И строить, и жить помогает



Скачать 43.15 Kb.
Дата05.05.2016
Размер43.15 Kb.
Мелодия любви МУСЛИМА МАГОМАЕВА
Любовь – как песня… И не только потому, что она "и строить, и жить помогает", но, прежде всего, потому что льётся из самого сердца, охватывает всё существо, слившись с кровью, течёт по венам и срывается с губ… Любовь и песня неразрывно связаны друг с другом. Первое рождает второе, второе подстрекает стремлением к первому… Такой вот круговорот. Ну, а его любовь и вовсе была насквозь пропитана песней. Как, впрочем, и вся его жизнь. Народный артист СССР Муслим Магомаев превосходно умел петь и любить. Наверное, то были два таланта, дарованных ему свыше и двумя факелами осветившие всю его жизнь. Жизнь, которая так внезапно и как-то чудовищно несправедливо оборвалась в середине этой осени. Словно золотым листком сорвалась с дерева, сделала прощальный круг в воздухе, оставив нам воспоминания о долгом лете. Том самом лете, которое "по переулкам бродит" в одной из его песен… Но был в его пышном музыкальном букете, который он с удивительной щедростью и галантностью преподносил всем женщинам Советского Союза, один особенный цветок. Почти волшебный. Почти тот самый аленький из сказки… "Ты-моя мелодия", - шепчет на ухо возлюбленной молодой человек, вкладывая в эти слова весь тот огромный смысл, что больше самой Вселенной, если больше неё вообще что-то может быть… "Ты - моя мелодия, я - твой преданный Орфей"… Чудесное сочетание любви и нежности заключено в этих строчках. По-другому и не могло быть, ведь они были написаны во славу блистательной пары – Муслима Магомаева и Тамары Синявской.

Когда Муслим Магомаев исполнял эту композицию, каждой женщине, слушавшей его, казалось, что это о ней, что это она – мелодия, живущая в душе Орфея. Ведь каждой женщине так важно быть любимой… Быть для кого-то на первом месте, вдохновлять, делать счастливым… Пожалуй, это главное для женщины, это её самая заветная мечта. И Магомаев делал эту мечту реальной, помогал уверовать в неё. Слушая его, счастливые ещё острее ощущали своё счастье, а у не очень счастливых появлялась надежда. Вель если существуют на свете такие красивые песни и такой потрясающий голос, ведь если существует всё это, то значит мы и в самом деле живём в лучшем из миров, и всё будет хорошо, всё будет очень-очень-очень хорошо, и никак иначе… Если сердце распахивается навстречу этой музыке, словно окно – под порывами тёплого весеннего ветра, приносящего с собой аромат возрождающейся природы, тополиный пух и обещание лета. И ты сидишь на подоконнике, подставив лицо этому ветру, и знаешь, чувствуешь, прямо-таки физически ощущаешь первые касания счастья, которое вот-вот заключит тебя в свои объятия…

Почему женщины так любили Вас, Маэстро? Почему? За это вот волшебство? За то, что благодаря Вам, они чувствовали себя настоящими женщинами – красивыми, любимыми, нежными, способными на многое? За то, что Вы были так обаятельны, так хороши собой, что по отношению к Вам, стыдливо пряча глаза, даже применяли это "страшное", не принятое в Стране Советов слово –"секс-символ"? За что-то еще?... За всё вместе…?

И когда Вы уходили навсегда, все плакали… И те, чья молодость прошла под Ваше пение, и даже те, совсем молодые, которые лишь недавно открыли для себя Ваше творчество. Плакали, потому что всегда безумно грустно грустно прощаться с Чудом…

Вашу любовь с Тамарой Синявской можно даже назвать чуть запоздалой… К тому моменту, когда линии ваших жизней, вероятно изначально стремившихся навстречу друг к другу по неровному рельефу жизни, наконец, пересеклись, переплелись, связались в морской узел – к этому времени у каждого уже был определённый любовно-семейный опыт. Но, может, и это стало одним из факторов, сделавших ваш союз по-настояшему крепким, а отношения по-настоящему искренними.

"Строить отношения" – странная инженерно-лирическая фраза, под которой обычно подразумевается необходимость любить не "тяп-ляп", а "с чувством, с толком, с расстановкой", уметь "танцевать по жизни" в паре, прислушиваясь к партнёру. А этим двоим было легко строить отношения, потому что "стройка" эта, видимо, получила благословение высших сил. Их тянуло, влекло друг к другу неудержимо, и телефонистки, затаив дыхание, слушали, когда они разговаривали по междугороднему – с таким же священным трепетом, с каким слышали его пение со сцены.

Простите ли Вы это, Маэстро? Просите ли Вы всё то подглядывание и подслушивание, которым всегда была окружена Ваша личная жизнь? Надеемся, что да… Тем паче, что делалось это без капли чего-то дурного, делалось не из праздного любопытства и желания посплетничать о знаменитостях, а с истинным восхищением. Действия, похожие на прикосновение к сказке, а если и любопытство – то, с которым ребёнок заглядывает за кулисы театра….

Маэстро, вместе с Вами ушло так много… "Целая эпоха", как принято говорить в таких случаях…

Но это и в самом деле была целая эпоха, иначе и не скажешь… Эпоха Муслима Магомаева – светлая, лиричная, темпераментная… Ох, уж этот Ваш восточный темперамент – огонь в оправе европейской интеллигентности… Такое сочетание никого не могло оставить равнодушным.

Вы уже прощались, помните? Яростно и нежно лаская пальцами клавиши рояля, Вы пели "Белла, чао!" Вы – молодой, сильный, красивый – прощались с неведомой девушкой от имени итальянского партизана, уходящего воевать с фашистами, и то было, пожалуй, лучшее исполнение этой песни, которую и до, и после Вас перепело множество людей, но вот так – никто… С такой страстью, силой, очарованием…

Ну а в этот раз Вы ушли, не попрощавшись. Острожно прикрыв за собою дверь и оставив после себя звенящую тишину, которая всегда наступает, когда вдруг смолкает громкая мелодия. И Бакинская Филармония, носящая имя Вашего дедушки, тоже будто приуныла, погрустнела и печально принимала непрекращающийся поток людей, пришедших проводить Вас.

Бабье лето в Баку – пора пронзительно красивая и какая-то болезненная. И мы теряли Вас, Маэстро, на фоне этого бабьего лета, по капле выпуская из своего сердца, по секундам привыкая к мысли, что Вас уже не будет в нашем мире, а до того, другого, разве ж дотянуться… По крайней мере, пока… А потом… А потом уже будет совсем другая история…. Ну а Ваша история закончилась восклицательным знаком и длинным многоточием, или и не закончилась вовсе, а просто приобрела какую-то иную форму.

Большинство этих людей, которые плакали в тот день прощания, никогда не были знакомы с Вами лично. Но им казалось, что они Вас знали – по песням, по улыбке, по жестам… Для них Вы будет "нашим Муслимом Магомаевым", чьё имя - пароль, чьё имя - синоним чего-то невероятно солнечного, искристого, звучного. Такой близкий и родной, такой тёплый и душевный и такой волшебный…

Прощайте, Маэстро!... За осенью придет зима. И станет остро не хватать тепла, и мы станем искать его, это самое тепло везде и во всех – в чашке горячего чая, в клетчатом пледе, в чьих-то руках, в чьих-то глазах… и в Ваших песнях. И мы будем вместе. Ведь любовь – как песня. И обе они часть нашей жизни.


Нигяр Мусаева


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница