Игорь Даровский Сон бобра



Скачать 36.27 Kb.
Дата29.04.2016
Размер36.27 Kb.
Игорь Даровский

Сон бобра

Это было в далекой стране. Стране синих гор и безликих людей. В этой стране царствовали какие-то законы, а какие-то были забыты. Там, именно там, в синих, как даль горах жил бобер. Он не признавал идей и рыбу, а вел себя, как известный балагуры. Его глаза были похожи на вчерашний день, а улыбка на нашествие саранчи. Это было то время, когда такое можно было себе позволить. Рядом с ним в соседних хижинах, деревянных, как солома, жили тоже очень много личностей и пустышек, которые тоже могли сделать этот шаг. Но так уж вышло, что первому пришла эта мысль в голову, этому бобру. Хотя по прошествии многих лет, когда гасят свет, они иногда оспаривают это право…

В тот день бедно светило солнце и абсолютно была не видна луна. Обычный день, когда хочется выйти на улицу и окунуться в пахучую весну, или осень. В зависимости оттого, что стоит на дворе. Бобер вышел на улицу, почесал хвостом за ухом и подумал, что быть может, его хвост, это предвестник зимы. Хвост был холодный, как дальний родственник. В тот день, бобер понял, что ему не хватает чего-то важного. Чего-то такого, что могло бы принести ему известность. Он оглядел себя. Не заметив ничего не обычного, бобер прошел дальше, в дымку, в бескрайние леса, покрывающие склоны синих гор, как ржа. Он заходил все дальше и дальше в эту пустынную местность лесов, пока не увидел муравейник. Муравейник был огромный, практически даже больше его, бобра, но он смирился с этим. Он лишь подошел ближе, его заинтересовало это безумное движение этих маленьких санитаров пустыни. Бобер подошел, нервно подрагивая килем. В этом движении было что-то животное, хотя неизвестно кем были его родственники…

Муравейник был каким-то необычным, или это просто в этот день все таким казалось бобру. Муравейник, это маленький Ватикан, это государство в государстве, взволновало его бобринную душу. Он присмотрелся поближе и понял, что они действительно живые, что это не плод его воображения, и не мираж. Он увидел маленьких черных муравьев, которые, строго следуя указаниям, жили по своим законам, неукоснительно следуя им. Это было непонятно поборнику идей и рыбы. Он в недоумении воззрился на этих тлей, которые посмели быть иррациональными, которые посмели выжить в законе, в то время, как в мире правил хаос. Он уже замахнулся, своим покрытым изморозью хвостом, чтобы смести с лица земли этот глоток свободного воздуха, но вдруг остановился. Некоторые муравьи спали. Бобер опешил…

Он подумал, что иначе нельзя выжить в пустыне своих мечтаний, и он отошел на расстояние, от сверкающих улыбок муравьев. В голове у него вертелся лишь один вопрос: “А как спят эти монахи духа? А соблюдают ли они свои законы во сне? Да и какой он вообще сон? Сон муравья?” Задаваясь этими вопросами, он пошел дальше. Бобры утеряли возможность спать. Давно, неизвестно за какие грехи, но сон оставил их в покое. И теперь, закрывая глаза, они видели лишь свое подсознание и веки. Больше ничего. Никаких картинок и ярких образов, ни каких ярких и осмысленных историй, о которых осталось упоминание только в летописях. Он даже попытался пустить слезу, но выдавил лишь боль, потому что воды катастрофически не хватало. Боль покатилась по сухой щеке бобра и, докатившись до подбородка, упала в траву. Трава вскрикнула от неожиданности. Она не привыкла к чужой боли…

Бобер подумал, что сон, наверное, очень приятная вещь, раз муравьи, живущие по законам, удостоились чести обладать им. Сон дает постигнуть себя только правильным…

Он подошел к огромной птице, которая оказалась камнем. Он спросил ее:

- Птица, а почему ты так похожа на камень?

- Потому, что я разучилась летать, – ответил камень и умолк навеки.

- Но мне нужно спросить тебя, птица, – он набрал в легкие храбрости, – ты знаешь сон?

- Да, – камень вернулся из мечты, – сон живет далеко-далеко, но я был там, когда еще был птицей. Сон живет там один, так как все его дети живут в мире и приходят ко всем, кто достоин этого…

- А почему бобры не видят снов?

- Бобры слишком лицемерны, самоуверенны и спесивы. Их покарал главный сон за гонор. С тех пор, бобры видят лишь свои веки.

- А скажи, где находится эта страна? Я пойду туда и поговорю с главным сном. Может он изменит свое решение, – сказал бобер.

Камень рассказал ему. Бобер поблагодарил камень словами и пошел дальше. От липких слов благодарности, камень задохнулся…и превратился в мед.

Бобер вышел из леса, и его глаза утонули в закате. Когда, они выплыли, отплевываясь, была уже ночь. Так было несколько дней, пока его шествие не прервал случай. Он зашел в город и узнал, что сон совсем, рядом, всего в двух кострах пути. Тогда он надел на себя важность и раскомплексованность. Бобер прошествовал мимо мыслей и зашел в лес. Там его ждала скука и ночь. Но он уже привык к ним, поэтому встретил их лишь рукавом своего хвоста. Он разжег костер своей тенью и потом, в попытке согреться потерял ее. С тех пор бобры не отбрасывают тень…

Через два костра и одно тлеющее бревно бобер нашел главный сон. Тот спал, мирно укрывший видениями. Бобер потрепал его по мыслям, пытаясь привести их в чувство. Главный сон проснулся:

- Чего тебе, бобер, – спросил он.

- Мне нужно, лишь малость, – сказал бобер, – дай мне и мне подобным видеть сны.

- Я не могу этого сделать, вы слишком спесивы!

- Мы изменились, ведь прошло уже много лет, подари нам сон.

- Он всегда был у вас, вам просто нужно открыть глаза и посмотреть на вещи свежим взглядом.



- Я понял тебя, – сказал бобер. – И в это мгновение он действительно познал истину.

Потом бобер вернулся домой и подарил себе и другим сон. С тех пор бобры не видят свои веки и подсознания, а видят лишь картинки и красочные истории. И с той поры они спят сладко-сладко.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница