И всякий раз выигрываю я. Потому что могу определить автомобиль даже с закрытыми глазами



страница3/5
Дата13.11.2016
Размер0.7 Mb.
1   2   3   4   5

—Что будем делать? — спросил я, откладывая карандаш.

—Ты без умолку болтал про вашу новую потрясающую тачку, — ответил Алан. — Вот мы и пришли посмотреть на нее.

Стив усмехнулся:

—У тебя есть ключи, Митчел? Может быть, прокатишь нас?

—Ха-ха, — ответил я. — А ты весельчак.

—Ты же говорил, что отец давал тебе поводить машину, — сказал Стив и взял со стола мой рисунок. Он внимательно изучал его.

—Да, прошлым летом, когда мы ехали по пустой Аризоне и вокруг на сотни километров не было единой души.

Он положил рисунок и потянул меня за руку:

—Ну, идем, покажешь нам машину.

На лестнице мы столкнулись с Тоддом. Когда ко мне приходили друзья, он вечно крутился где- то поблизости.

—Куда вы идете? — перекрыл он нам дорогу.

— В Бразилию, — пошутил Алан. — Пропусти, а то опоздаем на самолет.

—Возьмите и меня с собой, — потребовал Тодд, скрестив свои худые руки на тощей груди.

—А почему ты хочешь в Бразилию? — спросил Алан.

—Будет завирать! Вы ведь вовсе не в Бразилию едете. А всего лишь идете посмотреть наш автомобиль, — ответил Тодд.

Отгадал, — вздохнул я. — Можешь пойти с нами.

Я понимал, что, если не разрешу, он все равно увяжется следом. Мы вышли во двор. Было облачно и холодно. Земля все еще была сырой от прошедшero накануне дождя.

Алан и Стив побежали вслед за мной к дорожке, где был припаркован автомобиль. Он так и сверкал.

—Вот это да! — воскликнул Алан.

Стив провел рукой по капоту, а потом нагнулся посмотреть, как закрываются фары.

—У него такая низкая посадка, — заметил он, как у гоночной машины.

У него V-образное расположение цилиндров, и он просто ревет, если полностью выжать педаль газа, — сказал я ему.

—Круто! — Стив поднялся на ноги. — А можем мы залезть внутрь?

—Почему бы и нет?

Я взялся за ручку со стороны кресла водителя и открыл дверцу. И тут же вспомнил, как однажды ее заклинило. Но теперь это не должно повторить­ся: папа, наверное, все отрегулировал в гараже.

Я сел за руль. Алан сел рядом со мной. Тодд и Стив забрались на заднее сиденье.

—Класс! Настоящая кожаная обивка, — удивился Стив.

—Включи радио, — попросил меня Алан.

—Не могу, не взял ключ.

Алан настаивал.

—Не думаю, что папе это понравится, — сказал я. — Он говорит, что от этого разряжается аккумулятор.

Раздался щелчок дверного замка. Я чуть не подпрыгнул. Я повернулся к Алану, который сидел рядом:

—Ты что, нажал кнопку блокировки дверей?

—Да нет, — покачал он головой.

Меня пробрала дрожь.

—Что-то стало зябко, — заныл Тодд. И был прав.

На ветровом стекле от моего дыхания оседал пар. Я до самого верха застегнул молнию на куртке. Меня словно обдало потоком холодного воздуха.

—Эй, Митчел, включи кондиционер, — попросил Стив. — Здесь становится так холодно!

Дрожа еще больше, я повернулся к нему:

—Я же сказал, что кондиционер нельзя запускать. У меня нет ключа.

—Я з-з-замерзаю, — заикаясь, промямлил Тодд.

Я посмотрел на ветровое стекло. Оно покрылось изморозью с внутренней стороны!

Что-то здесь не так! Откуда идет этот холод? Он такой необычный. Какой-то пронизывающий, глубокий.

—Все это очень странно, — пробормотал сидящий рядом Алан.

—Я выхожу, — заявил Тодд. — У меня лицо замерзло!

Он потянул за дверную ручку.

—Эй... Да она заперта! Митчел, немедленно отопри дверь!

Я попробовал свою дверцу. И она была заперта. Надо найти кнопку автоматического управления замком.

—Т-так холодно, — услышал я сзади голос Стива.—Митчел, кончай шутить, отпирай двери!

—Я пытаюсь, — ответил я, ощупью отыскивая кнопку.

А воздух становился все холоднее. Я растер нос и уши. Они онемели. При вдохе я ощущал боль в ноздрях. Какой холод...

У меня заболело в груди, будто ее чем-то стянуло. Стало трудно дышать, а при каждом вдохе слышался какой-то свист. Грудь сковало, я не мог унять дрожь. Я снова попробовал открыть дверь, мои замерзшие пальцы совсем не подчинялись. Я не мог схватиться за ручку. В панике я 1алился на дверь плечом. Все напрасно. Она не шелохнулась.

И тут я услышал смех. Девичий смех. Очень слабый. Тихий и злобный.

А воздух становился все холоднее. Я задыхался. Старался сделать вдох, но не мог. Словно мои легкие замерзли.

—Выпусти нас! — заныл Тодд.

—Выпусти нас отсюда! — закричал Стив.

Мы все начали барабанить кулаками в двери и окна.

—Выпустите нас! Кто-нибудь, помогите!

Дверца с моей стороны вдруг открылась, и я вывалился из машины на гравий. Я посмотрел вверх, мной возвышалась Марисса.

Тут с задних сидений выпали Тодд и Стив. Чтобы согреться, они, обнявшись, стали подпрыгивать. Тут же к ним присоединился и Алан.

Я не мог унять дрожь. Прохладный ночной показался мне почти горячим по сравнению с тем, что был в машине.

—Что с вами происходит? — спросила Марисса как ни в чем не бывало.

—3-з-замерзли... — еле выдавил из себя Стив.

—Я пошел. Хочу согреться, — объявил Тодд и кинулся в дом.

Марисса внимательно посмотрела на меня.

—Митчел, вы снова оказались взаперти?

—Да, — прорычал Стив, отвечая вместо меня. — А этот дурак еще и кондиционер включил.

—Я не включал его! — взорвался я.

—Странные у тебя шутки, Митчел, — сказал он.

Стив толкнул меня.

—У тебя своеобразное чувство юмора, Митчелл, —сказал он.

—Да что вы, ребята, — начал оправдываться я. —Вы должны верить мне. Я не...

Нo они уже бежали каждый к своему дому.

Я смотрел им вслед, пока они не скрылись в соседнем квартале. Потом обратился к Мариссе:

—Как хорошо, что ты снова проходила мимо.

—Вам нужно починить эти двери, — ответила она, не отрывая от меня взгляда.

—Я думал, что папа уже починил их.

Разговаривая с Мариссой, я все думал о том смехе, который слышал, сидя в автомобиле. Ведь это был девичий смех.

—Я боялся рассказать папе про то, что тогда случилось.

—Но вы не можете оставлять их в таком состоянии, — настаивала она, глядя на меня. — Это небезопасно, Митчел.

Было уже за полночь, но я никак не мог уснуть.

Мама и папа легли в одиннадцать. В доме было тихо. Только от порывов ветра скрежетал оторванный лист железа на моем подоконнике.

Я подошел к окну и склонился над подоконником. Невольно я посмотрел на автомобиль. Он стоял там же, на дорожке. Вдруг мне показалось, чтo он похож на готового к прыжку леопарда.

И тут кто-то положил мне руку на плечо. Я вскрикнул и обернулся.

—Тодд, что ты здесь делаешь? Почему не спишь?

Он не ответил. В лунном свете я увидел, что его лицо от страха искажено. Он подошел ко мне вплотную и, указав на автомобиль, прошептал:

—Он заколдован.

—Что?

—Автомобиль заколдован.



Я вздохнул:

—Тодд, только не начинай снова! Опять ты со своей ерундой!

—Он заколдован, — повторил Тодд, опершись о подоконник и не спуская глаз с автомобиля.

Все его тело тряслось. Он повернулся ко мне.

—Я слышал, как смеялась девочка, Митчел.

—Ты тоже это слышал? — У меня раскрылся рот.

Он кивнул.

—Это могла быть Марисса, — неуверенно сказал я.

—Может быть, — согласился он. — Но ведь запер эти двери. Тот же, кто и напустил холод

—Тодд...

— Это было привидение! — заявил он дрожащим голосом.

Его лицо посерело, как и свет снаружи.

— Язнаю, что это было привидение. Автомобиль заколдован, Митчел.

Его трясло. Я осторожно положил руки ему на плечи.

—Это какое-то сумасшествие, Тодд, — прошептал я. — Ты не должен воображать привидения повсюду, где только можно!

—Но... но... — пытался он возразить.

—Автомобиль требует внимания, вот и все, —заверил я его. — Это подержанный автомобиль,нему надо немного привыкнуть. У него какие-то неисправности.

Мы еще немного поговорили. Мне показалось, что я немного его успокоил. Он пожелал мне спокойной ночи и побрел в свою комнату.

Я тоже пошел к кровати. Но какая-то сила становила меня и снова повлекла к окну. Мне надо было увидеть автомобиль еще раз.

Над нашим холмом плыли тяжелые темные облака. Луна и звезды были скрыты покровом темноты. Я выглянул в окно и чуть не задохнулся от неожиданности. Автомобиль был охвачен сиянием. Бледно-зеленый свет становился то ярче, то снова затухал. Потом снова ярче. Он пульси­ровал. Что же это такое?

Я уперся лбом в холодное оконное стекло. Неужели Тодд прав? И автомобиль в самом деле заколдован?

Я быстро схватил свою одежду. Мне надо во всем разобраться.

Я одевался на ходу, держа обувь в руках. Если или папа услышат скрип ступенек, как я смогу объяснить, зачем пытаюсь тайком выбрать-дома в полночь?

i присел в коридоре и надел кроссовки. Не позаботился даже завязать шнурки. Надо успеть, пока не закончилось это странное сияние.

Ветер свистел у окна гостиной. Старые оконные рамы дребезжали. Казалось, кто-то сотрясает весь дом

О бедный Тодд! Не зря он считал, что дом заколдован.

Папа так и не собрался заменить старые оконные рамы. У него, как всегда, не хватило времени. И поэтому в ветреные дни нам приходилось дома надевать свитера, а иногда даже плащ. Я надел куртку и взял со столика ключи от машины. Сунул. их в карман, потом осторожно открыл входную дверь и выскользнул наружу. Сильный порыв ветра отбросил меня обратно к двери. Волосы упали на глаза. Я нащупал застежку молнии и застегнул ее до самого подбородка.

Ночь была холодной, и газон перед домом покрылся тонкой корочкой льда. Скользя по траве, я направился к автомобилю.

Жуткого сияния, которое я увидел из окна, уже не было, но автомобиль по-прежнему озарялся светом уличного фонаря. Словно ничего не прозошло.

Я подошел ближе. От моего дыхания клубился пар. Я заглянул в замерзшее стекло. Там было пусто и темно. Я провел рукой по крыше. Почему она не светится? Что это было? Оптический обман?

Я был разочарован. Автомобиль хранил какую-то тайну, и я должен раскрыть ее. Но вот я здесь, в эту холодную, ветреную ночь, стою на дорожке и смотрю на пустую машину.

«Митчел, ты ведешь себя, как дурак», — сказал я себе и направился к дому. Но не успел я сделать и двух шагов, как услышал голос:

Садись в машину. Ну давай же, садись!

Я испуганно вскрикнул и повернулся так резко, что еле удержался на скользкой дорожке.

Садись! Быстро! Залезай!

Я невольно направился к автомобилю, преодолевая другой сильный порыв ветра.

—Кто ты такая? Где ты? — сдавленным голосом спросил я.

Ветер вернул мне мои же слова. И снова настала тишина. Опавшие желтые листья крутились у моих ног, будто стараясь удержать меня на прежнем месте.

Но я все же ухватился за ручку двери.

—Кто ты? — снова спросил я.

Мое тело холодело. Я понимал, что не должен слушаться этого голоса. Знал, что не должен садиться в машину. Вспомнил запертые двери, ледянящий воздух, тихий злобный смех.

Но я хотел раскрыть эту тайну. И когда я понял это, я открыл дверь и сел за руль.

Кожаное сиденье было таким холодным, что я ощутил это даже сквозь одежду. Пар от моего дыхания оседал на лобовом стекле. Я взялся за колесо.

—Ты здесь? — прошептал я, оглянувшись назад— Есть кто-то здесь?

Я слушал, не раздастся ли девичий смех.

Тишина.

—Митчел, ты идиот, — громко проговорил я. — Как ты мог поверить глупым разговорам брата о привидениях? Вот ты и сидишь в заколдованном автомобиле. Ха-ха!



Бешеный порыв ветра поднял охапку опавших листьев и бросил их прямо в ветровое стекло. Я в испуге поднял руки, будто стараясь защититься.

Листъя так плотно облепили ветровое стекло, словно хотели проникнуть внутрь машины. Но второй порыв ветра унес их. Уф!

—Есть здесь кто-нибудь? — снова спросил я. — Кто звал меня?

Молчание.

Я опустил дрожащую руку в карман куртки и нащупал ключи от автомобиля.

Вытащив, я посмотрел на них. Зачем только я их взял? Разве я собирался завести двигатель?

Нет. Конечно, нет.

Я захватил их в полудреме, потому что все это случилось глубокой ночью. Я припомнил, что уже наполовину спал и чуть не сошёл с ума оттого, что с автомобилем происходило что-то странное. Мне хотелось узнать: что?

Я вставил ключ зажигания в прорезь замка и повернул его на пол-оборота. Мотор не завелся. Надо провернуть ключ на полны оборот.

«Что же я делаю?» —спросил я сам у себя.

Я знал, что мне надо быть в своей кровати и мирно спать. Но я не мог остановиться. У меня было какое-то странное чувство, будто неведома сила затащила меня в автомобиль. Заставила вставить ключ и повернуть его.

И тут мое лицо обдало холодом. Я включил радио, ожидая услышать музыку. Но вместо нее послышался треск и шум эфира.

Нажал на кнопку. Потом другую. Никакой музыки. Неужели приемник сломан? Я повернул, отказа ручку регулятора громкости. И из динамиков прошептал тихий голос девочки:

— Я зло... я такая злая...

Я открыл рот, чтобы ответить ей, но у меня горла вылетели только нечленораздельные звуки.

Я такая злая...

Прежде чем я смог издать какой-либо звук, заработал двигатель. Вспыхнули фары дальнего света. Автомобиль дал задний ход.

— Нет! — жалобно вскрикнул я. — Это невозможно! Этого не может быть!

Но автомобиль так сильно дернулся, вылез на улицу, что я стукнулся лбом о ветровое стекло.

— Эй! — крикнул я. — Остановись! Дай выйти! Стой!



Выпусти меня!

Автомобиль быстро выехал на улицу.

Словно управляемый невидимой рукой, рычаг коробки передач сам по себе перешел в нужное положение.

—Стоп! Что происходит? — кричал я.

Я схватился за дверную ручку. Заперта. Заперта намертво. Надавил плечом на дверь.

—Выпустите меня!

Шины заскользили по промерзшей трассе. Автомобиль рванулся вперед, вниз по склону, к городу Форрест-Хилл.

—Нет! Это сумасшествие! Что ты делаешь?

Я судорожно попытался открыть дверь. Увы!

Автомобиль все быстрее катился по извилистой дороге. Я схватился за руль, стараясь удержать машину на мостовой. Задыхаясь от страха, я стал нажимать на педаль тормоза. Но несмотря на все мои усилия, автомобиль продолжал увеличивать скорость. В динамиках снова послышался голос. Он смеялся. Это был тот же низкий, злой смех.

—Кто ты? Кто ты такая? — закричал я.

Я снова нажал на педаль тормоза, но автомобиль не остановился. Повернул ключ зажигания в нейтральное положение. Но двигатель заревел еще громче. Тогда я вытащил ключ из гнезда и сунул его в карман куртки. Автомобиль мчался все быстрее.

—Неееет! — закричал я, когда машину занесло и она съехала с дороги.

Машину подбросило, и я сильно стукнулся головой о потолок салона.

Я крепко держал руль обеими руками. Пригнулся к нему. И мне удалось вывести машину снова на дорогу.

Дорога круто шла вниз с холма. Вдалеке уже показались городские дома.

Я нажимал на педаль. Пробовал перевести рукоятку переключения скоростей в положение парковки. Тянул на себя ручной тормоз. Но авто­мобиль словно взбесился, под рев двигателя он мчался все быстрее и быстрее.

Доволен поездкой?

Голос, доносившийся из динамиков, был едва различим и так слаб, что из-за рева мотора и скрежета шин я почти не слышал его.

Как тебе нравится прогулка?

—Останови! Останови машину, пожалуйста!

Руль затрясся. Я крутил его то вправо, то влево, разворачивал на всю катушку, стараясь следовать всем крутым поворотам идущей под уклон дороги.

Где-то вдалеке раздался длинный, низкий сигнал. Сирена локомотива? Смех девочки утонул в этом звуке.

—Кто ты? Где ты? — тревожно закричал я,крепко схватившись за руль обеими руками.

Несмотря на ночной холод, у меня на лбу проступил пот. И запотевшие руки начали скользить по рулю.

Но ведь тебе нравится вести машину? — жестоко поддразнивал меня тот же голос.

—Нет! Нет! —взмолился я. — Останови машину. Мы разобьемся. Останови немедленно!

Остановить? Хорошо.

Я почувствовал, как педаль тормоза опустилась до самого пола и осталась в таком положении. И услышал, как заскрежетали шины. Автомобиль занесло, он полностью вышел из-под контроля. Я резко вывернул руль, но это не помогло. Автомобиль начало крутить, и я в отчаянии закричал.

Шины заскрипели, будто протестуя, и автомобиль вынесло с дороги. Теперь он двигался по траве, то и дело подпрыгивая на неровностях. Впереди, сразу за обочиной, росли деревья. Я представил, что сейчас врежусь в одно из них.

Из динамиков снова послышался смех девочки. И в эти последние несколько секунд я понял, что через мгновение разобьюсь.

А смех так и звучал в моих ушах. И отдавался эхом, будто зарождался где-то в самой глубине сознания.

Сейчас я разобьюсь. Погибну. Я панически дернул руль, стараясь уклониться от удара. Автомобиль сильно дернуло, и я снова ударился головой опотолок салона. Шины зашуршали по траве и опавшим листьям.

—Да! — Я снова вывернул руль, и опасность как будто миновала. Автомобиль затрясло на ухабах, но мне удалось развернуть его к дороге. Еще сильный толчок, и автомобиль вылетел на дорогу. И вновь помчался по темным извилистым улицам, набирая скорость.

—Останови автомобиль! Останови его! — завопил я.

Смех девочки перекрывал рев мотора. Снова откуда-то донесся протяжный звук сирены локомотива.

—Кто ты такая? И зачем делаешь это? — спросил я прерывающимся от волнения голосом.

Снова раздался ее холодный смех. А потом она простонала:

Я злая... такая злая.

И вот впереди показался железнодорожный переезд. Я увидел опущенный шлагбаум. Мигали красные сигнальные огни. Слева, на фоне пурпурного неба, виднелся длинный черный силуэт. Звук приближающегося поезда все нарастал. Раздался еще один протяжный сигнал. Я нажал на педаль тормоза.

Прощай, Митчел!— прошипел голос девочки в динамиках. — Надеюсь, тебе понравилась поездка. Твоя последняя поездка.

Прожектора локомотива осветили переезд всего в нескольких метрах от меня. Свет был таким ярким, что мне пришлось прикрыть глаза рукой.

Я закричал так громко, как не кричал никогда в жизни. И мой крик перекрыл даже рев двигателей подъезжающего поезда.

У меня перехватило дыхание, когда автомобиль вдруг стал останавливаться.

Я навалился всей грудью на руль. Потом снова тяжело откинулся на спинку кресла. Автомобиль уткнулся передним бампером в деревянное ограждение переезда. И остановился. Поезд прогрохотал мимо.

Я смотрел на проносящиеся мимо вагоны, тяжело дыша и стараясь хоть как-то восстановить дыхание. Горло саднило от крика. Я никак не мог унять дрожь во всем теле.

Теперь я услышал удаляющийся сигнальный . А потом наступила тишина, в которой можно было различить мое хриплое дыхание и учащенное биение сердца.

Автомобиль медленно подался назад.

Ну разве это не забавно? — прошептал голос из динамиков. —Поволновался немного?

—Это же сумасшествие! — сердито закричал я и сердцах резко отключил радио.

Но смех девочки по-прежнему продолжал звучать.

Автомобиль по извилистой дороге быстро пошел на подъем. Но я едва замечал все это. У меня все еще грохотали проносящиеся мимо вагоны скорого поезда.

—Кто ты? — наконец, задыхаясь, выдавил я. —Ты привидение? Ты живешь в этом заколдованном автомобиле?

Ответа не последовало.

МЯ ничего не понимаю! — кричал я. — Скажи, кто ты. И почему пытаешься убить меня?

Молчание. А потом тихие стоны:

Я зло...

Автомобиль замедлил ход и остановился. Я посмотрел в ветровое стекло и, к своему удивлению, увидел родителей. Они босиком в накинутых поверх пижам плащах, которые развевались на ветру, бежали по дорожке к машине.

Я дома. У меня вырвался долгий вздох облег чения.

Папа рванул на себя дверь машины.

—Митчел, как ты мог? Как? — проревел он и схватив меня за руку, вытащил из машины.

Он был сердит. Я никогда не видел его таким. Стоя за его спиной, мама качала головой. На ее щеках были слезы.

—Это самое ужасное, что ты мог когда-либо сделать, — еле вымолвила она. — Самое ужасное.

—Как ты мог взять автомобиль? — процедил папа сквозь сжатые зубы. Он все еще крепко сжимал мою руку.

—Но... но... я не делал этого, — заикаясь, промямлил я.

Папа посмотрел поверх моего плеча на открытую дверь автомобиля.

—Митчел, тебя ждут очень серьезные неприятности, — сказал он дрожащим от злобы голосом. — Тебе не следовало бы выдумывать нелепые отговорки. В автомобиле, кроме тебя, никого не было. Не смей так откровенно лгать.

—Но... я могу объяснить... — Я сделал глубокий вдох.

«Как мне начать? Как мне убедить их, что не я управлял машиной?»

—Что тут происходит? — раздался голос девочки, прежде чем я начал свои объяснения.

Я обернулся и увидел Мариссу, бежавшую по дорожке. Ее светлые волосы развевались на бегу

—Что-то случилось? — крикнула она. — Почему в такое позднее время все не спят?

—А-а кто ты такая? — спросила мама, вытирая слезы на щеках. — Подруга Митчела?

—Они недавно переехали сюда, — сказал я маме.

—Я Марисса Меддин, — представилась девочка. — Я услышала голоса, а когда увидела Митчела-— Она замолчала.

—У Митчела большие проблемы, — сказал папа,наконец отпуская мою руку.

Марисса посмотрела на меня.

—Это неправда! — вскричал я. — Мама, папа, папа, вы должны выслушать меня и поверить. Да, я сел в автомобиль. Но я не хотел ехать!

—Митчел, это даже не смешно, — упорствовала мама.

— Я в последний раз предупреждаю тебя, говори правду, — сердито бросил отец.

Я не мог больше выносить все это.

—В автомобиле привидения, он заколдован, -выпалил я.

Мама и папа от неожиданности даже закричали. Марисса смотрела на меня с открытым ртом.

—Я понимаю, что вы не поверите мне, но это правда. Я слышал голос девочки. Она все время смеялась надо мной, повторяя, какая она злая. Это она вела автомобиль. То есть привидение. В самом деле. Привидение...

—Митчел, довольно, — сказал папа. — Нахватался у Тодда? Что за бредовые россказни!

—Ты только навлечешь этим на себя еще большие неприятности, — вздохнула мама.

—Но она пыталась убить меня! — заныл я.

Марисса посмотрела на меня, прищурив глаза. Я заметил, что выражение ее лица изменилось. Она как будто чего-то испугалась.

—Может быть, Митчел говорит правду, —тихо произнесла она.

Наверное, папа и мама не услышали эти слова.

—Что это у тебя в голове? — сокрушенно сказала мама, и по ее щекам снова покатились слезы.—О чем ты только думаешь? Неужели ты и
вправду считаешь, будто мы с папой не видели, чтоавтомобиль исчез?

—Ты вообще о чем-нибудь думаешь, Митчелл? —не мог успокоиться папа. — Тебе захотелось водить машину и поэтому ты украл ключи?

—Но ведь тебе только двенадцать лет! — при-
ала мама.

—Автомобиль заколдован. Я могу доказать это— настаивал я.—Я говорю вам правду. И могу доказать.

Я не дал им возможности удержать меня. Обернулся и быстро юркнул в машину.

—Идите сюда и слушайте, — позвал я родителей — Этот голос идет из динамиков. Ну что же—обратился я к динамикам, — скажи им! Скажи им всю правду.

Мама и папа приблизились ко мне. Я включил радио.

—Ну, начинай, — сказал я голосу. — Скажи им всю правду. Скажи им, зачем поселилась вэтом автомобиле. Скажи им!

1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница