Игра с зоной



Скачать 153.91 Kb.
Дата09.05.2016
Размер153.91 Kb.
ИГРА С ЗОНОЙ

Роковое знакомство

На горизонте пылал рассвет. Рассвет в Зоне, на самом деле, вещь красивая и по-своему обворожительная. Он издавна был символом зарождения новой жизни, судьбы, нового счастья. А Зона – это без преувеличения одна из многих обителей Смерти. И вот сейчас солнечные лучи искажались, проходя сквозь аномалии – самых преданных слуг Смерти. А солнце тем временем всё уверенней и уверенней закреплялось на горизонте, отвоёвывая у ночи власть над этим бренным миром. Золотой шар поднялся уже достаточно высоко над горизонтом, освещая пожухлую траву, растрескавшиеся полотно дороги, искривленные под воздействием радиации деревья, развалины подстанции и всё те же, так нелюбимые мной аномалии. Красота!... я б даже сказал рай, но, к сожалению, я совершенно в противоположном месте…

И тут на хвост мне сели бандюки, ну а дальше всё по классическому сценарию. Да, погоня в Зоне, то ещё удовольствие! Пейзаж то тут, то там искажали аномалии.

Идти приходилось осторожно, порой несколько минут надо было стоять на месте,

раздумывая куда поставить ногу, чтоб не во что не вляпаться. Вот так и прошла уйма времени. Мешок с болтами порядочно поредел.

Ну, а охота вступила в решающую стадию. Просто ещё неизвестно, кто охотник, а кто дичь. И как я подозреваю эти сопляки далеко не охотники. Я стал присматривать подходящее место для боя. Его явно не избежать, так что лучше обставить всё в свою пользу. Подобрать место для такого мероприятия – дело непростое. Сколько противников, я ёще точно не выяснил, но уверен, что около пяти. Мой ПДА после падения, случившегося, кстати, тоже сегодня, глючил, и я не мог разобрать количество сигналов противника. Упал я из-за свой же не осторожности. Трамплин притаился край дороги. И я решил отлить, не сверившись с датчиком аномалий. Мне повезло – он был совсем маленький.

В то время, как я ушёл в свои размышления, Зона окончательно впустила в свои объятия день. Лишь несколько раз тишину нарушало протяжное завывание слепцов. Где-то в подлеске глухо ухала псевдоплоть. Несколько раз показались чёрные куртки мародёров.

Классическая банда отморозков, которая кормится тем, что убивает и грабит таких бродяг, как я. Одеваются все мародёры почему-то в чёрные кожаные куртки и лиловые треники, вот такая рабочая униформа. Почему так одеваются, не знают, наверное, и сами бандиты, может мода у них такая? Оружие тоже классическое – обрезы. Ну, с этим всё понятно обрезы дешёвые, неприхотливы, да и валят наповал. Темп я взял нехилый, так что дистанция между нами была довольно приличная.

Вот вы, например, никогда не задумывались, зачем люди убивают друг друга? Вот и я не знаю. Есть люди, которые живут Зоной, а не живут за её счёт. Эти сопляки, что топают за мной следом, явно не живут Зоной, иначе погоня давно б уже закончилась.

И наконец-то мне в голову пришла идея, судя по карте, здесь недалеко есть колхоз. И это определённо приоритетное место для принятия боя, чем голое поле. Среди хозяйственных построек бандюки в полной мере смогут оценить достоинства моего «Абакана» и ещё пары «эфок».

Дорога к колхозу, а вернее жалкая тропа, вела через овраг с глиняными склонами.

Ночью был дождь, и на дне оврага скопилась дождевая вода. Пара плотей устроила в луже лежбище. Твари довольно безобидные, если не трогать и обойти, то они не нападут, но у меня не было времени. Две очереди быстро сделали своё дело. Миновав овраг, я вышел в мёртвую просеку. Она мёртвая не потому, что деревья были мертвы, а потому что смерть витала в воздухе, переходя от одной аномалии к другой.

Да, колхоз – громко сказано, а вернее очень громко. Две постройки барачного типа и кирпичное здание. Последнее, видимо, контора, к ней-то я и направился. Шёл осторожно, выверяя каждый шаг. Встретил три электры, пару жарок, кисель и два или три холодца. В общем, не зря осторожничал. Дорожки между зданиями были асфальтовые, что, в общем-то, облегчало поиск аномалий. Всех, кроме электры – довольно подлой аномалии. Жертва, попадающая к ней в объятия, погибает страшной смертью. Молнии электры поражают жертв насмерть, испепеляя её. Жарка может и не самая скрытная, но это не делает её менее опасной. Столбы пламени, вырывающиеся из очага аномалии могут зажарить человека, с ног до головы, буквально за несколько секунд.

Знаете, чувствуешь, что тебе здесь не нравится, только не известно почему. Даже не знаешь, каким органом ты это чувствуешь. Все мы сталкеры в некоторой мере фантасты – прагматикам в Зоне не место.

Вот колхоз не понравился мне сразу. Подходя к зданию, я услышал тревожные стоны. Звуки доносились изнутри. Котов- имитаторов здесь сроду небыло, а значит человек в беде – необходима помощь! В Зоне со всеми её превратностями, кровожадными мутантами, меркантильными мародёрами, смертельными ловушками не принято проходить мимо, если человек в беде. Не я традиции создавал, не мне и нарушать, тем более итак туда иду. Автомат моментально принял боевое положение. Контора была типичная, построенная по образцу в СССР. Со старыми обшарпанными стенами. На полу лежал паркет. Раньше здесь кипела жизнь, как впрочем, и везде в Зоне, а сейчас царила разруха. Войдя в здание, я увидел справа пустую комнату, а вот слева была похожая комната, только больше, и непустая. Посредине комнаты лежал перевёрнутый бухгалтерский стол, а за ним стонал бродяга с простреленным коленом. Он был высок, широкоплеч. Имел ярко выраженные физические качества. А всё внимание привлекали его выдающиеся скулы. Со всего было видно, что сильный, волевой человек, не лишённый разума.

Судя по характеру раны, попали в него из обреза – излюбленного оружия мародёров.

Подойдя к одиночке, я тронул его рукой в грудь, он открыл глаза.

– Кто ты? – прохрипел незнакомец. – Ты ведь мне поможешь?

– Клич меня Эльтар, не в моих правилах бросать бродяг! – И после паузы добавил: «Тебя как зовут?»

– Лаборант.

Со всего было видно что, у него минимум одно высшие образование. Когда он называл мне свою кликуху, я уже вовсю бинтовал его ногу прямо поверх штанины. Напоследок вколол пару стимуляторов. Он сразу почувствовал себя лучше.

Признаться, я вколол ему лошадиную дозу, но сейчас меня беспокоило не это. Бандюки были в данный момент более серьёзной проблемой. Они наконец-то разделились, и я смог определить, что их пятеро. Бандюки довольно дружно брали нас в кольцо, но все-таки кое-какой розсинхрон у них был.

– У тебя волына есть? – спросил я у Лаборанта.

– Да, – сказал он, демонстрируя ПМ. – У меня на хвосте висят какие-то Алькапоне недоделанные, пойду, разберусь, – сказал я.– Будь готов!

Промолвив эти слова, выскочил наулицу. Первым я решил встретить того бандита, который пробирался вдоль стены барака, в котором заприметил жарку. Хорошо, хоть мутантов рядом не было.

Подбежав к торцу барака, я отключил ПДА и приготовился. Расположение аномалий вроде запомнил, главное не ошибиться. Когда бандюк вышел из-за угла, я сбил его подсечкой. Но он, перекатившись через голову, встал на ноги, и попробовал ударить ногой. Однако я парировал удар рукой, и добил сволочь ногой с разворота, тот влетел в окно барака. Он попал на свидание к жарке. Его тело в миг обуглилось, и покрылось сочной корочкой. Собаке – собачья смерть!

Я не впервые убил человека, но всё равно мне стало не по себе, когда он жарился в аномалии. А в Зоне был обычный серый день. Однажды мне сказали, что в Зоне вечная осень. Я ответил, что в Зоне вечная смерть.

Бой продолжался. Второй в моём списке был тип, заходящий через ворота механ.двора. Я сразу залетел за кучу строительного мусора и открыл огонь из Абакана. Этот разбойник был мелкий и щуплый. Когда он увидел меня, то зразу начал визжать, и даже не пытался стрелять. Все хотят жить, но у него было больше б шансов выжить, если б он открыл огонь. Пули ложились кучно в правую часть груди. Откинувшись назад, бандюк упал на асфальт, и под ним расплылась лужа крови. На груди чёрная куртка окрасилась в красный цвет.

Со стороны конторы прогремел одиночный выстрел. Стрелял явно ПМ, а значит, Лаборант держится. Самое время подумать об оставшихся бандитах. Значит, один должен быть где-то рядом. Тут же бахнул выстрел, и я почувствовал, как лечу через кучу головой вперёд. Эта сволочь саданула дробью, но спинная бронепластина выдержала. Бандит

этого не ожидал. Выкатившись из-за кучи, я дал очередь, которая легла поперек груди.

Бронепластина выдержала, но убойная мощь Абакана заставила сделать его шаг назад

и вступить в поле действия электры. Этот мародёр в отличии от своих убогих собратьев был одет в бронекомбез. Его тело прошили разряды в несколько тысяч вольт. Смерть действительно жуткая. Такую не пожелаешь и врагу. А вот я пожелал!

Сигнал пятого мародёра исчез. Слишком самонадеянно с его стороны, расположение аномалий он не знает. Да и вообще, эта публика довольно пугливая, без ПДА даже в туалет не ходят, не то, что я! Как раз посреди этой мысли услышал рёв. Слишком уж характерно он прозвучал. Теперь всё стало на места, пока я любезничал с горе-гопниками, в колхоз пробрался кровосос, и прихватил бандюка за то место, которое отвечает за интуицию на их же сленге. После вкусного, питательного, полезного мародёра он решил закусить мной.

Вот что-то побежало между бараков. Это кровосос! Ага, вот он вылетает на всей скорости прямо мне в лоб. Опыт общения с этими тварями у меня не велик. Насколько я могу судить, передо мной молодой самец. Их облезлая оранжевая шкура со щупальцами всегда вызывала у меня отвращение.

Начинаю палить на вскидку – не лучшая тактика. Но я перепугался, и кровосос, воспользовавшись моим проколом, сбил меня на полном ходу, однако комбез выдержал. Но это меня не спасёт. Один из его щупалец стал, как рог, и по нему начала стекать кровь недавно убитого мародера. Вот он уже нависает надо мной, и его башка разлетается кровавыми брызгами. Кровосос падает, и за его спиной возникает мощное телосложения моего недавно обретённого напарника. Я встал и осмотрел мутанта. Мы, сталкеры, частенько тёрли на тему появления мутантов. Общепринятая версия, что кровосос – жертва неудачного генетического эксперимента. Вообще, жуткая тварь. Он высасывает всю жидкость из организма своей парализованной жертвы. Зачастую кровосос растягивает удовольствие и пару недель держит жертву, как живую консерву.

– Чё разлёгся, а? Эльтар, на курорте что ли? ( Я, конечно подозревал, что он весельчак, но не до такой же степени).

– Ты как сюда дошёл?- удивился я.

– Не в моих правилах бросать бродяг! – довольно удачно спародировал мой надменный, пафосный тон Лаборант.

– Ладно, давай обшманаем этих гопников, и, кстати, надо устроиться на ночлег. – Проигнорировал его юмор я.

– В конторе и заночуем, – подвёл итог нашему разговору младший научный сотрудник.

Тем временем сумерки начали спускаться на проклятое пространство Зоны.

Силы ЗЛА полностью начинают властвовать ночью, хотя днём здесь правят тоже далеко не силы добра. Зло в Зоне всегда продвигается за рамки зла, которое находится по ту сторону периметра. Сколько видел я закатов в Зоне, всё равно никак не привыкну…

Зона превращается буквально на глазах. Деревья, холмы, руины окутывает коктейль мглы с жутью. Всё таит в себе опасность. Она есть везде, и в тоже время её нет нигде.

Иногда тени, искажённые аномалиями, могут сыграть злую шутку, а порой ужасную.

Поэтому сталкеры предпочитают не ходить ночью по Зоне без особой необходимости, и я тому не исключение.
На пути к цели
Обыскав мародёров, мы пошли в контору устраиваться на ночлег. Лаборант кое-как приспособился чапать на простреленной ноге. Перед сном приняли лекарство от радиации грамм по двести. Первым выпала очередь дежурить мне, как всегда невезуха.

Ночь в Зоне всегда наполнена шумами, то где-то в лесу пробирается неспокойный боров, то какое-то неосторожное отродье Зоны влезет в аномалию и на всю округу прозвучит хлопок, но звуки несущие опасность выделяются поверх остальных.

Где-то в час ночи я услышал шум из района механ.двора. Над крышами бараков заметались подозрительные тени. Очень уж характерно выглядели эти шестиметровые прыжки.

Сомнений не оставалось – это снорки. Обоняние в этих тварей будь здоров, так что быть уверенным, что они нас не заметили, очень и очень самонадеянно. Надо приготовиться, драки не избежать! Пнув ногой Лаборанта, я начал перезаряжать АН-94.

– Ты что офигел?- отреагировал на столь бурное пробуждение Лаборант.

– Снорки! – не менее эмоционально сказал я, присовокупив к этому слову ещё пару-тройку устойчивых трёхэтажных конструкций.

Лаборант вскочил, забыв про больную ногу, и сразу же занялся плагиатом, повторяя мои трёхэтажки. Я тем временем приготовился стрелять, и мягко говоря, не зря готовился. Пара снорков во всю поскакала на нас. Я решил сохранять хладнокровие и бить в голову. Это у меня слабо получалось, но одно отродье Зоны я все-таки упокоил. Тем временем Лаборант вышел наулицу со штык-ножом. Я знал, что он псих, но не до такой же степени!

Снорк был абсолютно уверен в своей победе. На его теле ещё сохранились обрывки формы свидетельствующие о том, что он в прошлой жизни был военным, впрочем, как и большинство этих тварей. Непомерно длинные и гибкие конечности позволяли выписывать им такие вертеля, каким позавидовали бы… даже не знаю, кто ещё может спокойно прыгнуть на три метра? И всё тот же неизменный противогаз, ставший их визитной карточкой. Снорок летел во всю на Лаборанта! И тут я увидел фокус. Отпрянув от летящего на него широкими скачками снорка, сам прыгнул на него. Силы были явно неравны, и снорк быстро начал пытаться вылезть из его объятий, но не тут-то было.

С его головы слетел противогаз, и я увидел лицо, испещрённое язвами. В некогда человеческом существе не осталось ничего человеческого, и это было видно по выражению его лица.

Тем временем оставшиеся два снорка начали активно скакать на Лаборанта, но тут я не сплоховал и срезал двумя красивыми выстрелами снорков, чисто промеж глаз!

Пули без проблем прошили противогазную резину, и, раскрошив черепа, полетели дальше. Даже кровь у этих тварей отвратительного зелёного цвета, которая свидетельствует о том, что у них не осталось ничего человеческого.

Не дождавшись рассвета, мы выдвинулись. Наша скорость была снижена из-за ноги Лаборанта. Я не мог помогать ему идти, ведь дорога на Бар не из лёгких, и мне надо следить за аномалиями. Вляпаться можно моментально, а вот выбраться достаточно проблематично.

Действительно, чудовищно выглядят заброшенные посёлки в Зоне. Ещё относительно недавно здесь била ключом жизнь, а теперь тут витает СМЕРТЬ. Не знаю, почему мутанты любят заброшенные посёлки, подстанции, предприятия. Может, их привлекает ментальная аура, сложившаяся за годы использования этих мест людьми? Я, думаю, мы этого никогда не узнаем. Зона вообще странное место, здесь абсолютно другие законы, понятия о жизни, менталитет.

В полдень пришли к заброшенному посёлку. По округе разливался лай слепцов.

Нас они уже унюхали, так что бежать нет смысла. Собак, очевидно, вёл Чернобылец.

Слепые псы всегда вызывали у меня отвращение. Вообще, в Зоне есть три вида собак: псевдопсы, слепые собаки, чернобыльцы.

Сейчас нам предстоит столкнуться со слепыми собаками, которых вёл черобылец.

Слепые собаки обыкновенные слепые, мутировавшие дворняги. Шерсть чаще всего окрашена в рыжий цвет. Довольно пугливые и очень тупые. А вот чернобылец – это телепат, который может удерживать на ментальном поводке целую стаю слепцов.

Они даже лапой не смогут двинуть без его разрешения. Тварь очень умная, хитрая, сообразительная. Шерсть чёрная, а ночью светится, как антрацит. В общем, нам предстояла незавидная перспектива. Первыми на нас выпрыгнул молодняк, мы встретили его дружным залпом. Я – с Абакана, Лаборант – с Макарова. Их безглазые морды вытянулись, с боков хлынули ручьи крови, окрасив рыжие бока в тёмно-красный цвет.

Псины упорно летели вперёд, несмотря на дозу свинца несовместимого с жизнью. Но всё же они покатились, заливаясь жалобным воем и измазывая рыжую траву в кровь.

Только жалости они не вызывали. С такой прелюдией мы вступили на улицы села.

Когда входишь в сам посёлок, чувство безнадёжности усиливается, зачем бороться, если всему человечеству грозит такой конец. Не проще ли сдаться, а? Нет, не проще, жизнь у меня одна, и я собираюсь за неё бороться. Иначе я не ходил бы по Зоне уже пять лет.

На первой же улице, что вела к центру села, на нас напало семь мутантов. Они летели во всю прыть. Тут из-за угла показалось ещё столько же псов, а может и больше. Сейчас они проведут психическую атаку, будут нарезать вокруг тебя круги, а потом резко лететь на тебя. И в самый последний момент сворачивать, если не выдержат нервы, всё пиши пропало. Я, не раздумывая швырнул две гранаты, что, безусловно, остудило их пыл. Собаки испугались так, что чернобылец не смог их удержать, и они разбежались.

Отходняк после ментального подчинения очень тяжёлый. Но где же чернобылец?

Зайдя за памятник великому Ленину, в центре деревни, я увидел чернобыльца, и уже было хотел стрелять, но, увидев, разорванную осколком шею, сразу всё понял. Собак некому было держать – и по этому они разбежались, а не по тому, что испугались, как по началу было решил я.

Лишь под вечер мы добрались до Бара.


Я знал всё...

Лаборант на отрез отказался идти в Бар. Ну, что ж, он взрослый человек,

может сам выбирать, что делать. На всякий пожарный случай мы обменялись адресами электронной почты.

Зайдя в Бар, я сразу кивнул Бармену, и он протянул мне только что наполненный стакан.

Выдув залпом пойло, проследовал на улицу. На Зону, в который раз за её бессрочное существование, опустилась ночь. Долговцы соблюдали порядок на Ростке, и может

по этому я во время заката здесь чувствую себя не так мрачно, как в чистом поле.

Я вернулся обратно в Бар, и не стал досматривать, как силы зла начинают властвовать на этой проклятой земле.

Последующие несколько дней я провёл в Баре, встречая и провожая Золотой Шар.

У Бармена всегда зарезервирована для меня комната. Я попросту лежал на матрасе и вспоминал своего кратковременного напарника. Почувствовав в нём родственную душу, я жаждал новой встречи. И ждал возможности стать постоянными напарниками, если такая, конечно, представится. Сталкерская дружба – понятие сложное и весьма субъективное.

Только единицы могли завязать настоящую мужскую дружбу. На восьмой день в комнату заглянул Бармен, он уже привык к моим приступам меланхолии.

– Эльтар, есть работа, – проговорил воротила клубного бизнеса.

Я кивнул, и он продолжил:

– Надо проводить пару новичков в Мёртвый город, – сказал он.

– Чё им здесь не сидится? – спросил я.

– Да я почём знаю? Возьмешься? - С надеждой спросил Бармен.

– Веди, – коротко подвёл итог нашему разговору.

Я вообще-то знаменит тем, что за последний год семнадцать раз был в Припяти. Местный рекорд, как никак. В Припять хожу не из-за денег, а из-за ощущений. Я уже говорил, какие ощущения охватывают на заброшенных островках цивилизации Зоны. А тут целый Мёртвый город. Дьявольски красиво.

Бармен вернулся через минуту. За ним в комнату вошёл Лаборант.

– Оставь нас, – сказал я Бармену.

– Может выпить чего, а? За счёт заведения, – сказал Бармен. По всему было видно, что он хочет услышать продолжение разговора.

Я посмотрел ему в глаза. Он всё понял без слов, и удалился.

- С каких это пор ты стал новичком? –спросил я у Лаборанта.

- Да я и не новичок, просто меня тоже наняли эти сопляки, чтоб я их проводил, – сказал Лаборант.

- Так, а я зачем? – Удивился я.

- Пойдёшь вместе с нами. Я отличный снайпер, – сказал он и продемонстрировал СВУ ОЦ – 12 , висевшую у него за спиной. (Вещь действительно серьёзная. Что-то смежное между СВД и грозой).

- Да, от скромности не умрёшь. Ты – снайпер, я – проводник? – до меня наконец-то дошло.

- Точнее не бывает, – ответил Лаборант.

- Цель похода? – полюбопытствовал я.

- Сам не знаю! Всё, в сем часов вечера в баре сегодня, – бросил Лаборант и вышел из комнаты.

До семи было ещё порядочно времени. За это время я успел вычистить АН – 94, проверить снарягу. Во время чистки автомата я обнаружил дефект затворной рамы. Полученный, вероятно во время схватки с кровососом. Теперь автомат может заклинить в любой момент. Такому оружию доверять нельзя. Я кинул бармену сообщение на ПДА, чтоб он зашёл.

Дверь комнаты оттворилась и в неё вошёл Бармен.

- Чего звал? – недовольным тоном проговорил Бармен.

- Мне нужен ствол, – невозмутимо сказал я.

- А с этим что? - спросил Бармен, указав на Абакан.

- Просто, надоел, – откровенно соврал я.

- Ну-ка дай сюда, – не поверил мне Бармен.

Поковырявшись минут пять, он безошибочно определил причину, по которой я захотел заменить оружие. Это стало видно по его физиономии.

- Есть пару АК, а остальное обрезы, ну, может, и КЕДР найдётся, – задумчиво сказал он.

- А СВУ есть?- мечтательно спросил я.

- Есть, но не простая, – начал интриговать Бармен и задумался, видимо прикидывал, как побольше с меня содрать.

Я тоже задумался, и в своих мыслях перенёсся в 2004 на полигон вооруженных сил РФ, где пред строем мне объявили, что я лучший снайпер 95-й пехотной дивизии. Я уже давно хотел купить себе снайперское оружие. Но боялся нанести почти смертельный удар своему кошельку. И именно по этому ходил с Абаканом, а теперь, увидев СВУ на плече Лаборанта, не выдержал.

- Щас принесу, – в задумчивости сказал Бармен и вышел из комнаты.

Вернувшись через минуту, он показал мне СВУ, снабжённую дульным компенсатором, стабилизатором стрельбы, итегрированным глушителем и особым прицелом с калиматорной функцией, который менял положения дневной – ночной и наоборот. У меня аж руки задрожали, купил сразу.

До встречи оставалось ещё часа два, так что оставшиеся время я решил провести, на долговском стрельбище.

Пустили меня без проблем. Не медля, я прошел на позицию четыреста метров.

Там как раз тренировался Ваня Шахид – долговский лейтенант. Настрелявшись вдоволь и поняв, что винтовка стоит своих денег, я довольный пошел в Бар.

Темнота тем временем всё больше и больше сгущала свои грустные краски, не давая ни малейшей надежды рассмотреть то, что творится на горизонте.

Проходя мимо долговского Арены, я услышал одиночный выстрел. Стреляли из пистолета. Видать, только что оборвалась жизнь какого-нибудь авантюриста, искавшего способ быстро поднять большие деньги, а нашедшего совсем бесплатную смерть.

Зайдя в Бар, я сразу увидел компанию из трёх человек, стоявших в дальнем углу.

Среди двоих низеньких, но крепко збитых новичков, одетых в дорогие комбезы и вооруженных АК – 102, что совершенно не свойственно новичкам, возвышалась высокая фигура Лаборанта. Пройдя мимо меня, он проследовал к выходу, а за ним пошли «новички». Наверное, не хочет разговаривать в зале. Что ж там за тайны? Уже на улице он сказал:

- Знакомься это Заяц, а это Массажист, – сказал Лаборант, и указал с начала на одного, потом и на второго своего спутника, лиц которых я не видел из-за матового стекла их шлемов. Я поочерёдно пожал каждому из них руки, и мы выдвинулись в путь.

Покинув территорию Долга, мы сразу взяли курс на Припять. Мгла сомкнулась вокруг нас, не давая увидеть пространство буквально в двух шагах впереди. Несколько раз по редколесью расходился звук, обозначавший приближение мутантов, но вступать в драку мы не хотели, и именно по этому обходили подозрительные места. По мере приближения к Припяти, концентрация аномалий возрастала. Появлялись и совсем диковинные аномалии. Возле одной из таковых, изнанки, мы остановились. Очень подлая и хитрая, выявить её расположение очень сложно, а жертва, попавшая в поле действия аномалии, выворачивается шиворот на выворот. Про что свидетельствовали пара кучек кровавого фарша, принадлежавшего собакам. И тут произошло нечто бесприцендентное, и не объяснимое. Заяц и Массажист стояли возле аномалии, а Лаборант, тем временем подойдя со спины, толкнул Зайца в аномалию, и его тут же вывернуло – отвратительное зрелище! Я сразу впал в шок и просто наблюдал, как Лаборант, обезоружив Массажиста, нанёс удар с разворота и тот повторил судьбу Зайца. После того, как Лаборант обернулся, ему в лоб смотрела моя СВУ.

- Я всегда знал, что в Монолите классные бойцы,- неторопливо проговорил я.

- Но как? – недоуменно прохрипел он.

- Как я догадался? Всё очень просто. Они ведь с СБУ?!– спросил я и указал стволом на новичков.

- Как? – лишь сумел выдавить из себя сектант.

- Просто, - сказал я и расстегнул комбез на груди. Там в специальном контейнере висела Лисица – артефакт позволяющий проникать в сознание других людей. Я выстрелил, и он отлетел.

Это артефакт я добыл ещё год назад, в своём первом рейде в Припять. То есть ещё тогда в колхозе знал, что он монолитовец, раненый не с дробовика, а мелкими осколками с гранаты подствольного гранатомета сбушников.

Я всё знал…

Игра с Зоной, безусловно, самый экстремальный вид спорта. Сегодня Зона играла на нашей стороне, но она очень часто меняет сторону. Так что на её милость уповать не стоит. Зона, как рентген, просвечивает человека, показывает его настоящую личину.

Зона – это аномальная неизвестность, в которой познаётся всё…

Усенко Денис,



город Керчь, «29.12.2010». deniss60.1995@mail.ru


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница