Хроника мапрял



страница8/11
Дата04.05.2016
Размер1.07 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

НОВОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ


Владимир Филиппов: «ПРОДВИГАТЬ РЕФОРМУ МНЕ БУДЕТ ПРОЩЕ...» Интервью министра общего и профессионального образования газете «Известия» (14 октября 1998 г. № 193).

– Владимир Михайлович, среди всех федеральных ведомств по своей сути деятельность Вашего министерства максимально приближена к интересам отдельного человека. Поэтому читателю очень важно узнать Вас, как говорится, поближе. Каковы вехи Вашего жизненного пути? Как Вы считаете, почему в новом правительстве именно Вы стали министром образования.

– Я бы в своей жизни выделил три направления. Первое – наука. В 35 лет я стал доктором физико-математических наук. Мой учитель – ныне здравствующий патриарх отечественной математики, академик Сергей Михайлович Никольский. У меня более 100 публикаций. Две монографии изданы в США – этим горжусь, среди российских математиков этим могут похвастать немногие.

Второе направление – общественная деятельность. У меня всегда получалось совмещать ее с научной работой. В школе (я родом из Урюпинска Волгоградской области) был секретарем комитета комсомола, потом секретарем парткома, ректором Университета дружбы народов, депутатом Моссовета. Кроме того, я вице-президент Ассоциации российских вузов, вице-президент Ассоциации университетов СНГ, президент Ассоциации классических университетов России, единственный от России член совета экспертов ЮНЕСКО по высшему образованию.

И третье – я пытался вникнуть в экономику высшего образования. Еще в 1993 году написал монографию «Практический опыт организации и функционирования вузов в рыночной экономике». Многие нынешние новшества в системе образования тогда удалось предугадать и проанализировать. И ввести в практику. Например, в РУДН мы первыми в стране перешли на подготовку бакалавров и магистров.

– Ваш предшественник на посту министра Александр Тихонов разработал многоуровневую масштабную концепцию реформы системы образования. О ней велось много споров, шли настоящие войны. Так или иначе, реализовать свою концепцию Тихонов из-за кадровых перестановок в правительстве не успел. Станете ли Вы продолжать намеченный курс?

– Большинство идей Тихонова имеет смысл. Дело в том, что сама система образования – это все признают – должным образом не сформирована. Распределение полномочий между субъектами федерации и центром, между ведомствами расплывчато. Бастуют студенты – министерство виновато, хотя вуз профильный. Рушатся школы – опять министерство, хотя это проблема местного бюджета. Поэтому реформа, или комплекс организационно-экономических мер, необходима. Вопрос в тактике подготовки решений и тактике их реализации.

Думаю, мне продвигать реформу будет проще, чем Александру Николаевичу. Он, как автор многих идей, находился в центре борьбы – я ни с кем не воевал, врагов не нажил. Надо прекратить конфронтацию и через обсуждение добиться единого подхода к проблеме трех сторон – министерства, думского комитета по образованию и общественности. Иначе любую реформу – вспомните драматическое заседание союза ректоров 20 января этого года – зарубят.

Сами разговоры о том, что реформа разработана и ждет лишь отмашки на старт, сильно преувеличены. Даже государственная доктрина системы образования отсутствует. Еще весной 1994 года была написана федеральная программа развития образования. Четыре года из-за бесконечных споров она ходит по кабинетам, а сейчас мы уже не можем найти оригинал. В июне всероссийский съезд ректоров отверг все предложения. Чтобы выйти из тупика, я в ближайшие дни собираю у себя представителей всех ветвей, решающих судьбу системы образования.

– Проблем у образования много. Наверное, больше, чем предметов в университете. Но какие точки кажутся вам самыми болезненными, требующими немедленного решения? 
– Необходимо организовать прозрачность финансирования образования. Деньги идут по двум каналам – федеральному и местному. Никто толком не знает, за что и сколько надо платить. Центр посылает трансферты, а они теряются незнамо где.

В школьном образовании я ориентируюсь пока хуже. Но вот на что обратил внимание: в последние дни я встречался с двумя группами учителей – с теми, что приехали в Москву на акцию протеста, и с теми, что участвуют в конкурсе «Лучший учитель России». Так вот, с обеих, казалось бы, полярных, сторон жалобы на то, что после изменения школьных программ упор делается не на те предметы, которые кажутся педагогам самыми важными.

Необходимо разработать механизмы, которые стимулировали бы вузы самостоятельно зарабатывать деньги. Для этого нужны законодательные меры. А пока существует проект закона , согласно которому государство, которое уже три года не выделяет ни копейки на практику, компьютеры, общежития, библиотеки и т.д., собирается забрать у вузов все доходы от аренды помещений. Проект нового налогового кодекса отменяет последние льготы для системы образования.

– Невозможно не задать вопрос, который уже навяз в зубах .Как обстоят дела с зарплатой для преподавателей?

– Недофинансирование образования составляет 35 процентов. Отсюда и проблемы с зарплатой. Бюджет на 3-й квартал был срезан на 27 процентов. На 4-й квартал – опять на 27 процентов. И это по отношению к тем средствам, которые были сокращены еще раньше. Но в течение учебного года администрация не имеет права уволить преподавателя, перед которым имеется долг по зарплате.

Недофинансирование образования – это больше, чем проблема одной отрасли. Потому что учащиеся и преподаватели – это 37 миллионов человек. И еще семьи. Несоизмеримо больше, чем шахтеров...

– Россия и кризис – вещи уже почти неразделимые. Не снижается ли тяга молодежи, волею обстоятельств пекущейся о том, чтобы свести концы с концами, к образованию, к знаниям?

– последние три года наблюдается стабильный и резкий рост конкурса в вузы. Жизнь убедила: образованному человеку легче устроится на хорошую работу. В этом году установлен абсолютный рекорд по числу принятых в высшие учебные заведения за всю историю России. При этом не произошло снижения «бюджетного», то есть бесплатного приема. Перед министерством стоит задача повысить прием на бюджетной основе. Хотя это трудно: при сокращении расходов на образование это приведет к сокращению стипендий.

В 50-60-х годах наше образование объективно было лучшим в мире. С тех пор система почти не менялась, и мы растеряли приоритеты. По данным ЮНЕСКО, Россия сегодня по качеству образования занимает 13-е место в последней, третьей группе слаборазвитых стран. Это касается среднего уровня. Но лучшие школы сохраняют высокий потенциал. По оценкам той же комиссии, Россия находится на 3-м месте по числу завоеванных на школьных олимпиадах наград.

– Владимир Михайлович, верите ли Вы, что нашу систему образования удастся настроить на рыночную экономику? Не обречена ли она на вечные мытарства?

– В мире не существует идеальной системы образования. В каждой стране она строится на базе своей экономики и своих культурных традиций. В Германии и Франции роль государства очень велика. Каждый учебный план утверждается в министерстве, и выйти за его пределы категорически запрещено. Каждый профессор в любом вузе принимается на работу лично министрам образования. В США, напротив, принята либеральная система – кто во что горазд. Я склоняюсь к тому, что России ближе система государственно-общественного контроля над системой образования. У нас в общем-то неплохая система, наотмашь ломать ее опасно. Разумнее проявить консерватизм.

СТРАХОВАНИЕ: 


ХОРОШО ИЛИ ПЛОХО?

Последняя коллегия Министерства общего и профессионального образования одобрила программу «Образовательное страхование».

Ее суть в том, что родителям, пожелавшим в нее включиться, предложат заключить два договора: со страховой компанией и с Фондом поддержки образования, новой некоммерческой автономной организацией, которую учредили министерство, вузы и вузовские ассоциации. Первый договор – о страховании жизни ребенка – включает также оплату полного курса обучения в вузе. Второй договор – место в выбранном вузе. Если же застрахованный провалится на приемных экзаменах или не пройдет в вуз по общему конкурсу, то деньги фонд, за вычетом уже произведенных затрат, вернет.

Вступить в программу родители смогут не позже чем за пять лет до окончания их ребенком школы. Взносы ежегодные.

Средняя стоимость обучения – 10-20 тысяч долларов. Но родителям страховщики называют более конкретные суммы. Полный курс обучения экономиста или финансиста может потянуть на 40-50 тысяч долларов, медика или лингвиста – 20-30 тысяч, а инженер будет стоить от 2 до 10 тысяч долларов.

Координировать действия страховых компаний будет «Жива» – открытое страховое акционерное общество. Получив годовой взнос, страховщик передаст в Фонд 80% денег, а одну пятую часть распределит сам. Это затраты на ведение дела, резерв, связанный со страхование жизни, агентские услуги школы, скидка родителям.

Без семипроцентной скидки родителям гораздо выгоднее хранить деньги на банковском депозите. Учителей зачинатели программы хотят привлечь на роль платных консультантов, которые бы и вели всю работу с родителями. Школе предназначается за это агентское вознаграждение от полутора до шести процентов от страховых взносов родителей. В коммерческую орбиту программы втягивается вся система образования.

Похудев на 20%, родительский взнос попадает в фонд, который оставит себе 10 резервных процентов на случай выхода участников из программы и обещанного возврата им денег. Вузам достанется 70% стоимости обучения студентов. Фонд будет выдавать вузам долгосрочные ссуды, а те станут погашать их студенческими местами.

Преимущество, которое гарантируют фонд и вузы, – стабильность платы за обучение. В долларах она растет на два процента в год. А застрахованным вуз не вправе повышать плату с момента заключения договора. Преимущество авторы проекта видят и в рассрочке предоплаты.

Однако, заключая договор, родители выбирают профиль обучения, когда ребенок еще в шестом классе. А окончательный выбор вуза и специальности надо сделать за полтора года до выпуска из школы. Но в избранном вузе может не оказаться мест для всех застрахованных, тогда фонд вправе предложить другой вуз или другую специальность. Отказаться можно, но деньги вернут за вычетом затрат.

Участниками программы пока стали 43 вуза, но вероятно, их будет больше.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница