Интервьюеры: Наталья и Дмитрий Резановы Дата интервью: апрель, 2003



страница7/7
Дата24.04.2016
Размер0.88 Mb.
1   2   3   4   5   6   7


Синагога во дворе, когда закончила свое существование?

По-моему в 29 или 30 году, когда синагоги были закрыты. Там потом был клуб.



С Валентиной Уманской на каком курсе познакомились?

На первом курсе.



Она была на Вашем факультете?

Тоже на историческом факультета.



Ваш первый брак в каком был году зарегистрирован?

У меня даже есть документ какой-то. В апреле месяце 1938 г.



Об эвакуации жены с сыном. Как именно они эвакуировалась. Как это происходило, они рассказывали, может, драматические ситуации?

Поскольку мать одновременно работала в 1-й поликлинике и на заводском здравпункте, связанна с этой поликлиникой, она эвакуировалась с заводом. Как - не знаю. Дали один вечер на подготовку. Они попали сначала, завод поехал в одно место, они поехали в другое, потому что мать же не была заводским рабочим. Она попала в Махачкалу, в Махачкале ее направили местные власти в город Агдам Азербайджанской ССР, где она работала.



И все это время Ваша жена с сыном все время были при ней?

Все время.



Но они потом рассказывали о каких-то мытарствах, проблемах в дороге, что-то им запомнилось?

Ну, я когда демобилизовался в начале 43 года, их нашел и приехал в Агдам, жена работала в школе, мать работала в здравпункте врачом.



Они не вспоминали, не хотели?

Нечего было вспоминать, только обычные детали быта. Как садились в поезд.



Бывает, бомбежки при этом.

Нет, в этом районе бомбежек не было – Кавказ бомбежек практически не знал, кроме районов Майкопа.



Где вы с женой поселились после свадьбы в начале.?

У меня, у матери.



А когда вернулись в Одессу из эвакуации, значит, эта квартира была занята, что произошло дальше?

Мать получила через некоторое время комнату.



И вы все там жили?

И мы все там жили. Сначала в маленькой комнате 10-метровой все, вчетвером.



Отношения какие были при этом?

Очень хорошие.



А с внуком у Вашей матери-бабушки как складывались?

Очень хорошо. Мало того, поскольку негде было поставить другую кровать, он всегда спал с бабушкой. И бабка ему всегда, бабка на память знала всего Некрасова. Он до сих пор сохранил память. Она ему на память всего Некрасова читала.



То есть, он ее тоже любил?

Да.


Есть упоминание, о том, что Вы преподавали в английской спецшколе?

Чушь собачья! Самая настоящая. В Одессе никогда не было английской спецшколы.



Ну, мы же это расшифровали.

Была артиллерийская спецшкола.



А, это просто мы не расслышали.

Артиллерийская спецшкола. Я преподавал там историю на русском языке.



День смерти Сталина, как Вы его провели?

Во-первых, большинство официальное сообщение слушали на работе. Все молчали, никто лишнего слова не говорил, а если говорили, только официально. Потом стояли с повязками траурными возле бюста Сталина. Некоторые плакали. Но среди моих товарищей были люди очень скептически настроенные... Один прямо сказал: «Ай. Виктор, знаешь, что? Усатый хвост откинул!»



Вы тоже были в этом карауле почетном, все стояли?

Все стояли по очереди.



Потом пошли все по домам?

Нет, два или три дня стояли в караулах.



Начались какие-то разговоры аналитические?

Наоборот, никаких, держали язык за зубами. Помнили 1938 год, партийную дисциплину железную, которая была. Никто ничего не решился говорить.



После смерти жены…

Жена умерла 9 января 1957 г.



Вы остались с шестнадцатилетним сыном, подростком. Как ваша жизнь мужская с ним протекала?

Очень широко мне помогала сестра жены. Там был его двоюродный брат, одногодок Сени, с которым они очень дружили и сестра двоюродная, которая была на год моложе или на два, на три года, кажется, моложе. Он очень часто бывал у них, часто обедал, даже ночевал иногда у них.



То есть, Вы не занимались готовкой пищи, ничем таким?

Нет. Кое-чем занимался, суп сварить, картошку поджарить, если она была.



Вы говорили с сыном об истории, о ваших корнях?

Нет. Почему-то никто не интересовался происхождением, прошлым.



Какие-то трудности запомнились того времени?

Трудности были всегда. Во-первых, трудно было с обувью, я чинил обувь. Иногда одни и те же туфли мы носили слишком долго. Они не выдерживали критики.



У Вас дома был какой-то станочек?

Какой станочек! На углу табуретки вырезал кусочек кожи, прибивал.



Зарплата была маленькая?

Да, я получал небольшую.



То есть, жили вы очень скромно, ничего не покупали?

Скромно, но на еду хватало.



Вы ходили в кино вместе?

Ходили в кино вместе. У него была своя компания. Те люди, которые ко мне приходили, сыну были неинтересны, у него была своя компания. Потом, когда он в поступил на химический факультет, вообще были абсолютно другие интересы.



Кстати, в каком году он поступил?

В 59-ом.


При поступлении каких-то ущемлений со стороны национальной не было?

Нет, я же был работник университета, меня хорошо все знали. Кроме того, это был химический, а не юридический, не филологический факультет.



В каком году женился сын?

На четвертом курсе в 1962 году.



Где жила семья сына. Вот он женился, они где были?

Семья сына жила сначала в квартире ее матери в Воронцовском переулке. Отец жены сына военный был моряк. Когда его демобилизовали, он служил в последнее время на одесской военно-морской базе, он получил квартиру, в Воронцовском переулке, в 11 номере.



Они здесь и познакомились, наверное?

Да.


Какой у них был достаток?

В семье жены сына, в общем, материально они были на какой-то порядок выше нашего, он же был офицер, получал другие деньги..



Как звали жену сына?

Сейчас. Володя, Владимир.



Нет, это отца жены, а саму жену сына?

Ирина Владимировна Константинова. Я даже сейчас ей говорю по телефону «княжна Константинова».



Какие у Вас отношения с невесткой, очевидно, хорошие?

Очень хорошие.



И с внучкой и с правнучкой – поддерживаете со всеми отношения?

С внучкой более прохладные, потому что я не совсем понимаю стиль её жизни, но это её дело.



А правнучка что?

Правнучка молодец – самостоятельная, с хорошей головой, в хорошем физическом состоянии. Что мне не нравится: она и её окружение не читают.



Вот эту квартиру, в которой мы сейчас находимся, Вы ее когда получили?

В 1987 году. Получилось так: я свою комнату на Екатерининской отдал сыну, потому что они жили раньше в коммунальной квартире. Сосед уехал, комната осталась и тогда мы с женой отдали им свою комнату на Екатерининской, я переехал в квартиру…

Училищу грековскому мы отдали свою квартиру, а вместо этого райисполком выделил вот эту квартиру. Мы её привели в порядок, она была в плохом состоянии.

Жизнь в 1980-е годы, какие-то были особенности отличительные, стала больше зарплата, или стали свободнее разговоры на политические темы?

На политические темы стали свободнее разговоры. Быт обычной интеллигентной семьи. Разговоры стали свободнее, особенно в моем окружении, связанные с самыми разнообразными вещами. Кроме того, у меня были друзья моряки, которые плавали, видели, и очень критически ко всему относились. Хорошо помнили эти знаменитые «тройки», как моряков выпускали на берег только по три человека. Могу вам рассказать реальную вещь. Один мой товарищ шел с двумя друзьями, их втроем выпустили в один из портов Италии, не помню уже в каком. Ну, и как всегда, к морякам пристают девушки, проститутки. Он: Но, нo. Те не понимают, почему моряк отказывается от услуг девочки, задают вопрос: - Сеньоро сифилитико? - Нo. - A, сеньоро - марино советико! Значит, у него нет денег, ничего нет.



Последний вопрос, как Вы познакомились с «Гмилус Хесед». С чьей стороны была инициатива?

Я вам скажу. Во-первых, очень многие организаторы «Гмилус Хесед» были нашими знакомыми, моими и жены, связаны были с университетом. Они нас приглашали, мы с женой выступали у них там с лекциями. Кроме того, ко мне же обращались все люди, это в 80-е годы стало очень модно, люди, занимавшиеся историей евреев в Одессе. Все книги, которые вышли по истории евреев в Одессе, они все у нас с надписями, с благодарностью за помощь. До сих пор выступаем там, они приглашают нас. Мне уже трудно выступать, но жена по-прежнему проводит у них занятия в разных кружках.



Вы себя прежде всего одесситом чувствуете?

Я чувствую себя прежде всего одесситом. Видите ли, я хорошо знаю одну простую истину, до этой истины, между прочим, додумались представители русского литературоведения ещё до первой мировой войны: о том, что нация определяется языком, на котором ты думаешь. И когда мне говорят, что Бабель – еврейский писатель, мне смешно! Он не написал ни одной строчки по-еврейски. Так? «Голос крови» – это вообще собачья чушь. Есть разные языковые группы. Между прочим, семитская группа языков – это современные евреи в Израиле и арабы – это генетически один народ. Генетический анализ показал, что они вообще ничем не отличаются друг от друга. Меня просто поражает, как удалось небольшой группе представителей интеллигенции в Израиле сформировать новый народ – израильтяне. Потому что это не евреи, это именно израильтяне. Потому что ничего общего между грузинским, итальянским, французским, украинским, литовским и бухарским евреями нет, это все совершенно разные народы. Даже антропологически разные. Однако из них сформировали, создали новый народ – израильтян. Со своей новой интеллигенцией, со всем. Правда, там очень сильны элементы русской культуры. Учтите, что большинство технической интеллигенции, т.е цвет современной нации – это выходцы из России. И когда им скучно, они едут на Кипр покушать свинину.


На этом месте интервью было прервано предложением хозяйки дома, выпить чашечку чаю. За чаем Ольга Ноткина рассказала о том, что в середине 1980-х гг. Виктор Семенович Фельдман стал одним из основателей и самым активным членом двух секций при Одесском Доме ученых: секции «Книга» и «Одессика». Доклады Фельдмана публиковались в одесской прессе. Его очерк о библиотеке графа Воронцова – фундаментальная работа Виктора Фельдмана, вышел в московском «Альманахе библиофила». Ольга Юдовна показала статью о Викторе Семеновиче из газеты «Одесский вестник» за июль 1994 г. под названием «Патриарх нашего краеведения».
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница