Хроника мапрял



страница6/11
Дата04.05.2016
Размер1.07 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

ОТЗЫВЫ, РЕЦЕНЗИИ, КОММЕНТАРИИ


Есть книги, выход которых воспринимается как событие, и издание в Госинституте русского языка им. А.С.Пушкина учебного пособия проф. Н.И.Формановской «Коммуникативно-прагматические аспекты единиц общения» (М.,1998) действительно является таковым, потому что эта книга, предназначенная для широкой филологической аудитории, помогает осмыслить сложные вопросы коммуникативной лингвистики применительно к теории и практике обучения русскому языку как иностранному.

Замысел этого произведения и его реализация соответствуютэтапу развития лингвистики, который характеризуется усилением лингвопрагматических тенденций, явным переводом традиционных подходов к языковым явлениям в прагматический, где центральное место занимает проблема речевых актов, в которых говорящий, реализуя интенцию, мобилизует вербальные/невербальные средства для достижения эффективного воздействия на адресата, выступающего полноправным партнером по общению.

Пособие имеет композицию: четкое построение, определяющее последовательность изучения основных единиц общения – высказывания и текста/ дискурса, воспроизводимого/ воспринимаемого в конкретной ситуации. Учебным жанром обусловлено и педагогически целесообразное построение восемнадцати разделов, каждый из которых включает доступное изложение речевых знаний, обобщающие вопросы, яркие, убедительные примеры для анализа (см., напр., с.с.145, 238) и уникальный список научной литературы. Представляются убедительными мысли автора о многогранности лингвистического общения, его междисциплинарном и интегрирующем характере; с содержательной и формальной стороны исчерпывающе дана характеристика одиннадцати видов общения.

Много полезного и ценного извлечет заинтересованный читатель из разделов, посвященных коммуникативной ситуации, диалоговому дискурсу коммуникантов, их социальным и психологическим отношениям, сущности речеактивного перформативного высказывания и его выражению. Безусловно классическим образцом анализа является рассмотрение диалога с позиций коммуникативного акта, выявление возможных коммуникативных неудач, соотношение невербальных средств и компонентов коммуникации.

Лейтмотив пособия – мысль автора о том, что «становление лингвистики общения характеризуется интеграцией экстра – и интралингвистических аспектов, когда категории и формы языка оказываются пропущенными сквозь призму коммуникативных взаимодействий адресанта и адресата, и это, в свою очередь, обогащает представление о сути языковых единиц» (с.290).

Данное учебное пособие – авторский итог глубокого и длительного исследования коммуникативно-прагматических аспектов единиц общения. И можно говорить о сложившемся направлении, созданном проф. Н.И.Формановской и продолжаемом ее многочисленными учениками. Полагаем, что данной книге суждена долгая лингвистическая жизнь.

Б.И.Фоминых (Москва)

Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Толковый словарь языка совдепии. – СПб.: Фолио-Пресс, 1998. – 704 с.

В словаре отражен сложный и неоднозначный период в истории нашей страны 1920-1990 гг., т.к. в это время сформировался язык советской эпохи. Отражающие советские реалии лексические единицы, получившие название советизмов, претерпели изменения в своей семантике, стали предметом лингвистической игры на страницах современной прессы и теперь, на исходе XX века, нуждаются или в толковании, или в специальных комментариях.

Авторы словаря, по их словам, видели свою задачу в том, чтобы «всесторонне представить советскую эпоху в лексическом отображении, ... раскрыть особенности «двойной жизни» советизмов» в советскую и постсоветскую эпохи, показать их «функционирование в новом качестве, с изменившимися коннотациями, всевозможными структурно-семантическими трансформациями, переходом в разряд жаргонной лексики» (с.9).

Составляя словник, авторы выделили три группы единиц. 1. Семантические (болтун, вожак, пионер) – «новые общественно-политические значения и оттенки значений изначально нейтральных, неидеологизированных слов» (с. 10). 2. Лексико-словообразовательные (новостройка, автогигант) – «новые слова, созданные различными способами для обозначения советских реалий» (с. 11). 3. Стилистические советизмы (вождь мирового пролетариата, гениальный вождь и учитель) – «стереотипные номинации, которые передают идеологические мифологемы» (с. 12). Авторы также выделяют группу советизмов разговорной сферы (блатник, выбросить (в значении: пустить в продажу). Словарь показывает богатство и разнообразие аббревиатур и их дериватов, возникших в советскую эпоху (ВООПИК, ДПШ, ЖСК).

В словаре отражены советская ономастика: антропонимы (Нинель, Тракторина), топонимы (Ленинград, Лениногорск), а также ономастические дериваты (бусыгинец, кривоносовец).

Значения представленных в словаре единиц раскрывают толкования различных типов: отсылочные, словообразовательные, описательные дефиниции. Толкования и иллюстрации содержат этимологически и историко-этимологические сведения, раскрывают словообразовательную мотивацию и внутреннюю форму слова.

В.Мокиенко и Т.Никитина свели в единую систему многочисленные лексикографические пометы, что позволяет полно судить о социолингвистическом статусе и прагматических функциях представленных единиц. В списке помет находим следующиебранное, военная лексика, вульгарное, гиперболизированное, жаргонное, ироническое, искаженное, книжное, ласкательное, молодежный жаргон, назидательное, одобрительное, осудительно, официально-деловое, патетическое и др.

Авторы проиллюстрировали значения словарных единиц с помощью аутентичных объявлений, призывов и лозунгов.

Издание снабжено пространными списками цитированных и лексикографических источников и лингвистической литературы.

Авторы хотели бы видеть в своем словаре «путеводитель» и считают книгу источником познания «идеологизированной картины мира». Эткинд Е.Г. «Внутренний человек» и внешняя речь. Очерки психопоэтики русской литературы XVIII-XIX вв. – М.: «Языки русской культуры», 1998.

Происхождение термина «внутренний человек», по словам автора, восходит к XVIII в., к трудам Жан-Поля. Сам Е.Г.Эткинд ставит перед собой задачу проанализировать, как внутренняя жизнь человека или движения души отражаются в художественной литературе, т.е. каким образом могут вербализоваться психологические состояния и мысли. «Под психопоэтикой автор книги разумеет область филологии, которая рассматривает соотношение мысль—слово...» (с. 12)

Исследование Эткинда перекликается с известной работой Л.Я.Гинзбург «О психологической прозе» (Л., 1971).

Автор показывает, как развивалось понимание внутренней жизни человека от XVII в. до времени романтизма, когда литература утвердилась в своих возможностях передавать и отражать психологию человека. Т.е. от формулы Декарта «Cogito ergo sum» (я мыслю, значит, я существую) через метафору Паскаля «Человек — всего лишь тростник, слабейшее из творений природы, но он тростник мыслящий» к сомнениям Тютчева «мысль изреченная есть ложь». Романтизм понимал жизнь человеческой души как бесконечную непознанную вселенную. Тогда стал актуальным вопрос о поиске специального языка для трудно- и невыразимого.

В книге рассмотрены русская поэзия и проза Н.М.Карамзина, А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, И.А.Гончарова, И.С.Тургенева, Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, В.М.Гаршина и А.П.Чехова с точки зрения отражения психологии человека. Русская поэзия и проза XIX в., отражая психологию персонажа, решает вопрос о сложных взаимоотношениях внутреннего мира человека и его характера. Каждый из писателей имеет свое представление о внутренней доминанте человека: у Лермонтова психологические состояния героев связаны с переживанием природы; «у Гончарова это борьба естественной сути человека с книжностью» (с. 22); «у Достоевского — рождение в сознании неодолимо-растущей и подчиняющей себе человека ... идее, ведущей к ... двойничеству» (с. 22); «у Толстого — борьба между духовной и греховно-плотской силами внутри тела и души» (с. 22); «у Чехова — конфликт между социальной ролью и собственно-человеческим в человеке» (с. 22) Что касается прозы Пушкина, она — апсихологична.

Автор показывает, как развиваются возможности языка в отражении внутренней жизни человека, закрепляясь в художественных текстах, получивших в русской культуре статус классических.

Николаюк Н. Библейское слово в нашей речи. – Санкт-Петербург, «Светлячок», 1998. – 448 с.

Вышедшее издание представляет собой словарь русских библеизмов, крылатых слов, вошедших в язык из Священного писания.

В словник включены образные выражения, фразеологические обороты, имена собственные, ставшие нарицательными, крылатые слова, афоризмы, поговорки, речевые штампы, которые восходят к славянской и русской Библии, функционируют в современной книжной и разговорной речи.

Словарная статья включает заголовочную единицу, причем оборот приводится в наиболее употребляемой форме, кроме этого даны варианты. В отсылочной части даны выражения, сюжетно связанные с речевым оборотом, также приводятся выражения, близкие по смыслу и сфере употребления. Авторы приводят цитаты из Библии, в которых впервые встречается данное выражение или имя. После заголовка даны толкование современного значения выражения и указаны сферы его употребления. Кроме того, статьи сопровождаются пояснительной частью, в которой излагается история библейских событий и ситуаций. В справочной части указаны литература и лексикографические источники. Заголовочные единицы расположены в алфавитном порядке.

Словарь сопровождает алфавитный указатель крылатых слов, включающий более 300 единиц.

Дискурсивные слова русского языка: опыт контекстно-семантического описания. /Под ред. К.Кисилевой и Д.Пайра. – М.: Метатекст, 1998. – 447 с.

Вышедшее издание продолжает и развивает исследование, начатое в книге: «Путеводитель по дискурсивным словам русского языка» (М., 1993). (Авторы А.Н.Баранов, В.А.Плунгян, В.А.Рахилина, руководитель Д.Пайар.) Путеводитель описывал только 18 единиц.

Под дискурсивными словами авторы имеют в виду «единицы, которые, с одной стороны, обеспечивают связность текста и, с другой стороны, самым непосредственным образом отражают процесс взаимодействия говорящего и слушающего, позицию говорящего: то, как говорящий интерпретирует факты, о которых он сообщает слушающему, как он оценивает их с точки зрения степени важности, правдоподобности, вероятности и т.п.» (Путеводитель 1983: 7). При такой трактовке очевидно, что класс дискурсивной лексики не совпадает с традиционно выделяемыми служебными словами.

В книге 1998 г., созданной французскими и российскими лингвистами, дискурсивные слова объединяются по их главному свойству — «непосредственной связи с функционированием дискурса». Ядро дискурсивной лексики составляют частицы и модальные слова. Дискурсивные слова не имеют денотата и устанавливают отношение между двумя или более составляющими дискурса. Их описание наталкивается на ряд сложностей: во-первых, наличие дискурсивного и недискурсивного употреблений, во-вторых, многозначность.

Авторы различают три типа варьирования описываемых единиц: внутреннее варьирование, определяемое семантикой слова; внешнее варьирование, определяемое отношением элементов контекста и ситуации; третий тип варьирования, связанный со сферой действия дискурсивных единиц.

Настоящее издание включает 36 словарных статей. Авторы выделяют 4 класса слов. Классы определяются: 1. отношением слова и множества; 2. несколькими реализациями одного положения вещей; 3. отношениями основной и дополнительной информации; 4. отношениями наличия/ отсутствия гаранта у говорящего. Словник составляют следующие единицы, принадлежащие разным группам: частицам, наречиям, вводным и модальным словам: только, лишь, всего, всего лишь, всего-навсего, по крайней мере, по меньшей мере, наоборот, опять, снова, вновь, заново, еще раз, опять же, опять-таки, таки, все же, все-таки, все равно, кстати, впрочем, кроме того, да и, как раз, именно, разве, неужели, наверное, наверняка, авось, небось, пожалуй, что ли, конечно, разумеется, естественно.

Сценарий-схема слова фиксирует параметры и типы варьирования слова и представляет план содержания слова и наиболее общие черты взаимодействия слова и контекста.

Словарная статья включает 8 зон и строится по следующей схеме: заголовок, (эпиграф), мир слова, истоки, сценарий, грани, деформации, (особые употребления). Ядро словарной статьи составляют сценарий, грани и деформации. Описание семантики дискурсивных единиц отлично от традиционных словарных описаний. Предложенное описание направлено на выявление функций данных единиц в дискурсе.



Обзор подготовила О.Е. Фролова

® Наконец, после долгих ксерокопирований первых изданий 1983 г. и 1995 г., на книжном рынке появилось в Чешской Республике обновленное и дополненное третье издание учебника русского языка для учащихся на продвинутом этапе обучения – Rustina pro pokrocile,SPN 1997. Авторский коллектив: проф.Владимир Барнет, Зина Кликарова, Нина Туркова, Яна Вацкова, Галина Золотова.

Учебник предназначен для широкой общественности, но прежде всего для подготовки к государственным экзаменам основного уровня (1-ая часть – 12 уроков) и всеобщего уровня (22 урока), организуемым государственными языковыми школами (курсовое обучение) и нефилологическими факультетами уже десять лет.

Вслед за учебником выходит в печать и «Ключ» к нему. Подзаголовок к «Ключу» – дополнительные тексты для предпринимателей». Новое издание «Ключа» отличается от предыдущих изданий уже тем, что он является помощником не только для учителей, но, главным образом, ориентирован на самих слушателей языковых курсов и для самостоятельно изучающих русский язык. В первой части подробно сказано о концепции и структуре не только учебника, но и отдельных лекций. Во второй части находится максимум аналитико-синтетических упражнений, предназначенных для разработки текстов и выполнения предречевых и речевых упражнений. В данной части «Ключа» приведены новые тексты, актуальные на сегодняшний день и помогающие понять русскую действительность. Это большой плюс этой части, поскольку учебник не может вместить в себя большое количество текстов. Ценно и то, что тексты подобраны к темам учебника, что, несомненно, расширит кругозор по данному вопросу и поможет понять жизнь в России и даже, может быть, в какой-то степени русский менталитет. Сказанное касается и текстов коротких орфографических диктантов, которые могут быть использованы не только в качестве диктантов и автодиктантов, но и как расширяющий знания по изучаемой теме материал. Самостоятельная часть «Ключа» – ключ ко многим упражнениям, предназначенным для проверки знания лексического и грамматического материалов учебника. Этот раздел является большой опорой не только для самостоятельно обучающихся, но и для преподавателя, для которого русский язык не является родным. Выигрышем «Ключа» кажется и набор дополнительных текстов для предпринимателей в широком смысле слова. В этих текстах проставлены ударения, как, впрочем, и во всем «Ключе», и в конце каждого текста дан лексический комментарий на чешском языке. Кроме того, они предназначены не только для людей, ориентирующихся на деловые связи с Россией, но могут быть использованы и на курсах русского языка.



Яна Вацкова (Прага)

В.М.Колодезнев. Морфология русского языка. Тула,1997 г.

Рецензируемое пособие представляет собой практический курс морфологии для студентов филологических и гуманитарных специальностей вузов. Гуманитаризация обучения предполагает развитие языкового чутья у студентов. Морфология как раз и позволяет воспитать любовь к слову, внимание к его форме. В конечном счете тот, кто пользуется родным языком осознанно, оказывается в выигрыше, поскольку получает возможность работать с предлагаемым курсом в индивидуальном порядке.

Студент филологического факультета обнаружит в пособии тезисное изложение теоретических сведений по морфологии и проверит уровень своей подготовленности по контрольным вопросам. Особенно, если это студент вечернего и заочного отделений – он сможет работать с предлагаемым курсом даже без помощи преподавателя. Студенту-гуманитарию эта книга будет полезна еще и тем, что познакомит его с теоретическими спорами в области морфологии, а не только с какой-то одной позицией. Причем познакомит ненавязчиво, по ходу представления языкового материала в упражнениях, в заданиях к ним. Контрольные тесты, которые представлены в конце большинства тем, удобны для выполнения и еще раз позволяют проработать материал как в аспекте теории, так и в аспекте практики.

Попробовать свои силы в морфологии могут и старшеклассники. Среди многочисленных заданий отмечены те, которые рекомендуются для студентов и учащихся – носителей русского языка.

Упражнения содержат тщательно подобранные, богатые языковые иллюстрации.

Надо сказать, что автор пособия в течение ряда лет проверял эффективность предлагаемой работы на студентах разного уровня языковой подготовки.

Поэтому книга получилась интересной, убедительной, очень современной и нужной. Ею заинтересуются не только студенты и учащиеся, но и преподаватели русского языка.

Н.Бурвикова (Москва)

НОВОЕИЗДАНИЕПОРУСИСТИКЕ

В Словакии, в преддверии IX Международного конгресса МАПРЯЛ, вышел в свет первый номер нового журнала – Бюллетеня АРС (Ассоциация русистов Словакии). Как отмечает в предисловии к журналу проф.А.Червеняк, он является сигналом не только активизации словацких русистов, но и более объективного отношения общества к русскому языку. Автор вспоминает и богатую историю Ассоциации словацких русистов, международные и национальные мероприятия, проведенные этим профессиональным объединением в 1967-1989 гг.

Нам кажется, что нельзя не вспомнить и те словацкие издания, на опыт которых опирается новый Бюллетень – прежде всего журнал «Руштинар», который много сделал для развития словацкой школы методики преподавания русского языка. Новое издание, судя по его первому номеру, будет носить научно-справочный характер. В нем представлены не только публикации на актуальные научно-методические темы, но и информация о деятельности отдельных факультетов, кафедр и словацких специалистов в области русского языка. Нам представляется чрезвычайно полезным и помещенный в номере обзор таких известных научных изданий, как «Philologica» и «Rossica Slovaca»: современные трудности обмена научными изданиями, которые сказываются на русистах всех стран, могут быть в определенной степени преодолены такими рефератами.

Пожелаем Бюллетеню АРС доброго пути, широкого распространения и эффективной помощи словацким русистами в решении их задач.

Ю.Прохоров (Москва)

НОВОЕВТЕСТИРОВАНИИ

Сборник тестов Л.С.Журавлевой, М.Д.Зиновьевой и З.И.Есиной «Русский язык и цивилизация». (М.: Изд-во РУДН, 1997) представляет актуальное и перспективное направление в методике преподавания русского языка как иностранного.

Тесты «Русский язык и цивилизация» представляют собой специальное направление контроля знаний иностранных учащихся: культурологический материал в них, с одной стороны, обобщен и сгруппирован с учетом общих современных требований к тестированию, а с другой стороны – выстроен и классифицирован в соответствии со степенью трудности и с учетом соотношения уровней речевых умений учащегося-иностранца и его культурологической компетенции. Задача предварительной работы по отбору и классификации информативных единиц, соcтавляющих культурологический минимум для каждого из уровней практического владения языком, исключительно cложна и решена авторами на высоко компетентном уровне.

Глубоко продумана структура материалов тестов, в которой отражены основные единицы информации культурологического плана, касающиеся русской цивилизации (география и экономика России, ее история и политическое устройство, этнография, фольклор и религия, средства массовой информации, образование, спорт, наука и техника, знания о Москве и Санкт-Петербурге и о русской художественной культуре). Задания и вопросы занимательны, разнообразны и вызовут, на наш взгляд, живой интерес учащихся.

Следует отметить диапазон задач тестирования: не только результативно-констатирующая и диагностическая функции контроля в первую очередь важны для авторов, но не менее важны и обучающая, мотивационная и прогностическая функции. Многие вопросы и задания стимулируют интерес учащихся к информации тестов, побуждают их выяснить неизвестные им ранее сведения общезначимого для русской культуры характера. Так, в некоторые задания включен такой компонент выборки ответов, как «не знаю» (например, с.22 № 3,6, с.23 №14), что конечно, должно побудить учащихся к поиску.

Обучающий характер тестов проявился и в вариативности количества верных позиций в выборке ответов: авторы далеко не всегда выдерживают принцип единичности правильного варианта, что в первую очередь характерно для тестирования диагностического характера. Так, на с.7 № 14 из четырех пунктов выборки три являются правильными, в соответствии со строгими правилами можно было бы сформировать задание «через отрицание»: какая из названных географических зон отсутствуют в России? Но вариантность количества правильных ответов, видимо, принципиально важна для авторов еще и потому, что выполняет определенную психологическую обучающую функцию: учащийся видит в своей работе над материалами тестов не строгий экзамен, где даже 30-процентная вероятность «попадания в цель» могла бы устроить тестируемого, а своеобразную самодиагностику, вызывающую интерес и стимулирующую поиск информации.

Часть заданий тестов ориентирована на знания не только русской, но и мировой культуры в целом. Конечно, русскую культуру невозможно представить себе в абсолютном отрыве, скажем, от европейской, но думается, что включение в данные тесты информации, связанной с сопоставлением художественного творчества русских и европейских писателей, художников и композиторов, может вызвать методические споры коллег и дополнительные трудности у тестируемых иностранцев (как, например, вопрос, с кем из художников можно сравнить И.Левитана, с выборкой: а) Пабло Пикассо, б) Сальвадор Дали, в) Клод Моне, с. 43 №9).

В материалах тестов содержится немало взаимосвязанной информации. Обычно преемственность и принцип возрастания трудности заданий четко выдержан при переходах к каждому следующему уровню владения языком, но нередко в последующих вопросах содержатся и «подсказки» ответов на предыдущие, так, например, задание 5 на с.68 можно выполнить, опираясь на информацию заданий 4,6, и 7.

Ценность тестов «Русский язык и цивилизация» заключается также в том, что они проверяют и культурно-речевые умения учащихся – умения общаться в ситуациях, требующих не только речевой, но и культурологической компетенции. Такая ориентация на коммуникативность, несомненно, повышает практическую ценность пособия. Необходимой частью тестов являются «Ключи» и «Справочный материал», предоставляющие учащимся возможность самостоятельно совершенствовать свои знания о русской культуре. Эта часть пособия исключительно информативна, диапазон сведений о русской культуре и цивилизации, представленных в ней, отличается широтой и вместе с тем четкой выдержанностью принципа минимизации учебного материала. Правда, иногда в отдельных случаях в этом разделе встречаются опечатки и неточности, так, например ХХ съезд компартии датирован 1953 годом (с.126), а года жизни хирурга А.В.Вишневского продлены на три десятилетия (с.137).

В целом сборник тестов «Русский язык и цивилизации» отличается многообразием и репрезентативностью представленного культурологического материала, изложенного в продуманной системе, с учетом современных лингводидактических требований и особенностей адресата. В этом большая заслуга авторов, создавших актуальное пособие, которое, несомненно, будет широко использоваться в практике преподавания русского языка как ино-странного. 

Л.Ершова,
В.Зайцев (Москва)


 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница