Инновации в технологии туристско-краеведческой деятельности «Редкой птице»



Скачать 424.49 Kb.
Дата26.10.2016
Размер424.49 Kb.
Губаненков С.М.

Инновации в технологии туристско-краеведческой деятельности


«Редкой птице» на нашем туристском раздолье – еще молодому, но уже достаточно опытному и, главное, думающему педагогу-туристу предназначается.

Все говорят: Инновации, Инновации. Ото всех я слышал о них, а сам ни разу не видел. Сколько раз уж (тысячу раз), заработавшись или, наоборот, отдохнувши, я перебирал все, что знаю о детско-юношеском туризме сверху вниз или справа налево и – не находил инноваций! 

Да простится мне перефраз строк Венички Ерофеева, но, похоже, что в активном туризме, культивируемом в образовательных учреждениях нашей страны уже больше ста лет, все новое действительно является хорошо забытым старым. Например, следы неувядаемой педагогической технологии, скрижали которой изваял для нас в начале восьмидесятых годов прошлого века Александр Александрович Остапец-Свешников, находятся в книге не менее уважаемого Кирилла Васильевича Бардина, написанной раньше. 

Напомню тем, кто забыл, и расскажу для тех, кто не знает, что технология туристско-краеведческой деятельности, о которой я вспомнил, описывает занятия юных туристов, в которых каждый поход предваряется стадией подготовки к нему, и завершается стадией отчета о нем. Все это вместе в терминах технологии называется туристско-краеведческим циклом. Чтобы избежать точки отсутствия мотивации к продолжению занятий туризмом, новый поход юные туристы начинают готовить одновременно с подготовкой отчета о походе, уже совершенном. В году таких циклов в каждой группе учащихся может пройти до пяти, краеведческие и походные должности юных туристов в каждом походе меняются. Таким перебором должностей и походов достигается всестороннее развитие интеллекта учащегося, а его ценностные ориентации, подкрепляемые развивающимися личными качествами, формируются в процессе совместной деятельности всех членов группы во всех фазах цикла. География походов от цикла к циклу все более расширяется, познаваемые юными туристами местности присоединяются ими к пространству, по их мнению, Родины, и этот процесс в терминах технологии называется расширяющейся спиралью познания. О такой же спирали писал в начале восьмидесятых годов прошлого века вовсе не педагог, а геолог и путешественник Олег Михайлович Куваев: «Чем еще, как не географическим познанием мира, является вся наша жизнь? Вначале в пределах комнаты, потом окрестного пустыря, потом опушки ближнего леса». 

А об отчетах о путешествиях, составлении паспортов, разборах походов, совершаемых в попытках их осмысления, как уже говорилось, писал К. В. Бардин в туристско-педагогическом бестселлере начала семидесятых годов «Азбука туризма». Но и он не был тем, кто это придумал. Отчетные конференции юных туристов – участников Всесоюзных (Всероссийских) походов и экспедиций - проводились еще в тридцатые годы. Совершенно очевидно, что докторская диссертация понадобилась А. А. Остапцу для того, чтобы теоретически обосновать и тем утвердить в педагогической практике открытия самой этой практики, сделанные на протяжении предыдущего полувека. 

Точно так и второй в ряду докторов туристских наук (первым в хронологическом порядке следует считать А. А. Остапца), Юрий Сергеевич Константинов в своей диссертации защищал значимость системы туристско-краеведческой деятельности и учреждений туристско-краеведческой направленности (центров детско-юношеского туризма – станций юных туристов) в момент угрозы для ее целостности. Вертикаль станций юных туристов, сложившаяся в «союзные» времена начала ветшать в «постсоветские», несмотря на то, что ее педагогическая эффективность не изменилась, а цели, ради которых она создавалась, остались общественно значимыми. Систему нужно было спасать, и появилась еще одна докторская диссертация (разумеется, для спасения е не хватило бы, но «курочка по зернышку», - для спасения писалась не только она). 

Получается, что инновации двух докторов, которые можно назвать педагогической (А. А. Остапец-Свешников) и управленческой (Ю.С.Константинов), не столько развивали детско-юношеский туризм (хотя и развивали, конечно), сколько защищали его в его уже сложившемся состоянии. Я убежден, что все инновации, которые мы предлагаем сегодня и которые могут быть обоснованы, как ведущие к повышению педагогической эффективности детско-юношеского туризма, когда-то уже были предложены. 

Стоит также сказать, что не все инновации, имеющие неоднократное предложение, обязательно ведут к повышению эффективности. Ведут только те, в которых сохраняется и развивается сам туризм, сохраняются походы и экспедиции. Инновации, имеющие отношение к краеведческой, военной и спортивной составляющей детско-юношеского туризма (составляющие перечислены в хронологической порядке их появления), но не поддерживающие походы и экспедиции, рано или поздно приводят к исчезновению туризма, как такового. Да и бог-то бы с ним, с этим туризмом - все в жизни меняется, - но получаемое в результате такой инновации действие уступает в образовательном потенциале преобразуемому! Почему, попробую объяснить. Объяснение входит в задачи статьи. 



«Прикладная философия» путешествий

Новое или хорошо забытое старое – все равно что, - но что-то обязательно должно появляться в туризме. Ведь то, что не развивается (неминуемо по спирали), то вырождается. Я хочу рассказать о том «новом», на что набрел сам и что выращивал все последние годы работы в туризме. Однако прежде чем приступить к рассказу об этом, нужно очертить пространство туризма в образовании и обозначить те инновации, которые, кроме названных в первую очередь, появились в нем за последние десятилетия. Обозначить не все, но о которых я знаю. 

За последние несколько лет школа инструкторов детско-юношеского туризма и курсы повышения квалификации, которыми я занимаюсь, выпустили (подготовили, переподготовили, повысили квалификацию) более трех сотен специалистов. Разговаривая с обучающимися, принимая их на работу, я заметил: с годами кадры меняются. Если двадцать лет назад с развалом профсоюзной системы молодежного туризма в детско-юношеский туризм хлынули специалисты высокой квалификации, но, к сожалению, не детской специализации, то сегодня кроме выпускников туристских объединений к нам приходят люди, не имеющие никакой туристской квалификации. Они просто соскучились в своих инженерных, учительских, военных профессиях (из последних они бывают отставлены) и решили придти работать в туризм. У нас веселей, как им кажется. Все эти люди, за исключением учителей, не имеют не только туристской, но и педагогической квалификации, и в этом с ними солидарны выпускники большинства туристско-спортивных объединений. Такая особенность их подготовки (точнее, отсутствие таковой) не мешает им верить в то, что у них достаточно знаний и для того, чтобы ходить в походы самим (все они когда-то в них были), и для того, чтобы воспитывать в походах детей (своих же как-то воспитываем, значит, и чужих воспитаем). Необходимой туристу педагогической квалификацией не обладают, к сожалению, и учители-«предметники», и чем больший у них учительский стаж, тем меньше они ей обладают. 

Все это - не хорошо, с этим нужно что-нибудь делать, вот я и пытаюсь: на курсах ли, в данной статье. Педагогические принципы работы педагога-туриста вроде бы и не являются сложными, но таковыми они оказываются после того, как их удается присвоить настолько, чтобы начать применять. 

Объяснение этих принципов начнем с определения самой педагогики. По убеждению Сергея Иосифовича Гессена педагогика является прикладной философией, то есть если наука философия изучает ценности того или иного общества, пытаясь дать им словесное выражение, то наука педагогика изучает методы привития ценностей будущим членам того общества, которое этими ценностями обладает. Ученые философы выявляют ценности общества, ученые педагоги разрабатывают методы привития (присвоения) ценностей, а практики-педагоги применяют (прикладывают) эти методы в своей педагогической практике. Методы мало только назвать («внушение», «убеждение», «принуждение» и т.д.), их нужно уметь применять в конкретных практических ситуациях. Процесс привития ценностей общества будущим членам общества (социума) называется социализацией (воспитанием). Процесс обучения применению воспитательных методов называется процессом получения профессионального педагогического образования. 

Общества без ценностей не бывает. Ценности – это принципы и образы действия, соблюдение которых позволяет обществу функционировать в устоявшемся виде и развиваться, обретая вид новый. Наше общество функционирует на основе разделения труда, то есть на основе распределения функциональных обязанностей среди своих членов. Обществу нужны врачи, военные, милиционеры, спасатели, токари, пекари и т.д. и т.п. Нужны ли обществу туристы? За исключением небольшого количества инструкторов туризма и представителей других туристских профессий – нет. Значит, обучение ребенка умению путешествовать не может считаться целью занятий туризмом. Должно быть что-то еще. Что-то, чему он учится, учась путешествовать. Чтобы понять, чему он учится, нужно понять, как он путешествует. 

Как процесс, поход представляет собой совместную деятельность группы людей, направленную на достижение общей цели: движения по маршруту похода. Чтобы достичь этой цели, члены группы распределяют между собой обязанности по совершению путешествия. Обязанностей может быть очень много, потому что совершение путешествия охватывает собой быт группы, ее движение по маршруту, выполнение попутных наблюдений и даже исследований. В процессе совершения путешествия члены группы взаимодействуют между собой и таким образом обретают и совершенствуют навыки межличностного и – в силу существующего распределения функциональных обязанностей – функционально-ролевого взаимодействия. 

Эти навыки имеют огромную ценность. Осмысление полученных навыков, понимание их необходимости в обществе, основанном на разделении труда и последующем объединении усилий всех разделившихся (объединения, происходящего хотя бы в пределах одной организации, одного структурного подразделения организации), формирует ценностную ориентацию – ориентацию на сотрудничество. С позиции общества обретение его будущим членом подобной ориентации окупает все затраты, которые пришлось сделать, организуя процесс этого обретения – организуя занятия туризмом. 


Но путешествие не учит само. Его можно совершать очень по-разному. Чем больше самостоятельных действий будут предпринимать туристы в процессе совершения путешествия, чем более разнообразными будут эти действия, чем выше будет уровень их необходимой совместности (согласованности), тем более воспитательным получится путешествие. Сделать его таковым – задача педагога-туриста, и он должен знать об этой задаче. И знать способ ее решения. 

Ни о чем этом не ведают выпускники туристско-спортивных объединений, соскучившиеся инженеры, учителя и военные. При разговоре о каком-то там воспитании в туристском походе они легко сбиваются на говорение слов. Воспитание хорошего человека, воспитание доброго человека, воспитание гражданина и патриота, - все эти слова останутся просто словами до тех пор, пока говорящий их педагог не увидит за ними: 

• тот образ действия (поведение), который, по его мнению, указывает на то, что действующий человек является добрым, является гражданином и патриотом; 

• тот способ, которым его подопечные продемонстрируют это поведение обществу (но сначала ему, педагогу); 


• и ту схему собственных действий, которая приведет к тому, что его подопечные окажутся способны на демонстрацию. 

Говоря другими словами, в отношении воспитания, точно также как и в отношении обучения, педагог должен видеть (и суметь показать другим) ожидаемый результат своей деятельности, способ измерения результата и технологию его достижения. 

Вот. Теперь, наконец, перейдем к технологиям и к инновациям в технологиях

Немного истории.

На достижение цели развития навыков межличностного взаимодействия в условиях большого разнообразия деятельностей, на осознание важности этих навыков в будущей жизни главным образом и нацелена классическая технология туристско-краеведческой деятельности, описанная для нас в прошлом веке А. А. Остапцом. Необходимость достижения максимального разнообразия деятельности приводит к выделению в «штатном расписании» туристской группы более двадцати туристских и более двадцати краеведческих должностей, занимаемых юными туристами как в походе, так и до, и после него. Описание функциональных обязанностей сосчитанных должностей и способов согласования действий юных туристов, выполняющих эти обязанности, является технологией. Взаимодействие двадцати и более человек, согласуемое на протяжении нескольких месяцев – вот что такое цикл туристско-краеведческой деятельности юных туристов. И все это уже лет семьдесят как не инновация. 



О педагогике, как о науке, мы уже говорили. О философии - тоже. Скажем несколько слов об истории. Эта наука редко что-либо утверждает. Она не говорит нам «так было», она говорит «насколько это известно». Можно сказать, что она не знает начал, и хронологически первое, что она знает о каком-то явлении, оказывается инновацией в нем. Применительно к теме статьи мы не может сказать, что образовательный детский туризм родился тогда-то, мы можем сказать: «нам известно об инновациях в детском туризме, датируемых началом прошлого века». Первая инновация – инновация южная обнаруживается в деятельности Кавказского горного общества в Пятигорске, совершавшейся в первом десятилетии ХХ века. Инновация северная находится в деятельности детских экскурсионных станций, функционировавших в Петрограде в конце второго – третьем десятилетия прошлого века. Хотя в основе обеих инноваций лежали некие организационные (управленческие) решения, эти инновации можно назвать педагогическими, то есть имеющими отношение к появлению новых форм туристской работы с детьми. В первом случае Кавказское горное общество взялось за организацию многодневных воспитательно-научных экскурсий, во втором случае в детский туризм была внедрена технология однодневных занятий, в течение каждого из которых школьники Петрограда успевали и совершить путешествие, и отчитаться о нем. Столичная (московская) инновация, проявившаяся на стыке второго и третьего десятилетий ХХ века, как и положено столичной, была управленческой инновацией. Я имею ввиду создание Опытно-экспериментальной экскурсионной базы Народного комиссариата просвещения, пережившей затем за свою почти вековую историю немало модернизаций, каждую из которых также можно считать инновацией в детском туризме. Образование и укрепление вертикали станций юных туристов создавало условия для развития системы массовых туристских мероприятий (всероссийских и региональных экспедиций и слетов) способствовало распространению опыта организации туристской работы с детьми. 

Детско-юношеский туризм в России благополучно пережил большое количество как педагогических, так и управленческих инноваций, умудряясь не только выживать после каждой из них, но и развиваться на захваченном пространстве и в качестве. Но кроме детско-юношеского туризма в ХХ веке в нашей стране существовал и массовый молодежный туризм. Оба они развивались во взаимовлиянии. Инновации молодежного туризма усваивались детско-юношеским туризмом так или иначе: «так» - с энтузиазмом и сразу; «иначе» - эволюционно, в подчинении естественному ходу вещей. Если говорить о развитии детско-юношеского туризма, имевшем место в последние десятилетия, то развивалась, наверное, лишь система массовых мероприятий, начинающихся со школьного туристского слета, и увенчивающихся сегодня Слетом Союзного государства (Россия и Белоруссия). Особенности развития соревнований в молодежном туризме детско-юношеский туризм воспринимал путем «иначе». В молодежном туризме соревнования на туристских дистанциях давно уже избавились от памяти о каких-то туристских маршрутах: в первую очередь от их краеведческой составляющей, во вторую – от реальной техники преодоления естественных препятствий маршрута. Техническое усложнение детских туристских соревнований также началось не вчера, и, наверное, начало этого процесса стоит датировать временем притока в детско-юношеский туризм специалистов из молодежного. Подчеркну: это утверждение является не более чем предположением, но в петербургской истории для него находятся основания. Инициатор этого усложнения, как минимум, в Ленинграде, организатор городских соревнований юных туристов Эдуард Ефимович Циперсон, прежде чем заняться детским туризмом (в 1975 году) более пятнадцати лет занимался организацией взрослых соревнований и на момент начала работы в детском туризме обладал квалификацией судьи Всесоюзной категории. Игорь Александрович Бритаров, известный петербургским туристам не только спортивными, но и спортивно-инновационными достижениями (одним из них является проведение соревнований по технике пешеходного туризма в условиях спортивного зала), пришел к работе с детьми в результате дисквалификации в молодежном туризме и в альпинизме (за несанкционированные альпинистские восхождения в составе туристских походов). Все это было очень давно, развитие соревнований на туристских дистанциях, едва не приведшее к выделению из спортивного туризма вслед за спортивным ориентированием еще одного вида спорта, привело к тому, что сегодня эти соревнования, как детские, так и молодежные, по утверждению того же Э. Е. Циперсона, потеряли связь с техникой движения по туристским маршрутам. В отличие от молодежных соревнований детские пока еще сохранили краеведческую составляющую, находящую свое выражение в конкурсной программе соревнований, но, сочувствуя желающим ее сохранить, я все же выражу сомнение в целесообразности этого сохранения. Слишком нерядоположными выглядят соревнования на технических дистанциях и конкурсы краеведов, да даже и завхозов, и штурманов. Используя административный ресурс, мы можем продолжать сохранять эти конкурсы и тем, якобы, обеспечивать «разностороннее развитие личности» участников соревнований, но тогда почему бы нам не вернуться к проведению конкурсной программы на соревнованиях по спортивному ориентированию, спортивному скалолазанию? И чем провинились перед Родиной юные, например, футболисты, перед матчами которых не проводятся конкурсы краеведов из числа членов команд? Повторюсь, с уходом из программы туристских соревнований вида «туристский поход» (все еще остающегося в Правилах организации и проведения туристских соревнований учащихся Российской Федерации, но на практике давно уже не проводящегося) из этой программы свободно могут уйти и всевозможные «походные» конкурсы. 

Соревнования по ПСР.

В смысле сохранения и технической и краеведческой составляющей туристских маршрутов на туристских дистанциях более перспективными выглядят соревнования, еще недавно называвшиеся соревнованиями по поисково-спасательным работам (ПСР), затем – соревнованиями на экстремальных дистанциях, а теперь пока – неведомо как. Эта инновация в детском туризме появилась в начале девяностых годов и почти сразу прижилась в молодежном. Автором ПСР-вской инновации однозначно является Валерий Николаевич Гоголадзе. Продолжая традиции кросс-походов, известных в нашей стране уже очень давно, популяризированных перед Великой Отечественной войной инновацией Владимира Владиславовича Добковича, В. Н. Гоголадзе расположил дистанции своих соревнований аккурат между маршрутами туристских походов и дистанциями тогда еще туристского многоборья и решил не слишком ограничивать себя в вопросах судейства. Идея проведения туристских соревнований без четких правил (а именно таковыми можно считать соревнования по ПСР) привлекательна для организаторов тем, что позволяет не слишком ломать голову над обеспечением соревнований огромным количеством квалифицированных судей. Это вовсе не означает, что проводить такие соревнования становится очень легко. Сохраняется необходимость рассчитывать график движения команд, перевозить судей с места на место, появляется ряд других, качественно новых, организационных проблем. Вместе с тем «незарегулированность» соревнований по ПСР, отсутствие якобы полных, но всегда неточных регламентов по работе с веревкой позволяют организаторам соревнований творить на этапах, выдумывая задания, способные выявить умение группы действовать в нестандартной ситуации. Это умение необходимо всем бегающим по туристским дистанциям, но в «туристском многоборье» решения нестандартных задач ищутся не на путях компиляции способов, ведущих к простоте (а значит и оптимальности) преодоления препятствия маршрута, а путем использования различных приемов и заготовок, немыслимых в туристском походе, но сокращающих время работы на этапе дистанции. Здесь я полностью согласен с Э. Е. Циперсоном: это – не то, а то – уже давно не это! 

Справедливости ради стоит сказать, что организаторы соревнований по ПСР тоже не слишком озабочены походным правдоподобием приемов, применяемых командами на дистанциях соревнований. Но кто сказал, что такие дистанции обязательно должны ставиться ПСР-щиками? Их могут ставить «походники», приспосабливая этапы дистанции к нуждам грядущих походов. При существующих правилах это сделать легко, и легкость эта далеко не случайна. Идеология соревнований по ПСР совпадает с идеологией контрольного выезда. Чтобы убедиться в этом, достаточно прочитать обращение судейской коллегии к участникам десятых соревнований учащихся г. Сочи по ПСР, которое в силу его идеологической важности я здесь полностью приведу: 

Уважаемы соратники по общему делу!

Мы искренне надеемся, что Ваш приезд – исключительно продуманный поступок и хотим, чтобы Вы знали наше отношение к этой встрече. 

Во-первых, честно признаемся, к Вам мы не имеем никаких претензий. Ничего личного. Но в ближайшие дни у Вас, возможно, по этому поводу возникнут сильные сомнения. 

Во-вторых, в нашем взаимодействии не будет почти никаких правил, но будут последствия. Чем хуже мы работаем (с Вашей точки зрения), тем лучше будет Вам в будущем (с нашей точки зрения). 

В-третьих, лучше плохой погоды может быть еще более плохая погода. Так думаем мы, и значит, придется думать и Вам.

В-четвертых, мы сделали все возможное, чтобы при отсутствии думающей головы у Вас было много, очень много проблем. 



И, наконец, в-пятых, подумайте, надо ли Вам все это, еще не поздно остановиться. 

Теперь более подробно. В ближайшее время Вас ждет

Постоянная интеллектуальная работа руководителя команды при отсутствии достоверной информации и недостатке времени, в сложных метеорологических условиях, на страшно пересеченной местности, с остатками когда-то подготовленной группы, недостаточным комплектом бывшего в употреблении качественного снаряжения, в условиях предельных физических нагрузок, хронического недосыпа и недоедания. 

Чтобы достойно выкрутиться из такой ситуации, надо много и постоянно тренироваться. Надо было. Но уже поздно. А если Вы недостаточно тренированы, но все равно хотите участвовать, не стремитесь дойти до финиша любой ценой. 




Конечно, хорошо, когда все понятно. Но в жизни так далеко не всегда. А посему – выживайте в круто меняющейся обстановке.
Вы можете считать, что главное – здоровье, и победа будет обеспечена. Не отрицаем, здоровье необходимо, но интеллект, особенно руководителя гораздо важнее. Тем более, что уровень здоровья в начале соревнований и после них могут резко отличаться. Думайте, думайте и думайте, и у Вас будет реальный успех. А может, и не будет. 

Многие из Вас здесь не первый раз, и надеются, что у них больше шансов. Правильно надеются, но знания иногда подводят. Ведь условия-то меняются. Запомните, бесплатных сдобных булочек с вкусным заварным кремом не бывает. 


Постоянно читайте, особенно наши послания, побольше спите, для этого побыстрее работайте, чаще и вкуснее кушайте (если успеете), а главное, считайте варианты и возможности, а еще спрашивайте (иногда отвечают) и не спорьте (правил-то нет).
Пожалуй, все. От всей души желаем Вам счастья (в пути), любви (к нам), здоровья (и очень много), а самое главное – дальних странствий (в будущем). 


Безопасность в спортивном туризме.

При анализе этого документа оставим в стороне тот факт, что весь он – не очень хорошая литература, что в нем, например, под здоровьем понимается не здоровье, как таковое, а уровень наличных в конкретный момент времени физических сил. Оставим в стороне и откровенно провокационный характер письма: кто поддается на провокацию, тот и поддается, кто нет, тот – нет. Обратим внимание на перспективы, которыми нас пугают авторы обращения, и на советы, которые при этом даются. Описываемая в обращении ситуация является ситуацией путешествия, в котором что-то пошло не так, как задумывалось, и путешествие перестало быть безопасным. Несмотря на то, что на стадии подготовки к походу мы делаем все, чтобы этого не случилось, полной гарантии, что все пойдет, как задумано, дать не может никто. Мы не можем гарантировать безопасность людей в путешествии, как, впрочем, не можем гарантировать ее на улицах города, в подворотнях и помещениях - всюду, где бывает много людей, бывают кочки, ступеньки, поребрики, электричество, газ и т.д. Полной гарантии не существует (а неполная – уже не гарантия), существует стремление к ней, выражающееся в желании подготовиться к ситуациям, которых быть не должно, но которые могут возникнуть. 



Замечаете, мы говорим: «безопасность путешествия» и «безопасность людей в путешествии», подразумевая одно и то же. Это тоже «не очень хорошая литература». Давайте определимся, тем более что определиться в таком важном вопросе, как безопасность – это стоит того, чтобы съехать с магистральной темы статьи с намерением к ней позже вернуться. 

Итак, что мы понимаем под безопасностью ситуации, которая не может быть безопасной? И что понимаем под ней, когда говорим о безопасности людей, находящихся в названной ситуации? Как уже говорилось, мы знаем, что безопасности не существует, и безопасностью называем стремление к ней, выражающееся в стремлении минимизировать риск во всех случаях путешествия. Безопасное совершение путешествия складывается из безопасных же действий, то есть действий, минимизирующих возможность чрезвычайного происшествия, как в момент выполнения действия, так и в перспективе всего путешествия. По отношению к спортивному путешествию безопасность может считаться стилем его совершения. Выбор неправильных действий приводит к нарушению стиля. 

По отношению к виду спорта «спортивный туризм» безопасность является концепцией (ведущим замыслом) этого вида спорта. Соревнования спортивных походов заключаются в безопасном преодолении опасных препятствий, из которых складывается маршрут путешествия. Кто безопаснее преодолел их, тот выиграл. Чтобы поход сочли совершенным, мало просто пройти по маршруту, необходимо написать отчет о походе и представить его в инстанцию, подписавшую маршрутные документы на стадии подготовки к походу. И горе руководителю, если члены этой инстанции (в прошлом она называлась маршрутно-квалификационной комиссией, в будущем, возможно, будет называться коллегией судей) посчитают способ совершения путешествия не безопасным. Они не сочтут путешествие совершенным, не зачтут его совершение, как минимум, руководителю, а то и всем членам группы, не присвоят соответствующий спортивный разряд. Совершение спортивного путешествия – это процесс, в котором экстремальная ситуация превращается в не экстремальную. Поэтому спортивным туризмом и можно, и нужно заниматься с детьми. Поэтому обеспечение безопасности спортивного путешествия начинается в момент самоидентификации путешественника как человека, занимающегося спортивным туризмом. Когда наступит этот момент, зависит от человека, организующего занятия спортивным туризмом, - зависит от педагога. В свое время мне объяснили аббревиатуру несуществующего сегодня туристского клуба «ТОПАЗ»: «Турист Опасные Пути Авантюрой Замышляет». Так вот, этот туристский клуб не был туристско-спортивным. Не знаю, можно ли было его называть «мультиспортивным» или как-то еще: это пусть решают представители федерации мультиспорта, идеологи приключенческих гонок и т.д. Но туристско-спортивным он не являлся в силу несовпадения концепции клуба, зашифрованной в его названии, и концепции спортивного туризма. По этой же причине в свое время дисквалифицировали И. А. Бритарова. На моменты своих восхождений он переставал быть «спортивным туристом». 

Вернемся к теме статьи. Собираясь в поход, мы должны стремиться к его безопасности. Для этого нам необходимо знать решения максимально большого количества походных задач и отправляться в поход с запасом сил, дающих уверенность в том, что там, на маршруте, мы сможем решить даже те задачи, решения которых мы пока не знаем и найдем прямо там, в путешествии. И знания, и запас сил, необходимых для поиска новых решений, нужно проверить. Сделать это можно, только в ситуации, близкой к походной, близкой к той, которой быть не должно, но которая может возникнуть. Поэтому на проверочном (контрольном) туристском маршруте (дистанции) должно быть как можно больше этапов. Команды-группы должны и решать задачи «по образцу», и созидать в чистом виде. Когда команда окажется вынужденной приступить к собственно творчеству (по причине незнания предлагаемого ей образца), заранее рассчитать очень сложно. Поэтому задач-этапов должно быть в избытке: чтобы в конце маршрута все они решались на фоне усталости и чтобы решения некоторых из них команды точно не знали. И чтобы какие-то из них можно было бы пропустить, рассчитывая время и силы до финиша. Все это нам и обещают авторы обращения к участникам соревнований по ПСР. И обратите внимание на последнюю фразу письма. В ней говорится о странствиях в будущем. Подчеркну о «странствиях», а не о «соревнованиях». К сказанному остается добавить напоминание о том, что «тяжело в учении – легко в бою», поправить кое-какие формулировки, и письмо превращается в апологию «контрольного выезда», в очередную скрижаль, о которой ни в коем случае нельзя забывать, особенно если работаешь в спортивном туризме. 

Прохождение контрольного туристского маршрута должно считаться обязательным элементом подготовки к прохождению основного туристско-спортивного маршрута. Прохождение основного маршрута составляет среднюю часть туристско-краеведческого цикла, во всех отношениях (эмоционально, интеллектуально, физически) - самую главную. Основной маршрут должен быть пройденным полностью в установленные графиком сроки. Такая задача осмысляет движение по маршруту и в совокупности с необходимостью выбора безопасных действий делает прохождение маршрута спортивным. Процесс защиты этого прохождения, убеждение старших товарищей в том, что прохождение было спортивным, успешным и в итоге - образовательным, является главной задачей завершающей части цикла. И нужно, чтобы по эмоциональной окрашенности, по выплеску сил последняя часть цикла не выглядела как затухание путешествия. Конец – делу венец, все в нем должно быть интересным и значимым. 



Соревнования циклов занятий туризмом.

Следующая «инновация», о которой пойдет речь, образуется путем организации соревнований туристско-краеведческих циклов: не походов, а именно циклов. Но прежде чем рассказать об этих соревнованиях, необходимо сказать о том, какие циклы бывают, чем они интересуют юных туристов и что нужно знать, чтобы не допустить затухания этого интереса. 

Главным (циклообразующим) мероприятием цикла может быть не только спортивный поход, но и туристско-краеведческая (эколого-биологическая и т.д.) экспедиция или соревнование по туристскому многоборью (на туристских дистанциях). Туристов, специализирующихся в этих мероприятиях, можно называть походниками, экспедиционниками и многоборцами (для последних теперь придется придумывать новое обозначение: дистанционники, что ли?). Соответственно циклообразующим мероприятиям сами циклы могут называться походным, экспедиционным, соревновательным. Идентичны ли все эти циклы в своем протекании? Разумеется, нет. Несмотря на то, что экспедиция является важнейшим событием в жизни экспедиционного объединения, ее циклообразующее значение может быть несколько менее выраженным. Экспедиция предпринимается с целью найти ответы на поставленные в подготовительный период вопросы. Но не всегда ответы находятся непосредственно в самой экспедиции. Сплошь и рядом в них собирается только фактический материал, в процессе камеральной обработки которого становится ясно, найдены ответы или, все-таки, нет. Впрочем, и отрицательный результат – результат, а уж положительным результатом необходимо с кем-нибудь поделиться. Поэтому если юных походников в необходимости отчета о спортивном походе приходится как-нибудь убеждать, то экспедиция без последующей подготовки олимпиадной работы или выступления на конференции очевидно лишается смысла. Поэтому смысловой пик экспедиционного цикла оказывается смещенным на его последнюю - отчетную - часть (эмоциональным пиком остается, все-таки, экспедиция). 

И смысловым и эмоциональным пиком трудов многоборцев является соревнование. Оба этих пика достигаются в заключительной части цикла. После соревнований объединению остается провести только восстановительные мероприятия, в числе которых может оказаться поход. Этот поход может начаться на следующий день после соревнований. Спортсмены могут остаться пожить в районе проведения соревнований, походить на экскурсии, совершить неторопливое многодневное путешествие. Они его заслужили. Эмоции, которые испытывают многоборцы в течение цикла, оказываются распределенными очень неравномерно. Все – в конце и даже в самом конце. Квалифицированные тренеры умеют с этим справляться. Вчерашние инженеры, военные, как правило, – нет. В этом заключается одна из причин того, что так трудно дается создание всякой новой секции, специализирующейся в соревнованиях на туристских дистанциях. И в этом же, возможно, скрыта причина того, что, несмотря на имеющиеся предпосылки туристское многоборье не превратилось в отдельный вид спорта, как это сделало спортивное ориентирование. Совершение спортивных походов остается в традициях секций по туристскому многоборью. Зачем же порывать с тем, чем все равно занимаешься? И не обязательно в завершающей части цикла.

У походников свои проблемы. В их занятиях менее всего интересен отчет о походе. Без подготовки не обойтись (хотя иногда и пытаются), в походе получаешь все, о чем мечтал и надеялся, зачем же еще нужен какой-то отчет? Эта проблема является серьезной проблемой, и тем более важно оказывается проводить соревнования циклов, увязывающие все их части в единое целое.

Восстановительные походы могут проводить не только юные многоборцы (дистанционники). Проведение маршрутной экспедиции после нескольких напряженных походов позволяет юным походникам (и их взрослым руководителям) погасить задолженность перед собой по созерцанию на маршруте. Созерцанию гор, озер и ручьев находится место в любом путешествии, но в спортивном походе мимо многого часто проходишь, не застревая. И правильно, что проходишь. Иначе не будет маршрута, а значит и многих из образовательных результатов занятий спортивным туризмом. Но возможность застрять, а точнее – пожить в тех местах, в которых хотелось застрять на спортивном маршруте, должна планироваться и для юных походников. Проведение экспедиции позволяет застрять. 

Итак, мы имеем три вида циклов: походный, экспедиционный, соревновательный, - Возможно имеет смысл проводить соревнования соревновательных циклов. Это, как минимум, окажется формой обмена тренерским опытом, но вряд ли добавит активности самим участникам соревнований. В проведении соревнований экспедиционных и походных циклов очевидно больше резонов хотя бы потому, что в работе экспедиционно-походных объединений юных туристов обычно оказывается намного меньше порядка, чем в тренировках спортсменов. Культура другая. Проведение соревнований экспедиционно-походных циклов (смотров-конкурсов спортивных походов и экспедиций), позволяет активизировать (заставляет активизироваться) юных туристов во всех фазах цикла, что в свою очередь повышает качество получаемого ими образования. Кроме этого в педагогический процесс, организуемый в экспедиционно-походных объединениях юных туристов, проведением смотра непосредственно вовлекаются администраторы образовательных учреждений – те из них, которые обычно называются завучами, - и педагоги-организаторы, работа которых обретает более ясный смысл и системный характер. 
В педагогике детско-юношеского туризма нам известно две технологии: технология работы педагога с его подопечными (А. А. Остапец) и технология работы туристско-краеведческих учреждений (Ю. С. Константинов). Первую технологию можно назвать технологией педагогов, вторую – технологией директоров. Я считаю (скромненько так!), что соревнования циклов могут называться технологией педагогов-организаторов и завучей, как самых близких к педагогам администраторов, посредников между ними и управленцами. Разделение технологий по качеству воспроизводящих их кадров является очень условным, но указывает на возможность объединения всех технологий в единый технологический цикл и, - таки да - на кадры, от квалификации которых в первую очередь зависит успешность применения тех или иных технологий. 

Проведение соревнований туристско-краеведческих циклов позволяет и количественно и сравнительно оценить эффективность деятельности педагогов в течение всего цикла. Смотр-конкурс походов и экспедиций проходит в три тура – по частям (фазам) цикла. В первом туре оценки ставятся на основании анализа маршрутных (заявочных) документов на путешествие и участия группы в контрольных мероприятиях. Во втором туре – на основании письменного отчета о путешествии, представляемого руководителем группы, в котором тот доказательно повествует о полноте и тактике прохождения маршрута путешествия или, как мы договорились считать, о спортивности его прохождения. В третьем туре оценки ставятся юным туристам, рассказывающим на конференции устных отчетов о том же, о чем писал в своем отчете руководитель, и демонстрирующим глубину своего понимания того, что они совершили – глубину понимания путешествия. Все три туры проводятся усилиями педагогов-организаторов – членов маршрутно-квалификационной комиссии образовательного учреждения, а участие в них экспедиционно-походных объединений гарантируется и контролируется работой завуча учреждения. На то и щука, то есть завуч, в озере, чтобы карась-педагог не дремал. 



Организация занятий туризмом в образовательных учреждениях.

Объясню про щуку и карася. Обязательство участия в конкурсе дается педагогами в процессе утверждения учебной нагрузки на год. Обычно эта нагрузка определяется заявляемой к реализации программой деятельности юных туристов и возможностью учреждения предоставить эту нагрузку. С возможностями все понятно: часы или есть, или нет (кем-то заняты). Обратим внимание на программу. 

Пафос инновационных процессов в составлении учебных (образовательных) программ создается в последние годы акцентом на просчитанной (соотнесенной с возможностями обучаемого контингента) результативности образовательного процесса. При этом в научных статьях, всевозможных концепциях постоянно подчеркивается важность выбора каждым учащимся индивидуального образовательного маршрута. Ну, «индивидуального» – это не для туризма (в поход ходят группами), но то, что педагог вообще и педагог дополнительного образования в особенности должен применяться к запросам учащихся в течение всего года (в туризме нет понятия «учебный год» поскольку все каникулы и особенно летние являются пиками работы учебных объединений) – это и действительно так. Особенно чутким и вместе с тем точным педагог-турист должен быть на стадии планирования года работы. В зависимости от сформировавшихся интересов группы, квалификации педагога, финансовых возможностей учреждения и предлагаемого календаря массовых мероприятий для каждой группы на каждый год разрабатывается свой маршрут по местности образования, наносимый на карту программы образовательной деятельности. Типовые учебные (образовательные) программы по определению не предусматривают ни всех условий организации образовательного процесса, ни возможностей выбор. Поэтому приходится писать авторские. Вот уже больше десяти лет в учреждениях, в которых я могу на что-то влиять, используется образовательная программа, инновационный характер которой сродни инновационности классической технологии ТКД: в ней в законе закрепляется то, что давно нормально на практике. В соответствии с этой программой темы для занятий группы юных туристов (а значит и походы, группою совершаемые) могут быть выбраны из существующих типовых программ и входящих в состав данной программы авторских курсов. И эти темы могут в течение года меняться - в зависимости ну вот хотя бы от погодных условий сезона. Из предлагаемого педагогу календаря массовых мероприятий, из всех возможных походов, которые имеет право совершить группа в силу своей технической подготовленности, педагог сам выбирает мероприятия, участие в которых могло бы рассматриваться, как контрольная работа по выбранным темам. И если темы в течение года оказываются пройденными, участие в контрольных мероприятиях также становится обязательным. Повторюсь: план работы объединения в течение года может меняться, но для его изменения должно быть достаточно оснований. По представлению педагога – составителя плана достаточность оснований фиксирует завуч учреждения, в котором работает педагог. 

Таким образом завуча учреждения из чиновника, проверяющего правильность заполнения педагогом журналов и заполняющего табель учета рабочего времени, можно превратить (и тем вернуть ему его изначальное качество) в соучастника образовательного процесса, имеющего четкое представление, что, когда и зачем делает педагог вместе с детьми на занятиях. В процессе утверждения учебной нагрузки завуч имеет возможность поправить предлагаемый педагогом план работы объединения (если этот план покажется ему заниженным или завышенным), или даже предложить его педагогу, если тот сам затрудняется с его составлением (обычно по причине неопытности). Работа по типовой или даже авторской программе без указания контрольных массовых мероприятий и путешествий не может быть принята завучем в качестве плана - основания для утверждения учебной нагрузки. В том, что в качестве контрольных мероприятий педагогу предлагаются не только путешествия, но и массовые мероприятия (соревнования, слеты), нет ничего удивительного. В обязанности завуча входит проверка наполняемости групп педагогов. Эта функция имеет черты полицейской, может не нравиться завучу (далеко не всем нравится проверять) и наверняка не нравится педагогу. Последний легче переносит проверки, о сроках которых он предупреждается в начале учебного года. К тому же на массовых мероприятиях можно проверить десятки групп сразу, и сразу же составить акт по результатам проверки – итоговый протокол. По-другому проверить туристов едва ли возможно. Ведь большую часть учебного времени они проводят на выездах, а то, что они делают на аудиторных занятиях, обычно является подготовкой к выездному занятию (походу выходного дня или многодневному путешествию) и имеет смысл только в случае, если поход состоится. 

Итоговый протокол (место в итоговом протоколе) расскажет также о том, насколько много и успешно работал с детьми педагог до момента проверки, насколько эффективно и при каком количестве учащихся проходили аудиторные и выездные занятия группы. При этом сложность контрольного мероприятия должна соответствовать году обучения группы. Нельзя же в математике год за годом писать одну и ту же контрольную! Нельзя и в туризме совершать лишь простые, «ознакомительные» путешествия, пусть и по разным маршрутам, или бегать только «Турграды» - игры по станциям для начинающих. Существуют маршруты первой, второй и так далее категории сложности, существуют дистанции первого, второго и так далее класса. Вот их и можно ходить или бегать на протяжении первого, второго и так далее годов обучения. 

Если сложность дистанции туристского многоборья и результат команды (в проценте от победителя) могут достаточно много сказать о качестве работы спортивного тренера, то в случае совершения спортивного путешествия все намного менее очевидно. Во-первых, состав походной группы обычно больше состава команды на туристской дистанции (десять – пятнадцать походников против шести – семи многоборцев), во-вторых, на маршрут спортивного путешествия юные туристы отправляются вместе с руководителем, то есть вместе с подсказчиком на контрольной. Дети могут пройти маршрут сами и могут быть проведены по нему (проведены и обслужены). К тому же в походе проще «отсидеться за спинами товарищей»: и «товарищей» больше, и интенсивность действий не такая высокая. И уж тем более на маршруте нет завуча, чьей задачей является оценка деятельности педагога. Оценить эту деятельность можно, оценив характер взаимодействия педагога и членов походной группы на контрольном туристском маршруте, и оценив качество специальных туристских знаний и навыков, демонстрируемых участниками в процессе представления отчета о путешествии. О способах этих оценок, о формах отчетов – инновационных в принятом определении формах и способах – и пойдет дальше речь.



Контрольные выезды.

Итак, соревнования циклов проходят в три тура. Первый тур проводится в процессе подачи группами маршрутных документов на путешествие и совершения контрольных выездов, назначаемых по решению МКК. Для организации контрольного выезда используется технология организации соревнований по ПСР. Педагоги-организаторы, являющиеся членами маршрутно-квалификационных комиссий и проводящие контрольные выезды групп, придумывают этапы соревнований проверяющими предпоходное состояние групп. Они же в качестве судей этапов оценивают состояние групп, как в штрафных баллах, так и в собственных ощущениях. При сдаче контрольного выезда не может быть получено полной количественной оценки состояния группы. Проверяющий вынужден ориентироваться не только на то, что он сумел сосчитать, но и на то, что он увидел-почувствовал. Строго говоря, на контрольных выездах в отношении проверяемых групп твориться беспредел-произвол. Но протестовать бесполезно. Член МКК, принимающий контрольный выезд и подписывающий маршрутные документы группы, в определенной степени разделяет с руководителем ответственность за жизнь и здоровье детей. Если у него возникают сомнения в готовности группы, и контрольным выездом эти сомнения не снимаются, не имеет смысла уговаривать его подписать документы. Он не подпишет, и правильно сделает. Чрезвычайное происшествие одной группы в рамках системы образования чрезвычайно же усложняет жизнь многим группам юных туристов. Но педагогу, не сдавшему вместе со своими подопечными контрольный выезд, не стоит искать причины этого в судьях. Любой член МКК, любой судья на этапе контрольных соревнований заинтересован в том, чтобы в походы и экспедиции отправилось как можно больше экспедиционно-походных объединений учащихся. Ради этого он в конечном итоге работает, это положение следует считать аксиомой, и если перед группой зажигается красный свет, искать причины следует в группе. 

Какие же наблюдения могут породить или укрепить сомнения проверяющего? Их есть великое множество. Приведем только некоторые. 

Во-первых, наблюдения за манерой общения в группе. Если члены походной группы на маршруте контрольного выезда начинают ругаться друг с другом, а руководитель группы – ругаться на них (и уж тем более – они на него), значит в этой группе нет необходимой для похода сплоченности. В экстремальных условиях путешествия эта группа просто «развалится», а именно разобщенность чаще всего называется в ряду причин, приводящих к чрезвычайному происшествию в путешествии. 

В-вторых, наблюдения за состоянием группы и за действиями руководителя на переходах и на этапах дистанции. Например, в условиях столпотворения участников перед этапами (такого не должно быть, но такое случается, а на контрольных соревнованиях может быть специально организовано), разные команды и руководители разных команд ведут себя очень по-разному. Кто-то начинает «воевать» за продвижение в очереди на этап, причем, воюя, опускается до обмана и хамства. Кто-то разваливается на припеке в сторонке (или наоборот, мокнет под дождем, дрожа подбородками) и ждет, пока за ним придут и попросят пройти на этап. Кто-то кучкуется возле этапа, никому не лезет под ноги, но вместе с тем не теряет контроля за происходящими на этапе событиями. Время ожидания можно использовать для наблюдений за действиями других команд, для уточнения тактики собственного движения по этапу. Если все наблюдения сделаны, идет дождь, холодно, и ожидание грозит затянуться, команда может развести костер, собраться возле него и занять себя разговорами, информативными и поддерживающими соревновательный тонус участников. Какой из команд в такой ситуации будут подписаны маршрутные документы, я думаю, догадаться не сложно. 

И так далее. В «кавардаке», привычно царящем на дистанциях ПСР, как в мутной воде, удобно вылавливать слабых руководителей. Они опаздывают на совещания, потому что не слышат объявлений о них (точно также они не услышат и шум воды в верховьях горной реки), вступают в пререкания с судьями, другими участниками соревнований и болтают («бьются за правду») вместо того, чтобы сделать что-то очень простое с тем, чтобы правда восторжествовала без всякой ругани и трепотни. И так далее. Любая из соревновательных ситуаций дает проверяющему информацию о проверяемой группе, другое дело, что не всякий проверяющий сумеет распознать ее в качестве таковой. Тут все зависит от квалификации проверяющего, приходящей, увы, только с опытом. 

Очки и места, зарабатываемые на контрольных соревнованиях экспедиционно-походных объединений, также являются информацией о готовности групп к путешествиям, но кроме этого идут в зачет соревнований туристско-краеведческих циклов по первому туру. Кроме результатов контрольных соревнований в туре оценивается качество маршрутных документов, представляемых руководителем группы на стадии заявления путешествия в маршрутно-квалификационной комиссии. 
О специфике недавно принятых Правил соревнований по спортивному туризму (номер-код вида спорта 0840005411Я, утверждены в 2008 году) я хотел рассказать в конце статьи, в рассказе о последних из инноваций. Но, чувствую, что-то нужно сказать в этом месте. В новых правилах нет понятия маршрутно-квалификационная комиссия, есть понятие судейская коллегия соревнований по группе дисциплин «маршрут». Эта терминологическая инновация в детско-юношеском туризме еще не привилась и привьется только тогда, когда всем станет ясно, что с изменением названия функция переименованного туристского органа изменилась очень немного. К тому же для переименования маршрутно-квалификационных комиссий, работающих в образовательных учреждениях, нет законных оснований. МКК образовательных учреждений работают на основании Положения о маршрутно-квалификационных комиссиях образовательных учреждений, утвержденного приказом Минобразования России и пока что не отмененного. 

Воспитательная сложность похода.

Второй тур соревнований циклов туристско-краеведческой деятельности, привычно, хотя и не совсем правильно называемый соревнованиями спортивных походов, может проводиться по разным критериям. В Правилах проведения туристских соревнований учащихся Российской Федерации есть реликт нашего славного «додистанционного» прошлого: раздел 7. Соревнования по виду «туристский поход». Отчет можно оценивать в соответствии с этим разделом правил, можно – в соответствии с методиками, предлагаемыми Правилами соревнований по спортивному туризму (номер-код вида спорта 0840005411Я). Принципиальной разницы я не вижу. Главная задача оценивания отчетов о путешествиях состоит в том, чтобы определить, насколько полно, тактически грамотно и безопасно был пройден заявленный маршрут путешествия. Оценивается не отчет, оценивается прохождение маршрута похода, но оценивается по отчету, заочно. Так что и отчет о походе, его структура, качество оформления и т.д. имеют значение. 

Теоретически отчет о походе можно написать, никуда не ходя, но практически факт похода легко проверяется. Зато отчет можно написать после похода, а непосредственно во второй части цикла, педагог-турист может оторваться от любого начальства, почувствовать жизнь в ее ясности и простоте, а себя – свободным ото всего кроме задачи движения по маршруту и ответственности за жизнь и здоровье детей. 

Но и того, что осталось, оказывается немало. Работе педагога-туриста по обеспечению безопасности юных путешественников посвящены целые книги, а кроме проблем безопасности существуют еще проблемы образовательности. Если сложность маршрута выбрана правильно, задача пройти по маршруту решается большим напряжением сил всех путешествующих. На маршруте педагогу приходится принимать решения, исходя из своей оценки физического состояния группы, психологического климата в группе, желания членов группы двигаться по маршруту в соответствии с заявленным графиком. Желания членов группы зависят от них самих, от того, насколько хорошо они готовы к походу, насколько хорошо настроил их педагог в предпоходный период, и от того, насколько хорошо все они вместе сумели сохранить изначальный настрой. У членов группы может быть много желаний. Желание продолжить движение по маршруту вступает в противоречие с желанием не вылезать из палатки, с желанием посидеть у костра, половить рыбу, посмотреть на горы вокруг и так далее. Участники путешествия совершают действия, удовлетворяющие одни из желаний и оставляющие неудовлетворенными другие желания. От того, каким будет их выбор, зависит успех или не успех путешествия, как социализирующего (воспитательного) процесса. Прохождение маршрута в установленный срок означает, что участники путешествия, договорившись между собой о его совершении, сумели выполнить всю работу по договору: каждый свою и все вместе – совместную. Их договор был общественным договором. Обыкновение выполнять свои обязательства по подобным договорам является общественно значимым качеством. 

Первое, от чего откажутся члены группы при возникновении трудностей в путешествии, это от производства наблюдений и измерений, необходимых для составления отчета о путешествии. Такая вероятность должна быть учтена при определении сложности планируемого похода. Походные наблюдения являются такой же работой, какой является движение по маршруту, обустройство лагеря группы. Качество и объемы походной работы составляют сложность похода. При ее определении все работы должны быть сосчитаны. На одинаковом маршруте поход с отчетом будет сложнее, чем поход без отчета, а экспедиция, имеющая большую программу исследований, окажется сложнее их всех. И еще один важный момент! Сложность путешествия, имеющая воспитательную и развивающую функцию по отношению ко всем членам группы, для каждого из них зависит от того, какую часть походной работы этот каждый возьмет на себя. А для всех учащихся важно, какую часть этой работы возьмет на себя педагог. Он может взять слишком много и тем затормозить развитие членов группы. Он не может нести за них рюкзаки. Но он может выполнить все походные наблюдения, может не позволить им думать. Поэтому таким важным оказывается третий тур соревнований туристско-краеведческих циклов – тур устных отчетов. Он позволяет понять, насколько полно в походное действие были вовлечены все участники путешествия. 

Конференции устных отчетов.

Свобода педагога в лесу – это взятая с боем свобода. За нее педагогу приходится платить полной мерой ответственности не только за безопасность детей, но и за качество получаемого ими в походе образования. Кому-то из педагогов такая ответственность не кажется неподъемной, а кто-то хотел бы ее избежать, сплавившись с детьми по несложной речушке, пройдя в сотый раз по озерам Вуоксы и так далее. Такой педагог хотел бы избежать и участия в соревнованиях, но ему приходится вспомнить о плане выполнения утвержденной нагрузки. Отчетом по плану для педагога-туриста, включенного в описываемый технологический процесс, оказывается третий тур соревнований туристско-краеведческих циклов: соревнования юных туристов на конференциях устных отчетов. На этих соревнованиях говорят одни (дети), слушают другие (педагоги-организаторы, члены жюри), а отчитываются третьи (руководители походов) перед четвертыми (завучами). На конференциях устных отчетов учащиеся демонстрируют интеллектуальные навыки и умения, обретенные ими как в процессе совершения путешествия, так и в процессе подготовки отчета. Кроме умения думать и умения говорить они могли бы продемонстрировать умение двигаться, также обретенное в путешествии. Но для этого кроме отчетной конференции необходимо провести итоговый слет: еще одни контрольные соревнования, проверяющие теперь уже не готовность группы к походу, а уровень образованности, достигнутый туристами в результате совершения путешествия. Такие слеты некогда уже проводились, именно из них и выросло туристское многоборье, но может, завершив один виток спирали развития, детско-юношеский туризм зайдет на новый виток, в котором повторит уже пройденное, в соответствии с неотмененными законами диалектики, на новом уровне качества? Ведь если законов диалектического развития не знает сегодняшняя молодежь (ее им уже не учили), это вовсе не значит, что эти законы уже не работают. Это же ведь не законы людей, а законы природы! Вот только мне почему-то кажется, что без людей, желающих, чтобы эти законы работали, они действительно могут и не сработать! Возможно потому, что люди, как ни крути, являются частью природы. 

Содержание отчета о путешествии, представляемого на конференции устных отчетов, повторяет содержание письменного отчета руководителя группы. При проведении третьего тура соревнований организаторы могут разрешать, а могут не разрешать участие руководителей в выступлении группы. Но в любом случае, участие в устном отчете педагога-туриста должно понижать оценку отчета. 

Можно попытаться упростить себе жизнь. Можно не обременять детей работой над отчетом в походе, а просто выдать им написанный педагогом отчет и распределить, кто какую часть выучит. Сделанное так не будет уж совсем бесполезным. В процессе изучения отчета юные туристы узнают то, чего не сумели узнать в самом путешествии. Но зачем изучать отчет о том, чему сам был свидетелем и участником? Отчеты о чужих путешествиях изучаются туристами в процессе подготовки своего путешествия. Зачем же превращать в чужое свое? Намного более и полезно и интересно готовить отчет непосредственно в путешествии, в процессе выполнения обязанностей штурманов, начпродов, фотографов и т.д. Александр Евгеньевич Ферсман писал: «Мы не можем ходить простыми туристами, записывая свои впечатления в записные книжечки. Мы хотим, чтобы из глубокого и вдумчивого исследования природы рождалась не только мысль, но и дело». Делом на любом спортивном маршруте является составление его технического описания, которое можно рассматривать как некий туристский продукт, могущий быть востребованным другими – многими – группам, пожелавшими пройти по маршруту. И даже если от этих туристских продуктов уже ломятся полки шкафов в МКК, выполненное техническое описание имеет учебную ценность. Наработанные при его составлении графики понадобятся юным туристам в будущих путешествиях. В конце концов, когда-нибудь они отправятся туда, где еще никто не ходил! 



Инновации, которых давно уже не было.

При проведении соревнований туристско-краеведческих циклов важно и то, кто какое место займет. Соревновательный азарт – это тоже стимул к развитию, и пренебрегать им попросту глупо. В такой ситуации большое значение приобретает точность организаторов соревнований, корректность составляемых ими документов, критериев. Наиболее сложным в процессе оценивания циклов является достижение сопоставимости оценок разных фаз цикла. В каждом туре оценивается что-то свое, а результат должен быть общим. Самый простой путь – подведение итогов соревнований по сумме мест, занятых в каждом из туров – не кажется нам оптимальным путем. Но здесь мы вторгаемся в область, в которой может быть множество правд. Например, как уже говорилось, существуют критерии вида «туристский поход» правил проведения соревнований учащихся, и существуют критерии «правил для взрослых». Но если существует две системы критериев, их может быть три и так далее. Более подробный рассказ о наших критериях - критериях оценки туристско-краеведческих циклов - превратит эту статью в методические рекомендации по технологии проведения соревнований, а статья замышлялась как рассказ о смыслах и инновациях. Дадим критерии в приложениях и перейдем к инновациям в намерении вскоре статью завершить. 

Мы уже говорили, что определение технологий по названиям воспроизводящих их должностей указывает на совместимость всех технологий в составе единого цикла. В соответствии с технологией педагогов строится образовательный процесс в отдельных туристских объединениях. В технологии педагогов-организаторов и завучей работа отдельных объединений обретает помогающий внешний контроль и состязательный стимул. Чего же можно добиться с помощью технологии директоров? Обратим внимание на новые Правила соревнований по спортивному туризму, Часть 2. Группа дисциплин «маршрут», раздел 1. Правила судейства: 

8. Соревнования всероссийского уровня проводятся среди маршрутов 4-6 категории сложности, соревнования уровня федеральных округов – среди маршрутов 3-6 категории сложности, соревнования уровня субъектов Российской Федерации среди маршрутов 2-5 категории сложности, соревнования муниципального уровня – среди маршрутов 1-3 категории сложности.

Понятно, что данный пункт правил декларирует идеальный вариант проведения соревнований, до которого мы не доросли и неизвестно, дорастем ли когда-нибудь. Но совершенно очевидно, что соревнования спортивных походов могут проводиться во всех территориях нашей страны. В системе образования соревнования спортивных походов мы рекомендуем проводить, как соревнования циклов. Задача обремененных многими проблемами директоров образовательных учреждений состоит в том, чтобы содействовать проведению подобных соревнований, содействовать унификации формы и выработке единых методик, а также обеспечивать представительство лучших экспедиционно-походных объединений территории на соревнованиях более высокого уровня. При этом надо понимать, что заочные первенства (оценивание письменных отчетов) по всем параметрам педагогической эффективности уступают очным, но и приезжать на всероссийские соревнования только затем, чтобы рассказать о своем путешествии (например, на конференции участников Всероссийского туристско-краеведческого движения «Отечество»), тоже вряд ли уместно. Кроме устных отчетов в программу соревнований необходимо включать демонстрацию навыков преодоления естественных препятствий маршрута. Короче говоря, «Назад к туриаде!» Такие соревнования, экспедиции, туриады (пеше-горно-водные и отдельно лыжные) могут собрать юных туристов со всех регионов России в каком-то притягательном месте и решить массу педагогических (оздоровительно-образовательно-воспитательных) проблем детско-юношеского туризма. Для того чтобы это стало возможным, необходимо включить в единый технологический процесс воспитания юных туристов не только технологию директоров, но и неизвестную нам в деталях технологию учредителей туристских образовательных учреждений. Очевидно, что подключение технологии учредителей является частью работы директоров, с которой каждый из них справляется так, как это у него получается. 

В завершении повторюсь. Похоже, что отечественный спортивный туризм, как способ оздоровления и образования детей и молодежи, в своем развитии завершает очередной инновационный виток и выходит на новый уровень прежнего состояния. На вираже спирали развития с дороги туризма слетел вид спорта «спортивное ориентирование», почти было съехало то, что вчера еще называлось туристским многоборьем, и все более сползают к демонстрации навыков гражданской обороны и пожаротушения изначально туристские соревнования участников движения «Школа безопасности». Процесс этот можно посчитать за естественный: от несвоего туризм избавляется. Столбовой дорогой туристов остаются маршруты их путешествий, поэтому все, в чем остается маршрут (на худой конец, дистанция, но – туристская!), в свою очередь, может оставаться в туризме. Однако, не расставшись с туристским многоборьем, в том виде, в каком оно сейчас существует, идеологи спортивного туризма, возможно, погорячились и вслед за ним рискуют сползти со столбовой дороги походов к обочине. 


Дело в следующем. На мой взгляд, утвержденные в 2008 году Правила соревнований по спортивному туризму являются слишком большой уступкой спортивным чиновникам, не умеющих понять ценность походов. Стремясь сохранить разряды по спортивным походам, авторы новых правил не отпустили от себя многоборье (возможно, желание не расставаться было обоюдным желанием - возможно, но вряд ли), зато не вписали в туризм приключенческие гонки и ПСР. Соглашусь, что идеология приключенческих гонок концептуально отличается от идеологии спортивного туризма, но все же в гонках остается маршрут: в намного больших размерах и значимости, чем в соревнованиях по группе дисциплин «дистанция». Первоначально новые правила соревнований по спортивному туризму выглядели иначе. В 2006 году в их проекте значилось три вида дистанций: длинные (маршруты спортивных походов), экстремальные (дистанции приключенческих гонок и ПСР), и технические (туристское многоборье тогда, и группа дисциплин «дистанция» сегодня). Тот проект был более органичным проектом. Спортивный туризм ничего не терял и мог ассимилировать мультиспорт. Но проект не прошел. Среди туристов не нашлось достаточно талантливых демагогов, чтобы «уболтать» Госкомспорт (Федеральное агентство по спорту). Туристы пошли другим путем. В новых, утвержденных в 2008 году, Правилах содержание туризма оказалось ограниченным понимаемой спортивными чиновниками формой. Подвергся ли туризм обрезанию или даже полной кастрации, станет ясно в дальнейшем, но последнее – вряд ли. Слишком многое в новых правилах осталось «за рамкой», в не утверждаемых Госкомспортом Регламентах, в других документах. Надеюсь, что новые правила – это не прокрустово ложе туризма, а фиговый лист (много листов), прикрывающий все, что не понятно чиновникам. 

Правда, не все так однозначно и просто. Тот текст Правил, который, наконец, утвержден, очень неплох. Его писали умные люди. Но если автор ПСР-ской инновации не оставит вниманием свое детище, и при этом не захочет искать для него нишу-щель в новых Правилах, в ближайшем будущем можно ожидать появление новой федерации, нового, очень туристского, вида спорта. Это будет не полезно спортивному туризму, но ПСР-щики вправе так поступить. Вместо того чтобы пытаться вытолкнуть ПСР не только на обочину, но и вовсе в кювет столбовой дороги туризма, нужно было сесть с ними за стол и договариваться. 

Есть еще один момент, который внушает тревогу. Формализм вчера еще туристского многоборья «зашкаливает», и вместе с тем этот вид туристских соревнований никак не может отлиться в какую-то определенную форму. Чем многостраничнее таблицы штрафов на туристских дистанциях, тем они не лучше, а хуже. Многостраничные регламенты по работе с веревкой тоже не помогают, потому что в условиях не дается полного описания препятствия, которое имитируется на этапе соревнований. «Сухой лог» и «река» - это не описание. А как же глубина лога? Крутизна его склонов? Сила и характер течения реки? Да всего и не опишешь, пожалуй. Зато представители команд на совещаниях требуют, чтобы организаторы сообщили им диаметр(!) опор на подъемах и переправах? Хочется ввести этап «глазомер» прямо на этапе «наведение переправы»! И так далее. Бросай все и садить с «многоборцами» в их игры играть! А если не хочется? 

Ведь путешественники не захотят перестать мериться навыками в преодолении препятствий маршрута, а многоборцы не подумают перестать путешествовать (выше я объяснял, почему). Выскажу собственное мнение и собственное предложение. Чтобы «маршрутники» не начинали придумывать инновационных «дистанций», напоминающих дистанции соревнований, проводимых некогда В. В. Добковичем, или дистанции туриад юных туристов, проводившихся в то же самое время, стоит подумать о том, чтобы вернуть туристскому многоборью его сродство с техниками видов туризма, с техникой преодоления препятствий, возникающих в середине многодневного и сложного туристского путешествия. Не далее, как в этом году, я отправлял с маршрута пострадавшего с сопровождающим. Вместе с сопровождающим мы скинули и лишнее снаряжение, в том числе и веревку, оказавшуюся вовсе не лишней. Через два дня восемь человек на сильном ветру стояли на страховке «на одной ноге» и на одной станции в ожидании, когда сдернется задействованная наверху веревка, чтобы ее можно было сбросить ниже и продолжить спуск в цирк. Восемь человек не захотели оставить себе «лишней» веревки и в результате мерзли на перевале. Это – увы, вполне походная ситуация. А ситуация, когда на каждый этап туристской дистанции команда выходит с новым комплектом веревок, когда с берега на берег бросает гроздь карабинов и веревку, уже привязанную «штыками» к расходной петле, - это совсем не походная ситуация. Соревнования по группе дисциплин «дистанция» должны быть упрощены и усложнены одновременно. Необходимо ввести ограничения на количество снаряжения, используемого командами на дистанциях и обязательную сдачу тактических заявок команд. Тактические заявки нужны, во-первых, для того, чтобы ГСК сразу сказала, какая из предложенных тактик движения по этапу является нетуристской, а во-вторых, чтобы судьи в цейтноте не пытались понять, что такое навязала на опорах команда, и снимать команду или наоборот восхищаться. Тренеры подолгу придумывают то, что судьи этапов вынуждены распознавать налету. Это – не правильно! 

Принятые правила такому «упрощению-усложнению» отнюдь не помеха. Они – словно пустые папки, которые можно набить, чем угодно. Или рамки по границам загрунтованного холста: подходи и пиши. Не хотелось бы никому диктовать свою волю. Но и чужую записывать тоже не хочется. Если «дистанции» будут продолжать шагать в том направлении, в каком они шагали все прошлые годы, пусть уж они ушагают совсем. Но встретятся «дистанции» и «маршруты» когда-нибудь, или вконец разойдутся, покажет лишь будущее. Интересно будет увидеть.

Июль 2008 года

Список литературы

Бардин К. В. Азбука туризма: (О технике пешеходных путешествий). Пособие для учителей, руководителей турист. походов со школьниками. – 2-у изд., испр. и доп. – Москва: Просвещение, 1981. 

Гоголадзе В. Н. Организация и проведение соревнований по поисково-спасательным работам в природной среде//Библиотека экстремальных ситуаций. (Справочно-методический сборник) № 32. – Москва, 2000. 

Детский туризм в России. Очерки истории: 1918-1998гг. Автор-составитель Ю.С.Константинов. – Москва: ЦДЮТур, 1998.


Константинов Ю. С. Детско-юношеский туризм. Учебно-методическое пособие. - Москва: ФЦДЮТиК, 2006. 

Правила организации и проведения туристских соревнований учащихся Российской Федерации. – Москва: ЦДЮТ, 1995.

Правила соревнований по спортивному туризму (номер-код вида спорта 0840005411Я). – Москва: Федеральное агентство по физической культуре и спорту, 2008. 

Остапец А.А. Педагогика туристско-краеведческой работы в школе. – Москва: Педагогика, 1985. 



Усыскин Г.С. Очерки истории российского туризма. – СПб.: Издательский Торговый Дом «Герда», 2000. 


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница