Иоанн Кронштадский и Лев Толстой Басинский П



Скачать 40.94 Kb.
Дата02.11.2016
Размер40.94 Kb.
Глава 1.

Иоанн Кронштадский и Лев Толстой

Басинский П.

Предисловием книги Басинского «Святой против Льва…» является пересказ разговора Александра III c графиней Александрой Андреевной Толстой, двоюродной тетушкой Льва Николаевича. Этот разговор состоялся в 1891 году. Интересным фактом этой беседы является вопрос императора, обращенный к графине: «Скажите, кого вы находите самыми замечательными и популярными людьми в России?» Александра Андреевна ответила сразу: Лев Толстой и Иоанн Кронштадский. Александр III непременно согласился с ней, хотя перед этим немного посмеялся.

Несмотря на абсолютное различие Иоанна Кронштадтского и Льва Толстого, у них было одно общее: и к тому, и к другому выстраивались очереди людей, нуждающихся в их совете. Осталось понять почему.

§1 Лев Толстой

Иконы Льва Николаевича. Многие авторы пишут, что с 15 лет Лев Николаевич Толстой носил на шее медальон с изображением Руссо. По мнению Басинского, мы не можем доверять полностью этому факту, так как впервые Толстой прочитал Руссо в 18 лет. Медальоном часто пытаются доказать ранее «безбожие» Льва Николаевича. Однако с 13 лет Толстой жил вместе с сестрой своего скончавшегося отца, женщиной верующей и «богобоязненной». Никто бы не позволил ребенку в такой семье не говеть и не изучать Библию. Также могу добавить, что остались после смерти Толстого в Ясной поляне пять икон, принадлежавшие лично писателю. Мне бы хотелось рассказать, историю нескольких из них.

Первой является православная икона святого Льва, папы Римского, (390 – 461гг, еще до раздела церквей) подаренная бабушкой Пелагее Николаевной Толстой. Лев I прославился двумя событиями в своей жизни. Нас интересует второе, реальное. В Константинополе с 428 по 431 год патриархом являлся Несторий. «Он проповедовал еретическое учение о том, что Иисус Христос не Бог, а только человек, удостоенный за свою святость благодати Божией и спасающей людей наставлениями и примером жизни». (Басинский, с.2) За это, по инициативе Льва I, Несторий был отлучен от церкви. Басинский пишет, что именно эту ересь через тысячу лет проповедовал сам Лев Толстой.

Особый интерес также представляет собой икона, подаренная Толстому Т. А. Ёргольской, троюродной тетушкой. Это был образ Божией Матери «Трех радостей». Эта икона была подарена Толстому перед его отъездом на Крымскую войну в 1854 году. Через месяц после этого Лев Толстой чудом спасся, не попав в плен к чеченцам. Образок «Трех радостей» сопровождал писателя на всех войнах и вообще везде до его «разочарования» в Церкви.
«О маменьке». Много известно о матери Толстого. Мария Николаевна Волконская была умной женщиной. И возможно именно ее незаурядные способности передались Льву Николаевичу. В мире нет другой женщины, которая настолько повлияла на религиозное мировоззрение Толстого.

Одним из важных религиозных принципов писателя был отказ от Бога-Личности, он считал, что Бог «неограниченное все». (Басинский, с.6) Это значит, что Толстой отказывал себе в возможности духовного соединения с Богом. Однажды его сестра, Мария Николаевна Толстая, написала ему из монастыря: « …я тебя очень, очень люблю, молюсь за тебя, чувствую, что ты хороший человек…. Но все-таки как жаль, что ты не православный, что ты не хочешь ощутительно соединиться с Христом…Если бы ты захотел соединиться с Ним… какое бы ты чувствовал просветление и мир в душе твоей и как многое, что теперь тебе непонятно, стало бы тебе ясно, как день». (Басинский, с.6) В образе матери Толстой и восполнял свою потребность в любви. Безличностного Бога невозможно любить, поэтому мать Толстого как бы становилось соединяющим звеном между своим сыном и Господом.

Поразителен тот факт, что мать писателя умерла при родах Марии, когда Толстому не было и двух лет. Лев Николаевич ее не помнит, даже не сохранилось портретов. Толстой только знает, что мать его была похожа на сестру Марию. Писатель знал свою маму только по ее дневнику. Однако Толстой верил не в ту женщину, он приписал своей матери другие качества и ими восхищался. В конце жизни у Толстого был культ к своей матери. Он писал: «Не могу без слез говорить о моей маменьке», «Нынче утром обхожу сад и, как всегда, вспоминаю о матери, о «маменьке», которую я совсем не помню, но которая осталась для меня святым идеалом. Меня удивило то, что, непостижимого Бога он пытался постичь разумом, а образ реальной матери он чувствовал, ощущал.

Басинский делает предположение, что культ к матери в силу своей непостижимости как бы «увлажняет» сухой рационализм толстовства. Басинский пишет: «Он мог не посещать церковь, мог отказаться от икон. Но совсем отказаться от мистической стороны религии он не мог. Потому что без мистики любая религия не просто теряет очарование, а теряет всякий смысл. На месте отвергнутого Богочеловека обязательно должен возникнуть другой Богочеловек. Уже один факт, что Толстой верил в чудесные последствия от молитвы к мертвому человеку, говорит о многом».


«Вечный ребенок». Лев Толстой очень любил детство, только тогда он чувствовал себя святым и безгрешным. И именно детство Лев Николаевич описывал в светлых красках. Толстой писал: «Чувство любви к Богу и к ближним сильно в детстве, в отрочестве чувства эти заглушаются сладострастием, самонадеянностью и тщеславием, в юности – гордостью и склонностью к умствованию». Детство - время, когда он по-настоящему любил, а не занимался самопознанием, которому посветил практически все свою жизнь. Детство Толстого не заканчивалось никогда. Басинский пишет: «Повторяя за взрослыми слова и жесты, ребенок всегда делает это как-то иначе, и это «иначе» каждый ребенок делает по-своему, потому что всегда делает в первый и единственный раз. Повторение этих слов и жестов, введение их в привычку – это уже взрослая черта, конец детства и потеря рая». Та же самая разница была между Толстым и толстовцами. Когда некоторые из последних прозревали и отдалялись от своего учителя, они не понимали, как они, люди взрослые, могли идти на поводу у Толстого. Они писали ему письма: «Как же так, Лев Николаевич, дорогой, мы так верили вам, мы делали именно то, что вы говорили, а из этого получилась такая глупость!» Все конфликты между Толстым и Русской Церковью в главное: «как только детские идеи Толстого усваивались взрослыми людьми и начинали воплощаться в жизнь, они немедленно становились глупостью, но порождали проблемы нешуточные и совсем не детские».


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница