Индийская империя Моголов и Узбеки



Скачать 32.15 Kb.
Дата02.05.2016
Размер32.15 Kb.

Индийская империя Моголов и Узбеки


У Тимуридов были все причины испытывать враждебность к Узбекам, которые вытеснили их из Средней Азии. Несмотря на то, что они были суннитами, их не очень беспокоила сектантская политика Сефевидов. Они ценили свое тюркское наследие, но были тесно связаны с культурной средой, коренящейся в персидской идиоматике и литературе. Будучи правителем Кабула, Бабур (1483-1530) вступил в союз с шахом Исмаилом, обещая ему, что будет поддерживать шиитское вероучение. Вслед за разгромом Исмаила ханом Шайбани в битве при Мерве в 1510. Бабур смог ненадолго воцариться в Самарканде (1511-12), хотя, как мы уже видели, все это закончилось полным разгромом (см. главу 12).

Благодаря помощи, полученной в решающий момент от шаха Исмаила и шаха Тахмаспа, индийская династия Великих Моголов в течение всего шестнадцатого века продолжала оказывать предпочтение Сефевидам над Узбеками. И все это несмотря на длительный спор с Сефевидами по поводу Кандагара.15 Император Моголов Акбар сокрушался по поводу того, каким образом Кандагар был захвачен шахом Тахмаспом в 1558 году. Но это не помешало ему решительно отвергнуть предложения узбекского хана Абдуллы (1557- 98) об организации союза против Сефевидов, которое было сделано в 1577-ом, а затем и в 1586-ом годах. В своем ответе на письмо хана Абдуллы в 1577г. Акбар даже укорил правителя Узбеков за использование неуважительных выражений по отношению к Сефевидам. Когда хан Абдулла захватил Бадахшан в 1585г. (что означало, что поход Узбеков в Хоросан, захваченный Сефевидами, был теперь неизбежен) Акбар даже пригрозил, что вопреки религиозным различиям ("проявление вероотступничества") он вмешается в события на стороне Сефевидов.

Несмотря на эти предупреждения, Абдулла хан вступил в Хоросан в 1586г. и занял большую часть этой области. Эта ситуация представляла угрозу позиции Моголов в Афганистане, где в 1585г. Акбар аннексировал Кабул, осколок государства своего младшего брата Мирзы Хакима. На этот раз Акбар попытался убедить хана Абдуллу признать горную цепь Гиндукуш в качестве границы с империей Моголов. Это говорит о том, что в новых условиях он был вынужден руководствоваться заботой о безопасности самой империи Моголов.

Несмотря на формальную договоренность с ханом Абдуллой, достигнутую в 1587г., по которой горная цепь Гиндукуш признавалась в качестве границы между двумя империями, подводные камни взаимного недоверия и враждебности продолжали пронизывать их отношения. Захват Акбаром Кандагара в 1595г., по всей вероятности, был не только усилием, направленным только против Сефевидов. Это также было шагом, который гарантировал, чтобы этот стратегический пункт не перешел под контроль хана Абдуллы, под властью которого в это время был Херат. И вновь, политика Акбара, направленная на поддержку шаха Аббаса I и его борьбы против хана Абдуллы в Хоросане, а также его враждебность по отношению к принцу Шейбанидов Абдулу Мумину, правителю Балха и Бадахшана во второй половине 1590-х, ясно указывает - Моголы осознавали, что угроза их северо-западным владениям в основном идет со стороны Узбеков.

Однако, эта ситуация полностью переменилась, когда военная мощь конфедерации Узбекских племен Трансоксании быстро иссякла в результате борьбы за наследование, которая разгорелась после смерти хана Абдуллы в 1598г. Узбеки проиграли в войне с Сефевидами большую часть Хоросана, и империя, созданная ханом Абдуллой фактически распалась на две части: Бухарское Ханство с правителем ханом Имамом Кули (1611-41), и княжество, в состав которого входили Балх и Бадахшан, которыми правил его брат Надир Мухаммад (см.Главу1 и 9).

Хотя Узбеки в Балхе и Бадахшане были по-прежнему враждебны по отношению к Моголам, они уже не воспринимались как реальная угроза Кабулу или Кандагару. С редкими набегами Узбекских войск на эти территории со стороны Балха – такими как, к примеру, набег под предводительством Ялангтуша в 1624г. – легко справлялся правитель Кабула, и поэтому до 1622г. они рассматривались двором Моголов как мелкие уколы. Известно, что даже в 1662г., когда Сефевиды фактически захватили Кандагар и император Моголов Джахангир (1605-27) имел все основания быть в хороших отношениях с Узбеками, он, тем не менее, допускал пренебрежительное отношение к возможному союзу с ними, что подтверждается его личными неучтивыми замечаниями в адрес Имама Кули (правителя Бихары), высказанными в присутствии его посланника.



Кроме всего прочего, Моголы очень хотели воспользоваться распрями, возникшими среди Узбеков. Военные кампании императора Моголов Джахан шаха (1628-58) на Балх и Бадахшан в 1646-7г. были со всей очевидностью вызваны этой причиной. Вполне похоже на правду предположение Атара Али о том, что Моголы были не на шутку взволнованы решительными усилиями Надира Мухаммада (1641-6) объединить Узбекское ханство; но когда Надир Мухаммад был уже фактически изгнан из Трансоксании, произошло вторжение. Сравнительно легкая победа принца Мурада Бахша, сына Джахан шаха, при захвате Балха в 1646г. распалила амбиции Джахан шаха, но поход, в конечном счете, обернулся военной катастрофой. Во время отступления с Балха армия Моголов страдала столько же от холода и голода, сколько и от изнуряющих атак Узбеков.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница