И иные наркотики



страница1/10
Дата04.11.2016
Размер1.19 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Ханс Олаф Фекьяер


АЛКОГОЛЬ

И ИНЫЕ НАРКОТИКИ.

МАГИЧЕСКИЕ ИЛИ ХИМИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА?
Переводчик книги:

К. С. Красовский, председатель МНАТ.



Предисловие

Вот уже много столетий передовые умы человечества задаются вопросом: почему люди употребляют алкоголь и другие наркотики и к тому же в столь вредных количествах? Было выдвинуто множество различных гипотез, но они не смогли значительно повлиять на распространение алкоголя и наркотиков и их губительные последствия. Проблема перешла в разряд неразрешимых, вечных проблем.

Родившийся в 1940 году норвежец Ханс Олаф Фекьяер, получивший в 1966 году степень доктора медицины, работал как психиатр и психотерапевт с алкоголиками и наркоманами. Опыт общения с этими людьми показал ему, что общепризнанные взгляды на роль алкоголя и наркотиков в нашей жизни полны необъяснимых противоречий. Тщательное изучение данных современных исследований в различных областях знаний позволило ему бросить вызов взглядам как сторонников, так и противников употребления алкоголя и других наркотиков в их попытках объяснить причины этого феномена.

Х. О. Фекьяер выдвинул и убедительно подтвердил данными исследований точку зрения о том, что существует явное социопсихологическое объяснение того, почему люди употребляют эти вещества. Он показал, что кажущееся «магическим» влияние алкоголя и других наркотиков на человека и приписываемый их воздействию «кайф» или «эйфория» крайне мало связаны с их чисто фармакологическим действием.

Х. О. Фекьяер полагает, что алкоголь, опиум, кокаин и другие препараты являются обычными химическими веществами, а «наркотиками» их делает общественное мнение. В книге также показано, как с помощью целенаправленных кампаний по изменению сложившихся стереотипов о действии алкоголя и наркотиков, можно эффективно и с наименьшими социальными издержками разрушить силу алкоголя и наркотиков как инструмента господства над личностью.

Представленные в книге данные и выводы почти незнакомы не только общественности, но и людям, практически занимающимся данной проблемой и лечением наркологических больных. Книга будет полезна всем, кто интересуется проблемой алкоголя и наркотиков, безотносительно их личного отношения к употреблению этих веществ.

Хотелось бы также сделать одно существенное терминологическое замечание. Принятый у нас термин «наркотик» не имеет чёткого английского перевода (английское «drug» означает также лекарство). Он несёт как медицинскую, так и юридическую нагрузку (почему, кстати, и возникают споры об алкоголе, который с медицинской точки зрения — наркотик, а с юридической — нет). Поэтому предлагается для всех подобных веществ (включая алкоголь) перенести из английского термин «интоксикант». В английском языке слово «интоксикация» несёт двоякую нагрузку — это и «отравление» и «опьянение», причём оба значения очень четко отражают оба основных свойства подобных веществ. То есть под термином «интоксикант» понимается отравляющее и опьяняющее вещество.

При переводе было изменено название книги (дословный перевод «Алкоголь и нелегальные наркотики. Мифы и реальности») и незначительно сокращено её содержание за счёт мест, интересных только западному читателю. Приводимые в книге примеры отражают западный стиль жизни. Но читатель без труда найдет аналогичные примеры из наших реалий. В книге Х. О. Фекьяера содержится около 250 ссылок на различные работы на английском, норвежском и немецком языках. К сожалению, подавляющее большинство этих работ недоступно нашему читателю и поэтому список литературы не включен в перевод. Специалистам, интересующимся проблемой и первоисточниками, информация может быть предоставлена в Международной Независимой Ассоциации Трезвости (МНАТ) по адресу: Украина, 252150, Киев-150, а/я 46.



К. С. КРАСОВСКИЙ,
переводчик книги,
председатель МНАТ

Часть 1. ИНТОКСИКАНТЫ КАК СИМВОЛЫ И РИТУАЛЫ

«Это так приятно — выпить стаканчик вина»


Многие люди говорят, что они пьют спиртное потому, что это так приятно.

Почему стакан вина или пива так приятен? Возбуждают ли приятное настроение присущие этим напиткам свойства? Может ли трезвенник испытать такие приятные чувства?

Женщина, вышедшая замуж за беженца из Чили, вспоминает о начале совместной жизни:

Чтобы хорошо провести время в субботу вечером, она стелила на стол красивую скатерть, ставила свечи, готовила пиццу и наливала красное вино в высокие бокалы. Полная ожидания, она смотрела на своего друга. Но бедный чилиец не испытывал никаких особых чувств. При взгляде на стол он вообще ничего не чувствовал!

Почему эта обстановка так хорошо воздействует на женщину и совсем не действует на мужчину из Чили?


Символы создают настроение


В своей книге «Критика чистого разума» немецкий философ Иммануил Кант описал способы нашего восприятия окружающего мира. Мы не видим вещи так объективно, как хотели бы думать. Наше восприятие и понимание объекта часто слабо обусловлено его природными свойствами. Мы изучаем объект в нашем культурном окружении и наши познания сказываются на его восприятии. Поэтому наше субъективное впечатление от объекта (вещь для нас) отличается от его объективных характеристик (вещь в себе).

Тому есть многочисленные примеры. Новогодняя елка определённо влияет на наше новогоднее настроение. Может ли, однако, ботанический анализ свойств хвои объяснить это?

Цветные куски ткани могут влиять на настроение людей, если эти куски являются флагами, а обстановка — соответствующей.

Таким образом, предметы, чьи объективные свойства весьма тривиальны, могут влиять на наши чувства. Эффект обусловлен тем, что мы сталкиваемся с ними в особой обстановке. Предметы приобретают символическое значение. Но наши символы не действуют на настроения и чувства людей, выросших в иной культурной обстановке и не прошедших того же процесса обучения.

Эмоциональное воздействие символов происходит при их узнавании. В большинстве случаев это происходит при визуальном восприятии. Для пищи и напитков запах и вкус также усиливают узнавание.

Символы не всегда идентифицируются как символы.

Когда новогодняя елка влияет на наши настроения и чувства, все знают, что эффект не обусловлен свойствами хвойных деревьев. Но символические функции интоксикантов не всегда признаются. Они часто приписываются их химическому действию. Но, как правило, ясно, что присущие интоксиканту химические свойства не могут быть причиной последующих чувств. Многие люди, которые «позволяют себе удовольствие выпить стаканчик вина», пьют очень малые количества спиртного. Исследования показали, что воздействие дозы алкоголя, содержащейся в 1-2 бокалах вина, во многих случаях незаметно.

Многие благотворные «эффекты» алкоголя приходят в действие при виде, запахе и вкусе напитка. Когда двое друзей «хорошо проводят время с вином или пивом», они не сидят в ожидании того, когда алкоголь абсорбируется кишечником и затем поступит в мозг, чтобы в результате появилось хорошее настроение. Это настроение возникает значительно раньше — при первом глотке и даже при простом взгляде на закупоренные бутылки.

Объяснение всего этого явно должно основываться на психологии, но не на химии. Мы не сможем понять причин употребления интоксикантов без понимания их функций как символов и ритуалов в нашей жизни.

Символы — это ценное средство


Символы и ритуалы пропитывают нашу жизнь. Свет свечей делает зимний вечер уютным. Дорогая пища, особая одежда, украшенные столы и комнаты возбуждают праздничное настроение. С помощью хорошо усвоенных символов мы создаем настроение на Новый год и другие праздники. Соответствующими процедурами мы отделяем воскресенье от будней.

Символы — это ценное средство, чтобы вызвать желаемые эмоции и настроения. Когда мы хотим быть в особом настроении мы можем использовать вещи (символы) которые через процесс обучения становятся связанными с тем настроением, какое мы хотели бы достигнуть.

Социальный антрополог Д. Хит пишет:

«...Члены отдельных социальных групп склонны разделять общее мнение о многих вещах в окружающем мире. Иногда они ошибочно думают, что такое общее мнение соответствует объективной реальности. Логика многих кажущихся «естественными» связей не является прирожденной, скорее это изобретение культуры. Они могут иметь различия в разных культурах и могут изменяться в рамках одной культуры с течением времени — и гораздо быстрее, чем большинство людей себе представляет».

Когда мы спрашиваем «приятно ли выпить стаканчик вина», наиболее подходящим ответом, видимо, будет:

Приятно хорошо провести время со своим символом приятного времяпрепровождения.

Для многих людей вино — это установленный символ приятного времени. Другие вырастают, привыкая к иным символам. Выбор символов не является решающим, чтобы ощутить эффект. Решающий элемент — это процесс обучения, который приписывает символу подходящие ассоциации.

Трезвенники, конечно, тоже легко достигают праздничной атмосферы и приятных чувств с помощью других символов и ритуалов.

Символические функции интоксикантов


Наиболее частой символической функцией алкогольных напитков является их функция знака или сигнала, определяющего границу между дневной рутиной и желаемым временем отдыха. «Ну, сейчас я (мы) позволю себе немного роскоши». В разных культурах используются разные вещи для выполнения этой символической функции. В дополнение к алкоголю наша культура использует разную одежду, дорогую еду, свет свечей и т. п.

Интоксиканты особенно хорошо служат для обозначения ситуации «Сейчас я только расслаблюсь и хорошо проведу время». Это обусловлено тем, что действие интоксикантов служит помехой для всех видов полезной работы. Например, выпив спиртное, человек принимает решение на остаток вечера: «Сегодня я не буду больше ни красить ванну, ни мыть кухню, ни делать другую домашнюю работу, а только расслабляться и хорошо проводить время».

Большинство потребителей не использует алкоголь для опьянения, а только в символических целях. Здесь его явное отличие от нелегальных наркотиков: они используются с явной целью интоксикации. Но наркотики также обладают мощными символическими функциями. Большинство видов символических функций у алкоголя и наркотиков сходны.

Употребление интоксикантов часто воспринимается как символ взрослости. Многое, что присуще взрослым, постигается таким путем. Курение и кофе также примеры этого. Многие подростки явно демонстрируют употребление интоксикантов и их действие, чтобы показать свою взрослость. Молодые люди иногда хвастают своими выпивками, как будто поглощение напитков требует какого-то экстраординарного умения.

Потребители интоксикантов часто шутят по их поводу. Это отражает функции юмора, проанализированные З. Фрейдом. Он показал, что шутка должна отвечать определённым формальным критериям и, чтобы восприниматься как смешная, давать выход запретным чувствам (табу). Главные темы таких табу — агрессивность и сексуальность.

Шутки об интоксикантах среди их потребителей показывают, что интоксикант может символизировать широту взглядов, свободное восстание против предрассудков. Предостережения против интоксикантов видятся им как предрассудки и ощущаются как большое преувеличение. Потребители как алкоголя, так и марихуаны считают свой интоксикант безопасным, если его потреблять «правильно». Они заявляют, что большинство известных им потребителей не страдают от расстройств здоровья.

Хотя алкоголь символизирует для многих независимость и либеральные взгляды, это ещё более важно для наркотиков. Правящие круги считают наркотики врагом номер один. Это придает наркотикам мощное символическое значение в глазах их потребителей, несмотря на суровые предостережения: употребление наркотиков представляется полным отвержением ценностей правящего класса.

Из-за возрастающего страха общества перед наркотиками их употребление позволяет пощекотать нервы подобно скалолазанию или дельтапланеризму: радость, смешанная со страхом. Это может быть достигнуто путем рискованной и опасной жизни в молодёжных группах.


Ритуалы и дух общения


Человек — это социальное животное. Людям нужно встречаться друг с другом, но часто они боятся сказать, что встречаются только ради встреч. Участие в какой-то совместной деятельности кажется более подходящим. Люди могут приглашать один другого «на кофе» или «выпить пива». Неформальные правила определяют выбор совместной деятельности.

Возрастающее потребление кофе в течение XIX века, по-видимому, связано с успешной борьбой против «зла пьянства». Намерением было убрать ритуал с очень вредными побочными последствиями. Но ритуалы имеют существенные функции в собраниях людей. Поэтому один ритуал был заменен другим, менее вредным. Кофе был экзотическим напитком и немногие могли позволить себе пить его ежедневно. Поэтому кофе хорошо подходил для ритуала «позволить-себе-нечто-экстраординарное».

Совместная деятельность порождает чувство сообщности. Провозглашение по очереди тостов имеет ту же функцию, что и передача трубки с марихуаной членами группы. Было бы наивным полагать, что чувство сообщности и солидарности, порождаемое ритуалами, обусловлено алкоголем в стаканах или марихуаной в трубках. Трезвеннические группы также имеют ритуалы, служащие тем же целям.

Уникальным аспектом интоксикантов является не их использование в ритуальных и символических целях, а предположение, что они изменяют личность того, кто их потребляет. Выбирая интоксикант в качестве ритуала, люди получают возможность использовать преимущества интоксикации (см. части 2 и 3).

Для групп, выбирающих интоксиканты для своих важных ритуалов, выбор вещества имеет важное символическое значение. Выбранное вещество определяет идентичность группы и её имидж. Различные социальные группы предпочитают собраться вокруг стакана пива, виски, французского вина или трубки с марихуаной. «Скажи мне, какой интоксикант ты употребляешь (и употребляешь ли вообще), и я скажу кто ты».

Исследование, основанное на опросах, показало:

Так же как нужда в никотине не является определяющим фактором для 10-летнего мальчика, который втайне курит, так же нужда в интоксикации не заставляет 14-летнего парня курить гашиш. Цель — это быть принятым в компанию как равный, как один из тех «кто осмелился».

Мы полагаем, можно прийти к выводу, что реальное действие гашиша недостаточно ни для того, чтобы инициировать, ни для того, чтобы поддерживать курение гашиша подростками. Символическая ценность круга друзей — вот основной фактор. Употребляемый интоксикант определяет набор общих ценностей. Выбор ценностей наиболее сильно связан с употреблением нелегальных наркотиков, которое спаивает группу в позицию «Мы-против-большинства». Существование коллективного внешнего врага или опасности укрепляет единство и солидарность любой группы.


Употребление наркотиков как принудительный ритуал


Социальные группы часто отличаются друг от друга одеждой, жаргоном и другими символами. Наркотики определяют ясно очерченную разделительную линию группы наркоманов. Если ты употребляешь наркотики, ты «один из нас», если нет — ты «один из них».

То же явление существует и в пьющих группах. Питие символизирует принадлежность к группе. Но в большинстве случаев это только ведёт к определённой степени давления со стороны сверстников. Выпивка в наиболее пьющем окружении становится по сути принудительной.

На обочинах потребляющих наркотики культур, индивидуумы могут иметь противоречивое и нерегулярное отношение к наркотикам. Но в центре групп наркоманов их употребление обязательно для членства в группе.

Анна решила присоединиться к группе наркоманов в пригороде. Ее главным мотивом было добиться внимания лидера группы (который фактически стал её парнем!). Она чувствовала, что для того, чтобы быть принятой в группу надо обязательно курить гашиш. Она его плохо переносила, но, тем не менее, курила. Через год она почувствовала, что её позиция в группе столь сильна, что она может принадлежать к группе и без курения гашиша. Но время от времени она употребляла другие наркотики, которые считала не столь противными.

Чтобы понять употребление наркотиков, надо признать жизненно важное символическое их значение в среде наркоманов. В лечении наркоманов часто видно, что вопрос употребления или неупотребления наркотиков — это выбор приятелей и обстановки. Наркоманы со стажем обычно не имеют друзей помимо наркоманов и больше зависят от приятелей, чем от наркотика.

Жизнь наркомана предоставляет не только членство в социальной группе, но также активную, целеустремленную жизнь, правда, несколько ненормальную. Наркоман становится очень занятым добычей денег на наркотики, планированием и совершением краж, покупкой и продажей наркотиков. Жизнь становится похожей на жизнь какого-нибудь перегруженного работой администратора фирмы. Это может наполнить чью-то жизнь подобием смысла и цели, заменяющей пустоту и монотонность.


Церемониальная химия


Как сторонники, так и противники интоксикантов фокусируют внимание на химических эффектах этих веществ. Сторонники восхваляют свои интоксиканты за обладание магическим психологическим действием. Противники считают, что потребление интоксикантов обусловлено главным образом магнетической притягательной силой этих веществ, их способностью парализовать волю и порабощать потребителя. Обычно аргументация против наркотиков полностью совпадает с аргументацией трезвеннического движения против алкоголя.

Как сторонники, так и противники интоксикантов имеют склонность недооценивать могучие символические и ритуальные функции их потребления.

В своей книге «Церемониальная химия» американский психиатр Томас Заз пишет:

«Многие из этих явлений сейчас обсуждаются в учебниках по фармакологии. Это всё равно что обсуждать использование святой воды в учебниках по неорганической химии. Ибо если изучение наркомании относится к фармакологии потому что наркомании имеют дело с лекарственными средствами, тогда изучение крещения относится к неорганической химии, потому что его церемония имеет дело с водой. Крещение — это, конечно, церемония и общепризнана таковой. Многие виды употребления наркотиков также являются церемониями, но не признаны таковыми. Так же как некоторые люди ищут или избегают алкоголь или табак, героин или марихуану, так другие ищут или избегают кошерное вино или святую воду. Различия между кошерным и некошерным вином, святой и обычной водой церемониальные, а не химические. Хотя было бы идиотизмом искать свойство кошерности в вине или свойство святости в воде, это не значит, что кошерного вина и святой воды не существует. Кошерное вино — это ритуально чистое вино согласно еврейским законам. Святая вода — это вода, освященная католическим священником».

Борьба за символ также может быть драматической вне мира химических веществ. История религии предлагает множество примеров со всеми её крестоносцами и религиозными войнами. В индивидуальном субъективном ощущении необходимость в символе происходит из глубин собственной личности, оправдывая радикальные методы поддержания верности символу, будь он химическим или религиозным.

Снобизм вина и снобизм кокаина


Вино не только потребляют, его восхваляют и ему поклоняются как идолу. Зарубежные крепкие напитки и кокаин могут восприниматься точно так же. Это делает интересным более тщательное рассмотрение символических ценностей, представляемых этими интоксикантами.

Особенно за пределами винопроизводяших стран вино в основном потребляется обеспеченными людьми в городах. Потребление кокаина в США также связывается со средним и высшим классами.

В некоторых странах винопитие в настоящее время распространяется и расширяется в новые социальные группы. Изучая историю моды, мы легко сможем понять распространение привычки пить вино. Стили и мода в основном распространяются путем имитации обычными людьми образа жизни высших классов. Многие модные поветрия могут быть прослежены в обратном направлении до французского двора в Париже. На международном уровне одежда богатого белого человека была принята средним классом всех бедных стран. Точно также распространялись интоксиканты богатых: вино, кокаин и зарубежные крепкие напитки.

Выбирать стиль жизни означает выбирать на кого бы вы хотели походить. Вы хотите быть похожим на герцога или поп-звезду? Тогда набирайте кокаин золотой ложкой и подносите к носу сложенной долларовой банкнотой. Средства массовой информации описывают как звезды кино и спорта употребляют кокаин. Такие ассоциации приятны для всех его потребителей. Тот же процесс происходит с шампанским и черной икрой: когда этот продукт физически находится в желудке, соответствующая ассоциация находится в мозгах.

В общественной жизни вино нужно благоговейно пить из бокалов, а пьющий должен демонстрировать свои знания о происхождении этого сорта вина. Для тех, кто происходит не из высших классов, но хочет для получения репутации получить знания о вине, наготове многочисленные книги. Винные колонки в газетах тоже могут пригодиться, а если требуется дальнейшее продвижение на этом поприще — к услугам винные клубы в ряде городов.

Знания о других сельскохозяйственных продуктах помимо вина (например, картофеле или капусте) ассоциируются с грязными ногтями и не дают высокой репутации. Поэтому вряд ли кто-то с готовностью будет говорить об этом на званом обеде. Знания о картофеле не позволяют вступить в Клуб Благородных Граждан. Но знания о вине придают вид интеллигентной персоны, каковой многие люди хотели бы себя видеть.

Статус придает информация не только о происхождении вина, но и о его «качестве». Жрецы вина дают указания. В других областях нет нужды спорить о вкусах. Различные вкусы принимаются с равным уважением. Но не для вина: некоторые сорта и сборы являются лучшими, а иные — обычными. Прихожане винной паствы не подрывают свой статус разногласиями. «Скандалы», которые регулярно «разряжаются» (когда находчивая французская винная компания продает «низкокачественное» вино с этикеткой «высококачественного») не подрывают веру паствы в жрецов. Название бутылки и этикетка — вот главное, что воздействует на чувства и вкус пьющего.

Снобизм не осознается субъективно


Любители вина могут сказать:

Возможно, некоторые люди пьют вино из снобизма, но я пью вино только потому, что вкус его чрезвычайно хорош.

Такое заявление — это честное выражение субъективных чувств. Но также верно и то, что вкусовые предпочтения формируются социально. Почему вино должно иметь особую привлекательность для вкусовых органов определённых общественных классов? Рекламные компании хорошо усвоили влияние ассоциаций на вкусовые предпочтения и профессионально используют их для манипуляций с потребителями. Рекламные ролики подчеркивают связь между вином/виски/коньяком и яхтами/гольфом/Мерседесом. И что за напитком было бы шампанское без его имиджа (плюс бутылка с фольгой и пробка в потолок).

Эстетические предпочтения также возникают из ассоциаций. Описание красоты машин «Порше» или дорогих мехов может быть вполне честным. Но также верно, что предпочтения более основаны на социально усвоенных ассоциациях, чем на объективных критериях красоты.

Уверение в том, что вино имеет особенно привлекательный вкус, скорей всего, является честным заявлением на сознательном уровне. Но субъективно трудно отделить вызываемую веществом химическую стимуляцию вкусового органа от внушённых ассоциаций.

На подсознательном уровне такое заявление может означать декларацию о том, к какой социальной группе человек хотел бы принадлежать и от какого имиджа он хотел бы отказаться. Вообразите амбициозного бизнесмена, предпочитающего дешёвое бренди или даже молоко французскому вину! Стойкие психологические механизмы предохранят его от открытого признания таких вкусовых предпочтений, которые могли бы вызвать ужасные последствия для его карьеры.

Символы со снобистским содержанием обычно имитируются другими социальными группами. Но эта имитация подрывает их символическое значение. Так случилось с кокаином в США в начале XX века. Когда символ бывшего высшего класса стал наркотиком негров на юге, то это вещество попало под запрет!

Таким образом, жрецы винной культуры должны надеяться, что их наставления и винные клубы не получат широкого распространения. Если кухарки и сапожники станут настоящими любителями вина, жрецам винной культуры придется подыскать другие символы своего общественного положения.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница