И всякий раз выигрываю я. Потому что могу определить автомобиль даже с закрытыми глазами



страница2/5
Дата13.11.2016
Размер0.7 Mb.
1   2   3   4   5

5

—Вы должны забрать его немедленно, — сказал он. — Увести его сегодня же.

Мы с папой обменялись взглядами. «Что за странный человек», — подумал я.

—Все регистрационные документы на продажу уже готовы. Если у вас с собой чековая книжка, — сказал мистер Дуглас, кивнув в сторону дома, — то я могу принести их.

Папа минуту колебался. Он посмотрел на меня, потом на мистера Дугласа. Я замер. И вдруг папа решился:

—Договорились.

Я не мог больше сдерживаться. Я кричал и скакал от радости.

Папа хотел было пойти вслед за мистером Дугласом в дом, но тот жестом попросил его остаться.

—Я все принесу. Нет необходимости заходить в дом. — И он исчез за дверью, которая с шумом за ним захлопнулась.

—Какой странный тип, — пробормотал папа.


Я ликовал! Я не мог оставаться спокойным. Я был так возбужден, что чуть не взорвался:

—Папа, он наш! Автомобиль наш! Как это здорово!

Я прошелся колесом по траве, но на втором обороте слишком сильно оттолкнулся и грохнулся спиной на землю. Я даже не почувствовал боли. Я катался по траве и смеялся.

Папа тоже засмеялся.

—Думаю, что мы совершили хорошую сделку, Митчел, — сказал он, улыбаясь. — В самом деле, , хорошую сделку.

В тот день за обедом я извозюкал все лицо соусом-для спагетти и разлил сок. Ничего не мог с собой поделать. Я был так счастлив!

—Папа, давай после обеда прокатимся, а?

—Вытри лицо, — сухо сказала мама.

Я вытер салфеткой щеки и подбородок.

—Мне вечером еще надо поработать, Митчел. К тому же мы проделали с тобой сегодня довольно длинный путь, — сказал папа.

—Митчел готов поселиться в автомобиле, — неудачно сострил Тодд. —А может, ты и прав: я хотел бы жить в автомобиле.

Тодд усмехнулся.

—Ну, совсем немножко, пап, — не унимался я.Только спустимся с холма и сразу же обратно.

—Нет! Завтра в школу, — строго заметила мама. — И у тебя еще не выполнены домашние задания, ты помнишь?

Я запихал полбулочки в рот.

—Ты слишком возбужден покупкой нового автомобиля, — сказала мама, передавая папе блюдо со спагетти. — Но заметь, эта машина теперь наша и будет у нас очень долго. Она успеет еще надоесть тебе.

—Можно хотя бы посидеть в ней? — взмолился я. — Только подержусь за руль, попробую радио, включу и выключу фары? Можно?

—Нет, — резко ответила мама.

Я хорошо знал, что с ней не поспоришь. Когда мама категорична, то никакие уговоры не помогут.

Я уже не слышал, о чем говорили за столом, поскольку погрузился в свои мысли. И все думал об автомобиле. Припоминал его голубую с серебром отделку, такие удобные кожаные кресла, тихое, но уверенное урчание работающего мотора...

После обеда я поднялся к себе и попробовал сделать домашнее задание. Но никак не мог сосредоточиться, то и дело подбегал к окну, чтобы хоть еще разок взглянуть на автомобиль. Он стоял на подъездной дорожке, под самыми моими окнами.

Уличный фонарь бросал на него желтый свет; отчего хромированные бамперы сверкали, а от стройного голубого корпуса словно исходило лунное сияние.

Я не мог противиться желанию. Я должен посидеть в автомобиле.

Я потихоньку выбрался в коридор. Убедился, что Тодда поблизости нет, иначе этот маленький доносчик тут же все скажет маме и папе.

Судя по звукам, которые доносились из его комнаты, я догадался, что он играет в свои любимые стратегические игры.

Я осторожно спустился по лестнице, так, чтобы не заскрипели старые деревянные ступеньки.

Мама в своей комнате разговаривала по телефону. А где же папа? Я приостановился. И тут из дальней комнаты донесся его сердитый ворч. Я увидел отца, стоящего на коленях. Вокруг него были разбросаны инструменты. В руке он держал электропровод, тот самый, который я уже видел. Папа в сердцах выругался. Бросив провод, бешено растирать руку. Проводка так и незаконченной.

Затаив дыхание, я повернулся и на цыпочках пошёл к входной двери. И уже через секунду я был во дворе. Меня обдало сильным холодным ветром. Сквозь облака пробивался бледный серебристый свет луны.

Меня пробрала дрожь, но возвращаться за ; хотелось. «Согреюсь в автомобиле», —подумал я.

Я быстро пробежал по дорожке. Автомобиль сверкал под светом уличного фонаря. Я уже было взялся за ручку дверцы, как чей-то голос прошептал:

Ну, вперед! Смелее садись в машину!

6

—Кто это сказал? — произнес я сдавленным шепотом и резко обернулся. — Тодд?

Нет. Никого.

Я обежал автомобиль и посмотрел с другой стороны. Но и здесь никого не было. И тут снова услышал голос:

Ну, давай же! Заходи.

Я колебался. Мне стало не по себе. Я пригнулся и посмотрел на сиденье водителя.

—Кто здесь?

Молчание. Никого.

«Это мое больное воображение», — подумал я.

Я потянул на себя дверцу, и она так легко открылась. Огонек на потолке зажегся, и белая обивка салона засияла.

Я сел за руль и поспешно закрыл за собой дверь: мне не хотелось, чтобы кто-нибудь из дома увидел меня. Свет на потолке погас.

Устроившись поудобнее, я положил руки на руль. Он оказался таким гладким и прохладным! Я взялся за рычаг коробки передач. Перевел его в нейтральное положение, потом включил первую скорость. Наклонился над рулем и представил, что веду машину. Включил сигнал поворота, снова переключил скорость.

Я представлял себя автогонщиком. Крутой разворот. Вот я вырываюсь вперед. Обгоняю всех на трассе. Быстрей, еще быстрей! Я изо всех сил да вил на газ. «Давай, Митчел! Давай! Вперед!»

Я снова переключил скорость. Резко вывернул руль, но не вписался в крутой поворот. Машину занесло. Руль не поддавался. Надо справиться с этим! Я повернул руль в том направлении, куда занесло машину. Вышел на прямую. Увидел, как махнул зеленый флажок.

Ура! Победа!

Оглушительный рев моторов, крик толпы. Я решил провести машину еще раз, сделать круг Но тут на крыльце вспыхнул свет, и я не вольно нажал на тормоз.

Я чуть не задохнулся. Крепче схватившись за руль, я напряженно посмотрел сквозь ветровое стекло в сторону дома. Кто зажег свет? Мама? Папа? Неужели они ищут меня?

Пожалуй, лучше всего выбраться из машины. Я схватился за ручку дверцы и дернул ее. Она не поддалась. Я толкнул сильнее и налег на дверцу плечом. Она даже не шелохнулась. Тогда я стал отыскивать маленькую кнопку, при помощи которой двери открывались автоматически. Ее не было.

Я провел рукой по дверце, отыскивая замок. Ведь как-то я запер машину? Что только я ни делал, как только ни крутил ручкой. Но все усилия были напрасны. Я даже наваливался на дверь всем своим весом. Но она так и не открылась.

—Эй! Как мне выбраться отсюда? — громко крикнул я.

Что ж, придется воспользоваться окном. Я нажал на кнопку, чтобы опустить стекла. Но механизм не сработал, ведь двигатель был выключен.

Я еще раз дернул за ручку. Налег на дверь. Уперся в нее обеими руками.

Я был заперт в машине. Заперт.

Сердце мое учащенно забилось. И тут я услышал смех. Смех девочки.

—Эй, кто это? — крикнул я, задыхаясь.
Снова послышался смех, тихий, но такой холодный.

—Кто здесь смеется?

Я посмотрел в боковое окно и увидел чье-то лицо.

Это была девочка со светлыми волосами и глазами, как у кошки. Она смотрела на меня так, будто я был марсианином!

—Потяни за ручку, — в отчаянии попросил я, показывая жестом в направлении ручки. — Дверцу заклинило!

Она кивнула и дернула за ручку. Дверь легко отворилась. Тяжело дыша, я вывалился из машины. Девочка тут же на шаг отступила.

—С тобой все в порядке? — спросила она низким, похожим на шепот, голосом. — Что ты делал?

—Почему-то заело замок, — заикаясь, ответил я и внимательно посмотрел на девочку.

На ней была голубая жилетка поверх темного пуловера. Узкие джинсы порваны на одном колене. Она отбросила назад волосы, падающие плечи, и я увидел у нее в каждом ухе по три разные сережки.

—Это новый автомобиль, — объяснил я. — То я хочу сказать, что мы купили его сегодня

Она кивнула, потом улыбнулась, и на ее щеках появились ямочки. Она отлично выглядит. Словно телезвезда», —подумал я.

—Ты изучал автомобиль? — тихо промурлыкала она.

Я кивнул.

Она положила руку на крыло машины. Ее ногти были окрашены в ярко-синий цвет, и на каждом пальце блеснуло по три кольца.

—Я так и поняла, что ты попал в беду, — сказалa она. — Хорошо, что я проходила мимо, да?

—Спасибо, — поблагодарил я ее. А потом спросил: — Ты кто?

Почему-то мой вопрос рассмешил ее.

—Меня зовут Марисса Меддин.

Я назвал ей свое имя.

—Я гуляла. Изучала окрестности нашего дома, — сказала она, проводя рукой по крылу машины, будто лаская его. — Понимаешь, хотела осмотреться вокруг.

—Вы только что переехали сюда? — Вопрос звучал глупо. Она сама же сказала, что впервые здесь. — В какой дом? — уточнил я.

Она указала движением головы на дом старого Фолкнера, что стоял на углу.

Этого старого чудака? Но никто не жил в нем много лет.

—Ты будешь учиться в городской школе?

—Наверное, — ответила она с кислым выражением лица. — Еще не знаю. Не выношу переходить из школы в школу во время учебного года,'

—А где вы жили раньше?

—Где-то еще, — ответила она и хихикнула.

—Нет, в самом деле? — настаивал я. — Откуда вы приехали?

Я почувствовал удар в спину и быстро обернулся.

—Тодд? Что ты здесь делаешь? — строго спросил я.

Он усмехнулся:

А что ты здесь делаешь? Прокрался сюда тайком, чтобы посидеть в машине, верно, Митчел? Я все расскажу родителям. Прямо сейчас.

—Нет, подожди! — остановил я его.

—Ну разве только немножко посижу на месте


водителя...

Он двинулся к автомобилю, но я оттолкнул его.

—Ни в коем случае! Держись подальше от него. Иначе ты попадешь в большую беду.

Тогда я все расскажу.

—Я взял его за худенькие плечи и тряхнул:

Слушай меня, Тодд! Я не советую тебе садиться в автомобиль. Его дверцы заедают. Они...

—Врешь! — завопил он.

—Я не шучу. Я только что оказался запертым изнутри. И если бы не она... — я кивнул в сторону Мариссы, — то просидел бы в машине всю


ночь.

—Она? — переспросил Тодд.

—Да, девочка. Марисса.

Я оглянулся. Ее не было. Девочка исчезла.

Тодд сильно толкнул меня.

—Лжец! — проворчал он.

—Т-с-с-с! Тихо, — сказал я, приложив палец к губам. — Мы должны в это время находиться дома. Я не хочу, чтобы папа и мама застали нас

Тодд скрестил руки на груди.

—А когда я смогу посидеть в автомобиле?

—3автра. Обещаю, —прошептал я. —А теперь пошли.

Я взял Тодда за руку и повел к крыльцу. При открыв входную дверь, я осторожно заглянул. Папы и мамы не было. Видимо, они находились в гостиной и смотрели телевизор.

—Быстро, — скомандовал я.

Мы прокрались в дом, и я осторожно прикрыл за собой дверь. Я двинулся через коридор по лестнице. Когда мы уже были у цели, я услы-дикий вопль. Он доносился из дальних комнат. И-тут нас озарила ослепительная вспышка. К нам в ореоле света направлялась жуткая фигура с воздетыми кверху дрожащими руками.

Это привидение! — вскрикнул Тодд.



7

Свет постоянно мигал, а фигура, жалобно стеная и шатаясь, направлялась прямо к нам.

—Тодд, это папа!— заорал я.

И это действительно был папа. Его рука дергалась вверх и вниз. И тут я заметил, что он сжимает электрический провод. Волосы же у него торчали дыбом. Белое пламя искрилось и шипело вокруг него.

—О боже! Его ударило током! — застонал я.

Я заметил на полу пару резиновых перчаток.

Схватив одну из них, я быстро натянул ее на руку и бросился к стене. Нашел конец провода и вырвал штепсель из розетки.

Минута молчания. А потом — громкий звук падения.

Папа рухнул на пол и застонал.

Я обернулся. Он приподнялся на четвереньки. Его волосы все еще стояли дыбом. Лицо было красным, как помидор, а губы горели, они были пурпурного цвета.

—Папа! — выдохнул я.

Отбросив перчатку, я бросился к нему.

Тодд от страха закрыл лицо руками. Он дрожал всем телом.

Глаза у папы вылезли из орбит. Открыв рот, он силился что-то сказать. Но у него не получалось, он исторгал лишь какие-то отрывочные звуки.

—Папа? Ты как?

В воздухе пахло дымом, словно после пожара. Я услышал торопливые шаги мамы.

—Святые небеса! Что случилось? — простонала она.

Папа глубоко вздохнул. Он принял сидячую позу и пожал плечами.

—Думаю, я неправильно подсоединил провод, —тихо произнес он.

Этой ночью мне снились сны о новом автомобиле.

Сначала мне привиделось, что он охвачен белым сиянием от электрических разрядов. Я стоял и протянул руку к дверце. Но сильный электрический разряд заставил меня отшатнуться. Я попробовал еще раз. Осторожно я протянул руку и медленно-медленно прикоснулся к ручке. И снова сильный удар вынудил меня отпрянуть. Боль пронзила сначала руку, а потом и все тело.

Я проснулся. Я лежал на боку, подвернув под себя руку. Ее пощипывало, словно это действительно со мной случилось. Мне было больно. «Наверно, я просто отлежал ее», — подумал я и снова уснул. И опять увидел автомобиль.

На этот раз я сидел за рулем. Автомобиль так плавно двигался, что казалось, будто он летит. Тут растущие рядом темные деревья. Я пригнулся к рулю, всматриваясь в два белых луча света от фар. Машина шла легко. Я нажал на педаль газа, и с тихим рокотом автомобиль увеличил скорость. Деревья замелькали по обеим сторонам дороги. Лучи от фар прорезали тьму. Следуя крутым поворотам дороги, я без всякого усилия поворачивал руль.

Автомобиль набирал скорость. Рокот двигателя перешел в низкий рев. И вот уже деревья слились в одну мерцающую темную полосу. Руль забился в моих руках. Я схватил его крепче. И убрал ногу с педали газа.

Но автомобиль не сбавлял скорость. Напротив, он мчался все быстрее и быстрее.

Дорога свернула направо, потом круто налево. Я лихорадочно крутил руль, изо всех сил стараясь удержать машину на полосе.

Скорость все возрастала. Теперь я мог видеть перед собой только клубящуюся тьму. Деревья, небо, темная дорога передо мной — все превратилось в сплошное серое пятно. И вдруг меня что-то ослепило. Инстинктивно я оторвал руку от бьющегося руля и прикрыл ею глаза.

Фары. На меня с ревом летел автомобиль! Не по встречной полосе, а по моей, лоб в лоб. И за рулем автомобиля сидела Марисса! Я так ясно ее видел. Те же светлые волосы, развевающиеся вок­руг ее головы. И та же странная ухмылка на ее лице.

—Марисса! Нет!

Я резко вывернул руль, стараясь избежать столкновения.

Но она летела прямо на меня. Я заорал что было мочи:

Мы сейчас столкнемся!



8

Я проснулся весь в поту. Одеяло и простыня запутались в ногах. Пижамная сорочка задралась к самому горлу и душила меня.

Все еще дрожа, я сел в кровати. Я несколько раз моргнул, стараясь отделаться от мерцающего света, но он так и стоял в моих глазах.

Наконец сон отпустил меня. В окно комнаты пробивался оранжевый утренний свет. Вытирая пот со лба, я слез с кровати. И ощутил в ногах.

—Ну и сон!

Уже за завтраком я рассказал Тодду, что мне приснилось. Я просто должен выговориться, кому-то рассказать обо всем.

— Кто эта Марисса? — небрежно поинтересовался Тодд. Его рот был набит корнфлексом.

—Ты разве не помнишь? Я уже говорил тебе — рассердился я. — Та девочка, которую я встретил прошлой ночью.

—Но там не было никакой девочки, — ответил он, и у него по подбородку потекла струйка молока. Тодд опустил ложку в тарелку и посмотрел на меня, сузив глаза. — А сны когда-нибудь сбываются? — спросил он.

—Думаю, что да.

Я допил остатки апельсинового сока. В нем не оказалось мякоти, как раз то, что мне нравится.

—Ты думаешь, этот сон может сбыться?

—Да нет же, — ответил я. — Это не может случиться хотя бы потому, что я еще слишком молод, чтобы водить машину. Понимаешь?

А если это предупреждение? — сказал Тодд и снова наполнил свою тарелку.

—Какое еще предупреждение?

Я сразу же пожалел, что рассказал ему про сон. Должен был предвидеть, что это его расстроит. По его подбородку снова потекло молоко.

—Ты до сих пор не научился пользоваться ложкой? — презрительно усмехнулся я. — Или у тебя дыра в подбородке?

Я засмеялся. А он широко раскрыл рот, чтобы я увидел массу из непрожеванной пищи. Вот такой он был невоспитанный.

—А что случится, если ты во сне погибнешь?

Его вопрос застал меня врасплох. Я смотрел на него через стол, стараясь понять, о чем он говорит.

—Что, если твой автомобиль разобьется во сне? Или если вы с той девочкой столкнетесь? Ты умрешь? Умер бы ты в реальной жизни?

Я нахмурился. Мне не нравился наш разговор. И тем не менее я ответил:

—Я так не думаю. Ведь это всего только сон, верно? Нельзя умереть от сновидения. — Я соскочил со стула. — Тодд, я сожалею. Не расстраивайся! Мне не нужно было тебе рассказывать. Это всего-навсего глупый сон, понимаешь?

—Надеюсь, — тихо пробормотал он.

Но я видел, что Тодд сильно задумался.

Пора ехать, — сказал я, взглянув на кухонные часы. — Ты надел ботинки? — Он вечно забывал надеть ботинки. И мне постоянно приходилось его ждать.

Пугающий вопрос Тодда все время крутился в голове: Что, если этот сон в самом деле предупреждение? Что, если ты потерпишь аварию?

Я подумал об автомобиле. Уже час, как я проснулся, но так ни разу не взглянул на него.

Я поспешил к окну. Выглянув, я обмер. Автомобиля не было.

—Митчел, что случилось?

Мама вбежала в гостиную, на ходу застегивая халат.

—Машина... — еле выдавил я, указывая на дорожку. — Ее там нет.

—Ах, это! Твой отец уехал рано утром. У него встреча, — спокойно сообщила мама. — О' Коннор подвезет вас.

Я с облегчением вздохнул, хотя и был немного огорчён.

Послe ночного кошмара мне не терпелось увидеть автомобиль. Я хотел убедиться, что с ним все в порядке. А еще мне хотелось подъехать на нем к школе ипохвастать перед своими друзьями.

Весь день я только и думал о нем. Я не запомнил ни одного слова из того, что говорила наша учительница мисс Гримм. Уже на последнем уроке я увидел ее хмурое лицо. Плотно скрестив руки на груди и постукивая туфлей о пол, она пристально смотрела на на меня.

—Митчел, можешь ли ты объяснить свое поведение? — И она указала на лист бумаги, который лежал передо мной.

—Что? — Я заглянул в тетрадь по истории и вскрикнул от неожиданности.

В ней не было никаких записей. Ни единого слова. На листке был изображен наш автомобиль. Я рисовал его снова и снова, по меньшей мере раз двадцать, сам не понимая, что делаю. Как такое могло случиться? Неужели моя рука сама по себе сделала все эти наброски?

—Пожалуйста, папа... Одна короткая поездка... Пожалуйста...

Я не любил просить. Но он отказывал мне уже три или четыре раза. Что мне оставалось делать?

—Мы можем закончить обед без ссор? —вспыхнула мама и бросила вилку и нож на тарелку.

—Я не хочу сегодня брать тебя с собой, Митчел, — терпеливо объяснил папа. —Идет дождь, и...

—И Тодд немного простыл, у него температура, — добавила мама.

—Поэтому он может остаться дома, — сказал я.

—Мне придется остаться дома с ним. Поэтому..

—Поэтому остаемся только мы двое, ты и я, —досказал я за маму. — А если Тодду потребуется аспирин? Мы можем купить его в городе. Только туда и обратно.

Моя назойливость папу рассмешила.

—Тодду не нужен аспирин. — Он вытер салфеткой рот. — А вот молоко, пожалуй, не мешало бы купить.

—И мороженое, — хриплым голосом добавил Тодд—- Мороженое для моего больного горла.

—Хорошо-хорошо. — Папа встал, отодвинул свой стул и потянулся. — Мы с Митчелом совершим небольшую поездку в город.

—Яааааау! — завопил я, вздымая сжатые в кулаки руки, и бросился наверх за курткой.

Темные облака висели в небе, закрывая луну и звезды. Землю окутал густой туман как раз в то время, когда мы спускались по извилистой дороге. Несколько дождевых капель упало на ветровое стекло.

—Посмотри, Митчел! Усилитель рулевого управления работает так тонко, что не надо прилагать никаких усилий, чтобы вести машину, —сказал папа и снял с руля правую руку, продемонстрировав, что правит только двумя пальцами левой руки.

—Здорово! Я же говорил, что это отличный автомобиль, не так ли?

Он кивнул, и на его лице расцвела широкая улыбка.

—Да, отличный. И цена терпимая.

Нашa поездка в город прошла без каких-либо ;шествий. Но стоило тронуться в обратный путь, как началось...

Счала ливанул сильный дождь. Потоки воды струились по ветровому стеклу. Даже включенные фары не помогали. Вокруг ничего не было видно.

—Это все равно что вести машину под водой-— сказал папа, снижая скорость.

Он почти вплотную нагнулся к ветровому стеклy и правил одной левой рукой. А правой шарил по приборному щитку.

—Не могу найти, где включаются стеклоочистители. Ты не видел этой кнопки?

Я подался вперед, насколько мне позволял ремень безопасности.

Радио... обогреватель... указатели поворота...

—Нет. Не вижу ее, папа.

Папа расстроено вздохнул и вывел автомобиль на обочину дороги.

Дождь окатывал машину, словно океанскими волнами, которые набегали одна за другой.

—Быстро открой «бардачок», — скомандовал папа. — Найди инструкцию. В ней должно быть написано, где находится включатель стеклоочистителей. Только поспеши.

Сам же продолжал искать кнопку на приборном щитке.

—Где-то же она есть? Вот только где?

Папа всегда терялся в столь ответственных случаях.

—Посмотри инструкцию, — нетерпеливо повторил он.

—Я найду ее, — заверил я папу и открыл крышку маленького отделения.

Внутри него загорелся слабый огонек. Я пригнулся и заглянул внутрь. Там было пусто. Ничего. Никакой инструкции, если не считать помятого клочка бумаги. Я вытащил листок и поднес его к свету. На нем были нацарапаны всего два слова: Я—зло.



9

Я прочитал эти слова папе.

—Это чья-то глупая шутка, так, что ли? — проворчал он.

Дождь все сильнее хлестал по машине. На нас обрушивались тяжелые потоки воды. Под их тяжестью автомобиль качался.

И тут стеклоочистители заработали. Папа победно закричал. Теперь через ветровое стекло было видеть желтый свет от наших фар.

—Эта дурацкая кнопка оказалась на рулевой колонке, — пояснил папа.

Стеклоочистители качались из стороны в сторону, не успевая очистить ветровое стекло. Через секунду дождь снова заливал его.

Некоторое время мы стояли на обочине и слушали ровный шум дождя. Стеклоочистители работали как маятники, и было даже интересно наблюдать, как они отгоняют воду.

Наконец дождь прекратился. Папа включил двигатель и вывел автомобиль на дорогу.

—Ну и ливень! — ругался он, ведя машину все и выше.

—Да, что за ливень! — повторил я.

Но думал я совсем не о дожде. Всю дорогу обратно я сжимал в руке тот клочок бумаги со странной надписью: «Я — зло». Кто написал это? И для чего?

На следующий день после обеда ко мне пришли Алан и Стив. Я сидел в своей комнате и рисовал автомобиль. Я решил создать свою собственную модель и построить ее.

—Ставлю десять баксов за то, что Митчел рисует автомобиль, — услышал я слова Алана в коридоре.

—Это проигрышное пари, — ответил ему Стив.

Мои друзья готовы поспорить о чем угодно.

Они ворвались в комнату и рассмеялись, когда увидели меня, сгорбленного над рисунком.

Они оба были крупные, выше меня ростом, атлетически сложены, с могучими шеями, как у футболистов. Алан был рыжий, и все лицо его было усыпано веснушками. Мама как-то сказала, что так выглядит стопроцентный американский мальчик.

У Стива же волосы были черные, коротко подстриженные, а в одном ухе торчало серебряное кольцо.

1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница