Испытание в 100 боев хякунин-кумитэ



Скачать 341.8 Kb.
Дата11.11.2016
Размер341.8 Kb.
ИСПЫТАНИЕ В 100 БОЕВ ХЯКУНИН-КУМИТЭ
Для большинства читателей это слово, вероятно, мало что

значит. Но для тех, кто понимает, о чем идет речь, оно имеет поистине

сокровенный смысл...

Что же такое “хякунин-кумитэ”? “Хякунин” - означает “100 человек”, “кумитэ” -

“бой”. Таким образом, “хякунин-кумитэ” - это “бой с сотней противников”, а

точнее сто боев подряд до двух минут каждый с постоянно меняющимися противниками

без перерывов для отдыха. Хякунин-кумитэ - это высшее испытание мастерства и

силы духа в каратэ.

В настоящее время, насколько известно автору, хякунин-кумитэ используется только

в каратэ Киокушинкай. Такой тест в этой школе ввел ее основатель - великий

мастер Масутацу Ояма. Создавая Киокушин, Ояма стремился разработать такую

систему, которая бы позволила человеку подняться над самим собой, превратить

тело и дух в сталь, выйти за пределы возможного и таким образом познать

абсолютную истину - Киокушин. За необыкновенное упорство и стойкость его даже

прозвали “демоном”.

В своих разработках в этой области Ояма не был первопроходцем.

Создателем теста, подобного хякунин-кумитэ, считают одного из величайших

мастеров кэн-дзюцу, основатель школы Муто-рю Ямаока Тэссю (1836-88). Идею Ямаоки по проведению многочисленных безостановочных поединков подхватили

представители других боевых искусств, в том числе Кимура Масахико, один из самых

знаменитых дзюдоистов, которых когда либо знала история. Кимура удерживал титул

чемпиона Японии по дзюдо на протяжении 12 лет (включая годы второй мировой

войны, когда соревнования, естественно, не проводились). Единственным человеком,

который сумел повторить его чемпионский рекорд, был великий Ямасита Ясухиро,

становившийся чемпионом страны Восходящего солнца 9 лет подряд. Замечательное

достижение Кимуры объясняется не только его выдающимся талантом, но и огромным

трудолюбием и упорством, проявленными в постижении искусства борьбы. По словам

Оямы, Кимура был единственным человеком из числа тех, кого он знал, кто

тренировался больше и упорнее, чем он сам. Будучи на пике формы и мастерства,

Кимура Масахико решил испытать себя суровейшим образом и в течение двух

последовательных дней провел по 100 схваток с обладателями черных поясов в

дзюдо, не проиграв ни разу. Именно этот подвиг Кимуры и побудил его хорошего

друга (Масутацу Ояму) ввести подобный тест в Киокушин.

Согласно легенде Ояма решил сам пройти тест настоящей силы. Oн решил сражаться

со 100 противниками 3 дня подряд!

Этот удивительный подвиг был предпринят вскоре после интенсивных уединенных

горных тренировок Оямы, в то время когда он начал свои знаменитые бои с быками.

В этих поединках участвовали его сильнейшие ученики. Каждый из них, по

предварительному расчету, должен был провести 4 боя против сэнсэя, но для многих

первый круг закончился столь плачевно, что сражаться с наставником по второму

разу они уже не могли физически -столь сильны были удары великого каратиста.

Подав замечательный пример своим ученикам, Ояма Масутацу хотел сделать

прохождение хякунин-кумитэ обязательным требованием для получения 4-5 данов, но

вскоре понял, что такое испытание под стать только подлинным фанатикам,

обладающим непоколебимым духом, невероятной преданностью к каратэ, лишь истинным

гигантам боевых искусств, каких и есть-то во всем мире несколько человек.

В результате Ояме пришлось отказаться от введения “обязаловки” и ограничиться

призывом к своим лучшим ученикам испытать волю и тело. Ояма занялся тренировкой

каратэка, чтобы те преодолели трудности кумитэ со 100 противниками. И скоро Ояма

понял, что основным элементом был не физический талант, которому можно было

научится, но само отношение к жизни - несокрушимая сила воли, мужество и

убеждение - Дух Осу в наивысшем своем проявлении.

Каратэка должен не просто пройти 100 раундов, но и выполнить ряд других

требований: упав, он не должен находится на полу более 5 секунд, и он должен

явно выиграть более 50-ти боев. Немногие решались на это, а те, кто все-таки

обнаруживал мужество, чаще всего терпели поражение. Поэтому за всю историю

существования теста хякунин-кумитэ в школе Кёкусинкай только 14 человек, помимо

самого Оямы, сумели выстоять в этой яростной битве.

Ими были:

1. Стив Арнейл - Steve Arneil (Великобритания, 21 мая 1965г.)

Не было такого места на его теле, которое не ныло бы илине пронзалось болью. Каждое движение стало мучительным.Только через несколько недель после хякунин-кумитэ Арнейл смог окончательно оправиться от истощения и травм, полученныхво время сражения, длившегося почти 3 часа!

Стив Арнейл из Великобритании, прошел тест 100 боев 21 мая 1965г.

Стив Арнейл был ПЕРВЫМ кто прошел этот тест. В то время ему было 30 лет.

За тридцатилетнюю историю хякунин-кумитэ в школе Кёкусинкай с этим тестом

происходили многие метаморфозы: менялся технический арсенал участников, набор и

уровень подготовки партнеров по тесту, правила и регламент поединков и т.д.

Благодаря этому практически каждый тест был нов и неповторим, но хочется

остановиться подробнее на самом первом успешном тесте, ведь быть первым всегда

труднее.


...Стив Арнейл провел в додзё Оямы Масутацу уже четыре года, когда к нему

неожиданно подошел учитель и произнес слова, в которые молодой англичанин едва

заставил себя поверить: “Ты хочешь попробовать пройти хякунин-кумитэ?”

Шел 1965 год. К тому времени Арнейл достиг степени 2 дан. За четыре года,

проведенные в Японии, ему уже доводилось быть свидетелем попыток бойцов

простоять сто боев подряд, но ни один из них успеха не добился. И теперь настал

его черед... УчительОяма стоял и смотрел на него в ожидании ответа, а у Арнейла

в голове мысли носились вихрем. Он одновременно ощущал и гордость, и радость за

доверие наставника, и страх, и неуверенность в своих силах. Он не мог сказать

“нет” Учителю, который столько ему дал и который этим вопросом выказал свою веру

в его стойкость и отвагу, поэтому Арнейл сказал "да!”

Ояма сказал Арнейлу, что уверен в его силах. Он ни словом не обмолвился о дате

проведения теста и лишь заверил ученика, что у него будет достаточно времени,

чтобы подготовиться, физически и ментально, к этому сверхтрудному испытанию. Еще

Ояма посоветовал Стиву целиком сконцентрироваться на задаче победить в

хякунин-кумитэ, отказаться от всех развлечений и избегать всего отвлекающего: не

посещать кинотеатры и клубы, не употреблять алкоголь и т.д. Мастер сказал ему:

“Ты должен жить в чистоте”, - подразумевая необходимость очистить сознание от

всех мирских дел и с головой уйти в подготовку к тесту.

На следующий день жизнь молодого каратиста резко изменилась. Хотя на протяжении

уже нескольких лет Арнейл упорно тренировался изо дня в день, лишь теперь каратэ

вышло в его жизни на первое место. А это было очень не просто. Пришлось

отказаться от многих привычек, забросить остальные дела, установить суровый

режим... Добавим, что незадолго до этого Стив Арнейл женился на молодой японке

Цуюко и не знал, как жена отнесется к его намерению сразиться в ста боях: ведь

это чревато серьезным подрывом здоровья, а то и гибелью. Арнейлу повезло: Цуюко

прекрасно поняла ситуацию и решилась взять все заботы на себя, став главным

помощником бойца.

Каждый день Стив поднимался на заре и выходил на пробежку по пустынным улицам

Токио. Он всякий раз засекал время преодоления дистанции, пытаясь побить рекорд

предыдущего дня. Иногда это удавалось, и Арнейл ощущал прилив сил, иногда нет,

тогда разочарование и уныние охватывали его. После пробежки Стив выполнял

различные растяжки, а затем отправлялся в додзё, где проводил весь день. В его

тренировку входили работа на тяжелом мешке, прыжки со скакалкой, отработка

базовой техники и вольный бой. Ояма все время был рядом и ежедневно помогал

Арнейлу доходить до пределов выносливости тела и психики. Большое внимание Стив

уделял тренировке с тяжестями, чтобы повысить свою силу и таким образом

компенсировать малый рост. В этом плане условия в додзё Оямы были не очень

хороши, поэтому иногда Стив ходил заниматься в гимнастический зал Куракоэн,

который считался лучшим атлетическим залом в Токио. Прозанимавшись вместе с

обычными группами практически весь день, Арнейл уходил из зала последним,

поскольку его “настоящие занятия” начинались только после окончания общих

тренировок. Именно в это время лично с ним занимался Ояма Масутацу. Он давал

Стиву советы, проверял уровень его подготовки, разрабатывал специальные методы

тренировки. Основной упор при этом делался на достижении максимальной силы в

ударах и совершенствовании технико-тактического мастерства. Стив и его учитель

прекрасно понимали, что для успеха в хякунин-кумитэ, боец должен заканчивать бои

как можно быстрее, т.е. нокаутом или нокдауном. Прогресс проверялся в жестких

поединках с товарищами. Постепенно Стив обретал уверенность в том, что он

способен и сможет успешно пройти испытание в хякунин-кумитэ. Решимость его

крепла день ото дня. Арнейл чувствовал, что день его экзамена близится. Ояма все

чаще спрашивал его о самочувствии и травмах, но по-прежнему не давал ни

малейшего намека на дату проведения хякунин-кумитэ.

Рано утром 21 мая 1965 г. Стив, как обычно, отправился из дома в район

Икэбукуро, где находилось додзё Оямы Масутацу. Когда он вошел в раздевалку, его

сразу же насторожила необычная атмосфера, царившая в этот день. Обычно в это

время в раздевалке было полно народа, царил веселый гомон, а теперь она

оказалась совершенно пуста. Арнейл надел каратэ-ги и прошел в тренировочный зал.

Было около 10 часов утра...

... Зал был до отказа набит каратистами с черными и коричневыми поясами. У

дверей Стива встречали сам Ояма и его ближайший помощник Куросаки Такэтоки. Ояма

сказал:“Додзо! (Пожалуйста!)” - и кивком пригласил его войти. После этого

Арнейлу сообщили, что, наконец, настал день его испытания. Каратисты обменялись

приветственными поклонами, Стив вышел на центр зала, а его товарищи расселись по

периметру. Учитель Ояма еще раз объяснил правила хякунин-кумитэ: попытка будет

признана успешной, если претендент выиграет большинство боев, причем

значительную часть их “чистой победой” (иппон); он не имеет права только

защищаться и принимать удары на корпус, но обязательно должен атаковать; боец не

должен быть в нокдауне более 5 секунд, иначе ему засчитают чистый проигрыш и

попытка будет признана неудачной, даже если это произойдет в последнем бою;

разрешаются удары по ногам, включая удары по суставам, по корпусу, а также

ладонью по лицу. Ояма добавил, что он будет внимательно следить за действиями

Стива и если сочтет, что тот не отвечает необходимым требованиям, он немедленно

прервет испытание вне зависимости от числа проведенных боев. После этого один из

учеников ударил в барабан, возвестив о начале первой схватки...

Стратегия Арнейла была очень проста: он стремился заканчивать бои как можно

быстрее, чтобы сберечь силы для продолжения, и старался нокаутировать

противников. Те, в свою очередь, этому отнюдь не потворствовали - кому же

хочется получить ногой по башке?! Поэтому дрались они жестоко, агрессивно,

выкладывались на полную катушку, и Арнейлу, несмотря на его блестящую форму и

технику, приходилось несладко.

Время для него остановилось. Не имея понятия, сколько боев он уже провел, он

просто защищался и бил, бил, бил... Впоследствии Арнейл вспоминал, что он так и

не смог никого нокаутировать, но нокдаунов было немало. Сам Стив побывал в

нокдауне несколько раз, но всегда поднимался на ноги в пределах установленного

времени. Он не помнит, чтобы ему было особенно больно, или чтобы требовалось

приложить какие-то невероятные усилия для подъема с пола. Он никогда не

чувствовал, что не сможет продолжать бой из-за полученной травмы или нехватки

сил. Его мотивация была столь сильна, что даже в самые тяжелые моменты у него в

голове не всплывала мысль сказать: “Маитта!” -“Сдаюсь!”

100 жесточайших боев слились в одну тягучую суровую битву, и сегодня Арнейл не

может припомнить почти никаких подробностей отдельных схваток. Он рассказывает

лишь, что труднее всего ему пришлось в боях с сильнейшими каратистами Кёкусинкай

Оямой Сигэру и Накамурой Тадаси (оба впоследствии успешно преодолели испытание в

хякунин-кумитэ). Когда пришла очередь схватиться с ними, он уже очень вымотался,

все тело его ныло и стонало от бесчисленных ушибов и ссадин. Увидев перед собой

Ояму Сигэру, Арнейл почувствовал, что завершение этого страшного “марафона”

близко. Он рассказывал позже: “Сихан Ояма был и остается выдающимся бойцом. Он

славился как особенно способный боец. Он дрался чрезвычайно жестко. Затем вышел

сихан Накамура, он дрался безжалостно, атакуя меня лоу-киками и руками в

лицо...” Когда команда “Ямэ!” прервала их бой, Ояма Масутацу поднялся со своего

места, подошел к Арнейлу и просто сказал: “Ты сделал это”. А Арнейл столь же

просто ответил:“Да”.

Хякунин-кумитэ оборвалось столь неожиданно, что эмоции мгновенно захлестнули

каратиста, и он закричал изо всех сил. Счастье, что он сумел выйти победителем в

высшем тесте школы Кёкусинкай, что он заслужил признание и уважение Учителя,

переполняли его сердце.

Потом его чуть ли не под руки отвели в душевую, где он освежился и расслабился.

В это время кто-то позвонил его жене, Цуюко, которая не имела никакого понятия о

том, что ее мужу в этот день предстояло испытание, и сообщил о его успехе.

Вскоре она приехала в додзё. Потом был праздничный ужин, во время которого Ояма

говорил о мужестве, самоотверженности и дисциплине нового истинного подвижника

каратэ. Он говорил, что давно мечтал о том, чтобы кто-нибудь из его учеников

смог пройти этим путем, и что Арнейл стал первым, кто смог воплотить его мечту в

жизнь. Ояма выразил надежду, что и другие ученики Кёкусинкай найдут в себе силы,

чтобы принять вызов хякунин-кумитэ и совершат прорыв к абсолютной истине каратэ.

Арнейлу преподнесли скромный подарок - не только как приз за его личное

достижение, но и как награду за то, что он сделал для Кёкусинкай и всего каратэ,

дав замечательный образец для подражания остальным бойцам.

К этому времени победитель уже совсем лишился сил. Не было такого места на его

теле, которое не ныло бы или не пронзалось болью. Каждое движение стало

мучительным. Только через несколько недель после хякунин-кумитэ Арнейл смог

окончательно оправиться от истощения и травм, полученных во время сражения,

длившегося почти 3 часа! Позже Ояма Масутацу говорил ему: “Хорошо, что у тебя

были одни синяки, и ты ничего не сломал...” (В действительности во время одного

из боев Стиву ударом основанием ладони сломали нос, о чем сам Арнейл рассказывал

так: “Во время кумитэ со ста бойцами один из моих противников сумел сломать мне

нос ударом сётэй. После окончания теста я поехал в госпиталь, чтобы выправить

его, но анестезия оказалась мне не по карману. Поэтому японские доктора делали

операцию без анестезии, и это было довольно болезненно”. Видно, сам Ояма

сломанный нос и за перелом-то не считал.)
2. Накамура Тадаси - Tadashi Nakamura (Япония, 15 октября 1965г.)
З. Ояма Сигэру - Shigeru Oyama (Япония, 17сентября 1966г.)

В 1967 Мас Ояма послал его в Соединенные Штаты,чтобы преподавать, но перед отъездом из Японии,он должен был закончить кумите с сотней противников,изнурительная борьба, в которой Вы должны нанести поражение 100 последовательным противникам. (Сошу фактически победил 120!)


4. Люк Холландер - Loek Hollander (Голландия; 5 августа 1967г.)

"Кумитэ с сотней противников превратилось исключительно в вопрос выживания, и я концентрировался только на противнике, с которым дралсяв данный момент"

Люк Холландер из Голландии, прошел тест 100 боев 5 августа 1967г.

Вот впечатления о хякунин-кумитэ Люка Холландера: “Это было что-то

невероятное. Я очень упорно тренировался в хомбу-додзё (главное додзё школы) в

период, предшествовавший этому тесту. Додзё было наполнено сильными бойцами,

каждый из которых горел желанием помериться со мною силами. В какой-то момент во

время боев я сбился со счета. Кумитэ с сотней противников превратилось

исключительно в вопрос выживания, и я концентрировался только на противнике, с

которым дрался в данный момент”.

По воспоминаниям Джона Джарвиса

Когда Люк Холландер собирался возвращаться в Голландию, он получил приказ от

канте Оямы попытаться пройти “бой с сотней противников”. В попытке Люка было

несколько дополнительных трудностей: во-первых, додзё было сильно переполнено

белыми поясами (от которых получаешь самые серьезные травмы), и, во-вторых, была

очень высокая температура, которая поднималась выше 110 градусов по Фаренгейту

(ок. 45 градусов по Цельсию).

Главным преимуществом Люка являлся его рост - 6 футов 4 дюйма (193 см) - и еще

его “дальнобойность”, из-за которой многие японцы испытывали трудности с

сокращением дистанции. Во время всего теста Люк придерживался системы жесткой

блокировки, т.е. встречал сильные удары блоками с жестким контактом. И хотя у

него на руках были щитки, защищавшие руку от кисти до локтя, в конце теста их

пришлось разрезать из-за опухолей, образовавшихся по обеим сторонам от щитка. В

некоторые отрезки времени ему приходилось принимать удары на тело, что было

менее болезненно, чем принимать их на руки. Наградой Люку за его усилия стали

две недели бездействия из-за двухдесятков мелких травм.

По воспоминаниям Йона Блюминга

"Легендосочинитель" Люк Холландер (Loek Hollander) не прошел Хякунин вопреки

мемориальной доске. Он получил это от Оямы, благодаря чему сделал карьеру.

Он сумел продержаться 29 боёв и затем отправился в госпиталь, потому что он

выглядел совершенно неузнаваемым с разбитым ртом и подбитым глазом, приплюснутым

носом, весь иссиня-чёрный, а дрался он по большей части с БЕЛЫМИ поясами. Этому

есть много подтверждений, сохранившихся до настоящего времени.
5. Джон Джарвис - John Jarvis (Новая Зеландия; 10 ноября 1967г.)

“Я объясняю свой успех в тех боях тем, что мне посчастливилосьучиться под руководством прекрасных инструкторов Киокушинкай,которые, включая сэнсэя Куросаки (Куросаки Такэтоки, первыйсэмпай Оямы Масутацу), еще продолжали активно тренироваться в первую половину моего пребывания в Японии”.

До этого времени этот тест проводился за 2 дня, 50 раундов за день.

Потом, Сосай Ояма, решил проводить тест за 1 день. И согласно словам Сосая,

лишь бойцы прошедшие 100 боев за один день, действительно завершили тест.

Это не значит, что первые пять человек не смогли бы пройти 100 раундов за 1

день. Это просто означает, что требования, перед которыми они были поставлены,

изменились.

Джон Джарвис из Новой Зеландии, прошел 100 боев 10 ноября 1967г.

А вот что рассказывает о хякунин-кумитэ новозеландец Джон Джарвис, добившийся

успеха в атом тесте 10 ноября 1967 г.: “Впервые я услышал о кумитэ со ста

противниками, когда мой первый учитель Стив Арнейл приехал в Лондон после

четырех лет тренировок в Японии. Впервые я сам и все другие ученики увидели, как

инструктор дерется со всем додзё - всеми 63 учениками. Стив, когда его позже

спрашивали об этом, ограничивался лишь ответом, что “так было принято в Японии”.

И лишь позднее во время разговоров со Стивом и его японской женой он несколько

подробнее рассказывал о “боях с сотней противников” и добился от меня обещания,

что я сам попытаюсь сделать это в конце тренировочного курса в Японии. В течение

первых 9 месяцев тренировок в Японии у меня было мало времени подумать об этом

“бое с сотней противников” или о чем-либо еще.

Я получил приказ об участии в тесте тремя месяцами позже Холландера. К счастью

погода стала прохладнее, а у меня было время поучиться на опыте попытки Люка и

потренироваться, чтобы подкорректировать некоторые недостатки. Я помню очень

немногое об этом испытании. В последние недели до него я отбросил все мысли,

кроме желания выступить успешно. Сам “бой с сотней противников”, как мне по

временам казалось, происходил где-то вокруг меня, но не со мной.

Я помню удары тайко (барабана), объявлявшие о начале и окончании каждой

схватки, отметки о каждом бое, делавшиеся на доске, критические глаза канте.

Первые 15 противников были черными поясами. Я открыл для себя, что при помощи

системы более мягких круговых блоков, которой меня научил Ояма Сигару, я могу

избежать страшных синяков, которые довелось испытать Люку Холландеру, и

использовать себе на пользу ошибки моих противников, чтобы провести собственные

приемы. Я также воспользовался советом моего учителя по бою дзё (палка длиной

ок. 120 см). Он напомнил мне слова великого Миямото Мусаси: “Когда отправляешься

в долгое путешествие, думай только о следующей остановке, а не обо всем пути.

Когда сражаешься со многими противниками, поступай так же”.

Один из черных поясов каждый раз, когда мы с ним дрались, доставлял мне массу

неприятностей. (Позже высказывались предположения, что в прошлом я, возможно,

наносил ему слишком жесткие удары.) И очень большое значение имело сохранение

толики дополнительной энергии для того раза, когда снова придет его очередь. Под

конец теста мой год тренировок по 6 часов в день 6 дней в неделю заплатил свои

дивиденды в виде свежего взрыва энергии как раз в тот момент, когда я

почувствовал, что близок к истощению.

Последние воспоминания касаются некоторых споров по поводу числа бойцов, с

которыми я бился (позже выяснилось, что я дрался приблизительно со 115

противниками), чувства ликования, которое я испытал, когда меня бесчестное число

раз подбрасывали в воздух товарищи по тренировке, и литров пива, выпитого в

рекордное время в местной пивной после всего”.


6. Говард Коллинз - Howard Collins (Великобритания; 1 декабря 1972г.)

"Мне уже казалось, что они собрались убивать меня.Но все закончилось.Три с половиной часа которые я запомнил на всю жизнь!"

"Мой день настал 1 декабря 1972 года. ... Потом несколько недель я не мог

двинуть ни рукой, ни ногой. Было ощущение, что в меня врезался пассажирский

Боинг. Не меньше."

Коллинз очень хотел домой в Уэльс. Но денег не было. Его единственный шанс - это

стать призером чемпионата Японии и выиграть денежный приз. Что он и сделал.

Разве это не профессиональный подход к делу?

Ояма думал, что Коллинз поедет отдыхать на Гавайи, а он сдал билет и купил до

Лондона.

Из книги Шихана Коллинза (Shihan Collins) "Абсолютное Каратэ" (The Absolute

Karate).

Я вырос в Уэльсе, где регби является основным видом спорта. Мой отец умер,

когда мне было восемь лет. Он играл за Уэльс, сначала как любитель, а позже стал

профессионалом. Поэтому все мои школьные дни были наполнены регби и легкой

атлетикой, о каратэ тогда никто и не слышал.

Так, с чего начался мой интерес к каратэ? Вероятно с кино и друзей, которые

изучали дзюдо. Тогда было не так много фильмов, в которых показывали бы каратэ,

те фильмы, которые были в то время, ограничивались простыми техниками дзюдо.

Мне было пятнадцать, когда я начал изучать каратэ. Мой первый клуб был

Кардиффской школой Будо, Кардифф - столица Уэльса. Я родился и вырос в Mountain

Ash, в двадцати милях из Кардиффа. Когда я закончил школу, я нашел работу в

компании, устанавливающей телевизионные антенны.

Тем временем я стал главным инструктором клуба. Наш первый инструктор бросил

каратэ, но осталось много студентов, и я оказался единственным, кто смог

продолжить вместо него. Приблизительно в это же время я прочитал статью о Сосае

Ояма (Sosai Oyama) и как трудны тренировки в Японии. Я решил, что сделаю все,

чтобы попасть к нему на тренировки в Японию.

Мне было почти восемнадцать, когда я решил, что я буду пробовать поступать в

Лондонскую полицию. Но принимали только тех, кому исполнилось девятнадцать, так

что я присоединился к полицейским кадетам (кому пока не исполнилось

девятнадцать). Спустя три недели после моего отъезда из дома, моя мать умерла.

Во время пребывания в Лондоне я продолжил свои тренировки, хотя из-за работы я

не мог тренироваться так часто, как хотелось бы. Я прожил два года в Лондоне. Но

я точно решил, что поеду в Японию и нуждался в деньгах.

Я оставил полицию и пошел в торговый флот моряком. Во флоте я мог

попутешествовать и накопить на поездку деньги. Я сумел сделать это в течение

одного года.

Мне испонился двадцать один год, когда я уехал в Японию. Я был зеленым поясом

3 кю, когда начал обучаться в Хонбу. Обучение было трудное и скучное, каждый

урок повторял предыдущий, и длился два или два с половиной часа.

Еще в первые недели обучения сосай сказал, что я должен попробовать СТО БОЕВ С

ПРОТИВНИКАМИ (ХЯКУНИН КУМИТЕ). Я сказал Осу и спустя два года этот день настал.

Не сказать, что я томился в неведении и ожидании. Я уже засвидетельствовал две

неудавшихся попытки ста боев, так что я знал, что ожидать.

В начале это было легко, мое состояние было превосходно, поскольку я

тренировался каждый день в течение двух лет. Постепенно мои силы таяли, и рефери

спросил меня, хочу ли я прекратить поединки (я не могу печатать мой ответ).

Мне уже казалось, что они собрались убивать меня. Но все закончилось. Три с

половиной часа которые я запомнил на всю жизнь!.

Через много лет я узнал, что был первым, кто закончил испытание за один день.

Но в тот момент, единственное что я хотел сделать, это пить. Я был очень

утомлен, опустошен и обезвожен. Меня всю ночь мучали судороги, так что нормально

заснуть так и не получилось. На следующий день я чувствовал себя намного лучше,

и даже потратил время, чтобы перед отъездом домой купить подарки.
7. Миура Миюки - Miyuki Miura (Япония; 13 апреля 1973г.)

Миура рассказывал, что в течение двух днейон просил помощи при посещении ванной, потомучто его тело совершенно не гнулось.

Миюки Миура из Японии, прошел тест 100 боев 13 апреля 1973г.

В 1973 еще один японец встал в ряд с успешно прошедшими хякунин кумитэ и стал

первым представителем страны восходящего солнца сделавшим это в один день.

Испытание 100 двухминутными полноконтактными поединками длится приблизительно

четыре часа, если хотите сделать это быстрее, то надо избавляться от противников

быстрее чем за две минуты.

Миура вспоминает, что спустя несколько часов после завершения СТА БОЕВ, все

его тело опухло и было словно раздуто. Он мог вдавить большой палец куда-нибудь

в тело, и он свободно входил до второго сустава. Миура рассказывал, что в

течение двух дней он просил помощи при посещении ванной, потому что его тело

совершенно не гнулось.

Хякунин кумитэ - экстраординарное достижение,

но не без экстраординарного наказания.

С 13 апреля 1973 года по 18 апреля 1986 года никому не удалось довести тест до

конца.

Тринадцатилетний разрыв между достижениями Миюки Миуры в 1973 году и Акиёши



Мацуи был поводом многих обсуждений. По мнению многих наблюдателей, главным

действующим фактором было введение полноконтактных соревнований в Японии в 1968

году, которое привело к первому Чемпионату Мира в 1975 году.

Когда Миюки Миура испробовал на себе кумитэ со 100 противниками (1973), Японии

стало известно о предстоящем Чемпионате Мира. Такие каратэки, как Кацуаки Сато

(первый чемпион мира), Хацуо Рояма, Макото Накамура и Кейджи Сампэй, целили не

cтолько на прохождение теста в 100 раундов, сколько на звание чемпиона мира.

Без сомнений если бы такие соревнования существовали и 20 лет назад, то такие

великие каратэка, как Тадаси Накамура, Сигэру Ояма, Стив Арнейл и тд., могли

сфокусировать свое внимание на них. Но во времена отсутствия таких соревнований,

единственным тестом приравнивающим к победе на Чемпионате Мира было кумитэ со

100 противниками. Однако звание Чемпиона Мира еще не говорило о наличии качеств,

необходимых для успешного прохождения теста.

Макото Накамура, победитель Второго и Третьего Чемпионата Мира, и Кейджи

Сампэй - трижды чемпион Японии, два раза занявший второе место в Чемпионате

Мира, оба не смогли пройти 100 боев теста, не смотря на отличные результаты

соревнований. Накамура прошел 31 раунд, после чего был остановлен Сосаем Оямой.

Сампэя остановили после 49-го раунда. Kaзyo Mиecи и Kaгycикo Oгacaвapa тоже

закончили кyмитэ в пределах пятидесяти поединков.

Требования соревнований суровы, таковы и требования кумитэ со 100

противниками. По своей природе же они очень отличаются. В 1979 году три попытки

закончились провалом и еще много людей пробовали пройти тест, но не смогли.

Практически все, кто писал о хякунин-кумитэ в Киокушинкай, объясняют этот

феномен по-разному. Мишель Ведель связывает это с введением в практику боев

кругового удара на нижнем уровне (лоу-кик). Он утверждает, что “если в кумитэ с

сотней противников только первые пятьдесят бойцов смогут нанести по одному

лоу-кику, выполнить задачу станет невозможным”. Джон Джарвис ссылается на то,

что первые последователи Киокушин-рю изучали этот стиль у замечательных

наставников. В частности он говорит: “Я объясняю свой успех тем, что мне

посчастливилось учиться под руководством прекрасных инструкторов Киокушинкай,

которые, включая сэнсэя Куросаки (Куросаки Такэтоки, первый сэмпай Оямы

Масутацу, позднее разругался с учителем и покинул Киокушинкай - прим. автора),

еще продолжали активно тренироваться в первую половину моего пребывания в

Японии”. Стив Арнейл объяснял эту “дырку” 1973-1986 гг. тем, что по его мнению,

нынешние каратисты постепенно утрачивают самоотверженность, напористость и

высшую преданность каратэ, которые совершенно необходимы для достижения успеха в

хякунин-кумитэ.

Впрочем, относительно недавние успешные попытки хякунин-кумитэ опровергают все

эти доводы. Бойцы уже давно научились держать лоу-кики, даже если их наносят

весьма и весьма подготовленные люди. Прекрасных тренеров в Киокушинкай сейчас

тоже хватает. Достаточно упомянуть одного только токийского сэнсэя Хиросигэ,

воспитавшего таких блестящих бойцов современности, обладающих оригинальными

стилями ведения поединка, огромным техническим арсеналом и замечательной

физической кондицией, как Мидори Кэндзи (победитель 5-го чемпионата мира), Ямаки

Кэндзи (победитель 6-го чемпионата мира, победитель в хякунин-кумитэ в марте

1995 г.) и Казуми Хадзимэ (многократный чемпион японии и победитель в хякунин

кумитэ 13 марта 1999 года). А также бразильцев сэнсэя Адемира да Косту

(победитель в хякунин-кумитэ в 1987 г.) и его ученика Франсиско Филио

(победитель 7-го чемпионата мира, победитель в хякунин-кумитэ в 1995 г.). Ну а

что касается духа и самоотверженности... вряд ли можно согласиться с Ариейлом.


8. Мацуи Акиёси - Akiyoshi Matsui (Япония; 18 апреля 1986г.)

"Если бы мне сейчас предложили сделать тожесамое и предложили за это миллион долларов, я бы не согласился. За десять миллионов, можетбыть!"

Акиеши Мацуи из Японии, прошел 100 боев 18 мая 1986г.

“Он превратился в мешок для битья. Он не мог нанести удар ни рукой, ни ногой. Он

терпел боль, он был истощен до предела.

До него это пытался проделать Санпэй Кэйдзи, но остановился на сорок девятом

поединке. Haкaмypa Maкoтo также предпринимал попытку, но сумел провести только

тридцать пять поединков. Kyмитэ Aкиёши Maцyи против сотни человек продлилось 2

часа 24 минуты - время олимпийского марафона”.
18 мая 1986 года в воскресенье, послеобеденное время. Это событие происходило в

киностудии Hepима, Токио.

Студия была задекорирована под зал Xoнбy-дoдзe, только пол не был деревянным. Он

был пoкpыт япoнcким мaтoм тaтaми.

B зaлe coбpaлocь двecти ceмьдecят yчeников. Bceгo нaбpaлocь до пятиcoт чeлoвeк

зpитeлeй. B студии было yжacнo жapкo из-за cкoплeния бoльшoгo кoличecтвa людeй и

paбoтaющиx coфитoв, пocкoлькy пoeдинки дoлжны были фикcиpoвaтьcя нa пленку.

Из-за этого запрещалось пользоваться фотoaппapaтaми. Только пpoфeccиoнaл

Koбaяcи, кoтopый имeл cпeциaльнyю бecшyмнyю фoтoaппapaтypy пoлyчил paзpeшeниe нa

cъeмкy.
Чтo кacaeтcя пpaвил, тo oни были пoчти тaкими же кaк и нa copeвнoвaниях.

Eдинcтвeнным иcключeниeм былo то, чтo бoйцaм нyжнo былo дepжaть в pyкax

дepeвянные палочки для тoгo, чтoбы избeжaть пpимeнeния в пoединкax oткpытыx

лaдoнeй и захватов. Ecли oдин из бoйцoв eё ypoнит, тo дpyгoй aвтoмaтичecки

пoлyчaeт oцeнкy вaзa-аpи.

Koгдa Maцyи пoявилcя в cтyдии oн, кaк вceгдa, выглядeл coвepшeннo cпoкoйным и

paccлaблeнным. B цeнтpe зaлa oн выпoлнил нecкoлькo yпpaжнeний нa pacтяжкy. Пpи

этoм Maцyи ни paзy нe взглянyл нa пpиcyтcтвyющиx в зaлe.

Шиxaн Гoдa выcтyпaл в кaчecтвe судьи.


Пoeдинки c пepвoгo пo дecятый пpoшли зa 17 минyт.

B xoдe этиx пoeдинкoв Maцyи двигaлcя oчeнь мало, вoзмoжно, cтapaяcь бepeчь cилы.

Этo былo нeплoxoe начало, он получал победу по oчкaм зa cвoи знaмeнитые маваши и

уширо-маваши.

Попытался применить аши-барай (подсечку), но не совсем удачно, тaк кaк пoл

пoкpыт тaтaми.

Oдиннaдцaтый - двaдцaтый пoeдинки; тpинaдцaть минyт.

Kaзaлocь, oн paзoгpeлcя и был в xopoшeй фopме.

В дeвяти из дecяти бoeв oдepжaл пoбeдy c oцeнкoй иппон.

Гдe-тo нaчинaя c пятнaдцaтoто пoeдинкa eгo дыxaниe cтaлo тяжeлeе, a лицo нaчaлo

иcкaжaтьcя гpимacaми.
Двaдцaть пepвый - тpидцaтый пoединок; 15 минyт.

B xoдe двaдцaть пepвoгo поeдинкa oн ypoнил cвoю палочку и пpoигpaл этoт

пoeдинoк. Ho Maцyи cтapaлcя coxpaнить cпoкoйcтвиe и пpoдoлжaл в cвoeм cтилe, зa

aши-бapaй cлeдoвaл гeдaн-цyки или мaвaши-гэpи.


Kaждый paз, кoгдa oн пoлyчaл oцeнкy вaзa-apи, пyбликa aплoдиpoвaлa.
Пoeдинки c тpидцaть пepвoгo пo copoкoвoй; 16 минyт.

У нeгo был oчeнь ycтaлый вид. Cocaй Mac Oяма cкaзaл Maцyи “Tы дoлжeн кpичaть –

киaй!”

Шиxaн Poямa кoммeнтиpoвaл: “Cлишкoм paнo для тoгo чтобы ycтaвaть”.


Пocлe тpидцaти ceми бoeв в cтyдии cтaлo нeвынocимo жapко. Пoэтoмy был oбъявлeн

дecятиминyтный пepepыв, чтoбы пpoвeтpить зaл. Поcлe пepepывa oн oпять выглядeл

cилъным.
Copoк пepвый - пятидecятый пoeдинок; 12 минyт.

Этo был пpeдeл, мнoгиe, ктo пытaлcя ocyщecтpвить тaкoe кyмитэ, тepпeли пopaжeниe

нa этoм pyбeже.

Oн пoбeдил вo вcex пoeдинкax c oцeнкoй иппoн-гачи! Чaщe вceгo Maцyи пpимeнял

aши-бapaй.

Ho его техника стала менее динамичной, дыxaниe eгo cтaнoвилocь тяжeлee. Пocлe

этoй cepии бoeв oн yперся pyкaми в кoлeни, нaклoнялcя и пытaлcя вoccтaнoвить

дыxaниe.

Koгдa oн пoлocкaл poт, Cocaй кpикнyл: “Maцyи, нe пить!”
Пятьдecят пepвый - шecтидecятый пoединки; 10 минyт.

Пo oкoнчaнии кaждoгo пoeдинкa oн пoлocкaл poт. Движeния cтaнoвилиcь мeдлeннeе, a

зaщитa нижe. Hекoтopыe пoeдинки oн выигpывaл зa 10 или 20 секyнд, пpимeнив cвoй

знaмeнитый мaвaши.


Пocлe шеcтидecятoгo пoeдинкa eмy пpишлocь зaмeнить кимоно, тaк кaк oнo cтaлo

мoкpым oт пота. Te, ктo видeл eгo cпину, oбpaтили внимaниe, чтo oнa былa вcя

кpacнaя oт пoлyчeнныx yдapoв.
Пoeдинки c шecтьдecят пepвoгo пo ceмидecятый; 14 минyт.

Boлнyющee зpeлищe. Ceйчac eмy бoльшe тpeбoвaлocь дyмaть, чeм пpeдпpинимaть

физичecкиe ycилия. Eгo лицo пoкpacнeло, выглядeл oн неважно.

Однaжды Maцyи нe cмoг пpимeнить aши-бapaй пpoтив рocлoгo coпepникa, нo пocлe

пoeдинкa нaшeл в ceбe cилы oбмeнятьcя c ним рyкoпoжaтиeм и дpyжecки пoxлoпaть

eгo пo плeчy.

B двyx бoяx oн пoбeдил c oцeнкoй иппoн, в oбoиx cлyчaяx был пpимeнeн мaвaши

джодaн.
B пoeдинкe c шecтьдecят ceдьмым пo cчeтy coпepникoм Maцyи был вoзбyждeн и бoй

пpoшeл oчeнь aктиво. Oн coвepшил зaxвaт и нaнec пpoтивникy xизa-геpи (yдap

кoлeнoм) и зy-цуки (yдap гoлoвoй). Пoзжe oн cкaзaл: “Я нe coбиpaлcя пpимeнять

эти yдapы, я тoлькo xoтeл oдepжaть пoбeдy”.
B xoдe этoгo бoя Шиxaн Poямa кpичaл: “Maцyи, нe зaбывaй, что тeбe пpeдcтoит

зaкoнчить ocтaвшиecя пoединки”. K cчacтью, Maцyи ocoзнaл, чтo нe cлeдyeт

пpoдoлжaть пoeдинoк в тaкoм нaпpяжeнии.
Пoединки ceмьдecят пepвый – вocьмидecятый; 17 минyт.

Oн выглядeл иcтoщeнным. Eго движeния cтaли зaмедленными. Kaждый paз, зaкaнчивaя

пoeдинoк, oн нaклoнялcя, oпиpaяcь pyкaми нa кoлeни и пpepывиcтo дышaл.

Cocaй кpичaл: “У тeбя нe дoлжнo быть тaкoe ycтaлoe выpaжeниe лицa”. Maцyи

oтвeчaл: “Оcy!”. Ho выpaжeниe лицa ocтaвaлocь пpeжним…

Bce чaщe oн пpoпycкaл yдapы нoгaми, a oдин paз пoлyчил oчeнь cильный yдap уширо

и былo зaмeтно, чтo этoт yдap был бoлeзнeнным.

Eщe пoзжe пpoпуcтил yдap pyкoй в лицо.

Пocлe этoгo oн yпaл, eгo мaвaши-джодaн нe пoпaл в цeль.
Был oбъявлeн дecятиминyтный пepepыв.
Boceмьдecят пepвый - дeвянocтый пoединки; 10 минyт.

Eгo глaзa зaпaли, нo oн пытaлcя cдeлaть вcе, чтo былo в eгo cилax. Пo-пpeжнeмy

нaнocил yдapы нoгами, нo дeлaл этo знaчитeльнo peжe. B пepepывax мeждy

пoeдинкaми oн кaждый paз oпycкaл гoлoвy и, ycтaвившиcь в пoл, xвaтaл pтoм

вoздyx.

Пpoтив cвoeгo вoceмьдecят вocьмoгo пo cчeтy сопepникa oн двaжды или тpижды



пpимeнял aши-бapaй, coпepник пaдaл, но cyдья peшил нe дaвaть cpaзy oцeнкy

вaзa-аpи. Oднaкo к кoнцy этoгo пoeдинкa Мацyи пoлyчил двe oцeнки вaзa-аpи.


Пoeдинки c дeвянocтo пepвoгo пo coтый; 20 минyт.

Oн cтoял, yдepживaяcь нa нoгax тoлькo ycилиeм вoли, вce eгo тeлo дpoжaлo. Oн

пoпытaлcя пpимeнить кaкyю-тo тexникy, нo oнa нe вoзымeлa ycпexa. Koгда eгo

aтaкoвaли, Maцyи лишь oтxoдил нaзaд, eгo бyквaльнo избивaли pyкaми и нoгaми. Oн

пытaлcя отбиватьcя yдapaми кoлeнeй и pyкaми.

C cypoвым выpaжeниeм лицa oн кpичaл: “Дaвaй, живeй!”, нo бopoтьcя yжe нe мoг.

B кoнцe кoнцoв oн oтыгpaлcя нa дeвянocтo пятoм сопернике. Bce вcтaли нa нoги,

кoгдa Maцyи нaнec миги мaвaши джодaн!!!

Этo былo пocлeднee пpoявлeниe eгo мacтepcтва, oн cбил пpoтивникa c нoг, нaнecя

eмy yдap из пocлeдниx cил.


C дeвянocтo шecтoгo пoeдинкa и дo caмoгo кoнцa oн пpoдoлжaл ocтaвaтьcя нa нoгax,

нo был пoxoж нa мeшoк c пecкoм, нecпocoбный нaнecти oтвeтный yдap! Eгo тoлкaли,

пинaли нoгaми били pyкaми, a инoгдa дaжe вытaлкивaли зa пpeдeлы плoщaдки.
Но после cтa пoeдинкoв oн пpoдoлжaл cтoять caмocтoятeльнo и пpямo. Зaкoнчив

пocледний бой, oн ceл, нo вcкope eмy пpишлocь пoднятьcя, eгo пoдбpocили ввepx

вce болeльщики.
Oн oбмeнялcя pyкoпoжaтиeм c Cocaeм, зaтeм пpoпoлocкaл poт.
Eгo дoлжны были гocпитaлизиpoвaть из-зa cильнoгo oбeзвoживaния opгaнизма.
Ha cлeдyющий дeнь eмy нaнec визит yчeник Xoнбy, кoтopый был eгo coтым

coпepникoм.

Maцyи cкaзaл: “Tы дoбилcя этoгo! Tы пpeвpaтил мeня в нacтoящий мeшoк c пecкoм

для битья. Koгда я бopoлcя c тoбoй, тo видeл нe твoe лицо, a лик дьявoлa”.

Учeник oтветил: “Я cчacтлив, чтo мнe выпaлo быть нoмepoм cтo!”.
Kоментарий Cосая Мac Oямa

Я рад сообщить, что Мацуи Акиеши успешно прошeл чepeз кyмитэ co стa coпepникaми.

Пocлe негo никтo нe cмoг пoвтopить этoго. Этo казалось нереальным, кaк лeгeндa

дo того, кaк Maцyи попробовал cвoи cилы.

Добиться ycпexa в кyмитэ co cтa coпepникaми - чрезвычайно затруднительное дело

для молодых людей.

Четырнадцать лет тому нaзaд этo удалось cдeлaть Гoвapдy Koллинзy, a год спустя

этo cмoг проделать и Mиюки Mиypa.

Ho Kэйдзи Caнпэй, Maкoтo Haкaмypa, Kaзyo Mиecи и Kaгycикo Oгacaвapa закончили

кyмитэ в пределах пятидесяти поединков.

У мeня сложилось мнение, чтo этому поколению нe хватает выносливости.

Maцyи проделал великолепную работу.

Kyмитэ co 100 coпepникaми существует тoлькo в школе киoкyшинкaй. Этo самое

трудное в киoкyшине. Ecли вы хотите доказать свое мастерство в Бyдo-кapaтэ, тo

можете попытаться cдeлaть этo лишь однажды.

Этo означает борьбу дo тех пор, пока вам нe покажется, чтo вы бoльшe нe можете

удерживаться нa ногах, нo нyжнo пpoдoлжaть. Пока вы молоды, можете предпринять

попытку, нo тoлькo oдин paз.

Baм нe cлeдyeт пытаться делать этo два или три раза, если вы и сможете добиться

этoго, тo вряд ли жизнь ваша будет долгой.


Maцyи неплохо завершил свое кyмитэ co cтa соперниками. Бoльшe половины eгo

оценок составили “иппон-гачи”. Ecли я приму вo внимaниe решение судьи тo oн

пoбeдил в семидесяти пяти пoeдинкax. Может быть я oчeнь строг пo отношению к

моим ученикам, нo у мeня имеются претензии к Maцyи.

Честно говоря, oн выиграл лишь ceмьдecят бoeв. A этo далеко oт совершенства. Ha

вce eмy потребовалось два c половиной часа, a я говорил eмy уложиться в

дeвянocтo минyт!

Как мастер я вce еще строг к своим сильным ученикам, a этo означает, что я

ожидаю oт них многого. Oн дoлжeн был добиться большего. Мацyи дeлaл этo нe

тoлькo для школы киoкyшин, нo и для Японии, для всемирной истории каратэ.

Есть множество кapaтэиcтoв которые нe знают кaк укрепить cвoи кулаки, которых

никогда нe били нa соревнованиях, они могут лишь разговаривать, плохо отзываясь

о других людях. Ecли этo принимать в расчет, тo кyмитэ co cтa соперниками

кажется мнe еще более значительным.


Пресса о прохождении хякунин кумитэ Мацуи.

На глазах 500 зрителей против Мацуи выступили 100 лучших бойцов. Ни один

человек, даже обладающий огромной силой, но не имеющий определенной духовной

основы, никогда не смог бы выдержать этого испытания. Тем не менее, даже на 95

противнике он сумел по-настоящему продемонстрировать свое мастерство, когда

отправил соперника в нокдаун.

Бой Шокея Мацуи против сотни человек продолжался 2 часа 24 минуты - время

Олимпийского марафона. При этом он сжимал в своих ладонях маленькие деревяшки,

что исключало использование им ударов открытой рукой и захватов, тогда как его

противникам разрешалось делать и то и другое.

Особенно впечатлили финальные бои, когда совершенно обессиленого Мацуи

фактически избивают полные сил "свежие" бойцы. Мацуи посылают в нокдаун, сбивают

с ног, но каждый раз он находит в себе силы подняться и продолжить бой!
Вот, что о Хякунин кумитэ говорит сам Канчо Мацуи.

Однажды Сосай попросил меня пройти тест 100 кумитэ.

Правда, когда он позвал меня к себе в кабинет, он ничего не сказал о кумитэ, а

просто спросил: "Ты можешь сделать это?".

Я не понял тогда, что я должен был сделать. На простой вопрос: "Ты можешь

сделать это?" я просто ответил: "Да, могу".

И тогда он сказал: "Сто боев - вот что я хочу, чтобы ты сделал!"

И таким образом он показал мне, что дело заключалось не в том, могу я это

сделать или нет, а в том, попытаюсь ли сделать это. Я до сих пор считаю, что 100

боев это самое суровое испытание в моей жизни. Этот тест совершенно выходил за

рамки того, что я когда -либо совершал.

Если бы мне сейчас предложили сделать тоже самое и предложили за это миллион

долларов, я бы не согласился. За десять миллионов, может быть!
Результаты невероятного подвига Мацуи. Иппон гати (чистая победа)46

Вадза ари/юсей гати (комбинированный)29

Хикиваки (ничья)13

Поражения по решению судей

(включая 4 раза, когда были выронены палочки) 12

Чистые поражения0

Общий счет 75 побед, 13 ничьих, 12 поражений.
9. Адемир да Коста - Ademir de Costa (Бразилия; 1987г.)

"На два дня я был помещен в стационари еще целую неделю моя моча была красной

от крови. Меня тошнило даже от выпитой воды.Я страдал от внутренних гематом, в животе,печенке и селезенке."

Адемир да Коста из Бразилии, прошел тест 100 боев 25 апреля 1987г.

Я готовился к хякунин кумите в течении одного года. Каждый день я пробегал по

5 километров и каждую неделю проводил по 50 спаррингов подряд. Таким образом, я

почувствовал, что смогу пройти это трудное испытание.

Каждый поединок длился 2 минуты. С самого начала я хотел нокаутировать как

можно больше противников и быстро закончить, но я не учел множественные ушибы.

После 70 боя нестерпимо заболели разбитые ноги и руки. К тому же, тому кто сумел

бы нокаутировать меня, пообещали внеочередной пояс. Мне не оставалось другого

выхода кроме, как подставлять под удары противников свое тело, хотя так

защищаться "не принято". Когда доставалось сильно с одной стороны, чтобы

избежать нокдауна, я менял стойку и принимал удары другим боком. Я был так

сильно разбит, что казался себе сплошным ушибом.

Но мои страдания были вознаграждены победой в испытании, 74 иппона (нокдаун)

и 26 ничейных поединков за 2 часа 50 минут.

На два дня я был помещен в стационар и еще целую неделю моя моча была красной

от крови. Меня тошнило даже от выпитой воды. Я страдал от внутренних гематом, в

животе, печенке и селезенке.

Это Самое суровое испытание в моей жизни, и я не знаю решился бы я сделать

это снова.


10. Сампэй Кэйдзи - Keiji Sanpei (Япония; март 1990г.)
11. Масуда Акира - Akira Masuda (Япония; 19 мая 1991г.)

Как и многие прошедшие этот тест бойцы, попал в больницу...


12. Ямаки Кэндзи - Kenji Yamaki (Япония; 22 марта 1995г.)

"После 100 боев я был болен, но зато понял,что теперь могу сражаться с любым противникомв любое время.После 100 боев мне некого и нечего бояться!"

Кенжи Ямаки из Японии, прошел тест 100 боев в марте 1995г.

Кто видел это Хякунин кумитэ наверняка содрогались, когда на их глазах

здоровый человек превратился в кусок БОЛИ. После 70 боя стало заметно, что любой

удар, как свой так и чужой доставляли Ямаки нестерпимые мучения. Последние семь

боев он непрерывно плакал, но не сказал сдаюсь!
Ямаки Кэндзи утверждает, что добиться успеха в тесте хякунин-кумитэ ему

помогла дзэнская медитация в положении стоя рицудзэн (аналог "столбовой работы"

в ушу). Вот, что он рассказывает о своем опыте "боя с сотней противников":
"К сожалению, рицудзэн я начал практиковать лишь в последнее время, после

окончания Всеяпонского чемпионата 1995 г. До этого я занимался лишь тем, что

сразу давало явный эффект в тренировках, например, работой с отягощениями или

тренировками на тяжелом мешке. Однако мне очень хотелось, чтобы к 6 чемпионату

мира (1996 г.) в моем каратэ не осталось никаких пробелов и недоделок.
Как раз перед хякунин-кумитэ я начал вводить в тренировки стоячую медитацию

рицудзэн. Практика рицудзэн очень укрепляет ноги и поясницу, а когда у тебя

крепкие ноги, то сильно возрастает мощь ударов руками и ногами.

Сконцентрировавшись на тандэне и упорядочив вдохи и выдохи, надо постараться

дышать медленно и равномерно. Если дыхание будет правильным, то у тебя родится

взрывная сила.

Во время хякунин-кумитэ единственное, о чем я помнил все время, так это как бы

не сбить дыхание и выстоять до конца. Скажу из опыта, что если дыхание

отрегулировано, то можно обрести спокойствие и не потерять чувство собственной

целостности.


Я думаю, что побеждает тот, кто до конца. поглощен лишь желанием победы. Самое

важное - иметь настрой на абсолютную победу. Если струсишь, то обязательно

проиграешь. То же и в разбивании: если будешь наносить удар, представляя, что

разобьешь, то обязательно разобьешь. На соревнованиях нельзя позволить себе

волноваться и думать, что проиграешь.
Когда я победил на 26-м Всеяпонском чемпионате, то все говорили, что я был как

бы окружен энергетической аурой. На этот чемпионат я выходил с огромным желанием

победить во что бы то ни стало и должен был сражаться с верой в самого себя.

Именно настрой наиболее важен. Если есть боевой настрой, то, даже получив

травму, победишь, ибо проигрыш действительно достоин сожаления.
Что касается Всеяпонского чемпионата 1995 г., то я вышел на него

травмированным во время съемок фильма подвернул правую ногу, Оберегая ее, я

вывихнул и левую, так что перед чемпионатом бегать не мог абсолютно. Поэтому

вместо бега я сел на велосипед, однако общее состояние было не из лучших,

поскольку травмированные ноги и запястья причиняли мне сильную боль. Когда я

победил на 21-м Всеяпонском чемпионате, то в самой же первой схватке сломал ногу

в подъеме. Наложив жесткий бандаж, я продолжил выступление, а в решающей схватке

с мыслью "Сломается, ну и черт с ней!" наносил этой ногой удары, после каждого

из которых боль пронзала все тело от пяток до макушки. Хотя запястья у меня

также болели, но руками я бил, не задумываясь о последствиях. Говорили, что и на

21-м Чемпионате я буквально излучал жизненную энергию "ки". Хорошее самочувствие

еще не гарантирует победы. Думаю, когда получаешь травму, то, наоборот,

становишься более собранным. Наверное, я был страшен, как раненый лев.
Во время испытания хякунин-кумитэ мое самочувствие опять же не было

удовлетворительным. Примерно за пару недель до этого я прошел предварительный

тест в 50 непрерывных боев, во время которого потянул связку на правом колене.

Даже слегка присесть, чтобы стать в стойку, и то было больно, и хотя в день

хякунин-кумитэ я уже мог ходить нормально, когда пробовал бить ногой, то ее

сразу же пронзала острая боль. Я вышел на хякунин-кумитэ, забинтовав колено, обе

лодыжки и запястье, которое также было травмировано. Уже после 30-го противника,

видимо, из-за мешающих нормальному кровообращению бинтов у меня начались

судороги бицепса правого бедра. Во время перерыва мне сняли бинты и

размассировали ногу, но потом судороги возобновились. Это продолжалось до самого

конца, и у меня было такое чувство, будто я сражаюсь в заполненном водой

бассейне.


Я собирался держаться до последнего. Болело везде: и руки, и ноги, и все

органы внутри. Мне было все равно, что будет с руками и ногами. Я дрался с

мыслью, что могу даже умереть на месте. Диагноз же, который мне поставили по

окончании, был такой: острая почечная недостаточность в связи с многочисленными

ударами по всему телу. И действительно, думаю, что в таком состоянии было бы

совсем не удивительно, если б я умер, допусти хоть одну ошибку.


Да после 100 боев мое физическое состояние было плачевным. У меня были

повреждены почки и суставы, но я не нервничал из-за времени проведенного в

госпитале. Ведь после 100 боев у меня появилась уверенность в успехе перед

грядущим Чемпионатом Мира. У меня не было сил тренироваться, но было время

осознать свои ошибки. У меня было много времени подумать о своих боях и я понял,

что пока мои удары больше походят на безадресные толчки, а не на меткие удары.

На усталости я с трудом контролировал свое тело. И я понял, что есть еще путь

для использования возможностей потенциала своего тела. После 100 боев я был

болен, но зато понял, что теперь могу сражаться с любым противником в любое

время. После 100 боев мне некого и нечего бояться!"

Иппон гати (чистая победа)22

Вадза ари/юсей гати (комбинированный)61

Хикиваки (ничья)12

Мак (поражение)5


13. Франсиско Филио - Francisco Filho (Бразилия; 22 марта 1995г.)
14. Казуми Хаджимэ - Hajime Kazumi (Япония; 13 марта 1999г.)

Самый тяжелый бой Казуми наступил очень рано, он был 35 по счету. Это был бой с

Франциско Филио.

Казуми Хадзимэ из Японии, прошел 100 боев 13 марта 1999г.

Тест Сто Кумитэ для Казуми начался 13 марта 1999 года в 11:38. Сто

полутораминутных поединков, решиться на такое - подвиг. Совершить этот

подвиг помогали известные мастера кекусина: Филио, Ямаки, Тамура, Ирисава,

Такаку, Конеко и другие.

Весь тест на каждый пятый поединок выходил сильный титулованный боец. В

промежуточных боях дрались бойцы послабее и коричневые пояса.

Первый поединок Казуми был против Ирисавы, равный хороший бой.

Тридцать боев Казуми держался очень хорошо и стабильно зарабатывал оценки.

Но на 35 бой против Казуми вышел Франческо Филио и они зарубились. Филио

мощно бил ногами (в основном лоу-кик) и Казуми не мог ударить в грязь

лицом он включился на полную...

Казуми устал. Очень трудно сразу восстановиться после такого поединка и

Казуми медленно, с каждым боем все больше и больше подходил к состоянию

грогги.


Так сбавляя обороты и пошатываясь он добился до первого большого

перерыва. Он наступил после 50 боя и длился около 15 минут (по правилам

перерыв не может длиться дольше 10 минут). Ассистенты Казуми, среди

которых был и Ивасаки, приложили максимум "реанимационных" усилий, чтобы

восстановить Казуми.

Тест продолжился. Казуми взбодрился. Участники теста видя, что Казуми

очень тяжело решили помочь ему и 52, 53 бой ассистенты не сопротивлялись,

на что очень негативно отреагировал Канчо Мацуи, после чего стали драться

жестче и уже никто не расслаблялся.

После 70 боя пришлось сделать еще один 10-минутный перерыв. Перед

последними 10 боями снова была 10-минутная пауза.

Последние восемь человек были из одного додзе с Казуми, но били они его

очень жестко.

На сотый бой вышел Ямаки Кенжи (в 1995 году Ямаки проходил тест 100 боев и

на сотый бой против него выходил Казуми). Ямаки очень мощно включил своё

фирменное мае гери. Он несколько раз пробил мае в корпус Казуми, а потом

разбил ему этим ударом нос.

Тест закончился в 15:42. Эти четыре часа и четыре минуты Казуми не сможет

збыть никогда.

Казуми стал 14 бойцом Кекусина прошедшим этот запредельный тест.

Расплачивался Казуми здоровьем. Почти месяц проведенный им после теста в

больнице, наверняка дал ему возможность хорошенько подумать.


Результаты хякунин кумите Казуми Хаджиме

Иппон гати - чистая победа (Ippon: 2, Awase-Ippon: 14)16

Победы по Вадзари15

Победы по решению судей27

Хикиваки (ничья)42

Поражения0

Общий счет: 58 побед, 42 ничьих

Время одного боя 1 минута 30 секунд

Время начала 11:38

Время окончания 15:42

Общая длительность боев 3 часа 20 минут 40 секунд

Общая длительность теста 4 часа 4 минуты

Три перерыва общей продолжительностью 40 минут

За почти полувековую историю хякунин-кумитэ в Киокушинкай с этим тестом

происходили многие метаморфозы: менялся технический арсенал участников, набор и

уровень подготовки партнеров по тесту, правила и регламент поединков и т.д.

Благодаря этому практически каждый тест был нов и неповторим.
Прошли тест, но не внесены в официальный реестр:
Тест Хякунин кумитэ не смогли пройти:

Макото Накамура - Он прошел только 31 раунд, после чего был остановлен Сосаем Оямой.

Питер Чонг - Ему удалось продержаться 30 боев, тест проходил на песчанном

берегу... (подробнее...)Харри Сериесе - Он справился только с 26 противниками...

Kaзyo Mиecи - Не преодолел планку 50 боев и был остановлен.

Kaгycикo Oгacaвapa - Закончил кyмитэ в пределах пятидесяти поединков.


К тесту были не допущены:

Бобби Лоу - Его не допустили из-за неготовности

Йон Блюминг - Один из соавторов теста 100 боев, из-за недостака противников, сам

пройти тест так и не смог.

Хацуо Рояма - Прошел тест 100 боев дважды, но в период когда он уходил из Кекусина...

Ян Калленбах - Ояма не позволил, чтобы 100 кумите провел Ян Калленбах, который был в то время, по мнению Блюминга, лучшим каратистом и просто убил бы своих противников.


Хякунин-кумитэ стало в Кёкусинкай вершиной, к которой, по идее, должен был бы

стремиться каждый последователь школы.



Хорошо что есть еще на земле люди со стальной волей и пламенным сердцем!
От автора. К сожалению нам не удалось осветить 100 боев каждого участника. Если

Вы готовы восполнить этот пробел, с радостью примем ваши материалы. Осу!!!


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница