Ипподром античная трагедия в 2х актах



страница2/8
Дата09.05.2016
Размер1.6 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Димарх

Что грек, что грех  одна беда,

Нет справедливости! Когда

Благоволил прасинам Анастасий 

Царем он слыл прекрасным и спокойным.

Прасином был Нерон, и колесницей

Сам правил он на Олимпийских играх,

Где признан был прославленным возницей.



Прасин

И Луций Вер, и император Феодосий...



Димарх

Все, все прасинам помогали.

Юстиниан же разрешил венетам

Бесчинствовать и обижать «зеленых»,

И многие из наших уже пали.

Ефрем

Терпеть несправедливости нет мочи.

От тяжких бед и жизнь идет короче.

Умрет сосед или сбежит за море,

А нам платить налоги за него!

Прок

Мы  византийцы, родины оплот!

А наши деньги утекают в море!

Юстиниан собрался строить флот!



Прасин

Нет! Наши деньги утекают к готам!

Царь варваров отряд привел к своим воротам.

Димарх

Нет! Наши деньги потекли к попам!

На храмы тратит все Юстиниан!
Прок

Одно лишь верно: что в угоду государству

Он губит добрых, и он враг гражданству.

Что делать мыслите, прасинов коллектив?

Как будем действовать тирану супротив?

Димарх

Нам Константин Великий право дал

Сказать царю о наших бедах смело 

С трибуны ипподрома в час заезда встать.

Мы будем прославлять лишь справедливых,

А недостойных царства порицать!



Ефрем

Предъявим перечень обид!

Пусть клакеры орут погромче правду 

и грозный принимают вид.



Прасин

Хулить, кричать и обзывать

Последними словами из Писанья

Юстиниана и его шакалов стаю,

Коль царь не хочет наказать

Комитов, заслуживших наказанье!



Прок

Вот деньги,



(бросает кошелек Ефрему)

Чтоб нанять побольше глоток.

Да, случай выдался  злодеев мы затравим.

Когда Юстиниан на ипподром придет,

Мы всё тогда в лицо ему предъявим.

Ефрем

(достает одну монету из кошелька)

Монета – золотая, лик – фальшивый!

Сам царь послужит платой за свободу!

Орать за деньги сможет и ленивый.



Димарх

Так, решено. И скажем мы народу:

«Идемте, братья, час расплаты близок!»

Пусть поднимается наверх, кто был так низок.

Все уходят, кроме Прока.

Прок

О славный лев, хранитель Византии!

Ты в клетке чахнешь, кость свою глодая,

А на арене, к мщению взывая,

Ты наполняешь ужасом трибуны.

Пусть шлюха и крестьянин правят миром.

Мы угостим врагов кровавым пиром.

Сцена третья. Сплетни и беседы

Дворец Юстиниана. Феодора сидит на кушетке перед зеркалом и наряжается.

Входит патрикия Мария и кланяется.

Феодора

Мне надоели эти самоцветы,

Пора купить уж новые браслеты.

Мария

Госпожа, велели вы сказать,

Как явится Антония в палаты…

Феодора

Она уже пришла?



Мария

О да, моя царица!



Феодора

Наконец-то! Вот кто

Прогонит скуку из дворца!

Веди ее скорее… от крыльца.

Мария уходит. Феодора ей вслед.

Мария добродетелей полна

И мужу верная жена.

И добрая подруга в нашей свите,

Но скучно каждый день

Нам видеть добродетельную тень.

Антония  совсем другое дело.

Она грехами правит так умело,

Как колесницей опытный возница…

Входит Антония.



Антония

За мной послали вы, великая царица?



Феодора

Да, я скучала без тебя с утра.

Как твой гимнаст? Упругий  в упражненьях?

Антония

С утра упругий был,

А вечером узнаю, как он свою упругость сохранил…

Феодора

Бесстыдница, побойся мужа…



Антония

Пристало говорить «побойся Бога»,

А с мужем справлюсь я сама

Иль попрошу подругу Феодору

Помочь унять мне ревность носорога.

(Целуются.)

Феодора

Твой Велизарий  славный полководец!

Он с персами воюет много лет.

Антония

Мой Велизарий  славный рогоносец!

Он с персами воюет много лет.

Феодора

Держись, подруга, новость не из лучших.

Юстиниан велел войну окончить

И Велизария вернет опять в столицу.

Тебе придется свои штучки кончить.

Весь город знает, что в твоей постели

Бывало много юных греков, и молва

Судачит – ты спала со всем Босфором.

За похотливость взгреет муж тебя.

Антония

Ваша Милость!

Я  лжива, лжива, лжива

И блудом занимаюсь ради блуда.

Мне удовольствие милее под запретом

И днем, и ночью, и зимой, и летом.

Все глупости, которые свершу,

Свалю на мужа-рогоносца.

Обидно видеть славного мужчину,

Закованного в брак с распутной бабой,

Но хочется смотреть на дурака,

Которому наставлены рога.



Феодора

Когда была я цирковой актрисой,

Я этим занималась ради хлеба.

А ты, Антония, грешишь уж против неба

И в блуде не уступишь куртизанке.

В пример тебе я приведу Марию:

Вот женщина, достойная награды!

И мужу верная, и добрая для слуг.

Всем обездоленным  сестра и верный друг.

В любви проводит жизнь к Христу и детям.

С нее берет пример, наверно, добродетель.

Антония

Ипатий – жалкий царедворец,

Бездарный и трусливый муж,

Он по дворцу скитается как уж.

Все битвы проиграл племянник царский.

Он роду Анастасия конец...

За дядин трон он даже не сражался,

Юстиниану уступив дворец.

Да, жена Мария  случайное достоинство его.

Христианке не хватает благочестья,

Чтоб искупить все глупости того,

Который не способен думать о великом.

Она в церквях молебны служит

Холодным телом, бледным ликом 

Ипатий дураком исправно кружит…

Феодора

Ну-ну, давай еще злословь.

Мне это разгоняет кровь.

Антония

Антония – вот знатная матрона.

В мужья великого Ареса избрала.

Мой Велизарий на войне  опора трона.

Но только предо мной он как рыбешка

На жарком солнце, что глотает слюни.

Немой супруг не может петь нам арий.

Я честь его срамлю из-за спины

И, как коварный перс, я обхожу тылы

И наношу удар. Разгромлен Велизарий!

Я тут придумала одну интригу

И мужа, как дешевую лепешку, съем!

Скажи царю, что славный полководец

Из жен персидских содержал гарем.



Феодора

То вовсе и не грех пред басилевсом.

Скажу, что Велизарий смелый

Казны припрятал часть.

Вот тут Юстиниан взорвется,

Унизит мужа и заставит пасть.



Антония

Прекрасно. Так и скажем.

Муж жены блудливой будет жалок,

А я свой блуд и дальше сберегу.

В фонтане буду голых разводить русалок.

Феодора звонит в колокольчик. Входит евнух Нарсес.



Феодора

Где император, верный наш Нарсес?



Нарсес

Он в портике гулял с одним монахом,

Божественный закон он толковал над прахом…

Феодора

Спор этот богословский затянулся.

Уж солнца иссякает свет.

Скажи  найдет меня в опочивальне,

Чтобы военный провести совет.

Антония

Совет в опочивальне? (смеется). Это мило.

Доспехи против простыней не победят,

Когда мужчины наше тело разглядят.

Мы, женщины,  разбойницы лицом.

Кинжал и сплетни – вот мое оружье.

Ярмо я сделаю для муженька венцом.

Феодора

Молитва и Христос! Развратница, окстись…

Ты лучше в храм сходи и помолись.

Феодора и Антония уходят. Входят Юстиниан и Прокопий.



Юстиниан

Религии привержен ты, Прокопий,

В тебе есть то, что совестью зовут.

Давай с тобой присядем тут,

Обсудим все спокойно, без стесненья,

Основы христианского ученья.



Прокопий

Мой господин, уже четвертый час,

Как мы толкуем строки из Писанья,

Как будто произносим заклинанья.

Но истина скрывается от нас.

Юстиниан

Представь, Прокопий,

Что твой царь, как Марк Аврелий, 

Философ, восседающий на троне.

Я утвердил всех равенство людей

И благо прописал в земном законе.

Изгнал я рабство, женщин возвеличил.

Дал больше прав естественной природе,

Чтоб добродетель расцвела в моем народе.

Что думаешь? Какие нынче трели?



Прокопий

Духовные запросы оскудели.

Народ проводит время на арене,

Где партии болельщиков царят.

На ипподромах яростно вопят:

«Эй, Богородица, победу нам даруй

Иль порчу для коней нам наколдуй!»

Везде притоны, кабаки, разврат.

Там мимы ставят непристойные картинки.

Через лохмотья светит голый зад.

А добродетель разлетелась на пылинки.

Законы жизнь опутали как путы,

Но высший есть закон. И он любовь,

Чтоб фениксу восстать из пепла вновь.



Юстиниан

Твой пессимизм настойчив, как таран,

Да, богословов у нас больше, чем христиан.

Прокопий

Нам вера помогает чистить души.

Вопросом я хочу смутить божественные уши:

Зачем монофизитов гонишь ты

Из храмов в дикие пустыни,

Где капища язычников поныне

Стоят в забвенье тишины?

Юстиниан

Еретиков жалеешь ты?

Собранья посещаешь их украдкой?

Нашел я веру в Бога слишком шаткой

И повелел стереть все колебанья,

Все крайние пути исповеданья.

Един Христос и государство суть едино.

Своим указом я провозглашаю:

Нам разные религии мешают.

Для веры правильно одно лишь основанье.

Мы против ереси возьмем любые меры,

Еретиков мы будем изгонять из церкви,

Из страны, из жизни и из веры,

Чтоб утвердить единство православия…



Прокопий

Чтоб быть ее вожатым и главенством,

Сидеть до поздней ночи с духовенством…

Юстиниан

Епископов держу я под собой.

Всех благ земных источник  разум мой.

Грех церкви сетовать на прежние невзгоды.

Прошли века гонений на христиан.

Правитель, басилевс Юстиниан,

Раздал церквам я щедрые доходы.

Прокопий

Выходит, церковь наша есть раба,

Указов императорских служанка,

Поэтому она  не христианка.

Христос дарил любовь, а не доходы.

Да, можно верой усмирять народы,

Весьма разумно, мудрый император.

Конечно, царь и церковь  истинная пара,

Но вдруг постигнет нас божественная кара

За толкованье роли Бога, автократор?

А если не признает Бог расчет,

Апокалипсис в будущем грядет.



Юстиниан

Чего Апокалипсису тут надо,

Когда религия и Бог на месте?

Прокопий

Бог  важный инструмент народной мести,

Когда людей безвинно обижают.

Епископов, судей, комитов мерзость,

Несправедливость порождает дерзость.

Обычно склонны люди к безрассудству,

Мятежную проявят скоро прыть.

Бед могут много государству натворить.



Юстиниан

Прокопий, твой посыл какой-то мрачный.

Смотри: кругом все чинно и красиво,

Народ царя повсюду прославляет,

И Византия миром удивляет.

Прокопий

Все так, мой господин. Но неспокойно

В моей душе и в городе ночном.

Поэтому безмерно я страдаю.



(в сторону)

Кто он, порой я сам не понимаю.

Избранник Божий иль антихрист во плоти?

Мне лучше от него уже уйти.



Юстиниан

Давай окончим этот длинный спор.

Еще хотел кого-то ты представить.

Зови его сюда. Зови во двор.



Прокопий

Сегодня ночью из-за моря

В Византий прибыл человек один.

Юстиниан

И кем он будет?



Прокопий

Кем он будет  Ваша воля,

Державы нашей господин.

Эй, Вуза, выходи из-за колонны!

Входит Вуза в доспехах.

Юстиниан

Прокопий, ты привел убийцу?

Стража выбегает и кладет руки на плечо Вузе.

Прокопий

Не то, не то. Пусть скажет за себя.

Не бойся, Август. Не опасен для тебя.

Юстиниан

Кто ты такой? Чего молчишь?

Немой, как чужеземец…

Прокопий

Он в греческом с ошибками писал,

Зато мечом отлично машет  то видал.

Вуза

Я родом гот. Италию покинул,

Друзей, родных, оставил дом.

Судьба велит скитаться на чужбине,

Я в этом городе всем чужд и незнаком.

Чтоб больше вам собой не докучать,

Могу теперь немного помолчать.

Юстиниан

Что, в готском королевстве нынче худо?

Под кем сейчас Италия страдает?

Наверно, мало в ней сейчас осталось люда?



Вуза

Амаласунта  готов королева 

Красива, образованна, умела,

Но готы не привыкли поклоняться

Правителю, который носит юбку,

За здравие ее прикладываться к кубку.

Усобицы кровавые плодятся,

Звенят мечи, и готы режут готов.

А я решил бежать в Царьград,

Чтоб послужить царю и заслужить наград.



Юстиниан

Так, значит, я достоин твоей службы?

Ты, варвар, хитро льстишь.

Ну что ж, служи, а там посмотрим.



Вуза

Мой меч отныне твой!



Юстиниан

Ступай к стратегу,

Пускай тебя запишет в строй.

Тут вас оставлю. Царь проголодался в эту пору.

И я хочу увидеть Феодору.

Юстиниан уходит.



Прокопий

(Вузе)

Запомни, Вуза. Все решает должность,

И будь ты трижды родовитый гот,

Пусть от богов ведет отец твой род,

А мать красива, как Юнона,

Пусть дядя твой  комит,

Исполнен гордости и стати,

Без места ты – ничто. Скажу я вам,

Почтенья нету только малым должностям.

Безродный выскочка получит роль комита.

Ему почет. Твоя же жизнь разбита.

За сим окончим нашу речь…



Вуза

Забыл сказать ты, друг, про острый меч!

Оба уходят.

Сцена четвертая. Триумф Велизария

Дворец Юстиниана.

Входит Юстиниан и его свита: Ориген и Нарсес. Юстиниан садится на трон.

Юстиниан

Ваш Император уж сидит на троне,

А где герой наш, преданный короне?

Нарсес, где Велизарий и его солдаты?



Нарсес

Мой император, прибыли победы!

Входит Велизарий с солдатами, которые вносят сундук с добычей.

Велизарий

Великий царь!

Вернулись мы с Востока

И знатные трофеи привезли:

Шелка, рабов и золото, конечно.

И после столь удачного похода

Нас ожидать должна триумфа ода.

Юстиниан

Славнейший Велизарий, воин, брат!

Я вижу, ты не ранен и здоров,

Доставил много золотых даров

И хоть сейчас готов уж на парад.

(Встает с трона и обнимает Велизария.)

Ну что война? Как персы? Сколько трупов?



Велизарий

Мы славно потрудились в ратном поле.

Теряли наших, персов изводя…

Казна персидского царя 

Добыча  велика, как Палестина.

Мы по закону ждем твою награду

За честный труд во славу граду,

Что именем зовется Константина.



Юстиниан

Ты о каком законе говоришь?

Седом, как волос, или скороспелом?

Велизарий

Обычай дать награду самым смелым…



Юстиниан

Помолчи…

Вчера писал весь вечер я законы

Для поддержания порядка и короны.

Там много новых. Про награды там ни строчки.

Война должна кормить солдат, не государство!

Голодный воин крепче будет биться,

А если ранят – легче врачевать…



Нарсес

…и умирать полегче будет тоже.

Ты, Велизарий, можешь сам понять.

Велизарий

Мне нечего сказать. Похоже,

Я милости твоей напрасно ждал.

Я ехал от границы и устал…



Юстиниан

Узнай, солдат! Конец войне на том

С персидским царством, гордым сасанидом,

И «Вечный мир» скрепили мы перстом.



Велизарий

Хвала моим победам, государь!

Хорош тот полководец, кто сумеет

Войну сменить на мирные занятья,

Резервы сохранить; солдаты-братья,

От битвы уклонившись, уцелеют.



Юстиниан

Хвала, но не тебе, а этим деньгам.



(показывает на сундук с казной)

Я персам заплатил за мир с Востоком,

Чтоб Запад сотрясти ударом крепким.

Велизарий

Теперь я ничего не понимаю!



Юстиниан

Смотрите все сюда на карту эту.

Все подходят к столу, на который кладут карты.

Довольно битв Восток явил уж свету.

Армения, Египет, Палестина

Пусть отдохнут от разорительных походов.

Вот Африка, где зажрались вандалы,

Историками прокляты в анналы.

Италию проело племя готов,

Как мыши в сыре дырок нарожали,

И мирных граждан долго обижали.

Я вас привлек к военному совету,

Чтоб варваров призвать теперь к ответу,

И флот великий строю для тебя!

(показывает на Велизария)

Ты, Велизарий, нанесешь удар вандалам.

Пусть кровью смоют Рима разоренье.

На башнях Карфагена их развешай,

Как флаги прежнего позора римлян.

Затем мы готских королей накажем 

Италию возьмем обратно, а потом

Вестготов угостим своим кнутом.

Проложим путь в Испанию когортам,

Чтобы лазурный берег не был им курортом.

Так засияет римская держава,

Троян и Август нам устроят пир.

Одной державой станет целый мир!

Велизарий

Мой Цезарь! План изложен смело,

Но греки позабыли римлян дело.

Они как трусы и совсем безвольны.

Кто станет воевать свирепых, диких

И кровожадных варваров полки?



Юстиниан

Ты храбрый воин, но не так разумен

В делах политики, здесь нужен поворот.

Во-первых, мы пошлем персидских пленных

Служить на Запад нашим интересам.

Герулов, готов и другой народ

Наймем за деньги биться против братьев

и соплеменников своих под нашим стягом.

И я уже послал гонца к варягам.

Нарсес

Великое замыслили тут дело,

Но есть одна преграда на пути.

В казне нет денег… золотых и медных.

И их, похоже, негде уж найти.

Ориген

Не может быть! Я помню,

Анастасий финансы государства укрепил,

И кладовые золотой монетой

Сей басилевс обильно напоил.

Велизарий

Так поступает и хороший воин:

Поит любимого коня пред боем.

Юстиниан

Так было, но я все потратил

Во благо государства моего.

Державу крепостями укрепил,

Украсил храмами столицу.

Я упорядочил налоги,

Купцам построил я дороги.

И золото иссякло как вода, пустыне жизнь отдав.

Зато цветут колосья. Наследники мы прав

На эллинские страны,

Что омывали гордо океаны.

Все, чем владел когда-то Рим:

Колхиду, Фракию, Иллирик,

Далмацию и Ливию с Нарбоной 

Я соберу под скипетром одним.

Велизарий

Да, мы признательны надежде,

Что Бог поможет нам, как прежде.

Где ж средства взять на новую войну?



Юстиниан

Прошли века, где храбрость побеждала,

Сегодня только деньги наш конек,

И денег с каждым годом нужно больше,

Чтоб армию к войне готовить в срок.

Чтобы доходы государства увеличить,

Сегодня я велел поднять налог.

Ориген

Мой Август, ты излишне строг.

Когда народ излишне беден,

Он государству слишком вреден.

Народ уж ропщет, император…

Юстиниан

Опять сгущаешь тучи, мой сенатор.

Народ во всем повиноваться рад.

Пусть кушает похлебку и без мяса.

А мясо мы оставим для солдат.

Велизарий

Признаться, я понять не в силах,

Как денег станет больше на еду.

Юстиниан

Увидишь скоро, Велизарий честный.

Точи свой меч, а деньги я найду.

Велизарий

Дивлюсь я, государь, но исполняю.



(в сторону)

Триумфа я опять не получаю

И снова отправляюсь на войну.

Уходят Нарсес, Велизарий и Ориген.

Входит Феодора. Она с Юстинианом садятся на краю сцены.

Феодора

Любимый царь, зачем с простым народом

Ты разговор заводишь где придется?

Вдруг острый камень или нож в тебя метнется.



Юстиниан

Секрет великих дел таится в малом.

В пример поставить я могу любого,

Хоть Цезаря взять с тем же Ганнибалом.

Они между солдат своих ходили,

Едали из солдатских котелков

И под открытым небом спали.

Поэтому они прекрасно знали,

Народ что жаждет, обещали то,

Что выведать смогла беседа.

А от нее уж родилась победа.

Народ послушен был их воле,

Дела великие им делать помогал.

Я следую примеру, хоть устал.



Феодора

Крестьянин милый, ты велик, как Цезарь!

Но нам с тобой с народом не везло.

Забыли греки римскую уж доблесть,

И тяжесть дел великих всем назло

Взвалить придется только на двоих.



Юстиниан

Поэтому в солдаты набираю

Я варваров полки и легионы.

А греки мне за все теперь заплатят

И бочки с золотом в казну мою закатят!

Феодора

Юстиниан, хочу я сделать маленький подарок.

Сенатор Ориген привел к нам труппу мимов

Константинопольских, из одного из димов.

Они готовят представленье в тронном зале,

Где мы вчера с тобою пировали.

Пора нам уступить актерскому капризу

И посмотреть веселую репризу.



Юстиниан

Не против я, взгляну на мимов.

Пускай в придачу к танцам для отрад

На стол поставят спелый виноград.



(Уходят.)

Сцена пятая. Пантомима

Тронный зал.

На троне восседают Юстиниан и Феодора.

Их окружают знатные вельможи: Мария, Ипатий, Ориген, Антония, Велизарий.

Слуги подают яства и наливают в кубки вино.
Ориген

Великий государь, правитель мира!

Гроза морей, последний римский вождь…

Юстиниан

Мне про вождя понравилось,

Но быть последним в летописи царства

Не хочется для блага государства.

Сенатор Ориген, мы слушаем тебя.

Ориген

В честь вашей царской пары

Покажет труппа мимов представленье.

Хоть пантомима будет вся без слов…


1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница