I. блюз, сакс и кошки



Скачать 471.56 Kb.
страница1/3
Дата09.05.2016
Размер471.56 Kb.
  1   2   3



Ольга Степнова «Здравствуйте, вызывали?»

Ольга Степнова
ЗДРАВСТВУЙТЕ, ВЫЗЫВАЛИ?
ШЕСТЬ МИНИПЬЕС

по рассказам Ольги Степновой

I. БЛЮЗ, САКС И КОШКИ
Действующие лица:

БОЛЬНАЯ

ДОКТОР
Полногабаритная квартира с очень высокими потолками, заставленная антикварной мебелью.

Раздается звонок в дверь.

К двери подходит больная восьмидесяти двух лет. Она одета в дорогой шелковый халат. Волосы скорее не седые, а светлые с благородным голубоватым отливом. Открывает.

Входит доктор. Это высокий симпатичный мужчина лет сорока. Он в халате и с врачебным чемоданчиком.
ДОКТОР. Здравствуйте, доктора вызывали?

БОЛЬНАЯ. Ох, вызывала, милый! Плохо мне, плохо…

ДОКТОР. (проходя в коридор) Что случилось?

БОЛЬНАЯ. А что может случиться в восемьдесят два года?

ДОКТОР. Много чего. Инсульт, инфаркт, пневмония, остеопороз, маразм, наконец. Извините…

БОЛЬНАЯ. Проходите, проходите, шутник! Ой…



Оступается, доктор подхватывает ее под руки.

ДОКТОР. Осторожнее, что ж вы падаете-то?

БОЛЬНАЯ. Сами говорите – остеопороз, пневмония, инфаркт, инсульт, маразм, извините.

Доктор подводит больную к дивану.

ДОКТОР. Ложитесь. Вот так. Руку давайте, давление измерим.



Садится рядом с больной на диван. Достает из чемоданчика полуавтоматический тонометр. Надевает больной на руку манжету. Измеряет давление.

ДОКТОР. Что чувствуете?

БОЛЬНАЯ. Господи, что я только не чувствую! Голова…

ДОКТОР. Болит?

БОЛЬНАЯ. Очень. В глазах…

ДОКТОР. Мушки?

БОЛЬНАЯ. Много-много отвратительных разноцветных мушек.

ДОКТОР. Ещё и подташнивает, наверное?

БОЛЬНАЯ. Да, словно беременную. И сердце…

ДОКТОР. Давит?

БОЛЬНАЯ. Слушайте, а откуда вы всё знаете?

ДОКТОР. Так у вас двести двадцать на сто десять! Тут к доктору не ходи – гипертонический криз.

БОЛЬНАЯ. Какое красивое слово – криз! Гораздо красивее, чем маразм. Что делать-то будем?

ДОКТОР. Я вас госпитализирую.



Убирает тонометр в чемоданчик.

БОЛЬНАЯ. Нет! У меня две кошки, они без меня сдохнут.

ДОКТОР. Ну что ж, тогда попытаемся снять приступ. Дибазольчик, димедрольчик…

Копается в чемоданчике.

БОЛЬНАЯ. (приподнимаясь на локте) Скажите, это опасно?

ДОКТОР. Что?

БОЛЬНАЯ. Криз!

ДОКТОР. Ну… не опаснее, чем маразм. Сейчас спасём вас, больная. Так, шприц, шприц, спирт, ватка… О, господи!

БОЛЬНАЯ. Что, доктор?

ДОКТОР. Дибазол кончился. Нет дибазола! Мне нечем спасать вас, больная!

БОЛЬНАЯ. Как – нечем?!

ДОКТОР. Так, нечем. Мама родная, и димедрола тоже нет… Послушайте, у вас есть какие-нибудь таблетки от давления?

БОЛЬНАЯ. У меня?!

ДОКТОР. Ну да, у вас. У вас же гипертонический криз, а не у меня.

Больная с трудом садится на диване, надевает тапки.

БОЛЬНАЯ. Какой вы странный доктор! Думаете, я стала бы вызывать «Скорую помощь», если бы могла просто выпить таблетку?

ДОКТОР. (разводит руками)

Ну, милая моя, простите, ради бога! Впервые такая ерунда получилась. Ну не первый же раз у вас приступ случается, должны быть какие-нибудь таблетки.

БОЛЬНАЯ. (манит его пальцем) Доктор, идите сюда, шепну вам что-то на ушко.

ДОКТОР. Что?

БОЛЬНАЯ. Идите, идите.

ДОКТОР. (наклоняется) Ну? Шепчите.

БОЛЬНАЯ. Мне стыдно в этом признаться, но… У меня первый раз в жизни поднялось давление. И у меня нет никаких таблеток. Только перекись водорода, которой я развожу краску для волос!

ДОКТОР. Первый раз?! Не может быть, вам восемьдесят два года…

БОЛЬНАЯ. (вздыхает) Может. Это случилось после того, как мой любовник дал мне отставку.

ДОКТОР. Ваш любовник?!

БОЛЬНАЯ. Он моложе меня на пятнадцать лет. Всего на пятнадцать! Всего на пятнадцать!!

(плачет)



Доктор берет ее за руку.

ДОКТОР. Не плачьте! Вам нельзя сейчас волноваться. Мужики все козлы, неужели за восемьдесят два года вы этого так и не поняли?

БОЛЬНАЯ. Поняла. Но так хочется, так хочется каждый раз проверить – козёл или не козёл? Ой! (хватается за сердце)

ДОКТОР. Сердце?

БОЛЬНАЯ. Да! Кольнуло очень сильно.

ДОКТОР. Сейчас, сейчас мы вас послушаем.



Встает.

ДОКТОР. Ну-ка, поднимите рубашку!



Больная, вздохнув, расстегивает халат, поднимает рубашку.

ДОКТОР. Вот так. Да что же это такое-то?!!



Поднимает руки к шее, где обычно у врачей висит фонендоскоп.

БОЛЬНАЯ. Что?

ДОКТОР. Фонендоскоп… забыл.

БОЛЬНАЯ. Сразу предупреждаю, фонендоскопа у меня нет.



Доктор хватается за сердце. Бледнеет. Садится на стул.

БОЛЬНАЯ. Что с вами?! Эй, доктор!

ДОКТОР. Сердце… давит. В глазах…

БОЛЬНАЯ. (наклоняясь к нему) Мушки?

ДОКТОР. Много отвратительных разноцветных мушек. И голова…

БОЛЬНАЯ. Кружится?

ДОКТОР. Как на карусели.

БОЛЬНАЯ. И тошнит, тошнит как беременного?!

ДОКТОР. Да, немножко, как при совсем небольшой беременности…

БОЛЬНАЯ. (откидываясь на спинку дивана) Да у вас криз, доктор! Гипертонический!

ДОКТОР. Скорее, маразм. Это ж надо – приехать на вызов без лекарств и фонендоскопа!

БОЛЬНАЯ. Да не переживайте вы так! Сейчас сползаю на кухню и принесу вам водички.



Опирается руками в диван, хочет встать.

ДОКТОР. (орет) Лежать! Вам нежелательно двигаться.

БОЛЬНАЯ. Нежелательно, чтоб вы тут скончались!

ДОКТОР. Почему я?! У вас тоже криз.

БОЛЬНАЯ. Мне нельзя, у меня кошки.

Встает. Доктор пытается поймать ее за руку.

ДОКТОР. Стойте! Лежите. Мне, между прочим, тоже нельзя. У меня, у меня…

БОЛЬНАЯ. Ну, что у вас?!

Доктор всхлипывает и шмыгает носом.

БОЛЬНАЯ. (садится на диван) Боже мой, вы плачете? Что, нет ничего, из-за чего было бы нельзя умереть?

ДОКТОР. Не-е-е-т! Не-е-е-ет! Не-е-е-е-т!!!

БОЛЬНАЯ. Бедный вы мой.



Гладит его по голове.

ДОКТОР. Мне тридцать семь лет и меня бросила вторая жена. Вторая!

БОЛЬНАЯ. Неужели, за тридцать семь лет вы не убедились, что все бабы – дуры?!

ДОКТОР. Убедился. Но так хочется, так хочется каждый раз проверить – дура или не дура? Ой!



Хватается за сердце.

БОЛЬНАЯ. Сердце?

ДОКТОР. Кажется, да.

БОЛЬНАЯ. Давайте, я вам пульс посчитаю, доктор. Для этого не нужен фонендоскоп.

ДОКТОР. Посчитайте, пожалуйста.

Больная берет его руку, считает пульс.

БОЛЬНАЯ. Плохой пульс. Даёт гопака.

ДОКТОР. Что вы говорите?

БОЛЬНАЯ. С таким не живут.

ДОКТОР. (в ужасе) Что же делать?!

БОЛЬНАЯ. Вы меня спрашиваете, доктор?!

ДОКТОР. Вас, вас!

БОЛЬНАЯ. М-м-м, даже не знаю. Впрочем… если кто-нибудь из нас доползёт до буфета, то…



Показывает пальцем на роскошный антикварный буфет.

ДОКТОР. Что?

БОЛЬНАЯ. Там есть лимончик и графин с коньяком.

ДОКТОР. (оживленно) Да что вы?!

БОЛЬНАЯ. Точно вам говорю. Ведь коньяк расширяет сосуды?

ДОКТОР. Расширяет.

БОЛЬНАЯ. Значит, это то, что нам нужно?

ДОКТОР. (кивает) Значит, то, что нужно.

БОЛЬНАЯ. А чего вы мне голову дибазолом морочили, доктор?

Встает. Хватаясь за стол и стулья, медленно продвигается к буфету.

ДОКТОР. Стойте! Зачем же вы скачете, как коза?!



Больная открывает буфет, берет графин с коньяком, переставляет посуду.

БОЛЬНАЯ. А вы знаете, мне немножко получше. Так, где тут у нас рюмочки?..



Берет две серебряные рюмки, ставит их на стол вместе с коньяком.

ДОКТОР. Только я предупреждаю, как врач – по пять капель! Не больше! Медицинская доза – пять капель!



Больная дрожащей рукой старается накапать в рюмку чуть-чуть коньяка.

БОЛЬНАЯ. (считает) Раз, два, три, четыре, пять, шесть…

ДОКТОР. Стоп!

Больная ставит графин на стол.

БОЛЬНАЯ. За ваше здоровье, доктор!



Высоко поднимает рюмку, залпом выпивает коньяк.

Доктор дрожащей рукой старается накапать в рюмку коньяк.

ДОКТОР. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь…

БОЛЬНАЯ. Стоп!

ДОКТОР. И за мою любовь!



Тоже высоко поднимает рюмку, залпом выпивает.

Больная садится на диван. Ее лицо порозовело, глаза блестят.

БОЛЬНАЯ. Вы очень хороший доктор. Голова не болит, мушки пропали, сердце как новенькое.

ДОКТОР. Меня уволят. Уволят к чёртовой матери! Я приехал на вызов без лекарств и фонендоскопа.

БОЛЬНАЯ. (похлопывая его по руке) Вы приехали на вызов с душой! А это самое главное.

ДОКТОР. Вы так думаете?

БОЛЬНАЯ. Абсолютно уверена. Кстати, как вы себя чувствуете?

ДОКТОР. (откидываясь на спинку стула и вытягивая ноги) Лучше. Гораздо лучше! Как хорошо, что у вас в буфете оказался коньяк!

БОЛЬНАЯ. (смеется) Как хорошо, что у вас в чемоданчике не оказалось дурацкого дибазола.

ДОКТОР. (глядя вверх) О боже, что это?..

БОЛЬНАЯ. Где, доктор?

ДОКТОР. (показывает пальцем) Вон там, на шкафу! Похоже на сакс в футляре…

БОЛЬНАЯ. Это и есть саксофон в футляре.

ДОКТОР. (встает) Боже мой, настоящий?!

БОЛЬНАЯ. У меня всё настоящее, доктор, – криз, лимон, коньяк, саксофон.

ДОКТОР. (подходит к шкафу) Откуда, откуда он у вас?!

БОЛЬНАЯ. Я уже и не помню… Кажется, его оставил мой третий муж. Или пятый. Неужели вы умеете играть на этой штуковине?

ДОКТОР. Гораздо лучше, чем пользоваться фонендоскопом.

БОЛЬНАЯ. (умильно складывая руки на груди) Какой вы милый, доктор! Можно, я буду вас всегда вызывать?!

ДОКТОР. Конечно. Звоните ноль-три и говорите: «Мне того идиота, который приезжает без лекарств и фонендоскопа!» Простите, а можно?... Сакс…

БОЛЬНАЯ. (вскакивает) Конечно, сейчас достану.



Подтаскивает к шкафу стул, резво на него залезает.

ДОКТОР. Стойте! Вам нельзя напрягаться, больная!



Поддерживает ее за талию.

БОЛЬНАЯ. Это вам нельзя. Держите меня крепче! Ой!!



Тянется к футляру с саксофоном. Тянет его на себя. На доктора летит куча пыли.

ДОКТОР. А-а!

БОЛЬНАЯ. Чёрт!

ДОКТОР. А-апчхи!!



Саксофон падает, больная подхватывает его. Слезает со стула.

БОЛЬНАЯ. Сколько пыли! Наверное, он заржавел, доктор.



Доктор трепетно открывает футляр.

ДОКТОР. Милая моя, саксы не ржавеют! Они только взрослеют и набираются опыта.



Берет саксофон в руки, нежно его поглаживая.

БОЛЬНАЯ. Опыта?! Как чудно.

ДОКТОР. Вот, послушайте… (играет блюз)

БОЛЬНАЯ. Как чудно! Это же блюз!! Подождите, я причешусь, подкрашу губы и накину шаль…



Проворно уходит в соседнюю комнату.

Доктор, закрыв глаза, играет блюз.

Приходит больная. На ней поверх халата красивы ажурный платок, губы накрашены ярче, а в голубых волосах торчит красная роза.

БОЛЬНАЯ. Я потанцую. Играйте, играйте! (кружится) Уау! Уау! Кружусь. Сто лет не кружилась!! У-а-а-у!! Как чудно! Можно, я скажу всем подругам, чтоб вызывали именно вас?!

ДОКТОР. Скажите! Пусть звонят ноль-три и просят прислать саксофониста!

БОЛЬНАЯ. Уа-ау! Уф, закружилась…

ДОКТОР. Осторожно, не упадите. Наверное, мы смахиваем на сумасшедших.

Поддерживая ее, помогает сесть на диван.

БОЛЬНАЯ. Мы смахиваем на больную и доктора, который забыл…

ДОКТОР. (хохочет) Голову!

БОЛЬНАЯ. Да не расстраивайтесь вы так! Скажите лучше, где вы научились так чудесно играть?



Доктор садится напротив нее, кладет саксофон на колени.

ДОКТОР. Я мечтал стать джазовым музыкантом. Окончил музыкальную школу, собирался поступать в консерваторию, но мама настояла на медицинском институте. Мамы давно уже нет, а я вот… до сих пор пытаюсь лечить людей.

БОЛЬНАЯ. У вас это хорошо получается. А что, собственного саксофона у вас нет?

ДОКТОР. (поглаживая саксофон) Это очень дорогой инструмент. Врачи столько не зарабатывают.

БОЛЬНАЯ. (всплескивая руками) Подумать только… Бедный мальчик, ни саксофона, ни фонендоскопа. А давайте ещё по пять капель?

Встает и идет к столу.

ДОКТОР. Ни в коем случае! Это превышает медицинскую дозу, и как врач…

БОЛЬНАЯ. Ой, да идите вы! Какой вы врач?! У вас даже собственного саксофона нет! А разрешите…

Поворачивается к нему.

ДОКТОР. Что?

БОЛЬНАЯ. Сделать вам маленький, скромный подарочек?

ДОКТОР. Вы уже и так сделали мне подарок: стали лучше себя чувствовать и дали поиграть на саксе.

БОЛЬНАЯ. Я хочу подарить вам этот инструмент.

ДОКТОР. (вскакивая) Нет!

БОЛЬНАЯ. Да! У меня он только пылится и ржавеет, а в ваших руках он будет взрослеть и набираться опыта.

Доктор выдает длинный блюзовый пассаж.

БОЛЬНАЯ. Значит, вы согласны!

ДОКТОР. Это очень дорогой подарок. Я не могу его принять.

БОЛЬНАЯ. Можете. Я понятия не имею, сколько стоит эта штуковина, а в ваших руках она живёт, дышит, снимает давление, заставляет танцевать и избавляет от старческого маразма. Возьмите, уважьте старуху.

ДОКТОР. Вы не старуха. Позвольте руку…

Целует ей руку.

БОЛЬНАЯ. Какой вы милый. Ни один врач никогда не целовал мне руки! Так что, берёте? Усыновите инструмент?

ДОКТОР. Давайте, измерим ваше давление.

БОЛЬНАЯ. Лучше себе измерьте.

ДОКТОР. Хорошо, сейчас…

Кладет саксофон на стол, достает из чемоданчика тонометр. Надевает манжету, измеряет давление.

ДОКТОР. Сто двадцать на семьдесят, как у космонавта.

БОЛЬНАЯ. Вот видите, я вас вылечила, а вы меня. Возьмите сакс!

ДОКТОР. (снимая манжету) Не могу… Это дорого.

БОЛЬНАЯ. (хватаясь за сердце) Ох!

ДОКТОР. Что?!

БОЛЬНАЯ. (падает на диван) Сердце, доктор. И голова опять! И мушки, будь они неладны. Если не возьмёте – умру!

ДОКТОР. (с усмешкой) Вам нельзя, у вас кошки.

БОЛЬНАЯ. Кошки! Придётся вам забрать моих кошек! Так что берите лучше саксофон!

ДОКТОР. Это шантаж.

БОЛЬНАЯ. Это маленький каприз сумасбродной старухи.

ДОКТОР. Как вы себе всё это представляете? Я выйду из квартиры больного с саксофоном?! Сяду в «Скорую» и поеду в больницу?!

БОЛЬНАЯ. А что тут такого? Скажете, что это фонендоскоп, кто там у вас что понимает?! Ох… (хватается за сердце)

Доктор роется в чемоданчике.

ДОКТОР. Ура!! Я тут порылся в своём чемоданчике и… Ура!

БОЛЬНАЯ. Чего там ещё у вас нет в чемоданчике?

ДОКТОР. Вы не поверите, но я нашёл дибазол.

БОЛЬНАЯ. Действительно, не поверю.

ДОКТОР. Давайте, сделаю вам укол!

БОЛЬНАЯ. (садится на диване) Себе сделайте!

ДОКТОР. Вы обиделись?

БОЛЬНАЯ. Очень. Я так хотела, чтобы в нашем городе появился чудесный доктор, который вместо фонендоскопа привозил бы с собой саксофон и лечил больных блюзом!

Доктор берет саксофон и играет блюз.

БОЛЬНАЯ. Да, именно так. Значит, согласны?

ДОКТОР. Вы мёртвого уговорите.

БОЛЬНАЯ. Вы обещаете всегда брать с собой на вызовы саксофон? Вы обещаете лечить больных блюзом?!

ДОКТОР. Да, обещаю. Позвольте вам измерить давление.

БОЛЬНАЯ. Пожалуйста, дорогой!



Протягивает ему руку. Доктор мерит давление.

ДОКТОР. Сто двадцать на семьдесят. Это фантастика!

БОЛЬНАЯ. Это закономерность. Ещё по пять капель?

ДОКТОР. (застегивая чемоданчик) Ни в коем случае! Я должен бежать, меня ждёт в машине шофёр.

БОЛЬНАЯ. (встает) Я вас провожу. (упаковывает саксофон в футляр, протягивает его доктору) Сакс не забудьте. И вот ещё… Подождите.

Выходит из комнаты, через несколько секунд появляется с кошкой в руках. Протягивает кошку доктору.

ДОКТОР. Что это?!

БОЛЬНАЯ. Кошка! Мне и одной хватит. Я хочу, чтобы вам тоже нельзя было помереть.

ДОКТОР. Спасибо. Я буду её любить.

БОЛЬНАЯ. Только убирайте подальше ботинки, она в них писает.

ДОКТОР. Пусть писает.

БОЛЬНАЯ. И заведите, заведите себе третью жену! Есть все шансы, что она не окажется дурой.

Выходят в коридор.

ДОКТОР. (смеется) Обязательно заведу. А вы, милая, попробуйте закрутить новый роман с молодым любовником! Есть вероятность, что он не будет козлом.

БОЛЬНАЯ. Ха-ха-ха!!! Прощайте, дорогой! Я вас обязательно ещё вызову, просто так, без всякого криза.

Машет ему рукой.

ДОКТОР. (в дверях) До свидания. Господи, ну сакс ещё ладно, но что я скажу шофёру про кошку?!...



ЗАНАВЕС

II. БУДЕТ УТРО
Действующие лица:

ДЕВЧОНКА

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ
На площадке перед дверью стоит девчонка в сапогах-ботфортах, сетчатых колготках и мини-юбке. На плечи накинута короткая шубка. Светлые волосы небрежно собраны в хвост.

Девчонка звонит в дверь, приплясывая от нетерпения.

Гремят замки, дверь открывается. На пороге стоит коренастый азербайджанец. Он смотрит на девчонку настороженно.

ДЕВЧОНКА. (весело) Здравствуйте, девочек вызывали?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (в замешательстве) Только одын… дэвочка.

ДЕВЧОНКА. А меня сколько?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Одын. Извиныте, но вы так сказали дэвочек… Я испугнулся.

ДЕВЧОНКА. Зайти можно?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Вообще-то, я сэкс по факсу хотел.

ДЕВЧОНКА. По телефону?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Ну да, тэлэфон. Я плохо знаю русский язык.

ДЕВЧОНКА. Но вы позвонили совсем в другую фирму! И обязаны оплатить заказ.



Отодвигает его рукой.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Заходыте, заходыте! Это даже лучше, что не по факсу! Заходыте…



Девчонка заходит в коридор, до потолка заставленный ящиками.

ДЕВЧОНКА. У-у-у! Что это у вас тут? Ящики какие-то… А запах! Обалдеть!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Это мандарыны! Я мандарынами на рынке торгую. Вот сюда, пожалуйста.

Проводит девчонку в комнату через лабиринт ящиков. В комнате на журнальном столике возле дивана стоит бутылка вина, бокалы, коробка конфет и мандарины в вазе.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Здесь можно сидеть. Колготки берэгите! Вот вино, конфэт…



Девчонка снимает шубу, бросает ее на диван, деловито расстегивает блузку.

ДЕВЧОНКА. Это необязательно. Где кровать? У вас тридцать минут, иначе придётся платить по двойному тарифу.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Что вы дэлаете?!

ДЕВЧОНКА. Как что?! Раздеваюсь. Вы предпочитаете делать это в одежде?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Я предпочитаю не дэлать этого. То есть, дэлать, но по любви…

ДЕВЧОНКА. (замирает) Не понимаю. Что вам от меня нужно? Предупреждаю, у вас времени…

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (взволнованно) Забудьте о врэмени! Я за всё заплачу. Мне нужен совэт!! Мне нужен совершенно русскый, женскый совэт! Я хотел получить его по факсу, тэлэфону, то есть, но даже лучше, что вы жывьём!

Девчонка хватает шубу, срывается с места, бежит в коридор.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (бросается за ней) Эй, ты куда?! Зачэм убегаешь?!

ДЕВЧОНКА. Да ты шиз!! Форменный шиз!! (спотыкается о ящик, падает) Ма-а-ама!!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Осторожнее! Ту же ящики… (наклоняется над ней) Сильно ушиблысь?!

ДЕВЧОНКА. Нога… (морщится и держится за ногу)

Азербайджанец помогает ей поднятся, ведет в комнату.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Дэржись за меня. Вот так, сюды, в крэсло. Больно? (ощупывает ее ногу)

ДЕВЧОНКА. (едва не плача) Да. Вот тут, и вот тут. А ты точно не чокнутый?!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. У меня справок есть! И рэгистрацыя! Я очень лэгальный и совершенно офицыальный продавец мандарынов.



Садится напротив нее.

ДЕВЧОНКА. Зачем ты меня вызвал, легальный продавец мандаринов, раз в постель только по любви ложишься?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Ты же русская дэвушка?

ДЕВЧОНКА. Ну… да… вроде бы.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (жестикулируя) Так я заплачу тэбе, чтобы ты научила меня лэпить русский пэльмень!! Хорошо заплачу!! По двойному тарифу!!

Девчонка вскакивает, бежит в коридор.

ДЕВЧОНКА. Придурок…

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Стой!! Опять упадёшь!

Девчонка рукой задевает верхний ящик, он падает. По коридору катятсяч мандарины. Девчонка падает.

Азербайджанец выходит в коридор.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (растерянно) Ну вот, мандарыны рассыпала…


Помогает ей поднятся, ведет в комнату.

ДЕВЧОНКА. (хнычет) Нога…

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. В крэсло, в крэсло! Прошу тебя сесть в крэсло и не бегать от меня! Ты моя последняя нужда.

ДЕВЧОНКА. (садясь в кресло) Надежда.



Держится за ногу.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Тэбя так зовут?

ДЕВЧОНКА. Да нет, я твоя последняя надежда, а не нужда. Ты хочешь, чтобы я за деньги устроила тебе мастер-класс по лепке русских пельменей?!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Да!!! Как здорово ты сказала – мастэр-класс!

ДЕВЧОНКА. И после этого ты утверждаешь, что у тебя есть справка, что ты нормальный?!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Есть! И рэгистрацыя есть.



Кидается к шкафу, показывает ей какие-то документы.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Понимаешь, я с друзьями на рынке поспорил на весь свой товар, что своими руками, у них на глазах, слеплю правильные русские пэльмени! И накормлю их!!

ДЕВЧОНКА. Друзья с рынка это мордовороты Жорик и Толик?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Откуда ты знаешь?

ДЕВЧОНКА. (смеется) Это моя территория. Бываю у них регулярно.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Э-э-э, русская мафыя… Ты расскажэшь им о моей просьбе?

ДЕВЧОНКА. Не дрейфь! О твоём сексе по факсу никто не узнает. Ты что, действительно поставил все свои мандарины на то, что сумеешь накормить этих наглых гавриков настоящими пельменями?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Дэйствительно.

ДЕВЧОНКА. Эк тебя угораздило. Они всё равно к чему-нибудь придерутся! Тебе не видать своих мандаринов, слышишь, придурок?!!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (тихо) Ты… моя… послэдняя… нужда…

ДЕВЧОНКА. Нужда! В голове у тебя нужда!! Скажи, в каком угаре ты решил, что проститу… девушка по вызову может научить тебя готовить пельмени?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. А гдэ, гдэ мне ещё взять русскую жэнщину, умеющую готовить?!! Гдэ?!! На улыце приставать, да?! Даже ты мэня придурком обозвала, хотя вы-то уж на своей работе к причудам привыкли! Я и хотэл, анонымно, по факсу, секрет пэльменей спросить, но … попал не в ту фырму!!



Девчонка встает и одергивает юбку.

ДЕВЧОНКА. Господи, ты просто не представляешь, с каким удовольствием я покажу тебе, как лепить пельмени! Неужели у тебя и продукты все есть?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Мясо, морковка, лук, мука и яыц.

ДЕВЧОНКА. Морковка не обязательна.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Пойдём на кухню. Только осторожнее, ящики…

Идет впереди, показывая дорогу в лабиринте между ящиками.

КУХНЯ.

ДЕВЧОНКА. Где помыть руки? Где фартук? Где мясорубка, разделочная доска и нож?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Вот, вот, вот и вот!

Девчонка быстро споласкивает руки под краном, повязывает фартук. Начинает сноровисто доставать продукты, устанавливать мясорубку. Чистит лук.

ДЕВЧОНКА. Господи, песня, а не клиент! Песня!! Девкам расскажу, не поверят… Так, смотри внимательно и запоминай.



Начинает делать тесто.

ДЕВЧОНКА. Муку высыпаем горкой на стол. В центре делаем углубление. Туда разбиваем пару яиц, добавляем немного воды, но можно и молоко. Солим. А теперь месим тесто. Вот так, вот так, чтобы от рук отлипало. Повторить сможешь?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (повторяет ее действия) Лэгко! Вот так, вот так, чтобы от рук отлыпало!

ДЕВЧОНКА. Теперь закрываем тесто салфеткой и даём настояться. А сами делаем фарш!



Режет лук, крутит мясо.

ДЕВЧОНКА. Лук надо мелко пошинковать. Через мясорубку пропускаем куски говядины и … и… Слушай, а где у тебя свинина?! Эй, ты чего побледнел, придурок?!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (хватаясь за голову) Аллах… Я не могу свынын… Не говори при мне это слово!

ДЕВЧОНКА. Но правильные русские пельмени никак не сделаешь без свинины! В фарше должно быть половина говядины, половина свинины!



Азербайджанец бледнеет и прислоняется к стенке.

ДЕВЧОНКА. Эй, эй, ты что падаешь-то? Эй, клиент! (подносит ему стакан с водой) Водички, водички выпей! О господи, да что же это такое? Ну и ночка! Ну и клиент! Девчонкам расскажу, не поверят…



Хлещет его по щекам.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (приоткрыв глаза) Не бэй меня по щэкам! Не бэй! Я свынын не могу! Я мусульманин, а свынын дьявол, нечисть, гадость! Я не могу даже рядом с ней стоять, нухать её не могу!!

ДЕВЧОНКА. Тогда твоё дело швах, клиент! Настоящих пельменей без свинины не бывает. Можно, конечно, одной говядины напихать, но фарш сухой будет. С Жориким и Толиком этот номер точно не пройдёт! Проиграл ты свои мандарины, клиент!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (хватаясь за голову) Вах…



Девчонка вытирает руки о фартук, под руку ведет его в комнату. Усаживает в кресло. Кивает на ящики.

ДЕВЧОНКА. Сколько их тут?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Больше тонны. Склад снымать дорого, я квартыру на первом этаже снял, сюды всё поместилось, здесь товар и дэржу.

ДЕВЧОНКА. (снимая фартук) Э-эх! Денег тут, конечно, до хренища! И что, ты никак свои взгляды насчёт свинины не пересмотришь?!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Нэт…

ДЕВЧОНКА. Лучше товара лишишься?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Лышусь…

ДЕВЧОНКА. А знаешь, что?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Что?!

ДЕВЧОНКА. Жорик и Толик специально тебя в этот спор ввязали! Они знали, что ты к свинине не подойдёшь, а значит, никогда не сделаешь настоящие русские пельмени! По-нашему, это называется подставили! Свинью подложили!! (смеётся)

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (хватается за голову) Подставыли… Свынын подложыли…

ДЕВЧОНКА. (наливает себе вина) Да не убивайся ты! Всяко в жизни бывает. Меня вон в прошлом году клиент так избил, что я месяц работать не могла, без денег сидела. Ничего, оклемалась. И ты оклемаешься. Новые мандарины привезёшь!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Я крэдит в банке взял под мандарын этот, хотел прибылю сделать…

ДЕВЧОНКА. Так чего спорил тогда на весь товар?!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Заставыли…

ДЕВЧОНКА. Да, Жорик и Толик, кого хочешь, заставят, я знаю. Козлы они. Свиньи. Вот бы из них пельмени сделать! Эй, да не плачь ты! Не плачь!! Вот, возьми платок, сопли вытри. Ну, клиент! Ну, заказ! Девчонкам расскажу, не поверят…. А может, того… в кроватку? Секс от всего лечит, даже от разорения!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (рыдая) Нэ, я только по лубви. Ыык… ы-ы-ы!

ДЕВЧОНКА. Да не вой ты! Не рыдай, господи! Отдашь ты свой кредит. На стройку вон работать пойдёшь и отдашь!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Ы-ы-ы-ы!!

ДЕВЧОНКА. Потом новый кредит возьмёшь, опять мандаринов купишь. Ты же парень хоть куда, и справка у тебя, и регистрация, и принципы!! Свинину даже не нюхаешь, в постель только по любви! Эх, мне бы столько достоинств! У меня вот ни справки, ни регистрации, ни принципов! Слушай, а что с тестом делать? Наворотили, как на свадьбу.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Выбрось, чтоб я нэ видэл!

ДЕВЧОНКА. А можно я домой заберу? Чего добру пропадать?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Забэри! И вот ещё что…

ДЕВЧОНКА. Что?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Ты мандарыны лубишь?

ДЕВЧОНКА. Кто же их не любит? Мандарины это детство, Новый год, ёлка… Мандарины это счастье!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (вскакивает) А хочэшь сейчас есть мандарыны?

ДЕВЧОНКА. Это чтоб Жорику и Толку меньше досталось?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Да!

ДЕВЧОНКА. Хочу!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Так давай мандарыны жрать! На спор – кто больше!!

ДЕВЧОНКА. А давай!



Азербайджанец бежит в коридор, приносит ящик, открывает его.

ЗТМ.
Девчонка и азербайджанец сидят на полу друг напротив друга. Вокруг них разбросаны горы мандариновых корок. В ящике, который стоит между ними, осталось несколько мандаринов.

ДЕВЧОНКА. (держится за живот) Не могу больше…

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. И я… нэ могу… Уф!

ДЕВЧОНКА. Ой-ёй! Сколько их, говоришь? Тонна?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Немного больше.

ДЕВЧОНКА. Все не съедим.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Нэ съедым! Меня уже тошныт и чихать хочется.

ДЕВЧОНКА. А я вся чешусь. И красные пятна на руках, видишь?



Показывает ему руки.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Вижу. Аллэргия, наверное.

ДЕВЧОНКА. А сколько мы съели?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Килограмм дэсять, наверное.

ДЕВЧОНКА. Мало.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Очэнь мало. Очэнь!!

ДЕВЧОНКА. Этим козлам Жорику и Тольку всё равно тонна достанется.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Ой, достанется! Ой, тонна!!

ДЕВЧОНКА. А можно, я собой ящик унесу, девчонок угощу?

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Конэчно, можно! А знаешь, что?

ДЕВЧОНКА. Что?!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Я дарю тэбе все свои мандарыны!



Обводит руками комнату.

ДЕВЧОНКА. Как даришь? Что это значит?!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Это значыт, что все мандарыны твои! Жорик и Толик у меня нечем брать!

ДЕВЧОНКА. Я столько не съем… даже с девчонками… (плачет)

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Бэри! Ты почэму плакаешь?

ДЕВЧОНКА. Мне никто никогда ничего не дари-и-ил! У меня никогда не было столько мандари-и-инов!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Бэри, бэри, это всё твоё! У мэня ничего нет! А я на стройку работать пойду, крэдит отдам, новый возьму, снова мандарынов куплю! Ведь я парень хоть куда, у меня и справок, и рэгыстраций есть!

ДЕВЧОНКА. Спасибо, спасибо! Но мне совсем нечего с этими мандаринами делать. Продать я их не смогу…

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Сможешь! Я с машиной помогу, погрузят-выгрузят!

ДЕВЧОНКА. Но мне некуда выгружать! Я с девчонками живу, нас шестеро в одной комнате.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. А родытели?!

ДЕВЧОНКА. Родытели… В Туле, водку пьют. Нет, мне решительно нечего делать с тонной мандаринов!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Нэ может быть… Я совсем не хочу отдавать их этим свынынам с рынка!

ДЕВЧОНКА. Стой! Я знаю, что делать!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Что?

ДЕВЧОНКА. (вскакивает) Мы устроим мандариновые сугробы! Представь себе, будет утро, люди проснутся, глянут в окно, а там… А там миллион мандаринов! Дети завизжат от радости, старики подумают, что сошли с ума, одинокие женщины решат, что какой-то неведомый поклонник объясняется им в любви, а холостяки… холостяки поймут, как надо ухаживать за любимыми. А потом все бросятся вниз, станут собирать мандарины, играть ими в снежки, и, может быть, кто-то запомнит это утро, как самое счастливое в своей жизни.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. (вскакивает) Как красыво! Как замечатэльно! Как хорошо, что я не помыдоры в крэдит купил!!

ДЕВЧОНКА. (бросаясь к окну) Открывай окна! Тащи ящики!! Кидай мандарины!



Азербайджанец распахивает окно, таскает ящики. Девчонка пригоршнями хватает мандарины и разбрасывает их перед окном.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Кыдай! Кыдай!!



Тоже бросает мандарины в окно.

ДЕВЧОНКА. (бросая мандарины) Хрен Толику! Фиг Жорику!!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Дэти будут визжать, а старыки обрадываются!

ДЕВЧОНКА. А девчонкам я скажу, чтобы они на рынок ни ногой! Мы больше там не работаем!!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. А крэдыт я новый возьму! Кыдай!

ДЕВЧОНКА. Дальше! Правее! Вон туда, и туда!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Как красыво! Как здорово! Хрэн Жорику! Фыг Толику!! Свыныны несчастные!!

ЗТМ.
КОРИДОР.

Девчонка в шубе стоит в пустом коридоре, в руках у нее два пакета с мандаринами.

ДЕВЧОНКА. Устала… Пора уходить.



Азербайджанец протягивает ей пакет с тестом.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Тэсто не забудь. Спасыбо тэбе.

ДЕВЧОНКА. Вызывай, если что, всегда рада помочь.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Нэ, я тепэрь на стройке. По любви.

ДЕВЧОНКА. Ты знаешь, я теперь хорошо подумаю, может, и мне тоже только по любви?!

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Ха-ха! Тогда до встрэчи!

ДЕВЧОНКА. На стройке! Ха-ха!!

Выходит.

АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ. Постой! Тут дэньги… за всё.

Протягивает пачку денег.

ДЕВЧОНКА. (оборачиваясь) Не надо. Я была счастлива. Мне было хорошо. Девчонкам расскажу, не поверят…



Закрывает за собой дверь.

ЗТМ.
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница