И самобытность



страница4/8
Дата06.05.2016
Размер1.52 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Абилкасов Г.М.,

магистр педагогических наук, ст. преподаватель

кафедры казахского языка и культуры

Карагандинского государственного

технического университета

e-mail: kazahskii00@mail.ru


ФИЛОСОФСКО-ЛИТЕРАТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ КАЗАХСКОГО НАРОДА – ЖЕМЧУЖИНА МИРОВОЙ ГУМАНИСТИЧЕСКОЙ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ. ЗНАМЕНИТЫЕ АКЫНЫ-ЖЫРАУ, СКАЗИТЕЛИ, ПОЭТЫ
Казахская литература сильна своим философско-литературным и гуманитарно-духовно культурным наследием народа. Корни казахской поэзии, казахской письменной литературы уходят далеко в глубь веков.

Отдельным, чрезвычайно важным разделом философско-литературного наследия, выступает устная поэзия – творчество акынов, жырау, которые принимали живейшее участие в развитии эпического сознания народа и создании предпосылок для появления письменной литературы.

Представители традиционной устной поэзии – акыны, жырау, сказители, сал и серэ, играли большую роль в общественно-политической и гуманитарно - духовной культурной жизни казахов XV – XIX веков. В соответствии с особенностями кочевого феодального быта, их творчество отличалось универсальностью, выполняя функции и познавательные, и воспитательные (мировоззренческие), и эстетические. Можно представить себе образ акына того времени: трибун, глашатай своего народа, его воин и защитник [1, с. 5]. Он же – живая книга, антология фольклорных собраний и, «по совместительству», их искусный исполнитель, певец и поэт, выразитель и творец эстетического сознания в тот или иной период жизни народа.

Вместе с тем, духовная жизнь степняков издавна имела и свои особенности. Одна из них – создание поэтических произведений путем импровизации, традиция устного сохранения и распространения этого наследия. В казахской поэзии мы наблюдаем процесс параллельного развития на протяжении нескольких веков устной и письменной традиции литературы, их влияния друг на друга. В творчестве многих поэтов, живших в древности, тесно переплелись устные и письменные (собственно литературные) традиции. Доминирующую роль в казахской поэзии XV – XVIII веков играли жырау [2, с. 48]. Жырау – наиболее древний тип поэта в казахской поэзии. Само слово «жырау» происходит от слова «жыр» - стихотворение, песнь; и жырау, прежде всего – творец. Но, в условиях кочевой жизни жырау исполняли также множество общественных функций. Многие жырау, жившие в XV – XVIII веках, были не только поэтами, но и вождями племен, улусов, племенных дружин. Некоторые из них выступали также в роли абызов (предсказателей, кудесников), т. е. толковали сны, разъясняли приметы, пытались объяснить явления природы. Творческий облик жырау связан с положением, которое они занимают в обществе. Жырау не говорит не по существу, не вмешивается в будничные дела, по мелочам не поднимает голоса. Только в военное время, на великих собраниях и празднествах или в дни больших смут выступает он перед своими собратьями, воздействуя на них силой своего поэтического слова [1, с. 6].

Излюбленный жанр жырау – толгау, т. е. стихотворение-размышление. Толгау-раздумья – это назидания, афоризмы. Философ-жырау затрагивает важные общественные проблемы, стремится дать объяснение изменениям, происходящим во вселенной, в жизни, в природе, выступает по вопросам морали. Стержневая основа лирических толгау – чувства, эмоции. В них автор делится со слушателями откровениями души. Большое место в творчестве жырау занимают также стихи-посвящения, адресованные обычно определенному властителю. В них восхваляются или порицаются его действия, предлагаются советы, высказываются пожелания.

Акын-жырау занимал более высокое положение, чем проповедник, и пользовался большим влиянием, потому что люди запоминали его стихи, они были всегда у всех на устах. Порой поэт пользовался большей властью, чем вождь племени. Его мнение ценилось больше, чем кого-либо другого, потому что его философско-литературные и гуманитарно-духовные культурные изречения были всегда меткими и острыми. Его суждения имели силу закона; он мог одной поэмой-толгау возвысить племя или уничтожить его». Эти слова о средневековых арабских поэтах-наездниках полностью можно отнести и к казахским акынам, и к жырау. Как отмечается казахскими исследователями, многие акыны и жырау XV – XVIII веков были не только трибунами, воинами, но зачастую, силой искусства, становились в один ряд с предводителями народа, были вождями своего племени, военачальниками [3, с. 29].

Внося свой вклад в философско-литературное наследие, акыны, жырау, сказители (абыз) серэ вместе с тем чувствовали необходимость выразить то, что накапливалось, бурлило в душе при соприкосновении с действительностью, поэтически воспеть свое время. В этом состояла особенность устной поэзии в отличие от других фольклорных традиций – особенность, которую можно было бы охарактеризовать как вторжение в современность.

Устную поэзию следует считать богатым наследием и гуманитарно-духовной культурой в художественном развитии народа, видимо, еще и потому, что с ее зарождением более рельефно усиливается процесс «самоопределения».

Основные черты казахской поэзии, со вступлением на самобытный путь развития, характеризуются многими особенностями. Примечательной чертой устной поэзии было импровизаторское искусство акынов. Условия кочевой жизни наложили своеобразный отпечаток на особенности мышления казахов. Художественная энергия народа искала пути закрепления поэтическо-философских мыслей, и в условиях отсутствия письменности, это стремление вылилось в искусство импровизации, сложение стихов изустно и с такой же формой передачи из поколения в поколение, память о которых сохранилась до наших дней. Однако в те давние времена, как не раз отмечалось литературоведами, казахи признавали мастерами поэтического слова лишь тех, кто экспромтом, мог сочинять стихи на любую тему. Это требовало не только природного дара, навыка и постоянной тренировки, но и всестороннего знания жизни народа, мифов, легенд и преданий, творчества предшествующих акынов, а также определенных познаний в других областях культуры. Неиссякаемое импровизаторское искусство акынов удивляло видавших виды русских и западноевропейских путешественников и исследователей. «Это – трубадуры, барды степи, великие поэты!» - восклицал ссыльный польский революционер, друг Адама Мицкевича, Адольф Янушкевич. Он так описывает песенное состязание – айтыс двух акынов импровизаторов: «Едва один выстрелит строфой, другой немедля отстреливается; первый смело нападал, второй мастерски защищался; страсть у обоих возрастала и разжигала острую борьбу. Это была захватывающая картина» [4, с. 65].

В пору феодальных войн жырау, участвовавшие в походах, создали множество стихов – восхвалений храброго витязя, его коня, оружия; стихов-призывов, воодушевляющих воинов на бой, или жоктау – поминальных плачей по погибшим героям. Структура толгау своеобразна, она складывалась и обогащалась на протяжении многих веков. Первыми крупнейшими представителями этой поэзии были Асан Кайгы, Казтуган-жырау. Уникальным и неповторимым явлением является, знаменитый Асан-кайгы (Асан-печальный). Этот жырау сам стал легендарным героем устного народного творчества, как Ходжа Насреддин, Алдар Косе, Жиренше. Асан из легенды неизменно ставит перед собой одну и ту же задачу: найти для своего народа «обетованную землю». Но еще удивительнее – Асан не из легенды. Его небольшое филосовско-литературное наследие, дошедшее до нас, поражает своей масштабностью, всеохватностью.

Для Асана-кайгы гармония вселенной есть сама по себе поэзия. Даже змея, привычный символ зла, у Асана не является олицетворением темных сил, без нее немыслима гармония, и змея также имеет свои права на существование. Кстати, идею об обетованной земле, где «на живой овце жаворонок гнездо совьет», то есть о земле, где будет царить вечный мир и спокойствие, долго, веками лелеяла казахские жырау. Кому знакома история казахов, этих, по выражению М. Ауэзова, «трагических странников», тот поймет, почему возникла эта высокая, удивительная идея. Казахская земля, поначалу земля саков, туранцев, карлуков, огузов, а затем кипчаков, канлы, аргынов, уйсунов, найманов, алшинов, кереев и других родов и племен, до присоединения Казахстана к России не помнит времени, когда бы не лилась кровь, не уходили в забвение разрушенные города, не терялись в песках высохшие русла каналов [2, с. 55].

Один из создателей степного эпоса Казтуган-жырау Суюниш-улы был одновременно и крупным эпиком, и дружинным певцом, сочинявшим героические песни и нежные лирические произведения. Он оставил огромное творческое наследие, состоящее из самых различных по содержанию произведений – о жизни, земле предков, родном народе, на военную тематику.

На развитие и расцвет поэзии жырау особое влияние оказала творческая деятельность Доспамбета и Шалкииза. В сочинениях Доспамбет-жырау бывшего дружинным певцом, выражаются рыцарские идеалы средневекового воина-кочевника, его моральные критерии, взгляд на мир. Жырау считает лучшей участью для человека гибель на поле брани ради своей чести и славы народа. Не только тема и содержание, но и художественные особенности творчества Доспамбета глубоко национальны и самобытны. Он занимает одно из ведущих мест в истории казахской поэзии средневековья [1, с. 8].

Самый видный представитель средневековой казахской литературы – Шалкииз-жырау Тленши-улы. Он исколесил весь Дешт-и-Кыпчак, еще молодым был признан первым поэтом своего времени, всю жизнь провел в борьбе. Шалкииз не преклонялся ни перед одним правителем, оставался прямым и верным себе до конца. Произведения его отличаются глубоким эмоциональным воздействием, остротой и меткостью, лаконичностью, красотой и мелодичностью, силой темперамента. В творчестве жырау нашли отражение философия жизни простого средневекового кочевника, его понятия о бытии, морали, этике. Он считал, что в мире нет ничего вечного, постоянного. Вселенная не остается в одном состоянии. Точно так же человек в жизни претерпевает множество сложных периодов. Все люди на земле в конечном счете заканчивают свой путь смертью. Мимолетность жизни жырау понимает как закон природы, не ударяется в мистику. По утверждению жырау, человеческие качества кроются не в происхождении, не в положении, которое человек занимает в обществе, а в нем самом, в его личных качествах. Только тот человек, кто справедлив к друзьям, грозен к врагам, добр к родственникам, может быть полезным для отечества, должен называться азаматом – гражданином. Самое дорогое для человека – Родина, утверждает поэт. В творчестве жырау значительное место занимают и походные песни, полные героического пафоса, возвышенной романтики.

Борьба против захватчиков особенно мастерски отражена в творчестве Актамберды-жырау. В своих толгау Актамберды мечтает о днях, когда земли, оставшиеся в руках врага, будут свободными, когда все казахи сядут на коней и нанесут сокрушительный удар по джунгарам.

Самый видный представитель казахской поэзии XVIII в. – Бухар-жырау. В сочинениях Бухара нашли отображение картины смутного периода, в котором он жил.

Поэзия Бухара-жырау отличается мотивами большого социального и общественного звучания [2, с. 5].

Бухар убежден в гибкости фольклора: оказывается, в арсенале его имеется достаточно средств для перестройки поэзии в связи с необходимостью отвечать на самые острые, рискованные вопросы современности.

«Хоть увидит вселенную он целиком,

Хоть удастся войти в золотой ее дом,

Хоть ему доведется гулять среди звезд

И достигнуть луны в дерзновенье своем-

Жажду знания не утолит человек.

Хоть все тайны постигнет науки любой,

Хоть ощупает все он пытливой рукой.

Жажда видеть и знать не покинет его,

Даже если он будет доволен собой,-

Не насытится жизнью своей человек.

Хоть последний к нему и приблизится срок,

Хоть и смерть занесет над ним грозный клинок,

Хоть останется он, сил лишенный, стоять,

Ослепленный, ступивший на смертный порог,-

Все равно не оставит надежд человек!» [5, с. 106].

В данном творении стоит отметить вечное стремление человека к знаниям. Учение - не только свет, оно также и свобода. Ничто так не освобождает человека, как знание. Бухар-жырау воплотил эти мысли в своих толгау. Бухар-жырау Калкаманулы происходил из бедных слоев, а потому не так-то просто было ему, не владеющему ни богатым имуществом, ни соответствующим рангом в иерархической структуре феодально-патриархального общества, тягаться со всемогущим в степи ханом Аблаем, давая ему советы и делая порою довольно строгие внушения. В этом отношении характерно его обращение-памфлет к Аблаю под названием «Не воюй с русскими».

Может быть, хану Аблаю помешали предпринять авантюру более объективные обстоятельства, однако сам факт острой критики жырау зарвавшегося честолюбца стоит внимания. Особенно следует указать на два момента. Первый – это вознесение идеи дружбы с русским народом в степень национальной святыни. Другой момент – это возвышение авторитета поэтического слова, повышение его ответственности за судьбы родины и народа. Вот какие традиции заложил Бухар-жырау, а эти традиции неукоснительно поддерживались прогрессивными деятелями культуры казахского народа всех последующих поколений.

Сочинения Бухара – философские, дидактические толгау-размышления, состоящие из крылатых слов, афоризмов, богаты образами, насыщены национальными красками, высокой художественностью.

Поэзия жырау-жемчужина мировой гуманистической духовной культуры. Она явилась вершиной словесного искусства кочевых казахов и она по сей день поражает нас своим совершенством, свидетельствуя не только о высоком уровне развития казахской поэзии позднего средневековья, но и о богатстве духовного мира нашего народа в далеком прошлом.

Акыны и жырау внесли неоценимый вклад в философско-литературное наследие казахского народа, демонстрирующее несгибаемую волю и силу духа.


Список литературы
1. Ныгмет Ж.Н.Казахское народное поэзия. Қазақ тілі хрестоматиясы // Алматы: «Білім» -2012- С-392 (каз).

2. Елеукенов Ш. От фольклора до романа-эпопеи // Алма-Ата: Жазушы, 2013.

3. Магауин М. Кобыз и копье. Алма-Ата - «Мектеп » 2012.

4. Янушкевич А. Дневники и письма из путешествия по казахским степям // Алма-Ата: Казахстан, 2012.

5. Поэты пяти веков. Антология казахской поэзии. - Т. 1. // Алма-Ата: Жазушы, 2012.


Жетпісбай Ш.А.,

ст. преподаватель

кафедры казахского языка и культуры

Карагандинского государственного

технического университета

e-mail: sholpan_2409@mail.ru



АБАЙ КУНАНБАЕВ – ОСНОВОПОЛОЖНИК РАЗВИТИЯ НОВОГО ЭТАПА КАЗАХСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Абай (Ибрагим) Кунанбаев (1845-1904) - великий поэт, писатель, общественный деятель, основоположник современной казахской письменной литературы, реформатор культуры в духе сближения с русской и европейской культурой на основе просвещенного либерального ислама.

Абай родился 10 августа 1845 года в Чингизских горах Семипалатинской области в семье Кунанбая, старшего султана Каркаралинского окружного приказа. Семья Абая была потомственно аристократической, и дед (Оскенбай) и прадед (Иргизбай) главенствовали в своем роду в качестве правителей и биев. Ему повезло в смысле семейного уюта и домашнего воспитания, поскольку и мать Улжан и бабушка Зере были чрезвычайно обаятельными и одаренными натурами. Именно с легкой руки матери данное отцом имя «Ибрагим» было заменено ласкательным «Абай», что означает «осмотрительный, вдумчивый». Под этим именем он прожил всю свою жизнь, под этим псевдонимом и вошел в историю.

Начатое в раннем детстве приобщение к устному творчеству народа и домашнее обучение у муллы было продолжено в медресе имама Ахмед-Ризы. Одновременно он учился в русской школе и к концу пятилетней учебы начинает писать стихи. Но только к 40 годам он осознает свое призвание как поэта и гражданина, в частности, поставив под стихотворением "Лето" свое имя (ранее он приписывал свои сочинения другу Джантасову Кокпаю) [3, с. 2]. Значительным импульсом в раскрытии интеллектуального и духовного качеств Абая в этот момент стало его общение с ссыльными русскими, с Е.П. Михаэлисом, Н. Долгополовым, С. Гроссом. Обращение Абая к русской культуре, испытавшей в XIX в. свой период "бури и натиска" в литературе и искусстве, оказалось тем более естественным, что в восточной традиции поэтическое слово ценилось чрезвычайно высоко. Абаю оказалась близка поэзия Пушкина, Лермонтова, Гете и Байрона. Он в своих переложениях их на казахский тонко передавал дух переводимых стихов и адаптировал к мироощущению соплеменников.

Абай как никто добивался идейного обновления казахского общества, этого можно было добиться только пробуждая угасшие национальные чувства, восстанавливая подлинно народные традиции. Уже к концу ХІХ века творчество Абая поднялось к вершинам поэтического реализма ХХ века [2, с. 4].

В творениях Абая явно прослеживается мечта поэта увидеть свой народ просвещенной, развитой и независимой нацией.

Произведения Абая вдохновляют молодое поколение казахов на служение своему народу, поддерживают в нем стремление к просвещению, знаниям, к развитию через культуру. Жизнь Абая, «который боролся с тысячами один», - пример непреклонного поиска правды и справедливости для потомков.

Абай, утверждая, что «поэзия – властитель языка», сам был повелителем поэзии, «сыном не только отца, своего народа, но и всего человечества». Неустанно призывать народ к свету, знаниям - это его устремление вылилось в своеобразную программу духовного воспитания молодого поколения. Абай упорно стремился утвердить идеал нового человека - деятеля разума и просвещения, поборника труда и науки, заступника слабых и угнетенных. Поэтому поэт утверждал: «Лишь знаньем жив человек, Лишь знаньем движется век! Лишь знанье - светоч сердец!» Поэт-просветитель призывает молодежь учиться не ради сиюминутных интересов, а ради служения светлому будущему своего народа, ради исполнения своего долга перед своей совестью.

Подчеркивая трудность овладения знаниями, Абай говорил, что дело это еще не превратилось среди казахского народа в традицию, отсутствует стремление людей к знаниям, и виноваты в этом экономические, социальные условия. Поэт не скрывает суровую правду о том, что отсутствие знаний, невежество делают человека неполноценным. Духовное совершенствование личности во многом зависит от приобретения знаний, просвещения. «Знание человека, - писал Абай, - это мерило человечности».

Прозаические беседы, называемые часто «слова-назидания», в значительной своей части представляющие страстные публицистические сочинения, содержат рассуждения, по проблематике близкие к его поэтическим произведениям. Вместе с тем в них мы находим много нового, интересного с точки зрения осмысления, раскрытия острых важных социальных проблем, привлекают внимание меткие обобщающие характеристики нравов, психологии и поступков людей.

Достоинством этих бесед следует считать также их острый, гибкий язык, близкий к живому разговорному. Видно, что он писал легко и свободно, писал, как дышал. Литературный стиль Абая отличается простотой и непринужденностью, хотя порою он использует разные приемы красноречия. Сложным для восприятия неподготовленным читателем является лишь трактат, в котором Абай излагает свои мысли о Боге – создателе Вселенной и всего живого на земле. В рассуждениях Абая о Боге как высшей духовной силе заложен глубокий нравственный смысл, убежденность в могуществе творческого духа человека, вера в его разум и чувство справедливости. Абай Кунанбаев был новатором казахской поэзии: он ввел такие стихотворные формы, как новые шестистишья и восьмистишья; новаторский характер носят стихи, посвященные временам года: «Весна» (1890), «Лето» (1886), «Осень» (1889), «Зима» (1888), стихи о назначении поэзии. Сюжеты поэм «Масгуд» (1887) и «Сказание об Азиме» основаны на мотивах восточной классической литературы. В поэме «Искандер» поэт противопоставляет разум в лице Аристотеля алчности завоевателя (Александра Македонского).

Значительным явлением мирового масштаба стал Абай отнюдь не только благодаря своим литературным поискам. Литература оказалась для него своеобразными золотыми вратами в безграничный мир всечеловеческого Духа, распространяющийся от глубокой древности до космических далей, которые возможно охватить, объять лишь быстрокрылым разумом; она, литература, представляет возможность проникнуть во все сферы основопологающего бытия, во все бесконечные явления мира, человека, нации, истории, духа в их неразрывном единстве, целосности, гармонии и раздвинуть границы человеческого познания. Сложная и противоречивая реальность эпохи предоопределила мощь и масштабы абаевской мысли, его исследовательский пафос. В напряженных поисках выхода к истине он всесторонне осмыслил национальный склад своего народа, определил всю глубину его трагической участи. И он начал мучительно искать противоядие от всех его бед, верный путь к его будущему. Глубоко сострадая, сочувствуя ему, Абай сам поднялся на высоты всечеловеческого гуманизма.

Очень широк был интеллектуальный кругозор Абая, и столь же бесконечно разнообразна оказалась палитра его чувств, выражавших все сферы вселенной. Впечатлительность сердца и глубина трезвого ума, образное и чувственное восприятие мира, суровый критицизм и тонкий лиризм поразительно гармонично сливались и сочетались в этой сложной духовной личности, подчеркивая цельность и мудрую зрелость редкой человеческой натуры. Не было в ней места самодовольству и мещанству. Правдивость и трагизм в своем диалектическом единстве.

Лирика Абая – многопланова, разнообразна по жанру, богата оттенками. Здесь и стихи на разные темы социальной жизни: общественно-политического, философского, моралистического, сатирического содержания, и пейзажные зарисовки, любовные письма, женский портрет, описание охоты и стихи, посвященные смерти родных и близких. Важнейшая, определяющая черта творчества Абая – полная слитность с народной жизнью; это ярко проявляется в глубоком проникновении в жизнь народа, знании его надежд и чаяний. Абай вошел в историю казахского поэтического искусства, имеющего многовековую традицию, как великий новатор, создатель в высшей степени оригинальных, глубоко правдивых, жизнеутверждающих произведений. Новаторство Абая как поэта определялось глубиной понимания самой сути народной жизни, новизной мироощущения, необычной силой его дарования. Произведения поэта находят живейший отклик у людей самых разных возрастов, различных по своим склонностям и художественным вкусам. Ибо они волнуют каждого, возбуждая встречный поток мыслей и чувств. Образы Абая пронизаны национальным мироощущением, национальным мировосприятием. Их бессмысленно воссоздавать буквально, их можно только транспонировать, трансформировать в другой языковой лад, в иную плоскость восприятия, в иную сферу представлений.

Абай рано проникся чувством глубокого уважения к великому наследию русской культуры, жил сознанием общности идеалов, общности задач духовного раскрепощения народов России от многовекового гнета и темноты. Необыкновенно широко раздвинулся горизонт Абая, когда он познал подлинные ценности духовной культуры русского народа. Он становится страстным почитателем Пушкина, Лермонтова, Крылова, Салтыкова-Щедрина, Льва Толстого. С того памятного лета 1886 года – с начала своей открытой поэтической деятельности – Абай стал переводить на казахский язык произведения Крылова, Пушкина, Лермонтова, впервые делая их доступными и понятными для своего народа. Будучи не только поэтом, но и композитором, глубоким знатоком и тонким ценителем казахской народной музыки, Абай создает ряд мелодий, главным образом для тех своих стихов, которые вводили в казахскую поэзию новые, не известные ей до этого формы (восьмистишия, шестистишия и т. д.). Он создал мелодии и к своим переводам отрывков из «Евгения Онегина». В 1887-1889 гг. имя Пушкина и имена его героев Онегина и Татьяны, пролетев над степями на крыльях этих песен, стали такими же родными для казахского народа, как имена казахских акынов и героев казахских эпических поэм.

Помимо многих стихов, посвященных песне и музыке, Абай создал около двух десятков мелодий. Такой же новатор в музыке, как и в поэзии, Абай вложил в свои мелодии новое содержание и создал стиль, отличный от существовавших до него народных мелодий. И здесь проявилась вся многогранность творческой натуры Абая: он писал стихи о природа, любви, человечности и добрате.

Абаем создано около 170 стихотворений и 56 переводов, написаны поэмы, «Слова назидания» («Қара сөздер»).

Абай был также талантливым и оригинальным композитором. Он создал около двух десятков мелодий, которые популярны в наши дни. Некоторые свои стихи Абай Кунанбаев переложил на музыку, а песня на его стихи «Көзімнің қарасы» [1, с. 29] («Ты зрачок глаз моих», перевод Марии Петровых) стала народной:

Ты – зрачок глаз моих,

Пламень душ золотых.

Сердцу мук не избыть

Столь глубок шрам от них.

И мудрец весь седой,

Покачав головой,

Скажет: «Нет, средь живых

Не встречал я такой!»

Первый сборник поэтических произведений поэта увидел свет под псевдонимом Абай. Известно, что ряд произведений поэта уже были опубликованы под этим псевдонимом. На это указывает один из первых исследователей творчества Абая Зейнилгабаден ибн Амре ал Жаухари ал Омский. Его книга «Насихат Казакия» была издана в 1909 году в городе Уфе. В своей книге автор высоко оценивает творчество поэта. По мнению Жаухари, стихи Абая светятся в казахской поэзии как драгоценные камни. Это эмоциональное поэтическое сравнение прямо соотносится с замечательной метафорой Абая: «Стихи должны быть внешне окаймлены серебром, а внутренне – содержать золотую сердцевину».

Изысканность поэтического дара, эстетическая красота творческого слога поэта особо отметил С. Торайгыров, который писал, что Абая невозможно сравнивать с поэтами прошлого:

Поэтами привыкли мы многих называть,

Но разве можно с Абаем их сопоставлять.

Посредственность и безголовость Абаю не равны

В их знаниях и мыслях не видно глубины.

По мнению С. Торайгырова поэты прошлого не могли правдиво отразить в своем творчестве реальность времени и потому: «Читаешь Абая, изумляясь, читаешь снова и снова, не отрываясь».

Таким образом, автор постиг и выразил свое понимание глубины и красоты произведений поэта, мощь лирического дара Абая. С. Торайгыров стал одним из представителей казахской литературы, кто последовательно развивал художественные традиции Абая.

В газете «Қазақ», в статьях М. Дулатова, Н. Торекулова, Абай предстает как гениальное воплощение духа казахского народа. Авторы статей отмечают, что Абай является основоположником нового направления в казахской литературе. Здесь же говорится и о мастерстве Абая как переводчика. Такая высокая оценка творчества Абая свидетельствует о прозорливости авторов, сумевших в свое время сделать точные и справедливые выводы.

Абай велик не только как поэт, мастер художественного слова, он занимает также высокое место в истории мировой философии как выдающийся мыслитель, отразивший в своих произведениях результаты общечеловеческих общественных противоречий.

Стихи для Абая были не просто искусством, но и орудием для назидания молодых, сердца которых открыты для разумного слова. Поэт не скрывает и прямо говорит об этом. Он стремится, чтобы Слово его дошло до сознания народа, будило его и давало толчок новой мысли.

Главный литературоведческий принцип Абая – новаторство и сохранение традиций.

Абай – мыслитель, который глубоко проанализровал понятия «быть мусульманином», «святость». Рассмотрим их через толкование выражения «любовь к трем».

Человек, во-первых, должен возлюбить Аллаха: «Возлюби Аллаха всей душой». Во-вторых: «Возлюби все человечество, как своих братьев». То есть, надо любить всех людей, без различия вероисповедания, языка, рас. В-третьих: считая любовь к человечеству божьим делом, справедливым, надо любить справедливость.

Подлинный гуманизм, пристальное внимание к заботам и нуждам человека, «чуткого сердцем и душой», беспощадная правдивость в изображении жизни, открытый взгляд на мир, духовный максимализм, выразившийся в остром неприятии равнодушия, душевной лени, алчности, интриганства, бездумности и безалаберности, косности и невежества, - все эти грани таланта нашего великого наставника должны определять главный смысл и содержание всех наших сегодняшних больших и малых начинаний.

Абай полагал: человек может быть счастливым лишь тогда, когда его стремление и страдание понимают и разделяют другие. Доброе внимание окрыляет. «Дружба взывает к дружбе». Поэтому он неустанно говорил, как заклинание, о национальном единстве, целостности, призывал к взаимопониманию, миру и согласию. Чтобы народ мог процветать, он должен жить в мире и доверии с соседними странами. Великий Абай не застал зарю независимости, но его потомки строят сегодня свое суверенное государство.
Список литературы
1. Двадцать стихотворений Абая (на трех языках: русском, казахском и немецком языках) // Астана: Аударма, 2013. – 135 с.

2. Абай Кунанбаев. Слова назидания. – Алматы: Библиотека Олжаса, 2012. – 152 с.

3. Мухтарова Ш. Идеи национального сознания в наследии Абая // Улагат, 2012, № 2.

1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница