свое попеченіе. по не выдавать вновь въ замужество. Въ то же время уполномоченные потре­бовали передачи письменнаго распоряженія обо этомъ лично княгинѣ Беатѣ. Такого рода королевское вмѣшательство по­казалось упизительнымъ гордой жеищинѣ. Съ неоспоримой ло­гикой и горькой ироніей отвѣчала она, что во всякомъ случаѣ будетъ относиться съ подобающимъ уваженіемъ къ королевскимъ приказаніямъ и грамотамъ, хотя бумаги въ родѣ тѣхъ, которыя вручаются ей нынѣ, обыкновенно выдаются лишь въ случаѣ прямого о томъ ходатайства нередъ королемъ. Разъ королевскимъ указомъ признано, что княжна свободна или, по латыни, виі ^игіз, то отсюда слѣдовало бы заключить, что она вправѣ рас­полагать собою съ совѣта матери или друзей. Ей кажется противнымъ праву, что она, мать, должна принять на себя столь широкія обязанности нри условіи ограниченія свободы дочери. Она не противилась бы дѣйствіямъ, которыя бы ни въ чемъ не нарушали личныхъ правъ княжны.

Уже такой обмѣнъ объясненій доказываешь, что немедленно вслѣдъ за возвращеніемъ Галыпки вопросъ о ея новомъ бракѣ привлекалъ общее вниманіе. И дѣйствительно, вскорѣ этотъ вопросъ долженъ былъ вновь поднять интриги и усложненія, которыя ширились все болѣе и болѣе и даже поставили королев- скій дворъ въ двусмысленное положеніе. Короля въ осбенности безпокоило, что, послѣ всего происшедшаго, сынъ воеводы калиш- сваго, панъ Мартынъ Зборовскій младшій, имѣетъ болѣе всего шансовъ на цолученіе руки юной вдовы и ея богатаго наслѣд- ства па Литвѣ. Переходъ польскихъ магнатовъ въ литовскіе удѣлы и безъ того казался королю опаснымъ; въ настоящемъ же случаѣ возможность такого факта еще болѣе пугала короля. Онъ прекрасно понималъ теперь, чего ради старый воевода столь неожиданно примкнулъ къ гетману Тарновскому, тестю кн. Василія Острожскаго: въ числѣ лицъ, которымъ недовѣрялъ король Сигизмундъ Августъ — а такими были, исключая Радзивила, всѣ вообще, въ томъ числѣ его собственная мать—

Тарновскій стоялъ первымъ. Король рѣшился не допустить скрѣпленія этихъ связей женитьбой Зборовскаго на Гальшкѣ. Онъ держится убѣжденія, писалъ король Радзивилу, что допустить такое приращеніе уже ранѣе пріобрѣтенныхъ Зборовскимъ вла- дѣній па Литвѣ значило бы вскормить въ государствѣ змѣю. ,Всѣ мы“, выражался король, „накличемъ бѣду на свою голову, и этого никакъ нельзя допустить безъ явпаго ущерба для государстваи.

Далѣе король сообщалъ своему довѣреппомѵ, какія усилія дѣлались при дворѣ въ интересахъ княгини Беаты, чтобы до­биться отмѣны закона, разрѣшавшаго выдавать замужъ сиротъ безъ отца только съ согласія близкихъ родственниковъ, и снятія королевскаго запрещенія. Измѣнническая пріязнь воеводы съ гетманомъ, къ которой примкнула и его собственная мать, королева Бона, кажется ему въ высшей степени подозрительной. Если этимъ союзникамъ удастся привлечь на свою сторону кн. Василія, то законъ и запрещеніе окажутся безсильными. Необ­ходимо во что бы то ни стало повліять на кн. Василія и указать ему на возможность какой либо иной комбинаціи, лишь бы откло­нить отъ этого плана. „Ибо гдѣ вмѣшается наша родительница заключаетъ король свое посланіе, „тамъ неизбѣжно готовится для насъ какое либо огорченіе и никогда ничего хорошаго про­изойти не можетъ“.

Но король не довольствовался противодѣйствіемъ женитьбѣ Зборовскаго на Галынкѣ. Онъ самъ позаботился подыскать кандидата на богатое приданое, и выборъ его палъ на графа Луку изъ Горки, родственника Косцелецкихъ, который въ свое время тоже совершилъ путешествіе въ Яромиръ для освобожденія княжны Галыпки. Графъ Лука былъ рьяный кальвинистъ, и это обстоятельство быть можетъ и заставило короля остановить на немъ свое благосклонное вниманіе. Иновѣрный магнатъ казался на Литвѣ менѣе опаспымъ, нежели католикъ. Кромѣ того, молодой графъ былъ вообще блестящимъ рыцаремъ, и на праз- днествахъ по случаю свадьбы короля съ Екатериной австрійской графъ вмѣстѣ съ братомъ привлекали всеобщее вниманіе велико- лѣпіемъ своего убранства. Поэтому нельзя приписать простой

случайности, что графъ Лука вмѣстѣ съ своимъ родственником!, еа. познавскимъ Андреемъ Чарнковскимъ, прибылъ въ Варшаву какъ разъ въ то время, когда тамъ остановился на нѣсколько дней у своей матери король проѣздомъ изъ Литвы на петроков- скій сеймъ: при дворѣ королевы Боны въ ту пору находились и княгиня Беата съ дочерью.

Король лично представилъ претендента княгинѣ въ ка- чествѣ своего протеже. Беата всякими способами старалась отклонить такое вниманіе. Она сослалась на то, что переходъ литовскаго удѣла къ польскому магнату сопряженъ съ затрудне- ніями въ виду существующихъ законовъ. Но король очень скоро нашелъ способъ устранить это препятствіе. Онъ попросту от- мѣнилъ этотъ законъ для даннаго случая, для графа Горки и княжны Гальшки и ихъ будущаго потомства. Право родствен- никовъ Гальшки на выкупъ всего наслѣдства за четвертую часть стоимости, въ случаѣ перехода его въ руки польскаго дворянина, въ данномъ случаѣ возможно было устранить тѣмъ легче, что кн. Василій, ближайшій родственникъ княжны, былъ объявленъ по извѣстному намъ приговору суда лишеннымъ всѣхъ род- ственныхъ и опекунскихъ правъ надъ племянницей.

Тѣмъ не менѣе кн. Беата упорно оставалась при своемъ отказѣ. Тщетно усиливался король добиться завлюченія брачнаго договора еще до наступленія сейма. Королева Бона, повидимому, поддерживала сына въ его усиліяхъ, но, какъ видно изъ позднѣй- шаго письма къ Радзивилу, Сигизмундъ-Августъ убѣдился впо- слѣдствіи, что эта мнимая поддержка была разсчитана лишь на то, чтобы не допустить насильственнаго разрѣшенія вопроса и вообще испортить весь планъ. Увѣщанія епископа познанскаго также не имѣли успѣха. Между тѣмъ были уже заготовлены всѣ тѣ бумаги и документы, которые подлежали отсылкѣ къ князю Василію Острожскому въ случаѣ брака Гальшки. Бумаги эти находились на рукахъ у королевы Боны.

Необходимо было снѣшить. Сеймъ приближался и король назначилъ уже день отъѣзда. Еще разъ „въ жаркихъ выраже- ніяхъ" убѣждалъ онъ княгиню дать согласіе и всѣ окружающіе поддерживали короля. Беата отказывалась подъ всевозможными предлогами, но когда всѣ ея возраженія оказались безъуснѣшны, княгиня выбѣжала черезъ галлерею въ ванную комнату и за­перлась здѣсь, чтобы ее не могли отыскать.
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница