И. В. Кривушин западная и экваториальная африка Абубакар Сангуле Ламизана



страница4/7
Дата01.05.2016
Размер1.5 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

Carter G.M. Five African States: Responses to Diversity. Ithaca; New York, 1963.

Morgenthau R.S. Political Parties in French-speaking. West. Africa. Oxford, 1964


Glele M. A. Naissance d'un Etat noir. L'évolution politique et constitutionnelle du Dahomey, de la colonisation à nos jours. Paris, 1969.

Ronen D. Dahomey: Between Tradition and Modernity. Ithaca; New York, 1975.

Cornevin R. La République populaire du Bénin, des origines dahoméennes à nos jours. Paris, 1981.

Франсуа Томбалбай (François Tombalbaye) (15 июня 1918 г. — 13 апреля 1975 г.) — государственный деятель Республики Чад, ее первый президент в 1960–1975 гг.

Ф.Т. родился 15 июня 1918 г. в маленькой деревушке Бесада недалеко от городка Кумра в округе Средний Шари на крайнем юге французской колонии Чад. Его семья принадлежала к этносу сара, одному из крупнейших на юге страны, и исповедовала протестантизм (пресвитерианство). Отец Ф.Т. занимался торговлей.

Начальное образование Ф.Т. получил у местного деревенского учителя, а затем продолжил его (с 1930 г.) в департаментской школе в Форт-Аршамбо (совр. Сарх). Решив сделать учительскую карьеру, он в 1937 г. поступил в престижную Высшую педагогическую школу Эдуара Ренана в Браззавиле и после ее окончания в 1939 г. преподавал в начальных школах Чада.

Уже в эти годы Ф.Т. проявил интерес к общественной деятельности. В первой половине 1940-х гг. он вел активную работу в местном профсоюзе учителей, а в 1947 г. вступил в только что основанную Г.Лизеттом первую политическую партию страны — Чадскую прогрессивную партию (ЧПП), создав и возглавив ее отделение в Форт-Аршамбо. Благодаря его усилиям ЧПП расширила свою политическую базу в южных районах Чада, населенных сара. Недовольная активностью Ф.Т., его открыто антиколониалистскими воззрениями и склонностью к радикализму (во второй половине 1940-х гг. он симпатизировал коммунистам), французская колониальная администрация запретила ему преподавать в государственных школах, и ему пришлось несколько лет зарабатывать на жизнь тяжелым физическим трудом — изготовлением кирпичей вручную.

На мартовских выборах 1952 г. в Территориальный совет Чада (консультативный орган при губернаторе) Ф.Т. удалось, несмотря на поражение своей партии, завоевать депутатский мандат от региона Средний Шари. Переизбранный в марте 1957 г., на этот раз на волне общей победы ЧПП (47 из 65 мест), он в том же году стал депутатом, а затем вице-председателем Большого совета («парламента») Французской Экваториальной Африки. Тогда же Ф.Т. вступил в борьбу за партийное лидерство с Г.Лизеттом, возглавлявшим с мая 1957 г. Правительственный совет, новый орган исполнительной власти колонии, а с декабря 1958 г. — автономное правительство Чада. Опираясь на поддержку сара и вождей Юга, а также воспользовавшись конфронтацией Г.Лизетта с мусульманскими группировками Севера, вынудившей того 11 февраля 1959 г. оставить пост премьер-министра, Ф.Т. 26 марта занял его место. Под его руководством ЧПП в мае 1959 г. добилась крупного успеха на выборах в автономный парламент, получив 58 мандатов из 85.

Укрепив свои позиции и вступив в союз с Африканской национальной партией, основной политической силой мусульманского Севера, Ф.Т. провел переговоры с Францией о государственном самоопределении Чада. Одновременно он очистил для себя политическое поле, избавившись от своего главного соперника Г.Лизетта, занимавшего в то время должность заместителя премьер-министра: когда тот в начале августа 1960 г. находился в зарубежной поездке, Ф.Т. запретил ему телеграммой возвращаться в страну («телеграммный переворот»). 10 августа 1960 г. была провозглашена независимость Республики Чад, а 11 августа парламент единодушно избрал Ф.Т. первым президентом страны, оставив за ним и пост главы правительства.

Своей приоритетной задачей Ф.Т. считал сплочение этнически и конфессионально различных и экономически слабо связанных между собой регионов Чада в единое национальное государство. Такое государство он пытался построить на базе жестко централизованной системы власти, основанной на однопартийности и этнической иерархичности. В январе 1962 г. он запретил все политические партии страны, за исключением ЧПП; в апреле установил режим президентской республики и гарантировал себе избрание на безальтернативных всеобщих выборах; после волнений мусульман в Фор-Лами (совр. Нджамена) в сентябре 1963 г. ввел чрезвычайное положение, распустил парламент, учредил особый уголовный суд и заполнил тюрьмы оппозиционными политиками. Выборы в декабре 1963 г., проведенные под строгим контролем властей, обеспечили ему полностью лояльный парламент, который в июне 1964 г. узаконил однопартийную систему, одновременно предоставив президенту исключительное право формировать Политбюро правящей партии. Параллельно Ф.Т. провел «африканизацию» гражданской администрации, к 1963 г. убрав всех французов из местных властных структур и более чем втрое сократив их численность в центральных правительственных органах. Он также добился к январю 1965 г. полного вывода французских войск из страны. Эта «африканизация», однако, оказалась ни чем иным, как каналом этнизации государственного и партийного аппарата: функционерами становились в подавляющем большинстве выходцы с христианского и анимистского Юга, представители же мусульманского Центра и Севера были лишены этой возможности.

В середине 1960-х гг. Ф.Т. столкнулся с первым серьезным внутриполитическим кризисом. Введение новых налогов, особенно, «добровольного национального займа» в 1964 г., злоупотребления налоговых инспекторов, как правило, южан, их пренебрежение местными обычаями, нежелание учитывать интересы региональных элит (традиционных вождей, духовных лидеров), жестокое подавление вспышек протеста с использованием армии обусловили резкий рост социального недовольства в центральных и северных областях Чада. Начавшееся в ноябре 1965 г. антиналоговое восстание в префектуре Гера перекинулось в 1966­–1967 гг. на соседние районы Центра (префектуры Батха, Ваддай, Саламат, Шари-Багирми); в августе 1968 г. мятеж охватил обширную северную префектуру Борку-Эннеди-Тибести. К 1969 г. север страны фактически вышел из-под власти центрального правительства. Возглавившие антиправительственное движение в мусульманских регионах политические группировки, прежде всего Фронт национального освобождения Чада (ФНОЧ), получили поддержку соседних исламских государств, в первую очередь, Судана и Ливии.

Не в силах справиться с повсеместными восстаниями, Ф.Т. воззвал о помощи к бывшей метрополии, ссылаясь на заключенный в 1960 г. франко-чадский договор об обороне, предусматривавший ее военное вмешательство в случае возникновения в Чаде внутриполитического кризиса. В качестве условия Франция потребовала проведения серии финансовых и политических реформ. По рекомендации французской Миссии по административной реформе Ф.Т. был вынужден в 1969–1971 гг. ликвидировать некоторые особо ненавистные налоги, передать традиционным вождям часть судебных и налоговых полномочий, отменить ряд непопулярных законов, увеличить долю мусульман в армии и в госаппарате и провести ограниченную политическую либерализацию (освобождение значительного числа политзаключенных). Кампания по «национальному примирению» принесла свои плоды. Другим немаловажным фактором внутриполитической стабилизации стали успехи чадской армии и французского экспедиционного корпуса в борьбе с мятежными вооруженными формированиями. К лету 1971 г. под контролем антиправительственных сил оставались лишь отдельные участки нагорья Тибести на крайнем северо-западе страны.

Но во второй половине 1971 г. политика режима изменилась. После раскрытия в августе 1971 г. проливийского заговора и разрыва дипломатических отношений с Ливией правительство М. Каддафи официально признало ФНОЧ и предоставило ему масштабную военную и финансовую помощь, что привело к возобновлению активных военных действий на Севере. Экономические трудности, вызванные в первую очередь «великой засухой» 1971–1974 гг., студенческие волнения в столице (ноябрь 1971 г.), разногласия внутри правящей элиты побудили Ф.Т. летом 1972 г. отказаться от курса на «национальное примирение» и вновь обратиться к репрессивным мерам. Были произведены массовые аресты оппозиционеров, в том числе и среди политиков Юга. Президент осуществил также резкий внешнеполитический поворот: в сентябре 1972 г. он отозвал чадского посла из Израиля и восстановил отношения с Суданом и Ливией, заключив с М.Каддафи секретное соглашение — за уступку пограничной полосы Аузу ливийский лидер предоставил Чаду крупный кредит (23 млрд франков КФА) и прекратил поддержку ФНОЧ. Ушла в прошлое и дружба с Парижем. К 1974 г. Франция фактически вывела свои войска из страны, оставив только небольшой танковый отряд и одно авиасоединение; Чад аннулировал свое членство в франкофонной Общей африканской, мальгашской и мавританской организации.

Дипломатическая сделка с М.Каддафи помогла режиму существенно ослабить мятежные военные формирования и блокировать их в труднодоступных районах Севера. Почувствовав себя победителем, Ф.Т. еще более ужесточил внутреннюю политику. Периодический характер приобрели чистки партийного и государственного аппарата, а также офицерского корпуса. Президент перестал доверять своему окружению и с 1973 г. начал «охоту на ведьм» среди своих ближайших соратников и южной элиты в целом. В июне 1973 г. был раскрыт так называемый «заговор черной овцы» (по имени жертвенного живоного): глава Генштаба Ф.Маллум, председатель Союза женщин ЧПП К.Гембанг и ряд высокопоставленных партийных функционеров были арестованы по обвинению в использовании колдовских обрядов с целью извести «отца нации». Ф.Т. распустил ЧПП, заменив ее в августе 1973 г. Национальным движением за культурную и социальную революцию, которое стало главной опорой режима личной власти.

В 1973 г. Ф.Т., по примеру Заира, приступил к осуществлению «культурной революции». Ее сутью явилось искоренение всего европейского и восстановление исконно чадских традиций («подлинности»). По приказу Ф.Т. из страны были высланы христианские миссионеры, и он сделал правилом нападать в своих речах на Запад и, особенно, на бывшую метрополию. Президент предпринял широкую кампанию по переименованию населенных пунктов (столица, Фор-Лами, превратилась в Нджамену, Форт-Аршамбо — в Сарх) и потребовал от всех должностных лиц отказаться от европейских и принять африканские имена; он сам в конце августа 1973 г. сменил имя «Франсуа» на «Нгарта» («настоящий вождь»). Ф.Т. попытался также распространить на всю страну обычаи этноса Сара: каждый совершеннолетний мужчина-немусульманин, занимающий государственную должность или претендовавший на нее, был обязан пройти ритуал инициации (йондо), предполагавший, помимо прочего, обрезание.

Эта абсурдистская политика Ф.Т. способствовала резкому сокращению его социальной базы на Юге: южные этносы были возмущены навязыванием им обычаев сара, политическую элиту раздражали постоянные кадровые перетасовки и необоснованные репрессии. К этому добавились грубые экономические просчеты и злоупотребления. В то время как функционеры режима беззастенчиво разворовывали международную продовольственную помощь пострадавшим от засухи, президент ставил перед страной совершенно нереальные задачи. Ради увеличения валютных поступлений была объявлена «Операция Земледелие», предполагавшая ежегодный прирост производства хлопка, шедшего на экспорт, на 600 % (!!!); чтобы мобилизовать население для этой кампании, власти проводили массовые облавы в городах и селах (особенно, на Юге), этапируя «добровольцев» возделывать хлопок на целинных землях. Ф.Т. требовал от армии активного участия в развитии сельского хозяйства и отправки военнослужащих на полевые работы.

Действия Ф.Т. все больше приобретали характер политического самоубийства. Центральные и северные районы Чада вновь охватило массовое восстание; почти вся префектура Борку-Эннеди-Тибести оказалась в руках мятежников. В то же время Ф.Т. лишился поддержки армии и этносов Юга. Чашу терпения военных переполнил арест в марте 1975 г. группы высших офицеров по подозрению в антиправительственном заговоре. 13 апреля 1975 г. части столичной жандармерии совершили государственный переворот. По одной версии, Ф.Т. погиб в перестрелке от случайной пули, по другой — был убит мятежниками без суда и следствия. Его тело тайно похоронили в северной пустыне.


Литература:

Le Cornec J. Histoire politique du Tchad, de 1900 à 1962. Paris, 1963.

Hommes et destins: dictionnaire biographique d'outre-mer. T. 1. Paris, 1975.

Buijtenhuijs R. Le Frolinat et les révoltes populaires du Tchad, 1965-1976. La Haye; Paris, 1978.

Azevedo M.J. Roots of Violence: A History of War in Chad. Amsterdam, 1998.

Lanne B. Histoire politique du Tchad (1900–1975) // Trajectoires de libération en Afrique contemporaine: hommage à Robert Buijtenhuijs. Paris, 2000.

Yacoub A. Les relations franco-tchadiennes dans les années soixante. Paris, 2003.

Кутуку Юбер Мага (Coutoucou Hubert Maga) (10 августа 1916 — 8 мая 2000) — президент Дагомеи (совр. Бенин) в 1960–1963 и 1970–1972 гг.

Ю.М. родился 10 августа 1916 г. в городке Параку (в северной части Французской Дагомеи) в семье среднего достатка, исповедовавшей ислам. Мальчиком посещал кораническую школу в Параку. Начальное и среднее образование получил в Боиконе и в Абомее (Южная Дагомея). В 1932 г. поступил в педагогический Коллеж Виктора Балло (Порто-Ново). За успехи в учебе был направлен в 1933 г. в Высшую педагогическую школу Вильяма Понти в Горе (Сенегал); там принял католичество. Окончив ее в 1936 г. первым учеником дагомейского выпуска, Ю.М. вернулся в Дагомею, где работал в начальной школе в Бимбереке, а затем в Натитингу (c 1945 г. ее директор). Позже занял должность инспектора начального образования.

С 1939 г., вступив в профсоюз учителей начальных классов, вовлекся в общественную деятельность. Однако в политической жизни он не принимал никакого участия до 1946 г., когда только что созданный местной европеизированной элитой (les évolués) Дагомейский прогрессивный союз (ДПС), столкнувшись с дефицитом образованных политических кадров на Севере, выдвинул его кандидатом на первых выборах в Генеральный совет (законосовещательный орган колонии) по второй избирательной курии (неграждане) в округах Натитингу и Канди. Избранный генеральным советником, Ю.М. начал делать быструю политическую карьеру в рядах победившего на выборах ДПС. В феврале 1947 г. он стал секретарем бюджетной комиссии бюро Генерального совета, в ноябре — членом Большого совета Французской Западной Африки (единственный представитель Северной Дагомеи). Во всех этих инстанциях он активно выступал за выделение кредитов на экономическое развитие северного региона.

Однако в ДПС Ю.М. оставался на вторых ролях — он был нужен лидерам партии только для привлечения голосов северян. В контексте общего оживления политической жизни Дагомеи во второй половине 1940-х гг. Ю.М. стал вынашивать идею о создании региональной партии, призванной защищать интересы Севера. После отказа руководства ДПС выдвинуть кандидата-северянина на выборах во французский парламент 1951 г., он вместе с другими представителями Севера вышел из партии и основал Этническое объединение Северной Дагомеи (ЭОСД). По списку ЭОСД Ю.М. был избран 17 июня 1951 г. депутатом Национального собрания Франции, где примкнул к группе «независимых от заморских территорий»; являлся членом нескольких парламентских комиссий (по финансам, образованию, депутатскому иммунитету, юстиции и законодательству).

С этого времени Ю.М. — одна из главных фигур дагомейской политической сцены, неоспоримый лидер северной группировки, конкурировавшей с Африканским народным блоком (АНБ) Ж.Ахомадегбе, опиравшимся на этносы Центральной и Юго-Западной Дагомеи, и Дагомейской республиканской партией (ДРП) С.М.Апити, чья политическая база находилась на юго-востоке. Вся последующая история Дагомеи оказалась историей борьбы и временных союзов между этими тремя региональными группировками, ни одна из которых не имела возможностей в одиночку добиться безусловного политического доминирования.

После успеха ЭОСД на выборах в Территориальную ассамблею в марте 1952 г. (9 мандатов, второе место после ДРП) Ю.М. вступил в союз с С.М.Апити и при его поддержке был избран вице-председателем Ассамблеи. Стремясь расширить свою региональную базу, партия, по его инициативе, меняет в январе 1953 г. название на Дагомейское демократическое движение (ДДД), но этот маневр не дает ожидаемого результата — ей так никогда и не удастся превратиться в общенациональную силу. На выборах в Ассамблею Французского союза в ноябре 1953 г. ДДД и ДРП выступают с единым списком и одерживают победу. Но во второй половине 1955 г. отношения между Ю.М. и С.М.Апити ухудшаются, и в январе 1956 г. Ю.М. переизбирается во французский парламент уже при поддержке Дагомейского демократического союза (ДДС), созданного в октябре 1953 г. в результате объединения АНБ с еще одной южной группировкой во главе с Э.Д.Зинсу. Благодаря соглашению с ДДС Ю.М. занимает в апреле 1956 г. пост председателя Территориальной ассамблеи. Но эта коалиция тоже разваливается после крупной победы ДРП на выборах в Территориальную ассамблею в марте 1957 г.; правда, Ю.М. избран ее вице-председателем. В ноябре он становится первым и единственным в истории дагомейцем, получившим пост во французском правительстве: он входит в кабинет Ф.Гайяра в качестве заместителя государственного секретаря при министре труда и социального обеспечения.

После обретения Дагомеей статуса автономной республики в составе Французского сообщества (4 декабря 1958 г.), Ю.М. идет на создание широкого блока основных политических группировок страны (Дагомейская прогрессивная партия), но вскоре со своими сторонниками выходит из него, недовольный планами некоторых лидеров блока вовлечь Дагомею в Федерацию Мали. На апрельских выборах 1959 г. в первое Национальное собрание автономии ни одна партия не завоевывает абсолютного большинства — места делят ДПР, Дагомейское демократическое объединение (новое название ДДД с августа 1957 г.) и отколовшаяся от ДДС фракция Ж.Ахомадегбе (ДДС-АДО). В этих условиях Ю.М. получает возможность сыграть роль политического арбитра. Поддержав сначала формулу «правительства национального единства» во главе с С.М.Апити, уже месяц спустя он вступает в правительственную коалицию с ДДС-АДО и 22 мая становится премьер-министром. После выхода ДДС-АДО из правительства в декабре 1959 г. Ю.М. возглавляет кабинет меньшинства, который удерживается у власти вплоть до провозглашения независимости Дагомеи 1 августа 1960 г. За пять дней до этого Ю.М., вновь заключивший союз с ДДС-АДО, избирается главой нового государства.

Осознавая, что независимая Дагомея не сможет выжить без единства основных политических сил, Ю.М. предлагает С.М.Апити и Ж.Ахомадегбе создать общий блок или даже общенациональную партию. 1 сентября 1960 г. ДДО, ДДС-АДО и Партия националистов Дагомеи (ПНД), возникшая в результате слияния ДРП и Дагомейской прогрессивной партии Э.Д.Зинсу, образовывают парламентскую коалицию Фронт патриотического действия, однако уже через два месяца она распадается из-за перехода ДДС-АДО в оппозицию. Крах общенационального политического проекта заставляет Ю.М.ограничиться более скромной формулой «блока большинства» на базе ДДО и ПНД.

Новый блок обеспечивает принятие ноябрьской конституции 1960 г., которая устанавливает «двуглавый» президентский режим в лице президента и вице-президента, избираемых всеобщим голосованием без ограничения числа сроков пребывания у власти (Вторая республика). 11 декабря Ю.М. и С.М.Апити, получив 68,7 % голосов, становятся соответственно президентом и вице-президентом, а блок завоевывает все места в парламенте. Но этот раздел власти между Севером и ведущей политической группировкой Юга оказывается лишь временным компромиссом. Вскоре Ю.М. начинает создавать режим, основанный на личной власти и однопартийности. 19 мая 1961 г. арестован Ж.Ахомадегбе, обвиненный в антиправительственном заговоре. Затем Ю.М., с согласия С.М.Апити, осуществляет объединение ДДО и ПНД в Дагомейскую партию единства (ДПЕ), членство в которой становится обязательным для функционеров высокого ранга. В августе 1962 г. настает очередь Апити, которого он отправляет в почетную ссылку — послом во Францию. Это обеспечивает полное доминирование Ю.М. и северян на дагомейском политическом поле. Ограничиваются права профсоюзов и свобода печати, расширяются права полиции.

Во внешней политике Ю.М. ориентируется на Запад, прежде всего на Францию. 24 апреля 1961 г. он заключает с Парижем «договор об обороне», предоставляющий бывшей метрополии право военной интервенции в случае возникновения угрозы существующему режиму.

За время своего первого президентства (1960–1963 гг.) Ю.М. попытался дать импульс экономическому развитию Дагомеи, главным препятствием для которого оставалась бедность ее природных ресурсов. Недостаток финансовых средств он надеялся компенсировать за счет увеличения производства арахиса и пальмового масла (основных предметов экспорта) и оптимизации системы закупок/продаж. Была организована государственная компания по закупкам сельскохозяйственной продукции СОНАДЕР (1962 г.), национализировано производство пальмового масла, развернулась пропаганда по расширению посевов арахиса, поощрялось создание сельскохозяйственных кооперативов.

Полагая, что прогресс Дагомеи невозможен без кардинальной реформы традиционного сельского уклада, Ю.М. инициировал план по укрупнению деревень: новым поселениям предназначалось стать организующими центрами сельскохозяйственной модернизации; их было легче контролировать в политическом и экономическом смысле. В своем стремлении осовременить сельский мир он даже предписал крестьянам носить европейскую одежду.

Для оптимизации структуры управления Ю.М. провел также территориально-административную реформу, введя систему супрефектура — округ — кантон.

Был предпринят ряд крупных проектов, прежде всего в области инфраструктуры. Самым масштабным стало строительство глубоководного порта Котону, начавшееся еще в ноябре 1959 г. и завершившееся в июне 1965 г. уже после отставки президента.

Политика государственного вмешательства, однако, обернулась серьезными экономическими трудностями. Укрупнение сельских поселений поставило дагомейскую деревню на грань катастрофы (голод 1963 г.). Значительно возросла безработица, особенно среди государственных служащих; она усугублялась реэмиграцией (порой насильственной) чиновников, врачей, учителей, юристов, бизнесменов дагомейского происхождения, которых в колониальную эпоху охотно приглашали на службу соседние франкоязычные страны (Нигер, Кот д’Ивуар, Конго-Браззавиль).

К социально-экономическому недовольству добавлялось политическое недовольство южан, вызванное отстранением от власти ведущих политических партий Юга и заполнением государственного аппарата выходцами с Севера. Объединившись, сторонники С.М.Апити и Ж.Ахомадегбе развернули атаку против режима, обвиняя его в «мании расточительства» (Ю.М. потратил на роскошный президентский дворец ок. 3 млн $) и в покрывательстве преступления (близкий к нему депутат Боики, убивший любовника своей подружки, избежал судебного преследования). Решение правительства ради сокращения огромного бюджетного дефицита уменьшить на 10 % зарплату государственных служащих предельно сузило политическую базу режима. Профсоюзы при поддержке оппозиции организовали всеобщую забастовку и массовые манифестации в Котону и Порто-Ново, которые переросли в уличные беспорядки. Вечером 28 октября президенту пришлось передать власть начальнику штаба армии К.Согло.

К.Согло включил Ю.М. в созданное им 29 октября временное правительство в качестве министра иностранных дел, однако уже в декабре он заставил его подать в отставку, обвинив в антигосударственной деятельности. Проведя некоторое время под домашним арестом, Ю.М. был вынужден уехать из страны. Будучи в эмиграции (во Франции и Кот д’Ивуаре), он продолжил политическую деятельность; Вместе со своим бывшим противником С.М.Апити он организовал кампанию за бойкот президентских выборов 5 мая 1968 г. Возвратившись в Дагомею в конце 1960-х гг., Ю.М. выставил свою кандидатуру на президентских выборах в марте 1970 г., на которых получил относительное большинство голосов, но 4 апреля их итоги были аннулированы главой военной хунты подполковником П.-Э. де Суза. Ю.М. пригрозил отделением Севера. В результате переговоров между верхушкой армии и ведущими политиками Дагомеи военные передали высшую исполнительную и законодательную власть Президентскому совету в составе неизменного трио (Мага, Апити, Ахомадегбе). Все решения (законы, назначения) члены Совета принимали единогласно или большинством голосов; пост его главы (президента) замещался по принципу ротации сроком на два года. 7 мая 1970 г. Ю.М. стал первым главой Совета.

Этот политический компромисс сгладил региональное противостояние, однако только на время. Неспособность членов триумвирата решить финансовые проблемы и их личное соперничество, рост социальной и межэтнической напряженности сделали новую политическую конфигурацию весьма уязвимой. Хотя 7 мая 1972 г. Ю.М. вручил президентские полномочия Ж.Ахомадегбе — первый случай мирной конституционной передачи власти в истории независимой Дагомеи —, уже 26 октября майор М.Кереку совершилручил президентские полномочия свой пост Ж.Аомадегбе — первый случай мирной конституционной передачи власти в истории н государственный переворот и арестовал членов Совета. Ю.М. и его коллеги провели в заключении восемь с половиной лет. Освобожденные в апреле 1981 г., они получили разрешение эмигрировать. В связи с началом политической либерализации в Бенине (новое название Дагомеи с 1975 г.) в 1990 г. Ю.М. вернулся на родину и вошел в состав Высшего Совета Республики, созданного для контроля за процессом демократизации страны (9 марта 1990 г. — 4 апреля 1991 г.). В последние годы жизни Ю.М., сохранивший со времен Второй Республики репутацию умелого политического арбитра, продолжал пользовался большим уважением среди сограждан. В 1993 г. он был назначен членом Верховного суда, а в 1995 г. выполнял посредническую миссию во время внутриполитического кризиса в соседнем Нигере.

Умер Ю.М. от сердечного приступа в Котону 8 мая 2000 г. и был похоронен на родине в Параку.
Литература:

1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница