Интервьюеры: Наталья и Дмитрий Резановы Дата интервью: апрель, 2003



страница6/7
Дата24.04.2016
Размер0.88 Mb.
1   2   3   4   5   6   7


Это его все-таки?..

Нет, видите ли, у него очень жесткая психология: то, что не поддается, не зависит от него – не стоит об этом думать и волноваться.



Это мудро.

Это у него жесткая линия.



Теперь, в каком году умерла ваша первая жена?

По-моему, в 49-м.



Она была не старая женщина?

Нет, она была такого же возраста как я, разница была в полгода. Это был результат студенческого романа, вместе познакомились, вместе учились.



О ее семье, пожалуйста.

Отношения были очень хорошие и с ее семьей и с нашей семьей. В этом отношении нам повезло, никаких внутрисемейных склок у нас практически не было. Вв этом отношении нам очень повезло. Я могу сравнить с другими знакомыми семьями.



О ее семье, о ее родных можете рассказать, о ее родителях?

Ее отец был ремесленник, даже кузнец.



Имени не помните?

Не помню. Он был уже очень старый, когда я с ним познакомился, он уже был очень дряхлый человек.



Так, а ее отчество, если вспомнить, мы узнаем, как звали отца.

Валентина Самойловна, значит, он был Самуил. Были еще две сестры и брат.



Извините, а девичья фамилия ее как была – тогда мы узнаем фамилию отца.

Уманская.



Значит, Самуил Уманский он был?

Да. Сестра старшая погибла здесь.



Во время войны?

Да. Другая сестра, мать двоюродного брата Сени, была в эвакуации



Как ее звали?

Зина. Зинаида Самойловна она была. Они уехали в Штаты и, она, кажется, еще доживает, а может, уже умерла.



Вы говорили, что слышали, как в ее семье говорили на идиш?

Да, у них в семье иногда говорили на идиш.



Ваш брак с первой женой, это была советская регистрация брака в загсе?

Да.


Она тоже была далека от религиозности?

Да, она очень была далека.



На каком она училась факультете?

На историческом.



Об отце ее Вы рассказали, а мать?

Матери ее я не помню, мать, очевидно, умерла до нашего знакомства.



А ее архив не к вам попал?

Я взял фотографии, в основном взял сын.



То есть, в принципе есть ее фотографии у сына?

Наверное есть, надо поискать. Но в основном, они у сына.



Он вообще относится как-то трепетно к ней?

Я вам скажу. К памяти матери он относится очень хорошо, очень тепло. Он был недоволен, после смерти матери, спустя несколько лет, у меня был один роман с женщиной, которую он очень не любил, и считал, что… но он никогда это не высказывал, я это понимал, он просто избегал ее. И тогда он забрал все фотографии, которые связаны с матерью.



Теперь о еврейских благотворительных организациях ваше мнение, в частности «Гмилус Хесед, которая охватила все, в общем, население Одессы?

С этим я столкнулся спустя год или два после моего ухода на пенсию.



Это какой год был?

Выскочило из головы. В 91 я еще работал. Значит, после 92. Тогда я познакомился с «Гмилус Хесед». Там очень своеобразная публика, самая разнообразная: от впавших в маразм пожилых людей, у которых это связано с едой, потому что для них это похлебка, это посылка, которая дается, это жизненная необходимость. Организовано очень неплохо. Видите ли, я, Ольга интересовалась и я вместе с ней, историей благотворительных организаций в Одессе от Елизаветы Ксаверьевны, в том числе и еврейских. Поскольку я жил в самом таком еврейском центре, в доме Еврейского погребального братства, это тоже была, в какой-то мере благотворительной организации, - я убедился, что во всех благотворительных организациях есть группа честных, преданных, искренне желающих помочь людям идеалистов и довольно большая группа около всех таких организаций присосавшихся людей, которые не прочь заработать на этом деле. Это касается всех, это было и есть.



И в этой организации вы находите эти черты прагматизма?

Она блестяще организована. Они сумели через американские общества распределительные, которые, пользуясь чем угодно, в особенности таким важным фактором, как воспоминание о массовом уничтожении евреев, о вспышках антисемитизма, сохранять религию, которая держит народ, объединяет. Кроме того, один из обязательных пунктов заповедей сказана необходимость помогать бедным.



Где находятся списки мастеров кузнечного цеха г. Одессы за 1832 год, в которых указан Шимон Фельдман?

Государственный архив Одесской области.



То есть, Вы там их видели просто, или Вам Губарь показал?

Один из сотрудников архива, один из сотрудников университета, который работал там, принес мне выписку в свое время. Выписку я не сохранил.



Теперь, такой пробел у нас остался: дед со стороны отца, когда он родился?

В 60-е годы XIX века. Работал кузнецом, где именно, я не знаю. Наверно, имел свою кузню. Одевался как все рабочие г. Одессы: сапоги, пиджак, зимой – полушубок. Носил бороду и усы. Дело вот в чем, эти болваны национально ушибленные, они представляют себе, очевидно, одесских жителей так, как жителей Касриловки, из местечка. Там, действительно, носили отдельную одежду иначе. И был специальный указ во время Воронцова, который запрещал носить одежду, отличную от других, и это разрешалось, кафтаны там всякие, прочее, только старикам. Все остальные ходили..., тем более это касалось в 19 веке. А дед был обычный рабочий-кузнец.



Бабка со стороны матери – год рождения?

Не знаю. Ходила в синагогу, да – в нашем дворе была синагога, Трехугольный пер., 14, которую она посещала.



Как она одевалась?

Одевалась, как все женщины в Одессе, никаких национальных костюмов, это выдумки этих, извините…



Покрывала ли она голову по обычаю?

Нет, не покрывала. В нашем дворе – это был двор погребального братства – гарница между городом и Молдаванкой - было 70 % населения огромного двора были евреи: работники погребального братства, работники порта, никто, я никогда не видел, я там прожил там с 1915 по 1941 год, чтобы кто-нибудь покрывал голову или одевался иначе, чем соседи – украинцы, русские, поляки.



Время смерти деда и бабка, на каком кладбище похоронены, по какому обряду?

У меня есть ответ. Дед со стороны матери умер перед первой мировой войной, бабушка от матери в 1931 или 1932 году. Похоронены на Втором еврейском кладбище. До войны я еще помню их могилу.



А обряд похорон какой был?

Наверно, по еврейскому обряду хоронили – они ж были верующими со стороны матери.



Теперь, Виктор Семенович, о сестре матери Лидии. Были ли у нее дети, как к ним относилась бабка?

Детей у них не было. Бабка называла ее Поля, а по крещению была Лидия, вот и все. Отношения были вполне хорошие.



А ее муж, православный иконописец, как он относился…

Они жили совершенно отдельно. Где-то в конце 20-х гг. или раньше уехали в Бердянск. Они жили отдельно, приходили, она посещала мать, когда та болела или что-нибудь такое. Он иногда приходил. Причем, поскольку после революции иконописная работа ничего не давала, он работал в какой-то строительной организации, он блестящий чертежник был, наверное, делал какие-нибудь эскизы, не знаю. Какая их судьба? Михаил Павлович, дядя, после войны был в командировке, специально заехал в Бердянск: они очень бедствовали. Он им, чем мог, помог, но они были уже глубоко старые, больные люди. Очевидно, умерли.



А как Лидия с мужем пережила войну, это уже было в Бердянске?

Да.


Подробностей не знаете?

Не знаю, совершенно. Очевидно, умерли в 46-47 году.



Теперь еще о Михаиле Павловиче, дяде, подробности. О том, что он переводил с французского.

Нет, это какая путаница. Он не мог. Банк в котором он работал, Русско-Азиатский, был ликвидирован в 1919 году. Так что он работал в разных учреждениях бухгалтером. Ничего он переводить с французского не мог, ему не нужно было. Или я напутал чего-то или вы напутали.



Когда он умер?

У меня записано. Умер в 50-е гг. XX века. Точно я не знаю, не помню просто.



Дядя Мирон Павлович.

Мирон Павлович. Родился в 1890 году, это я установил по письмам, умер в 60-е годы XX века в Москве.



Как дед со стороны матери относился к религии, ходил ли в синагогу?

Понятия не имею. Он же умер до моего рождения.



Никаких ее воспоминаний на эту тему?

Нет, не может быть.



На каком кладбище похоронен?

На Втором, они все на Втором еврейском кладбище. Хотя дед матери мог быть похоронен на каком-нибудь другом, но скорее всего, что на Втором. Мать, бабушка была на Втором похоронена.



Вы упоминает часто бабку, которая с Вами жила, со стороны матери, как же ее звали?

Не знаю, она для меня была просто «бабушка». Мать обращалась к ней «мама», я «бабушка», наверное, называли ее, но я этого не помню, выпало из памяти совершенно.



А в каком возрасте она была, как-то год ее рождения можно установить?

Где-то 80-е годы XIX века.



Дядя Абрам Павлович после революции, Вы говорили, продолжал работать в банке.

Нет, не мог он работать, потому что Русско-Азиатский банк был ликвидирован в 919 г. Декретом советской власти о ликвидации буржуазной собственности.



Тогда уточняем, что делал дядя Абрам Павлович?

Работал бухгалтером в разных учреждениях.



Его возраст мы как-то можем определить, год рождения?

Да, год рождения тоже 80-90-е гг. XIX века. Когда умер, у меня есть дата. Перед войной, где-то в 36-37 году, уехал на Дальний Восток, чтобы помочь сыну. Сын его старший Павел с семьей был на Дальнем Востоке – служил. Родился ребенок, он все время был в командировках. Старик поехал туда помогать невестке. После войны, в невестка с Абрамом Павловичем с внучкой вернулся в Одессу. Сын Павел погиб на фронте под Смоленском в 43 году – он был командиром роты связи.



А его жена, вот этого Абрама Павловича или он был вдовец?

Они разошлись очень рано.



А кто она была?

Его жена – тетя Надя, Надежда Борисовна. Она была, по-моему, полуполька -полунемка, потому что Абрам Павлович через кирху принимал не православие, а лютеранство: это было проще.



Фамилию ее не помните?

Ее фамилии я просто никогда не знал.



Значит, во время войны он был там, на Дальнем Востоке А похоронен в Одессе?

В Одессе, приехал после войны. На Втором еврейском кладбище.



Это в каком году?

Где-то в 49 году, вот так.



Теперь о судьбе, пожалуйста, сестры матери Сары.

Это у меня есть. Значит, во время войны она эвакуировалась с мужем в Свердловск. Муж там умер. В Новосибирск, простите. После смерти мужа ее привезли в Одессу, она жила в нашей семье. Родилась 26 августа 1883 года, умерла 6 июня 1964 года.



И тоже похоронена на Еврейском кладбище?

Тоже.


Какие-то подробности о своей судьбе она рассказывала?

Я не интересовался.



Три брата матери упоминаются. Кто же они были?

Абрам Павлович Гендлер – это тот дядя, который работал до революции в банке, а после революции бухгалтером. Второй дядя – Бенцион Павлович Гендлер, по крайней мере, мы называли его Бенцион Павлович. Как он там был по старой метрике, я не знаю. Дело в том, что обычно евреи имели три-четыре имени. Одно из имен было Палий или что-то в этом роде, поэтому они все были Павловичи.



Этот Бенцион Павлович, очень интересно, он у нас еще не…

Он был столяром, а в последние годы перед войной работал в какой-то торговой организации, кем – я не знаю.



У него семьи не было?

Была семья. Погибла здесь. У него была жена, детей не было.



Во время войны погибла? Как, в гетто?

Наверное, или расстреляна была или в гетто.



Он тоже?

Он нет, видно, погиб. Он пошел в армию добровольцем, и, по-моему, был эвакуирован вместе с воинской частью. Погиб где-то в начале 42 года, наверное, под Севастополем. Он какого возраста был. Он был из братье старший, младший?

Он, по-моему, был самый младший из братьев.

Его дата рождения не просматривается?

Я просто не знаю, документов у меня нет. Во всяком случае, думаю, что к моменту начала войны ему было больше 50 лет, потому что официально он не был призван, пошел добровольцем в ополчение.

Третий брат Исаак Павлович. Вот он перед войной был владельцем наследства. Тут на Балковской дороге был этот самый заезжий двор, который упомянут во «Всей Одессе» за 913г. – на Балковской дороге заезжий двор Гендлера. После революции…

А сейчас это, извините, какой адрес?

Балковская дорога. По-моему, осталась.



Номера там не указывалось?

Я его не помню, можно взять справочник, там есть авторский указатель в конце, найдите фамилию Гендлер Исаак. Фамилия, в общем, не часто встречающаяся.



Он стал наследником, и что?

После революции, после 20 года он работал на железной дороге проводником, погиб, судя по рассказам каких-то знакомых – матери сообщали, где-то в 43 году во время бомбежки эшелона, который он сопровождал.



У него семья была, или он не был женат?

Не знаю, просто не знаю. В Одессе он не жил после революции. Он на какой-то железнодорожной станции жил, и крайне редко у нас появлялся. Никакой связи с ними мы не имели.



Теперь эпизод выступления Ленина и Плеханова, которое мать слушала в Швейцарии.

Или в Цюрихе, или в Женеве.



Она не говорила, как она попала, что это было: лекция публичная?

Скорее всего, было очередное публичное выступление. Как все русские, а там было большинство в Швейцарии либо были эмигранты политические, либо приехавшие учиться. Фамилия Плеханова и Ленина были довольно известны. Политикой она совершенно не интересовалась, даже насмешливо к этому относилась. Считала, что серьезные люди политикой не занимаются. Для нее Павлов с учением о рефлексах, которому она очень верила, был большей фигурой, чем Ленин.



Уникальный факт - еврейская свадьба в тюрьме. Какие-то подробности?

Это я знаю по рассказам матери. Теперь, по словам матери, для того, чтобы могла она поехать за мужем, за моим отцом в ссылку, она должна была состоять в официальном браке. По ее прошению бракосочетание состоялось в тюрьме. Была ли хупа – не знаю. Хранила ли она ктубу – не знаю, что такое ктуба, но мать ничего не хранила такого. Никаких предметов религиозного или национального культа. Она была интеллигентный человек, зачем ей это было.



Нет, но если была еврейская свадьба…

Ну, так что?



А после они как-то официально перерегистрировались?

Конечно, бракосочетание в тюрьме было официально зарегистрировано. Есть свидетельство, копия у меня сохранилась.



А еще какие-то лица присутствовали на свадьбе?

Может, и были, но меня ж тогда на свете не было.



Понятно, но она могла рассказывать о таком эпизоде экзотическом, нет?

Нет. Мать мне ничего не рассказывала. Жизнь была слишком тяжелая, чтобы она могла заниматься воспоминаниями.



Она не любила вообще вспоминать прошлое?

Она просто была занятой, она работала на двух работах, ей надо было обслуживать нас, меня, ухаживать за мной, за квартирой. Парового отопления не было. Надо было достать дрова, достать уголь, топить печку и одновременно пойти на работу.



Понятно. Свидетельство об образовании, мы его видели, но почему-то год не зафиксировали.

4 октября 1913 года был выдан диплом Императорского Новороссийского университета.



Виктор Семенович, Вы упомянули о том. что погребальная еврейская община могла закрыть ворота, если не…это откуда? Источник?

Поскольку я жил во дворе Еврейского погребального братства, я очень многих, связанных по работе с ним, в конторе, обслуживали кладбище, то об этом совершенно свободно говорили. Бедняков хоронили бесплатно. Если была богатая семья, в особенности до революции, они вносили какую-то сумму Очевидно, не было определенного графика, на что нужно сколько, но во дворе даже называли фамилии людей, родственники которых поскупились дать достаточно большую сумму в кассу погребального братства и им угрожали, что закроют ворота и не пустят на кладбище.



Но это не осуществлялось, конечно?

Этого я не знаю.



Еще какие-то подробности вот этого действа всего, деятельности похоронного братства?

Во дворе была конюшня, где держали лошадей и простые площадки для похорон простых людей, довольно хорошо оборудованные катафалки для дорогих похорон.



Несколько катафалков?

Несколько, конечно. Умирали достаточно много людей. Кроме того, во дворе был мастер с мастерской, мраморщик, который делал надписи на древнееврейском на плитах могильных.



Надписи надгробные, это была только фамилия и дата или какие-то эпитафии были?

Иногда бывали эпитафии. Чаще всего сопровождалось сообщением, что умерший был честный, богобоязненный, я знаю – в таком духе. Очевидно, были какие-то определенные, привычные нормы написания, потому что несколько человек работало: мраморщик этот самый, они резали на этих плитах надписи. Насколько я с детства помню, довольно большие. Дату могли сделать по-русски, чаще всего по-русски.



Когда отец с матерью уезжали в Москву, Вы были малышом, с кем вас оставляли?

Оставался у бабушки со стороны отца.



Это Вы младенец совершенно еще были?

Какой же я был младенец? Это был 21 год, мне было 6 лет самое меньшее.



Вы оставались у бабки, и что, вам нравилось это?

Да, мне нравилось – менялся двор, менялись товарищи.



Это какой был двор?

Она жила на Новосельской, номер дома, кажется, 53-й, но врать не буду.



А что там была за обстановка во дворе?

Обыкновенный двор. Там же жил потом мой товарищ, к которому я потом долго ходил, пока он не погиб перед самой войной. Была такая караимская семья – Хаджи. Там было два: был Сергей Хаджи, который тоже погиб,



Это вы в детстве с ними подружились?

Да, мы дружили очень. Борис Хаджи погиб по несчастному случаю. Он обучал учеников, пионеров обращаться с малокалиберной винтовкой, военное обучение, и один дурак прицелился в него и, не желая, конечно, этого, выстрелил. И ему не повезло: пуля из малокалиберной винтовки, которая далеко не всегда могла пробить куртку, пробила рубашку и попала как раз в сердце. А брат его Сергей кончал мореходное училище, потому что он был перед войной командиром торпедного катера и погиб во время войны..



Вы в детстве с ними дружили, играли в какие игры?

Самые разнообразные – и футбол, и обычные драки мальчиков, и казаки-разбойники, самые разнообразные.



Отец похоронен на том же кладбище?

Да, на Втором Еврейском кладбище.



Его похороны помните?

Помню. Обычные похороны, много народу было: товарищи, знакомые. Это мне врезалось в память – большое количество людей. Но никаких обрядов не было, это совершенно точно.



Вот этот портрет отца, о котором Вы говорили, куда делся?

Они уезжали в эвакуацию. Им дали один вечер на сборы. Мать, моя жена и маленький ребенок годовалый, нужно было собрать бебихи, какие только можно было, чтоб это было не больше двух-трех мешков, они же должны были нести их на себе.



Квартиру закрыли, опечатали, как?

Не знаю, как все остальные, наверное, закрыли на ключ, а может быть и не закрывали.

Когда вернулись, квартира была занята. Почему мы не могли получить ее обратно. Было такое специальное постановление Совета народных комиссаров…

Вы говорили про него, это ясно. Дальше, Вы говорили, что к вам приходила фребеличка…

В отношении фребелички. В Одессе учительниц, которые ходили на дом, называли фребеличками, хотя это слово совершенно не соответствует действительности. Фребеличками называли учительниц детей самого младшего возраста, которые обучали и воспитывали своих детей примерно до 1-го класса по системе немецкого преподавателя Фребеля. Их называли фребеличками. Наверное, те, кто называли, даже не знали, кто такой Фребель.



О смерти бабки – матери мы говорили уже, когда она умерла?

По-моему, в начале 30-х годов. Думаю, что в начале 30-х, потому что в 31 году это было довольно тяжело материально. Мать старалась достать ей какое-то лекарство, которое она не могла достать. Поила её йодом на молоке – это считалось лучшим лекарством от склероза. Но молока было трудно достать, поэтому я запомнил.



Кто такая тетя Надя, мы уже выяснили?

Да, жена Абрама Павловича.



Теперь, настоящую Пасху, Вы говорили, братья делали для бабки, как это выглядело?

Да, поскольку они уважали ее религиозные воззрения. Специальной пасхальной посуды не было, но перед Пасхой, как полагалось по обычаю, все хлебное из дому изгонялось. Бабка всю посуду вываривала, кипятила в большом, я помню, казане. Седер устраивали по всем правилам. Т.е. старший сын, по-моему, Абрам Павлович был самый старший, читал вслух молитвы. Седер проводили по правилам.



Вы присутствовали?

Да. Я хорошо это запомнил, потому что я получил солидную взбучку. Я пришел из школы, я хотел кушать, хлеба уже все было вынесено, я вышел на угол, достал хлеб, пришел домой, сел кушать. Бабка на меня набросилась, я ей что-то нахамил, и дядька мне всыпал по первое число.



Какие блюда были на столе в тот день?

Рыба. Сколько я помню, бабка варила рыбу, больше я ничего не помню.



После окончания какого класса вы поступили на рабфак?

Я окончил семилетку.



Тут еще был вопрос, почему иногда ходили ночевать к соседям?

Абсолютно не помню такого факта, не знаю, откуда вы взяли его.



Это у Вас есть такая фраза, но не важно, хорошо, это не существенно. После какого класса вы поступили на рабфак?

Я окончил семилетку в 1930 году, причем года полтора работал. Потом поступил на рабфак.



Теперь о голоде 33 года. Но не о том, как Вы на заводе подрабатывали, а именно ваша семья как?

Как все, на пайковых карточках на те 400 или 500 граммов хлеба, которые выдавали. Какое-то количество круп по карточкм, карточная система была.



Еще как-то изощрялись, выдумывали что-то?

Если были деньги, то на базаре ещё можно было купить кое-что.



Что, например?

Так как ловили в Одессе рыбу, то всегда можно было купить рыбу. Кроме того, всегда продавали подсолнечное масло, очевидно, его дома умели каким-то образом делать. На базаре можно было купить довольно много, хотя с этим боролись очень активно.



По поводу еврейского театра вопрос.

Никогда не ходил.



Вам не хотелось или это не принято было…

Мое окружение совершенно этим не интересовалось. Мы ходили в Русский театр, в Украинский театр и в оперу.



Просто еврейский был неплохой.

Был даже очень хороший, но зачем ходить, если мы говорили только по-русски? Нам это было совершенно неинтересно. Хотя мое окружение 50% были евреи, но мы даже никогда не говорили на эту тему. Я же говорил, что для нас Мартин Иден был большей фигурой, чем любой деятель Шолом-Алейхема.



О Вашем сообщении, что «все служители синагог были арестованы»? Вы это узнали тогда же, или уже задним числом?

Весь город и весь двор всегда знали, что начались аресты представителей духовенства всякого: русского, греческого, грузинского, еврейского, исламского. Очень широко знали. На аресты представителей духовенства как-то я не помню, чтоб остро реагировали. Куда чаще обсуждался вопрос при аресте какого-нибудь инженера, председателя, работника магазина.

1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница